Форум » Хумгат и другие миры » Всё в этом мире бренно, или Как выжить в неизвестности. 31 день пятьдесят третьего года от Покорения (продолжение) » Ответить

Всё в этом мире бренно, или Как выжить в неизвестности. 31 день пятьдесят третьего года от Покорения (продолжение)

Анхало Хьюсс: "Шёпот тёмного начала или Заветная тайна сэра Латхи"

Ответов - 8

Элия Тэн: Еще совсем недавно при подобном происшествии Элию охватила бы настоящая паника, мешающая думать и действовать. Но сейчас она лишь кинула быстрый, пусть и немного испуганный, взгляд на огненную битву и бросилась бежать, не оглядываясь. И когда спасительная дверь была уже совсем рядом, рука Микки вдруг дернулась и исчезла из руки Элии. Обернувшись, Элия быстро оценила обстановку и, не раздумывая, кинулась к девушке. - Обопрись на меня, давай, - проговорила она, обхватив Микку и помогая ей встать. - Осталось совсем чуть-чуть... Тут она заметила всадника, устремившегося к ним, и несколько секунд мучительно раздумывала, стоит ли тревожить тех, кто остался внизу. Впрочем, похоже, это был единственный шанс. Она послала Зов. Инай, у нас проблемы. На Синей улице Непокорные. Здесь настоящее сражение. Микка подвернула ногу. Мы попытаемся уйти...

Анхало Хьюсс: Элия! В Безмолвной речи Иная чувствовался настоящий ужас. Скорее, уходи оттуда, спасайся! Мы сейчас будем там. Бегите в дом Латхи, если не успеете - просто в переулок... Прошу тебя, любимая, уходи оттуда! Магистр, уже поворотивший свою птицу, со злобным торжеством в глазах вскинул руку. На его ладони вспыхнул шар мертвенно-синего пламени: зловеще усмехнувшись, он нарочно медленно отвёл руку назад... И вдруг в воздухе что-то свистнуло - а в следующий миг сокрушительный удар вырвал "зырика" из седла и швырнул на мостовую. Птица с пронзительным воплем попятилась. Магистр попытался приподняться - и осел обратно. Из его груди торчало древко копья, вошедшего на всю длину рогового наконечника. Все звуки боя вдруг как-то стихли. И магистры, и "Непокорные" - все медленно перевели взгляды на арварохца, только что метнувшего копьё. Опустив руку и выпрямившись в седле, воин окинул "зыриков" холодным взглядом. - Не сметь!!! - В его голосе чувствовался холод зимней вьюги. - Воины Арвароха не позволят убивать слабых! Любой, кто поднимет руку на женщину или ребёнка, будет... Он не договорил. Один из магистров, опомнившись, яростно завизжал и выбросил вперёд культю. Словно бы язычки прозрачного пламени стремительно пробежали по фигуре арварохца от макушки до пят, перекинувшись на спину птицы... И отважный воин в буквальном смысле окаменел. На месте арварохца высилась статуя: каменный воитель на спине каменной же птицы, выгнувшей шею и разинувшей клюв. Неживой взгляд окаменевших глаз был по-прежнему устремлён на магистров: полуоткрытые губы застыли, так и не произнеся до конца фразу. А миг спустя арварохцы неистово взревели, вскинув оружие. В один миг сражение превратилось в настоящее побоище: смешалось всё и вся. Арварохцы рубили магистров клинками, разили их копьями, полосовали свищущими в воздухе бичами, мгновенно покинувшими чехлы. Магистры яростно отбивались: воздух пронзали синие и белые молнии, вспыхивали Смертные Шары, прокатываясь над улицей и настигая цели. "Непокорные" рубились и с теми, и с другими. Это был уже не бой, а настоящая бойня. Но главное - про Элию и Микку мгновенно забыли.

Элия Тэн: Услышав ужас в Зове Иная, Элия невольно пожалела, что рассказала ему о происходящем. Но что сделано, то сделано. Увидев, как Магистр поднимает руку со смертельным заклинанием, Элия замерла, глядя на него расширенными от ужаса глазами, но как только меткое копье арварохца сбило его на землю, Элия стряхнула оцепенение и, рывком подняв Микку с земли, готовая чуть ли не нести ее, если б силы были, метнулась к дому Латхи. Лишь бы успеть, лишь бы не задело заклинанием, как тогда... Элия уже не видела, как храбрый арварошец застыл статуей, как началось побоище, лишь слышала дикие крики и звон оружия. Только бы успеть, пожалуйста, пусть мы доберемся до дома... - крутилась мысль в голове у Элии.

Анхало Хьюсс: За спиной Элии не смолкали звуки побоища: свист клинков и копий, хрусткие звуки ударов, треск Смертных Шаров. Один раз глухо ухнул взрыв: похоже, подорвали ещё один амобилер. Мимо Элии и Микки с воплями промачалась оставшаяся без седока птица: в стремени на её боку болтался сапог. - Вы что, рехнулись? - яростно провизжал чей-то голос: явно одного из магистров, пытающегося призвать арварохцев к порядку. - А ну немедленно прекратить, уроды лупоглазые! Прекра-а-аргх!... - Похоже, его настиг чей-то удар: то ли арварохца, то ли сопротивленца - не всё ли равно? Стая птиц пронеслась над головами сражающихся. Буривух-вожак повертел головой, окидывая сражающихся взглядом... Ему потребовалось не более секунды, чтобы сделать выбор меж двумя сторонами. Издав гортанный крик, буривух пал вниз - и следом нырнула вся стая птиц-карателей. Выйдя из пике над самой землёй, птицы резко прянули вверх... и врезались в двоих магистров, пронизав их насквозь, словно множество стальных копейных наконечников. Хорошо ещё, что этого не видела Элия. Один из магистров вскинул руку и гортанно выкрикнул несколько слов: буривуха моментально охватило пламя. С пронзительным криком, теряя горящие перья, крылатый полицейский заметался в воздухе - и огненным комом по дуге рухнул на мостовую, оставляя за собой след копоти. При виде гибели священной птицы из глоток арварохцев вырвался многоголосый вопль, исполненный горечи и гнева: они с новой яростью набросились на магистров, в одночасье ставших врагами...

Элия Тэн: Оставив сражение позади, Элия и Микка вбежали в дом Латхи, захлопывая за собой дверь. Элия аккуратно усадила Микку в ветхое, но еще крепко стоящее на ножках кресло, сама же привалилась к стене, пытаясь отдышаться. Впрочем, она сразу же отправила Зов. Инай, мы добрались до дома Латхи, не волнуйся. Но Микку придется забрать с собой, слышишь? Ей через это побоище не пробраться... Уверенная в своем решении, Элия посмотрела на девушку. - Микка... Ты понимаешь, что тебе возвращаться опасно? - проговорила она. -Ты... согласна в мой Ехо уйти? Возможно, навсегда... Хоть Элия и приняла решение сама и ждала одобрения его от Иная и Микки, но ее мучило много сомнений. Не повредит ли это ткани реальности и смогут ли они переместиться вдвоем? Как отнесется ее мир к появлению там Микки? Как это вообще все объяснить? С другой стороны, есть риск того, что сейчас сюда кто-нибудь ворвется, и тогда им обеим несдобровать. - Если согласна, то скорее вниз по лестнице, - добавила Элия, протягивая девушке руку и глядя на нее одновременно тепло и серьезно.

Анхало Хьюсс: Умница. На сей раз в ответной Безмолвной речи чувствовалось облегчение. Только прошу тебя, не задерживайся. Вам нужно поскорее уходить: мало ли что взбредёт в голову этим "Непокорным"... Если так нужно, забирай Микку с собой: Латхи говорит, это не запрещено... Я люблю тебя, милая. - В твой Ехо? - Микка, забыв о боли, уставилась на Элию расширенными глазами. Похоже, в первые секунды она просто не поверила ей. - Ты говоришь... навсегда? И я больше никогда не увижу... В этот момент стена дома содронулась: похоже, кто-то снаружи зарядил по ней чем-то особенно убойным. С потолка просыпалось немного штукатурки. Девушка испуганно вскрикнула. На то, чтобы принять решение, ей хватило пары секунд. - Да! Хорошо! Я согласна, согласна; я пойду с тобой... - Она рывком поднялась с кресла, но тут же сморщилась от боли и ухватилась за плечо Элии. - Прости... Куда идти?

Элия Тэн: Хорошо. Мы уходим. Прощай, любимый. Элия была рада, что сэр Латхи не возражает против совместного перехода в ее мир, значит, все в порядке. Вздрогнув, когда стена задрожала, Элия вновь обхватила Микку, помогая ей устоять на ногах. - Скорее, вниз по лестнице, только осторожнее, - проговорила она. Спуск занял какое-то время, потому что пришлось обходить наваленный на ступеньках хлам, а Микка все еще не могла передвигаться по лестнице самостоятельно. Элия делала все, что в ее силах, лишь бы не повредить еще больше ногу девушки, но ее очень волновал шум снаружи, как бы все здание не обрушилось раньше, чем они выберутся отсюда... Наконец, миновав комнату для омовений, Микка и Элия достигли той комнаты, откуда все началось. - Смотри на рисунок на полу, - сказала Элия Микке, доставая из кармана бумажку со словами ритуала и взрывчатку. Глубоко вздохнув, она еще раз оглядела комнату, словно пытаясь запомнить все детали этого мира, затем кинула взгляд на Микку, от всего сердца надеясь, что в другом Ехо ей будет намного лучше, и решительно повернула цилиндрик. Бросив его на пол подальше от себя, Элия крепко сжала руку Микки и, глядя на рисунок на полу произнесла слова, записанные на бумажке: - Нитлос абелуп. >>> "В гостях хорошо, а дома лучше"

Анхало Хьюсс: И сейчас же линии рисунка на полу налились голубым свечением - поначалу слабым, но стремительно усиливающимся: царивший в храме полумрак обернулся прозрачными синими сумерками. Отсветы легли на лица Элии и Микки: по полу протянулись во все стороны вытягивающиеся тени... Из углов рисунка ударили вверх тонкие острые лучики синего света, пронизывающие невесть откуда взявшийся туман, наползающий со всех сторон и стремительно окутывающим фигуры двух девушек... А потом синее свечение ярко вспыхнуло - и угасло. Туман кольцом прянул во все стороны, обнажая пустой участок пола в центре храма. Линии рисунка угасли. Элии и Микки больше не было. А спустя несколько секунд грянул взрыв. Огненная волна, выбив дверь храма вместе с косяками, захлестнула помещение для омовений, затопив бассейны бешено клубящимся огнём: разметав лестницу и баррикады хлама, пламя ударило вверх, растекаясь по первому этажу и пожирая остатки некогда роскошной обстановки. Снаружи мостовая под ногами сражающихся внезапно содрогнулась. Стены дома, некогда принадлежавшего сэру Латхи, вспучились наружу, меж камнями обозначились налитые огнём щели... И взрывная волна прокатилась по улице. На ногах не устоял никто из сражающихся, все повалились на мостовую, поневоле прикрывая головы руками. Столб огня поднялся над крышами домов. * * * Стены каменного колодца слегка содрогнулись. Латхи прикрыл глаза, словно прислушиваясь к своим чувствам. - Переход свершился. - негромко произнёс он. - Всё получилось, Инай. Элия и Микка успели. Инай Тэн прерывисто вздохнул, на миг прикрыв глаза. Она успела; она спаслась... Спаслась! До последнего мгновения он страшно боялся, что случится что-нибудь непредвиденное. Взрывчатка сработает раньше времени, не подействует заклинание... Всё получилось! - Слава небесам. - почти неслышно прошептал он. - Вот и отлично. - В голосе Латхи появилась деловитость. - Теперь нужно подумать о том, что делать дальше. Похоже, арварохцы и магистры наконец сцепились. - Последнюю фразу он произнёс с нескрываемым торжеством. - Необходимо решить, где и когда мы нанесём следующий удар. Сейчас главное - ослабить Орден: у них не должно быть шансов на победу. А с арварохцами мы управимся. - Надо бы "Непокорным" подсобить. - подал голос один из бойцов. - Я ребятам Зов послал, сейчас сюда пара дюжин подтянется. Всыплем мерзавцам как следует. - Вот именно. - К Инаю вернулась решительность: он положил руку на рукоять тесака. - Я пойду с вами. Неожиданно на его плечо легла чья-то узкая ладошка. - Нет, не пойдёшь. - Голос Снежной прозвучал тихо, но твёрдо. Инай недоумённо взглянул на соратницу. - Тебе есть ради кого жить, Инай Тэн. - произнесла она. - Вспомни: ты обещал ей выжить. Тебе там нечего делать. Не на тебе одном армия держится: ты нам нужен здесь... В конце концов, кто нам ужин готовить будет? - Голос её прозвучал нарочито возмущённо. Инай хотел было возразить... но, помешкав немного, не стал. Лишь молча улыбнулся, признавая правоту Снежной.



полная версия страницы