Форум » Хумгат и другие миры » Всё в этом мире бренно, или Как выжить в неизвестности. 31 день пятьдесят третьего года от Покорения » Ответить

Всё в этом мире бренно, или Как выжить в неизвестности. 31 день пятьдесят третьего года от Покорения

Анхало Хьюсс: "Шёпот тёмного начала или Заветная тайна сэра Латхи"

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Элия Тэн: Элия слегка улыбнулась на ворчание Латхи и принялась разглядывать лагерь. Да, они были готовы отразить внезапную атаку. Наверное, и детей учили обращаться с оружием... Все это только еще раз напомнило Элии, в каком состоянии находится этот мир. Еще больше захотелось вернуться обратно. Но стоило этой мысли мелькнуть у нее в голове, как она уловила очень знакомый аромат. Сердце екнуло, когда ее взгляд упал на человека возле костра. Она почти не слышала, что говорит женщина с белыми волосами и сэр Латхи. Хотя она была вроде бы готова к этому, учитывая все недомолвки, все же увидеть Иная живым... это было слишком большим потрясением. Пока она смотрела на его такое родное лицо, в голове взрывались воспоминания - как она пришла работать в тот же трактир, что и он, как он учил ее кулинарным премудростям, как медленно и осторожно развивались их отношения, и как вспыхнула любовь. Она вспоминала их совместную жизнь, их планы и мечты, и как, чуть смущенно, она говорила ему, что скоро их станет трое. И потом... гневные крики двух магов-чужаков, на беду повстречавших друг друга в трактире, где работали Элия и Инай, всполохи магии, крики, испуг, боль и белое, искаженное болью лицо Иная с навеки застывшим взглядом... его холодные руки... и печальный голос знахаря, сообщающего, что Элия потеряла сразу двоих родных людей... холодные ночи, полные горя... И вот он, перед ней, почти такой, как раньше. Родной голос называет ее имя. Ей хотелось кинуться к нему, обнять, прижаться к его груди, и никогда больше не отпускать. Она хотела рассказать ему, откуда она и что произошло. Но все, что она смогла, это выговорить "Инай?"..., а потом перед глазами замельтешили цветные пятна, и Элия осела на землю, не в силах справиться с нахлынувшими чувствами.

Анхало Хьюсс: ...Из забытья Элию выдернуло странное чувство лёгкого прохладного покалывания, растекающееся по её лицу от висков. Всё вокруг казалось затянутым туманом, в котором проступали расплывчатые фигуры, склонившиеся над ней. Голоса доносились словно бы издалека. ... - Микка, я тебе уши надеру! - Голос Латхи звучал гневно. - Ты хоть представляешь себе, что это для неё значит?!? - Старый, ну я же не хотела... - недовольно отозвалась девушка. - Я же думала, она рада будет... Инай, ну откуда же я могла знать, что так выйдет? Ну прости! - Да хватит вам обоим! - В голосе Иная слышалась тревога. - Элия! Элия, как ты? Ну посмотри на меня, прошу! Туман постепенно рассеивался, и очертания окружающего мира помаленьку обрели чёткость. Голова Элии покоилась на коленях у Иная: на лице у того было написано волнение и некоторое недоверие. Из-за его плеча выглядывали сэр Латхи и смущённая Микка. Поодаль держались ещё несколько партизан, наблюдая за сценкой. - Очнулась, наконец! - удовлетворённо промолвила девушка со странным прозвищем Снежная, убрав пальцы от висков Элии. На кончиках её пальцев гасло призрачное голубоватое сияние. Выпрямившись, она поднялась с колен. - Спасибо, Снежная. - поблагодарил Латхи. - Мастерство не пропьёшь. - усмехнулась девушка. После чего, явно утратив интерес к происходящему, вновь отвернулась к костру. Латхи тихо вздохнул. - Ну вот, леди Элия... Простите, что не сказал сразу. - Он повернулся к Микке. - Идём. Думаю, мы должны оставить их одних. - С этими словами он повернулся и направился к ближайшей палатке. Микка замешкалась было, но Латхи не глядя поймал её за ухо и потянул за собой, не обращая внимания на возмущённые возгласы. Инай Тэн осторожно поднял руку и коснулся щеки Элии, словно проверяя, не мираж ли перед ним. Потом рывком притянул девушку к себе и крепко обнял; затем, слегка отстранившись, вновь взглянул на неё со смесью радости и изумления. - Элия! Это и в самом деле ты... Глазам своим не верю! Но... как так могло быть? Я же... - Голос его невольно дрогнул. - Я же видел, как ты погибла.

Элия Тэн: Сознание Элии выпутывалось из тумана. Звуки постепенно становились все ясней, а картинка - четче. Легкий холодок в области висков постепенно уходил. Элия только кивнула на извинения сэра Латхи, не сводя взгляда с Иная. Даже если бы он заранее все рассказал, вряд ли потрясение было бы меньше. Слишком уж это было невероятно... Она видела отражение своих спутанных чувств в его глазах. Но ее любимый к тому же не понимал, как такое возможно - видеть ее вновь живой и невредимой. Когда он обнял ее, голова закружилась, и Элия не знала от чего - то ли от странного чувства, возникшего в груди, то ли это были последствия обморока. Она обвила руку вокруг его шеи и все никак не могла насмотреться в его синие глаза. - Я... это... это сложно объяснить, Инай, - наконец, сказала она. - Дело в том... понимаешь... я видела как погиб ты... вот и реакция такая... прости... напугала тебя, да? - Элия подтянулась, усаживаясь поудобнее на холодном полу, и почти не обращая на холод внимания. - Я сама до конца не понимаю, как такое возможно, но я из другого варианта Ехо... там, где не было того ужасного шторма, где сэр Нуфлин все еще возглавляет Орден Семилистника, а арварохцы живут на своем материке, где все так же тепло, и горожане носят яркие лоохи.... и где нет тебя... - прошептала она последние слова. - Я по чистой случайности попала сюда... толком не знаю как... - Элия чуть виновато смотрела на своего возлюбленного, гадая, что творится у него на душе сейчас, и что он помнит о ней, и как ее двойник погиб здесь...

Анхало Хьюсс: - Погоди. - Инай потёр лоб, словно разгоняя застоявшиеся мысли. - Погоди... Из другого варианта Ехо? Но как такое может быть? - Он бросил взгляд в ту сторону, куда направился Латхи. - Латхи мне когда-то говорил что-то об этом... но я тогда решил, что это всё чушь, сказки его Ордена... Но, в таком случае, это всё правда? - Он моргнул. - Хотя... - промолвил он чуть погодя и тяжело вздохнул. - Пожалуй, это единственное объяснение. Прости мне моё удивление, но ты же понимаешь: я всё видел своими глазами в тот день, когда "зырики" пришли в наш трактир брать того беглого Магистра, а он вздумал сопротивляться... - Голос его прервался: похоже, перед его глазами вновь встали картины того ужасного дня. - Я же сам видел их поединок... Элия, я видел, как тебя поразил Смертный Шар! Ты умерла у меня на руках, а я... я... - Судорожно вздохнув, он подался вперёд и вновь заключил Элию в объятия, на сей раз надолго. - Слушай... - Отстранившись наконец, он взял Элию за плечи и взглянул ей в глаза. - Ты сказала, что видела, как я... ну... Значит, ТАМ, в том Ехо умер я, а не ты?

Элия Тэн: Элия прижалась к груди Иная, и на какое-то время забыла обо всем, слушая стук его сердца и ощущая его тепло. Но его слова заставили девушку вздрогнуть. Она смотрела в его глаза со смесью тоски и нежности, представив себе его горе... - Это оказалось правдой, то, что рассказывал сэр Латхи, - сказала она. - Хотя я совершенно не понимаю, как это происходит, перемещение между двумя вариантами истории... Она немного помолчала, собираясь с мыслями, потом судорожно вздохнула, отводя глаза. - Да... там... там... ты... погиб... у меня... на руках... - проговорила она. - Двое магов встретились случайно в нашем трактире... И поссорились. Магию использовали очень сильную, весь трактир верх дном перевернули. А ты случайно оказался в зале... ну и... Я тоже пострадала... и потеряла ребенка... - последние слова Элия сказала чуть слышно, едва сдерживая слезы. Все-таки все еще было больно. Хотя Инай был здесь, рядом с ней... что-то было не так...

Анхало Хьюсс: - Ты... потеряла ребёнка?!? - Инай едва смог повторить это. Несколько секунд он неотрывно смотрел на Элию - а затем, склонив голову, издал тяжёлый низкий стон, более похожий на рык. - Нет... Я не верю! Что за злая ирония? Почему те, кто остался жив здесь, мертвы там - и наоборот?!? Какого Тёмного Магистра? - Прижав к себе Элию, словно желая защитить от жестокого внешнего мира, он внезапно вскинул лицо к потолку. - Этого не должно было случиться!!! - рявкнул он, словно обращаясь к кому-то, кого не было рядом, но кто был за всё в ответе - хотя бы к тем же магистрам Ордена Бегущего Песка. Несколько человек удивлённо обернулись в его сторону. - Так не могло быть!!! Почему, почему так? Почему здесь я потерял её, а там - его?!? - Его голос сорвался, и он уронил голову ей на плечо. На несколько секунд в зале повисла тишина. В этой тишине неожиданно прозвучал утомлённый вздох. Снежная, убрав руки от пламени, повернулась к Инаю и Элии. - Не гневи рок, Инай Тэн. - произнесла она с таким выражением, словно знала что-то, о чём было известно только ей и Инаю. - Тебе ли не знать, что я имею в виду. Или ты не найдёшь в себе сил сам сказать ей об этом? - Она выразительно кивнула в сторону Элии.

Элия Тэн: Элия испуганно посмотрела на Иная, не понимая, или не желая понять, о чем он говорит. Но когда он опустил голову ей на плечо, провела рукой по волосам, как всегда делала, когда он был расстроенным или уставшим. Она кинула взгляд на Снежную, потом вновь посмотрела на своего возлюбленного. - О чем ты говоришь, Инай? - проговорила она. - Что здесь, в этой реальности, у нас был ребенок?... - Она вновь судорожно вздохнула, что-то среднее между всхлипом и вдохом. В голове мелькнула мысль, что, возможно, некоторым дана только одна жизнь, только в одной реальности... И почему-то по-другому нельзя...

Анхало Хьюсс: Снежная снисходительно хмыкнула и отошла в сторону. Инай перевёл взгляд на Элию. Поразительно - в его глазах блестели слёзы. - Элия... - прошептал он. - Наш сын... Ханко... в тот день... - Он прерывисто вздохнул. - Он выжил. Его удалось спасти. Выговорив это признание, он отвёл взгляд в сторону и прикрыл глаза. Казалось, воспоминания раздирают его сердце на части. Немного погодя он поднял голову и указал глазами в сторону Снежной. Та, подойдя к краю "набережной", уселась на каменный поребрик и свесила вниз ноги, уставившись в спокойные тёмные воды подземного озера. - Я потерял тебя, и потерял бы и его тоже, если бы не Снежная. Я никогда не устану благодарить судьбу за то, что в тот день она зашла к нам в трактир... Она раньше была целительницей, и сумела спасти дитя. Помню, как она подбежала к тебе, упала рядом на колени... - Инай тяжело вздохнул. - А потом подняла голову и сказала: "Если ещё надеешься стать отцом, то живо дай мне нож и пару полотенец!" Он покачал головой, словно до сих пор дивясь чему-то. - Так и вышло. Ей удалось совершить чревосечение и спасти жизнь ребёнка. Мне удалось выходить нашего сына благодаря советам Снежной. От неё я и узнал про Армию Сопротивления. А теперь... Теперь я здесь. И я никогда не думал, что рок подарит мне счастье увидеть тебя снова...

Элия Тэн: - Сын... Ханко... - прошептала Элия, и перед глазами вновь заплясали разноцветные пятна, грозя еще одним обмороком, но ей удалось взять себя в в руки. Лишь с ресниц совалось несколько слезинок, прочертив по щеке мокрые дорожки. Она ободряюще сжала руку Иная. - Ты... ты правильно поступил. Ты дал ему жизнь. Хотя бы этому мое тело еще успело послужить... Спасибо Снежной... Некоторое время Элия молчала, перебирая темные волосы своего любимого, однажды утраченного, и вновь появившегося на ее пути. Надолго ли?... Сердце сжалось от мысли, которую она пыталась упорно отогнать прочь и просто радоваться тому, что видит Иная живым. - А где он сейчас? Ханко? - с волнением в голосе спросила Элия. - И сколько ему лет? Около тридцати?

Анхало Хьюсс: - Да, именно так. - кивнул Инай. Поймав взгляд Элии, он печально улыбнулся. - Не волнуйся, среди нас его нет. Я не смог решиться сделать Ханко одним из нас: я знал, что если потеряю его, то... - Он на миг зажмурил глаза, словно отгоняя тяжёлую мысль. - Я воспитал его как мог. Конечно, он вырос, не зная матери. Снежная иногда навещала нас: когда он был болен, она помогала выхаживать его... Но она никогда не смогла бы заменить ему мать, а мне - тебя. Впрочем, она и не стремилась. То были тяжёлые времена. Трактира больше не было, на его восстановление наших сбережений не хватило бы, а надо было растить Ханко. Впрочем, "зырики" от имени новой власти выплатили мне кое-какую компенсацию, "за досадную оплошность сотрудников". Они назвали это "досадной оплошностью", ублюдки!!! - Рука Иная сама собой сжалась в кулак. Я с радостью вышвырнул бы их поганые деньги в Хурон, если бы не сын... Восстановить трактир я всё равно не смог бы. Чтобы хоть как-то удержаться на плаву, мне пришлось открыть кондитерскую. Я назвал её "Сладкий дождь" - после того, как мне однажды приснился сон. Мне снилась ты: мы с тобой шли по мосту через речку, а с неба лил дождь. Такой тёплый, весенний дождь: и я поймал каплю на палец и слизнул, а она оказалась сладкой... Странный сон. Одним словом, я дал кондитерской именно такое имя. Какое-то время я проработал там. А потом я понял, что мирная жизнь не для меня. Я не мог простить новой власти того, что они сделали с Ехо... и с тобой. Когда Ханко исполнилось пятнадцать, я отправил его в провинцию, в особняк семьи Хьюссов. Поначалу хотел было вверить его семье своего брата, но они и так едва сводили концы с концами... А Хьюссы - старинный и состоятельный род, кроме того, союзники Сопротивления. Я познакомился с одним из них через Снежную и её соратников, и этот человек без разговоров согласился. Я знал, что в их доме Ханко ни в чём не будет нуждаться, и ему ничто не будет угрожать. Они из старой аристократии, честь для них дороже жизни: такие не предают. Кроме того, это далеко от столицы: там гораздо спокойнее, чем здесь... да и теплее. - Инай улыбнулся. - Я часто справляюсь о нём: сейчас у него всё благополучно. Ну а дальше, собственно, и рассказывать особо нечего. За то время, пока я был хозяином кондитерской, мне не раз доводилось добывать полезные сведения для Армии Сопротивления - и я уже понимал, что другой дороги для меня нет. "Сладкий дождь" закрыли - теперь там какая-то таверна... Ну, а я ушёл в Подгород. Так что теперь я, как и все мы здесь - враг государства.

Элия Тэн: Элия слушала Иная, и ей было все сложнее поверить в реальность происходящего. Слишком уж много совпадений... Фамилия "Хьюсс" заставила ее вздрогнуть. - Это просто невероятно... - проговорила она, качая головой. - Мы оказались в разных реальностях, но нам пришлось пережить такие похожие события. Король выплатил мне немного денег после того случая... И я открыла кондитерскую, ведь мы об этом так мечтали... - она слегка улыбнулась. - И как только я это решила, мне приснился такой же сон, с тобой... И название для кондитерской... Она подтянула колени к груди и некоторое время молчала, положив голову на колени, глядя на Иная и обдумывая сказанное. - Я рада, что с нашим сыном все в порядке. Надеюсь, он будет похожим на тебя, - сказала она. - А знаешь, что странно? Я попала сюда частично из-за одного из Хьюссов. Два дня назад ко мне в кондитерскую пришел мужчина по имени Анхало Хьюсс. Он вернулся из долгих странствий и искал работу... И я его взяла, мне было тяжеловато без помощника последнее время. Выяснилось, что он знает сэра Латхи, и мы пошли к нему домой. А потом я прочитала два слова на бумажке и оказалась здесь... как странно устроен мир... Я так долго желала увидеть тебя... И хоть это было почти невозможно, это произошло...

Анхало Хьюсс: - Анхало? - Брови Иная удивлённо вздёрнулись. - Ничего себе. Это же тот самый парень, который согласился пристроить Ханко у своей семьи! Сам он, правда, с ними не особо ладит - какая-то размолвка у них вышла, уж не знаю: но человек неплохой. Хотя и не из наших, но тоже союзник Армии. Кстати, мы тут к нему собирались сейчас наведаться, есть у нас кое-какие общие дела... Впрочем, это не так важно. - Он тепло улыбнулся, приобняв её за плечи. - Я тоже очень счастлив, Элия. Не думал, что такое возможно: наверное, иногда в этом мире всё же случаются чудеса. Знаешь, я... - Эй, Инай! - окликнул их от костра парень с черпаком, помешивавший похлёбку в котле. - Ужин готов. Вы как, есть будете? Вам налить? - Мне не надо, я недавно перекусил. - откликнулся Инай. - Элия, а как ты? Ты, наверное, голодна?

Элия Тэн: Элия помотала головой. - Нет. Я не так давно поела. К тому же... ты же знаешь, от всяческих переживаний мой желудок отказывается принимать пищу... Она снова замолчала, не сводя взгляда с лица Иная и пытаясь успокоить вихрь мыслей, которые носились у нее в голове. - Я... знаешь.... - прервала она свое молчание и чуть плотнее прижимая колени к груди, словно пытаясь превратиться в маленький комочек. - Мне... мне страшно... Вот ты говоришь - вы собираетесь пойти к Анхало Хьюссу... Но ведь он не будет тем Анхало, с которым знакома я, он не будет знать меня. Или наш сын. Я... очень хочу его увидеть, и одновременно боюсь этого. Потому что не знаю, какая у меня будет реакция. Это все очень сложно, Инай. И я не знаю, что мне делать.

Анхало Хьюсс: Инай поначалу хотел сказать что-то утешительное: уверить свою милую в том, что ничего особо страшного не случилось, что сам Анхало Хьюсс - вполне нормальный человек, хоть и не состоит в Сопротивлении, и что с их сыном всё в порядке... Но, так и не сказав ничего, просто обнял Элию и закрыл глаза. Где-то в глубине души он уже понимал - хотя и отчаянно не желал верить этому - что чудеса не могут длиться долго. Пусть сейчас Элия была рядом с ним, и она была так же рада встрече, как и он - это был не её мир, и для неё здесь не было места. Точно так же, как в том мирном и тихом Ехо, откуда пришла она, не было бы места для Иная Тэна, чья душа была иссушена давней болью и опалена войной. Этот мир для неё был чужим: слишком холодным и страшным, осквернённым горем и жестокостью... И он, Инай, не в силах был ничего изменить. Поэтому он лишь тихо вздохнул. - Знаешь... - проговорил он, чтобы сказать хоть что-то, - когда я отправлял Ханко в провинцию, один парень из Сопротивления нарисовал для меня это. Он хороший художник, Латхи тебе показывал фрески на стенах - это его работа... - С этими словами от снял с шеи медный медальон на цепочке и протянул Элии. Медальон с тихим щелчком раскрылся. Внутри в одну из половинок медальона был вделан портрет. Миниатюра, изображающая двоих человек. Инай на портрете был нарисован в синем плаще поверх зелёного лоохи: волосы собраны в короткий хвостик, лицо спокойное и даже немного торжественное. Одной рукой он обнимал за плечи невысокого худенького мальчика с серьёзным лицом и густыми каштановыми волосами, такими же, как у матери, которую он никогда не знал. А вот глаза у Ханко были скорее отцовские: даже выражение, с необычайной точностью переданное художником, было похожим. - Он специально нарисовал два таких. - промолвил Инай. - Один для Ханко, второй для меня. Я знал, что он будет скучать, поэтому попросил того парня... Взгляни, Элия. Мне всегда казалось, что он похож на тебя. - Инай, Элия! - Снежная неслышно возникла рядом: в одной руке её была миска с недоеденной похлёбкой, в другой ложка. - Мы тут собираемся наведаться к Анхало. Пойдёте с нами? Кстати, тут ещё вон кто пришёл. Опять еду клянчат... Она кивнула в сторону дальней палатки, рядом с которой сгрудились уже знакомые Элии типы в лохмотьях и с копьями. Крысоеды. Один из них о чём-то оживлённо переговаривался с Латхи и ещё одним сопротивленцем в чёрном плаще и с мечом за спиной.

Элия Тэн: Элия взяла в руки медальон с такой осторожностью, словно он был хрустальным. Она вглядывалась в портрет ее сына, и на глаза навернулись слезы. Ведь если бы знахари хоть немного поторопились тогда, сейчас она не была бы так одинока... в том мире. - У него твои глаза и лоб, - проговорила Элия. - А вот волосы как у меня, такие же растрепанные, - слегка улыбнулась она. Элия закрыла медальон протянула его Инаю, потом посмотрела на Снежную. - Я... я даже не знаю... - сказала она. - Ведь Анхало может догадаться, кто я... Но если это не проблема, то, наверное, было бы интересно увидеть его... здесь, в этом мире. На крысоедов она лишь кинула быстрый взгляд. Здесь просто жизнь шла своим чередом...

Анхало Хьюсс: Снежная взглянула на медальон, потом на лицо Элии... и взгляд её, только что выражавший лишь равнодушие, внезапно смягчился. Должно быть, она поняла, о чём в ту минуту думала Элия. Быть может, эта женщина в своё время тоже пережила свою потерю - и тогда, в отличие от случая с Инаем, рядом не нашлось никого, кто бы помог... Сейчас же беловолосая целительница просто склонилась и мягко взяла Элию под локоток, помогая подняться на ноги. - Не боись. - улыбнулась она. - Вряд ли он тебя узнает. Вообще не скажу, что он особо интересный человек... Но для нас полезен. Если ты с нами, то пойдём. - Всё в порядке, Инай! - К ним подошёл Латхи: за ним следовала Микка, немного сумрачная. - Крысоеды говорят, что на пути к жилью Анхало чисто. Так что берём полдюжины ребят - и смотаемся туда. Анхало вроде упоминал, что собирается нам передать послание от кого-то с Северного Левобережья. То ли от роты Капитана, то ли от "Непокорных"... хотя эти-то вряд ли о чём-то сообщать будут. - Ладно. Сейчас. - кивнул Инай, поднявшись на ноги. - Только вот думаю, пара лишних рук нам не повредит. - Он обернулся к крысоедам. - Эй, вы! Крысиные души! По две лишних банки консервов хотите? Давайте с нами двоих, поможете груз тащить. В рядах дикарей мгновенно произошла небольшая, но активная толчея - и вперёд выпихнулись двое: бородатый мужчина с заплетёнными в многочисленные сальные косички волосами и девушка в меховой жилетке и с луком за спиной. Настороженно зыркая на Снежную и Элию, они приблизились. - Э, Иная, а какой банка? - шепелявя и перевирая слова, поинтересовался мужчина. - Свинина бывай? Если свинина - давай свинина, баранина уже есть не хоти, поперёк глоткой стой... - Что дадим, то и будешь есть. - отрезал Латхи. - Леди Элия, вы с нами? Тогда следуйте за мной.

Элия Тэн: - Да, я с вами, - кивнула Элия, с помощью Снежной поднимаясь на ноги. Голова было закружилась, но это ощущение быстро прошло. - Вы говорите, Анхало - не особо интересный человек? - переспросила она. - Странно... - Элия подумала, что, возможно, здесь у Анхало была совсем другая жизнь, которая не дала ему того ценного опыта, раскрасившего его судьбу. Девушка посмотрела на Микку. - Эй, Микка, не грусти, все хорошо, - сказала она, слегка улыбаясь, потом взяла Иная за руку. - Можно я буду рядом с тобой? Я не помешаю? - спросила она. Речь крысоеда насмешила ее, но виду она не подала - вдруг у них смех считается большим оскорблением?

Анхало Хьюсс: - Нет, конечно: всё в порядке. - промолвил Инай. Микка слегка улыбнулась Элии в ответ. Между тем к ним подошли несколько парней, отобранных до этого Латхи: все при оружии, один - тот самый, с мечом за спиной. - Ну, все собрались? - поинтересовался Латхи. - Тогда пойдёмте. - С этими словами он развернулся и направился в сторону ближайшего тоннеля. Вся остальная группа последовала за ним. Они вступили под своды каменной арки и подземное озеро осталось позади. Небольшой отряд шёл по широкому коридору, слабо освещённому зеленоватой плесенью. Латхи, идущий впереди, зажёг фонарь и жёлтое трепещущее зарево легло на каменные стены. За Латхи следовали Микка и один из бойцов; следом - Снежная и Инай с Элией; за ними ещё четверо сопротивленцев. Крысоеды и последний солдат замыкали колонну. Скоро коридор стал шире, пол превратился в широкие низкие ступени, ведущие вниз. По левую сторону потянулись узкие окошки в стене, похожие на бойницы: в каждую можно было просунуть голову. За окошками царила тьма, изредка озаряемая тусклыми сполохами пламени: откуда-то снизу доносился мерный рокот и тяжёлые размеренные звуки, как будто на большой глубине работал какой-то исполинский механизм.

Элия Тэн: Элия шагала по коридору, крепко сжимая руку Иная, и все вокруг казалось еще более нереальным. Разве можно было представить, что когда-нибудь они с Инаем будут идти в такой странной компании по какому-то подземелью? Впрочем, сам факт того, что они встретились при столь необычных обстоятельств только подливал масло в огонь. Элию немного пугал тот факт, что их маленький отряд был вооружен так, словно на бой собрался. Впрочем, оставалось надеяться, что это всего лишь меры предосторожности, не более того. Элия попыталась на ходу заглянуть в узкие окошки, но ничего там не разглядела. - Что это за место?- шепотом спросила она у Иная. - И что это за звук? Здесь какая-то машина работает?

Анхало Хьюсс: - Здесь такое часто можно услышать. - отозвался Инай. - Когда слабее, когда сильнее... Крысоеды говорят, что там, на большой глубине - древние механизмы. Такие, знаешь ли, гигантские ржавые колёса и валы... Подобные строили сотни лет назад, для работы на шахтах и рудниках. Теперь там никого давно нет, но подземная река по-прежнему вращает колёса. Год за годом, век за веком... - В сумрачном подземелье его слова прозвучали немного жутковато. - Там, за стена - трещина. - добавила девушка-крысоедка, неслышно приблизившаяся к ним, указывая в сторону окошек. - Трещина в земли. Расщелье... нет, ущелина. На дне - река течём. Там всё вот это - бум, бам, цванг! - и крутись. И крутись, и крутись... - она повертела руками в воздухе. - Всегда крутись. А где река под низ уходи, под скала - старые говорят, там слепые ящеры живать. Белый, длинный - во! - она широко раскинула руки. - Человека туда ходи, зверя туда ходи - всё одно, всех ешь. А ещё дальше, там... - Хватит тут свои ужасы рассказывать! - не оборачиваясь, сердито оборвала её Микка. Крысоедка запнулась, смолкла и вновь отстала. - Вечно они так. - сообщил Инай. - Стоит их попросить куда-нибудь тебя провести или помочь с чем-нибудь - тут же свои байки травить начинают. И про слепых ящеров, и про речных крыс с лодку величиной, и про хищные грибы... - Он пренебрежительно хмыкнул. - Не обращай внимания, половина всего - сказки. Они себе просто цену набивают, чтоб мы их почаще нанимали и платили побольше: дескать, только они знают, как всех этих кошмаров избежать. На самом деле по большей части врут, конечно. Не водится тут столько всякой дряни. Так что не бойся. - Он успокаивающе потрепал Элию по плечу. Между тем коридор с бойницами остался позади: стихли и лязгающие звуки. Теперь отряд шёл по широкому тоннелю с низкими каменными сводами, в стенах которого через равные промежутки были расположены арочные ниши. Некоторые пустовали, в других высились каменные статуи, белые или зеленоватые с синими прожилками. Мужчины, женщины, молодые и старые: многие статуи потрескались, лишились рук, ног, плеч и даже голов. Отблески света скользили по их лицам, причудливо играя тенями: казалось, скульптуры провожают отряд скорбными взорами.



полная версия страницы