Форум » Большой Архив » "На лысой резине по скользкой дороге - ни-ни!", 30-й день года, раннее утро » Ответить

"На лысой резине по скользкой дороге - ни-ни!", 30-й день года, раннее утро

Наваждение: Очерёдность ходов - Лийки Бдино, Хесса, Вариша Пэнц.

Ответов - 5

Лийки Бдино: Весь предыдущий день Лийки потратил на улаживание формальностей в Таможенном Управлении и поиски жилья на первое время. И если Таможня дала «добро» без особых проволочек, то найти квартиру по вкусу Лийик не удалось. Но нет худа без добра: четырежды пройдя пешком из Старого города в Новый и обратно, Лийки накрепко утвердил в памяти несколько приметных ориентиров, так что по возвращении в гостиницу почти не ощущал себя в Ехо муравьем на складе. Да и уснул, вопреки ожиданиям, едва лишь голова коснулась подушки. Многолетняя привычка не подвела - на новом месте Лийки спал крепко, и проснулся точно на рассвете, когда даже самые рьяные Стражи Порядка уже думают только об окончании смены, зато многочисленный рабочий люд спешит на службу, а трактирщики уже считаю первые прибыли от желающих сэкономить время на приготовлении завтрака. Конечно, Лийик уже не требовалось скрываться, вернее, не выделяться на общем фоне, неся в Горсти контрабанду, способную с лихвой окупить рейс. Но ему нравилось само ощущение того, что он в любой толпе чувствует себя, как рыба в воде. Кроме того, Лийик не раз удавалось поймать особое чувство единения с окружающими людьми, когда словно бы ниоткуда приходили мысли «здесь можно пройти короче», «впереди наряд Стражи» или более прозаическое - «вот хороший трактир». «Толстяк на повороте» оправдал подсказку наития. Деловитый гул голосов и пряные, но ненавязчивые запахи свежей выпечки и камры уже сами по себе прогоняли остатки сна и настраивали на плодотворную работу в течение дня. Персонал так же не подвёл, и, кроме вкусной еды и вежливого обращения, Лийки без труда получил свежие газеты - «Королевский Голос» и «Суету Ехо». Несколько лишних горстей тут же окупились - на последних Страницах «Суеты» Лийки обнаружил объявления о долгосрочной сдаче квартир. Из «Толстяка» Лийки вышел с кучей планов на день. Суеты на улице заметно прибавилось, причем не только на тротуаре, но и на мостовой. Откровенно непривычный к такому количеству амобилеров, Лийки, однако, не хотел выглядеть провинциалом. Поэтому, неторопливо шагая до перекрестка, он наблюдал за поведением горожан. Система оказалась настолько знакома Лийки, что он едва сдержал улыбку: пешеходы собирались на краю тротуара возле проезжей части точно так же, как и караваны на Уандуке, готовящиеся к прибыльному, но небезопасному переходу по граничащим с пустыней Хмиро районам. Подгадав к «отправлению» очередного «каравана», Лийки вместе со всеми ступил на мостовую.

Лийки Бдино: Обернувшись на резкое движение справа и чей-то вскрик, Лийки, ещё ничего толком не разглядев, инстинктивно вскинул руки. Одновременно с этим он убрал «опасность» в «Горсть» и тут же вернул обратно, но уже на полпальца выше прежнего положения. Будь месте амобилера бочка, упавшая с телеги на подъеме, или тяжёлый ящик, скользящий по накренившейся в качку палубе, или даже атакующий Лийки человек, результат был бы один: резкое торможение. Бочка и ящик при этом могли разбиться, человек - очень неприятно упасть, но главное - Лийки получил бы несколько мгновений, чтобы отскочить в стороны.Однако рессоры амобилера смягчили удар о мостовую, и амобилер потерял скорость, но не остановился. Но Лийки всё же успел немного отступить, упереться руками в нос амобилера, и, подпрыгнув, перекатиться на его капот. Ощущение был таким, словно Лийки на ходу спрыгнул с движущейся повозки, только теперь двигался не он сам, а поверхность под ним. И почти сразу «появилось» очень прочное препятствие - ветровое стекло амобилера. Это препятствие не только больно ударило Лийки в спину, но и оттолкнуло, сбрасывая обратно на мостовую. К счастью, на этом всё закончилось: амобилер остановился, словно бы удовлетворенный тем, что так или иначе, но всё же крепко стукнул Лийки о себя и о камни мостовой. - Киэ эстис виан окулон, стулта!.. - Преодолевая боль в разбитых коленях и спине, Лийки встал с четверенек и сквозь стекло амобилера наконец-то разглядел лицо возницы. Ему не показалось - это и в самом деле оказалась куманка. Желание ругаться не пропало, но сменило адресата и язык. «А я-то, дурак, не верил, что красотки с куманской таможни умеют колдовать... Никак, всем Управлением проклинали! Но, видимо, сами не знали, кого, потому и не сработало в полную силу». - Эй, прелестная госпожа, вы живы? - Мысленно пожелав работницам таможни Кумана всех дикарей пустыни Хмиро под одеяло, Лийки уже почти не злился на горе-возницу. «Если она при падении себе язык прокусила, я в Халифат такое протащу, что...»

Вариша Пэнц: Вступивший в свои права день мог быть самым обыкновенным днем в череде подобных ему и столь же быстро, как и прочие, испариться из памяти. Ранним утром Вариша проснулась от солнечных лучей, пробравшихся в комнату. Поняв, что задремать еще на несколько минут не получится, она встала и занялась привычными утренними делами, после чего спустилась вниз, в зал трактира "Толстяк на повороте". По пути к стойке ее то и дело окликали постоянные посетители, желая хорошего дня. Оглядывая зал, она заметила незнакомца, обращающего на себя внимание - один наряд чего стоит. Вдобавок он увлеченно изучал свежие номера "Голоса" и "Суеты" и, видимо, обнаружил что-то, что искал, потому что с радостным лицом отложил газеты. Вариша, стоя на своем обычном месте, внезапно поймала себя на том, что неотрывно наблюдает за ним, причем непохоже, чтобы он это заметил. Наконец она смогла отвлечься и тут же мысленно начала корить себя, одновременно наводя чистоту и порядок за стойкой. Через некоторое время она краем глаза уловила признаки движения в той части трактира, где сидел незнакомец, однако последнего там уже не было. Только слегка скрипнула, закрываясь, дверь. Немного поудивлявшись своему поведению и легкой грусти от ухода посетителя, Вариша с головой погрузилась в дела трактирные. Несколько раз она вела разговоры с давними друзьями-посетителями, у которых пвозникало желание пообщаться с ней и заодно поблагодарить за хорошее обслуживание. Внезапно извне трактира послышался визг и, через несколько секунд, глухой звук удара. Вылетев из трактира, Вариша увидела амобилер и поднимающегося с мостовой того самого незнакомца. Насколько можно было судить по его виду, помощь все-таки требовалась, поэтому она направилась к ним.

Леди Хесса: Когда амобилер, наконец, остановился, Хесса еще некоторое время так и сидела с зажмуренными глазами, не спеша, как все делается в Куманском халифате, приходя в себя. После этого девушка все же соизволила вернуться в реальность и быстро огляделась вокруг, оценивая обстановку. Первое, что ей удалось установить с гарантированной точностью, так это то, что ее затея с вождением этой грешной колымаги явно не удалась. Амобилер одним боком выехал на тротуар и теперь немного косо стоял поперек дороги. Вокруг начинала собираться толпа зевак, а какой-то мужчина поднимался с мостовой, снабжая это действие непомерным количеством ругательств. Такое зрелище впечатлило танцовщицу до глубины души и она не нашла ничего лучше, чем растеряться. Неужели это я его так...? Девушке совершенно в это не верилось. Но факт оставался фактом, и все увеличивающееся число столпившихся вокруг людей, его только подтверждало. Щеки Хессы немного покраснели от столь пристального внимания к ее особе, появилось настойчивое желание провалиться сквозь землю. Но вместо этого куманка перешла в нападение, выбрав в качестве жертвы неудачливого прохожего. В конце концов, каждый защищается, как может. - Ну что вы уставились?! – заявила она возмущенным тоном, как будто это мужчина столь неосторожно зацепил ее средство передвижения, а не наоборот. – Подайте мне руку, чтобы я могла выбраться! И танцовщица требовательно протянула маленькую ладонь.

Лийки Бдино: Написал пост, отправил... И понял, что всё не то. Исправил... Первым порывом Лийки было желание с помощью Горсти пересадить взбалмошную "аристократку" с сидения амобилера прямо на тротуар, а самому сесть за рычаг. Этому очень способствовала колющая боль в спине на вдохе (явно что-то с рёбрами) - и очевидное растяжение запястий, не считая ободранных коленей и локтей. Но вместе с этим пришла ясная мысль: куманка, тем более аристократка, просто так сама за рычаг амобилера не сядет. Это же всё равно, как если бы в Кумане она напрямую обращалась к носильщикам своего улдаса, а не к их "предводителю", человеку хоть и не богатому, но непременно благородного происхождения. Да куманка скорее пойдет по улицам Ехо пешком, сетуя на необходимость следовать "варварским обычаям северян", чем вот так напоказ займется "самоизвозом"! Значит всё не так-то просто, как кажется. Тем не менее, Лийки не удержался от того, чтобы протянуть руку ладонью вверх, демонстрируя кровоточащие ссадины и грязь. Девушка, однако, очень ловко - а уж в ловкости Лийки знал толк! - ухватилась за его запястье, минуя ладонь. Используя инерцию более тяжелого тела Лийки, она, по сути, сама себя вытянула из амобилера. Но поскольку Лийки рефлекторно отклонился назад, удерживая равновесие, со стороны всё смотрелось вполне благопристойно. Самому Лийки восхититься грацией "почти землячки" помешала резкая боль в спине и потревоженном лучезапястном суставе. Кроме того, от резкого движения в глазах поплыли цветные круги, которые и не думали никуда исчезать. Краем глаза Лийки заметил, как какая-то рыжеволосая госпожа решительно направляется в его сторону. Где-то он её уже видел, и в спокойной обстановке непременно вспомнил бы, где именно. Но в тот момент в его гудящей голове очень туго сплелись Куманская таможня, молодая куманка, боль и смутное чувство опасности. "Да пошли вы все!.." Собрав волю в кулак, чтобы не свалиться в обморок, Лийки решительно стряхнул чужую руку со своего запястья, плечом оттолкнул случайного зеваку и, совершенно бездумно перебежав проезжую часть (благо движение транспорта практически прекратилось), нырнул в проулок между домами.



полная версия страницы