Форум » Хумгат и другие миры » Всё в этом мире бренно, или Как выжить в неизвестности. 31 день пятьдесят третьего года от Покорения » Ответить

Всё в этом мире бренно, или Как выжить в неизвестности. 31 день пятьдесят третьего года от Покорения

Анхало Хьюсс: "Шёпот тёмного начала или Заветная тайна сэра Латхи"

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Элия Тэн: - Ар-арварох? - удивленно переспросила Элия, разглядывая фреску. Если так подумать, она арварохцев-то и не видела никогда. Да и вообще мало что про них знала, поэтому ей и показалось все таким чужим, наверное. Словно из другого мира. - Но как же?.. Почему?.. Мне казалось, что они прекрасно жили на своем континенте, и им дела не было до остального мира...

Анхало Хьюсс: - Вот так-то и остальные думали. - вмешалась Микка, повернувшись к Элии. - Забыли, что для арварохцев любимое дело - война, а смысл жизни - завоевания. А когда завоёван весь свой материк, остаётся только позариться на чужие земли... - В этом Микка права. - кивнул Латхи. - Соединённое Королевство на протяжении многих лет ограничивало амбиции арварохцев, не позволяя их войнам выплеснуться за пределы континента. "Прекрасная" жизнь на Арварохе на самом деле - бесконечная череда войн, резня между кланами и родами. Того же Тойлу Лиомурика пытались свергнуть как минимум тридцать раз - и в некоторых случаях это почти удалось... Как бы то ни было, император затаил обиду: и тут наконец подвернулся хороший повод отомстить за многолетнее унижение. Конечно, в одиночку арварохцы не смогли бы осуществить свой план: но у них, как оказалось, был сильный союзник... - Латхи мрачно кивнул в сторону стены. Новая фреска изображала тронный зал, выполненный в совершенно невероятном архитектурном стиле. Витые полупрозрачные колонны, поддерживающие потолок; расположенные в странном порядке ажурные окна неправильных форм; пышные гобелены и свисающие с потолка знамёна с какими-то невероятными гербами... На ступенчатом возвышении располагался трон, топорщащийся во все стороны веерами острых отростков и выглядевший так, словно был вырезан из кости или дерева. Трон занимал внушительный мужчина в струящихся одеждах и доспехах, голову которого скрывал резной костяной шлем с клювовидным забралом, смахивающий на голову птицы. По бокам от трона замерли двое громадных воинов, полностью закованных в доспехи из какого-то материала, похожего на панцири гигантских насекомых... А перед троном замерли несколько коленопреклонённых фигур в чёрно-синих одеждах: у предводителя делегации вместо одной руки была култышка, а на плече восседал нахохлившийся буривух. - Магистры Ордена Ледяной Руки. - Латхи словно выплюнул эти слова. - Как оказалось, нескольким ублюдкам в Смутные Времена удалось сбежать из столицы - и ветры судьбы занесли их на Арварох. У них явно зрел план мести, и они заручились поддержкой сильных союзников. К несчастью, у одного из этих мерзавцев был ручной буривух... ну, "ручной" - понятие относительное. Не знаю, что свело их вместе, но факт остаётся фактом: с помощью этой птички Орден задурил арварохцам мозги. Арварохские буривухи в большинстве своём слишком спесивы, чтобы общаться с людьми - а этот оказал императору свою "милость", снизойдя до него. Похоже, они поверили в то, что их "священный долг" - сокрушить Соединённое королевство, столь долго препятствовавшее их завоеваниям. И один из арварохских кланов, клан Железнобокого Хуба, принёс присягу Ордену. - Латхи печально усмехнулся. - Магия объединилась с силой, и их союз оказался удачным. Следующая фреска изображала какое-то тёмное помещение, перегороженное длинным столом. За столом восседали мужчины и юноши в чёрно-синих лоохи: у некоторых, тех что постарше, уже не хватало одной руки. Возглавляющий собрание пожилой магистр с буривухом на плече что-то разъяснял соратникам, водя пальцем по расстеленной на столе карте Ехо. За спинами магистров выстроились воины Арвароха, склонившиеся над столом и тоже рассматривающие карту. - Они тщательно спланировали свою атаку. За пару сотен дней до визита арварохской делегации в город тайно прибыли члены Ордена. Послушники, из числа тех, кто ещё не лишился руки, стали их шпионами: опознать их было невозможно. Они тщательно изучили столицу. Некоторые из них даже устроились на работу курьерами в Дом у Моста и кое-какие другие заведения, соединённые тайными ходами с Иафахом, резиденцией Семилистника. К моменту прибытия арварохцев они ознакомились с путями, ведущими в резиденцию, и спланировали атаку. И вот, в одну из ночей... - Он указал на новую фреску. На ней разворачивалась батальная сцена. Улицы ночного Ехо были охвачены огнём - странным, мертвенно-синим пламенем, пожирающим каменные стены словно сухое дерево. Арварохцы в развевающихся плащах и тускло сверкающих доспехах рубили и кололи беспорядочно отступающих полицейских: мостовую устилали трупы. На переднем плане схватились двое магов. Один, в чёрно-синем лоохи, с размаху вонзал оплетённую синими молниями культю в грудь второму, в бело-голубых одеждах, меж воздетых ладоней которого полыхал огненный шар. У магистра Ледяной Руки лицо было искажено злобной радостью, у магистра Семилистника - болью.

Элия Тэн: - Месть. Все дело в этом, - покачала головой Элия, с грустью рассматривая последнюю фреску. - Ярость и безумный блеск в глазах. И смерть... горе... утрата... - Ее голос становился все тише к концу предложения. Потом она качнула головой, словно вырывая себя из мыслей. - Но судя по тому, что сейчас творится в городе, горожане пытались восстать против нового режима, так? Иначе бы не стали такие ограничения вводить... И следить за всеми. Даже песни запретили, и названия... Власть ценой страха. Хуже не придумаешь!

Анхало Хьюсс: - Правильно думаешь! - Повернувшись к Элии, Микка улыбнулась: улыбка, правда, вышла не слишком весёлая. - Конечно, никто не был доволен тем, что случилось. Но в первые сутки никто ничего толком и не понял. - Именно так. - подтвердил Латхи, указывая на следующие две фрески. Первая изображала заросший сад, охваченный огнём: на заднем плане виднелись стены Иафаха. Меж стволами пылающих деревьев мелькали тёмные фигуры сражающихся магистров: кое-где воздух пронзали синие и зелёные молнии. Искры тучами взвивались в ночное небо. Сцена на следующей фреске была исполнена тоски. На ней в серых тонах была изображена широкая улица, опалённая пожаром ночных боёв: а на заднем плане высился Иафах - и над ним в небе расползалась гигантская клякса угольной тьмы, поглощая привычное небо. По краям кляксы вскипали синей пеной тучи. Люди на улице опускались на колени и закрывали лица ладонями, не в силах видеть творящегося в небесах кошмара. - В ту ночь было взято большинство заранее намеченных зданий: по тайным ходам магистры Ледяной Руки прорвались в Иафах. Никто не ожидал нападения, и никто не смог быстро организовать оборону. Нуфлина больше не было, а леди Сотофа... она всё же была целительницей, а не воительницей, и мало смыслила в искусстве войны. До рассвета большинство магистров и послушников были либо перебиты, либо захвачены в плен. А на рассвете... - Латхи на миг прикрыл глаза. - На рассвете мы все увидели, как небо над городом, только-только налившееся утренней белизной, пожирает чернота. Чернота, возникшая над резиденцией Семилистника и расползающаяся во все стороны... И тогда все поняли, что настал конец. Многим довелось пережить Смутные Времена, и им были известны цвета ордена, который в знак триумфа расцветил небо над столицей по своему вкусу. Латхи поднял руку и указал на следующую фреску. На ней был изображён берег, поросший чахлой травой, припорошенной снегом. На заднем плане виднелись очертания кварталов Ехо, над которыми раскинулось чёрное небо, затянутое синими тучами. Поодаль высились мрачные стены замка, вид которого был знаком каждому горожанину - тюрьма Холоми. Ворота тюрьмы были открыты настежь, и в эти ворота втягивалась длинная процессия закованных в кандалы пленников. Они брели под снегопадом, понурив головы и ссутулившись. В толпе можно было разглядеть лица тех, кто в прежнем Ехо пользовался немалой известностью. Служащие Городской полиции, королевские чиновники, даже пара сотрудников Тайного Сыска. За заключенными пристально следили арварохские солдаты с пиками и несколько магистров Ледяной Руки с эмблемой глаза на пряжке лоохи. - Все, кто мог представлять какую-то угрозу для новой власти, были заточены в Холоми: некоторых публично казнили для пущего устрашения. После этого первое время никто не смел поднять голову: столицу охватил всеобщий ужас. Что самое печальное, все прочие провинции после известия о взятии Ехо сдались без боя: страна была ослаблена после недавнего бедствия и оказать сопротивление никто не решился. Орден разослал своих наместников во все концы Королевства. После этого само Королевство перестало существовать: теперь эти земли стали Западными колониями Арварохской Империи. А потом... Последняя фреска изображала заснеженные улицы Ехо. С чёрных небес срывался снег, ложась на мостовую и одевая фонари и деревья в белые шапки. Прохожие кутались в меховые плащи. А высоко в небе на фоне снеговых туч парила стая чёрных птиц, словно высматривая добычу. - Потом настала зима. Холодная и снежная зима, которая сковала весь Угуланд. - печально проговорил Латхи. - В провинциях климат остался прежним: надо же где-то вести хозяйство и выращивать еду... Однако в этих землях зима длится уже более пятидесяти лет. Большинство горожан первое время жили в ужасе... а потом привыкли. Как оказалось, многие из них отнюдь не собирались выступать против новой власти и умирать "за короля и отечество". Некоторые горожане даже пошли на службу к оккупантам, вступив в ряды новой городской полиции... - "Бдительное Око". - с ненавистью проговорила Микка. - "Зырики". Это те, которые с глазом на плащах, ты видела. - Да, именно они... Сегодня эти мерзавцы контролируют весь город. Младшие магистры Ордена - комиссары, высшие чины: простые люди - рядовые... Использование магии дозволено только членам Ордена. Что хуже всего, на службе у "Ока" состоят ещё и птичьи воздушные патрули, возглавляемые буривухами. Как оказалось, некоторым из этих птиц не чужда жажда власти... Большинство предпочли остаться в стороне, но те, что помоложе, прельстились ролью господ и взялись сотрудничать с завоевателями. Буривухи возглавляют отряды птиц-карателей: такие твари вроде ворон, только оперение и клювы у них прочнее стали. Одна такая стая в считанные секунды способна оставить от человека мокрое место... Ясное дело, их все боятся. Латхи проводил взглядом последнюю фреску. - Ну вот, леди Элия... Теперь вам кое-что известно. Думаю, теперь вы понимаете, почему я сказал, что вы зря ввязались в это.

Элия Тэн: Мрачные фрески сковывали сердце Элии печалью и тоской, пусть речь шла об истории другого, чужого для нее мира. - Неужели так бессильны оказались маги Ехо? - словно не веря, проговорила она. - А как же Тайный Сыск с его могущественными сотрудниками? Сэр Джуффин Халли, сэр Кофа Йох? Они пережили Смутные времена, но не смогли справиться с этим нападением? - Элия покачала головой, глядя на последнюю фреску. - Да... обстановка в городе мне теперь понятна... Кто же знал, что все так обернется? - она вновь виновато пожала плечами. - Но если нельзя сейчас вернуться, то нужно как-то дожить до того момента, кода будет можно, верно? Она помолчала немного, обдумывая информацию, потом посмотрела на сэра Латхи. - А куда мы плывем? Почему под землей? И какова ваша роль в этом обществе? - спросила она.

Анхало Хьюсс: Микка неожиданно прыснула со смеху. В сумрачном тоннеле, посреди темных вод подземной реки смех прозвучал странно. - Ну ты даёшь. - чуть погодя выговорила она. - "Роль в обществе"... В обществе, Старый, ты слышал? - Она вновь хихикнула. - Надо же... Мы теперь "общество". - Хороший вопрос, леди Элия. - слегка улыбнулся Латхи. - Что по поводу Тайного Сыска - вы правы. В ту ночь Сыск выложился по полной: думаю, захватчики потеряли не меньше половины своих магов. Однако к тому времени в их руках уже были целые районы: а Орден Ледяной Руки всегда славился своими заклятиями массового уничтожения... Полагаю, маги Сыска вынуждены были сдаться - иначе погибли бы тысячи горожан. Как бы то ни было, почти все они сейчас в Холоми, и вряд ли могут чем-то помочь. А вот по поводу нас... Думаю, вы догадались, что мы с Миккой - не просто запуганные обыватели. Вы были правы, леди Элия: не все согласились с новым режимом. Он выпрямился во весь рост, бросив взгляд куда-то во тьму тоннеля. - Добро пожаловать в Подгород, леди Элия. Пристанище всех тех, кто бросил вызов новой власти. Мы - я, Микка, ещё многие - члены Армии Сопротивления, городские партизаны. Те, кто вынужден был уйти в подполье, чтобы продолжить борьбу с захватчиками. Собственно, сейчас мы направляемся туда, где вы сможете переждать ночь: а наутро мы сможем отвести вас... В этот момент за бортом громко плеснула вода. На борт лодки легли чьи-то мокрые ладони - бледные, с длинными и гибкими пальцами: за ними показалась голова. Средних лет мужчина с очень бледной кожей и резкими чертами лица: тёмные мокрые волосы были заплетены на затылке в короткую косичку. Что-то в его лице казалось странным... А, вот что: глаза. У пловца они были совершенно нечеловеческими: бирюзовые, с зелёными крапинками и зрачками-щёлками, как у кошки - только не вертикальными, а горизонтальными. - А, Латхи и Микка... Вы. - проронил незнакомец. - Рад, что вернулись. А это кто с вами? - Не волнуйся, Ольвен: она с нами. - Микка повернулась к Элии. - Расслабься, Элия: познакомься, это Ольвен. Он хлеххел, но из наших. Ему можно верить.

Элия Тэн: Элия смутилась, когда Микка рассмеялась над ее словами. Она не хотела сказать ничего смешного. Она тоже посмотрела в глубину тоннеля вслед за сэром Лахти. "Подгород" - это звучало... немного мрачно, но волнующе. Целая "подпольная" организация. Армия Сопротивления.... Она лишь слышала о таком... в своем мире. Но воспринимала это просто как рассказ.Сейчас же это было по-настоящему, и немного пугало. А что, если она не сможет вернуться? Вдруг что-то пойдет не так? От этих мыслей ей стало худо, и она вздрогнула всем телом, когда за лодку уцепились чьи-то ладони. Пытаясь унять бешено колотящееся сердце, Элия разглядывала хлеххела. Она видела подобных ему, но близко не общалась. - Рада познакомиться, - сказала она.

Анхало Хьюсс: - Я тоже. - коротко кивнул хлеххел. Подтянувшись, он удивительно плавным движением перекинулся через борт и очутился в лодке - сама лодка при этом даже не качнулась. Пловец был жилистым и мускулистым: из одежды на нем была лишь мокрая чёрная набедренная повязка и пояс с широким ножом в ножнах. Холод воды, казалось, его нимало не заботил. - Как там наши? - поинтересовался Латхи. - Ужин готовится. - бросил Ольвен. - Скоро есть будем. Чекта недавно вернулся: наведывался к торгашу. Велел через пару часов подойти. Вы сейчас на остров, или куда? - На остров. - Ладно. Я велю, чтобы вам дорогу открыли. - С этими словами хлеххел спиной вперёд бросился за борт, войдя в воду почти без всплеска - и, рассекая волны канала стремительными гребками, поплыл вперёд. Очень скоро его голова вышла из поля света фонаря и растаяла во тьме: тихий плеск затих вдали.

Элия Тэн: Элии было холодно даже смотреть на Ольвена. Хоть под землей было теплее, чем наверху, все же плавать она бы не стала. Теплая вода куда приятнее... - А вас много в Армии Сопротивления? - спросила она, проводив взглядом хлеххела и обернувшись к сэру Лахти. - Вы говорите Подгород... Значит, он большой? Не думала, что под Ехо столько пространства... Это всегда так было? Элии пришло в голову, что либо она слишком мало знала о Ехо, либо все-таки этот мир отличался от ее родного. Да, конечно, трубы отопления и канализации пронизывали Ехо, но здесь был целый другой мир... Элия просто ощущала, как он живет... Своей загадочной, незнакомой для нее жизнью. Где нет места спокойствию, есть бесконечная борьба, опасения, подозрения. Но, наверное, все же было место и любви, и заботе друг о друге... Она видела это в отношениях между Лахти и Миккой. В голове мелькнула безумная мысль, что Инай, возможно, тоже где-то там... вряд ли он мог подчиниться новому режиму...

Анхало Хьюсс: - Подгород? Да пожалуй, ненамного меньше верхнего Ехо. - отозвался Латхи. - А где-то, возможно, и выступает за его границы. Думаю, вы правы: он был всегда. Видите ли, подземелья под Ехо начали использоваться ещё во времена Эпохи Орденов. Конечно, тогда народу здесь было куда меньше... Подгород очень древний, леди Элия: говорят, некоторые подземные залы были выстроены ещё во времена прежней королевской династии. В прежнем... в вашем Ехо используется только небольшая его часть, самые верхние уровни: там проложены водопроводные трубы. Обычно мастера-прокладчики не наведываются в нижние катакомбы, им там нечего делать. На самом деле тут столько всего... Вы знали когда-нибудь, что под Ехо есть горячие источники? Именно оттуда идут трубы отопления, заложенные ещё в старые времена. А в старых переходах и тоннелях чего только ни встретишь. Поговаривают, где-то здесь до сих пор скрываются некоторые беглые Магистры. - А ещё здесь есть закрытые районы. - добавила Микка. - Попасть туда можно только если знаешь тайный путь...Кстати, сейчас будет один такой. Смотри! Лодка миновала низкую каменную арку и вышла в широкий поперечный канал. Как ни странно, Латхи не стал подправлять курс: судёнышко продолжало неспешно плыть вперёд, навстречу вздымающейся из воды каменной стене тоннеля. Когда до неё оставалось всего несколько метров, откуда-то сверху внезапно донёсся глухой звук удара, лязганье... и порядочный кусок стены прямо перед лодкой неожиданно пополз вверх, открывая потайную дверь - высокий арочный проём. Вода у основания стены забурлила. - Пригнитесь. - велел Латхи. Лодка проскользнула под наполовину поднятой дверью - и та почти сразу принялась опускаться вновь, и вскоре погрузилась в воду. Волна слегка плеснула в корму.

Элия Тэн: - В это трудно поверить... - покачала головой Элия. - Подземный город... не меньше Ехо... Да еще и горячие источники. Да... а я гадала, откуда поступает горячая вода в бассейны, - она слегка улыбнулась. На нее вдруг повеяло древними тайнами, и где-то в глубине души ужасно захотелось поисследовать все эти тайные ходы, да еще в какой-нибудь приятной компании. Но разум тут же цыкнул на эту сумасшедшую мысль. Как будто мало того, что уже происходило с Элией... Она немного испугалась, когда лодка по всей очевидности направлялась прямо в глухую стену. Услышав слова сэра Латхи, девушка тут же пригнулась. Когда же они миновали проход, то выпрямилась, бросив взгляд назад, чтобы вновь увидеть глухую стену. Невольно восхитившись четко сработавшим механизмом, Элия повернулась вперед, гадая, что она может там увидеть.

Анхало Хьюсс: Лодка шла узким тоннелем меж двух близко подступающих стен. Как ни странно, здесь был свет: под потолком тускло мерцали гроздья бледно-зелёных в синюю крапинку светящихся грибов, разросшихся на сырых камнях тоннелей. Ещё немного - и судёнышко прошло под старой, давно заржавевшей и сломанной решёткой и вышло на простор широкого канала, настоящей подземной реки. Своды здесь были так высоки, что в тоннеле вполне можно было разместить изрядных размеров дом высотой в шесть-семь этажей - если бы кому-то пришло в голову отгрохать столь высокий дом. (Разумеется, арварохцы не в счёт). Колонны из коричневатого камня, наполовину утопленные в стенах и поддерживающие арочные перекрытия свода, были толщиной с вековое дерево. Похоже, их высекли и воздвигли в очень далёкие времена, как и стены этого тоннеля. Вдоль стен на высоте человеческого роста тянулась неширокая каменная "набережная", уходящая ступенями в воды канала. Тут и там виднелись выходящие из стен трубы - и бронзовые, потемневшие от времени, и керамические, и совсем уж древние каменные. В канал кое-где выходили боковые притоки, точь-в-точь как тот, по которому лодка приплыла в это подземелье. Казалось, когда-то давно у Хурона был настоящий приток, а потом некие неведомые зодчие древности загнали его под землю и заточили в лабиринт каналов и тоннелей. Стены и своды поросли светящейся плесенью, отчего в тоннеле царили прозрачные зеленоватые сумерки. - Здравствуй, здравствуй дом родной... - протянула Микка. - Ну вот, любуйся: здесь мы и живём. Не прямо здесь, конечно: но это и есть Подгород. Лодка шла по каналу. В стенах время от времени попадались дверные проёмы под сводами древних каменных арок: одни были забраны металлическими решётками, другие открыты. По трубам шустро сновали мелкие суетливые существа. Постепенно тоннель расширился ещё больше: по бокам потянулись поднимающиеся из воды полуразрушенные стены каких-то зданий. Подобной архитектуры Ехо не знал уже много веков - а то и пару тысяч лет. Одно строение сохранилось лучше остальных - высотой в пять этажей, с зияющими проёмами полукруглых окон и полуобвалившейся крышей в виде ступенчатого купола. Все внутренние перекрытия давно обрушились, оставив лишь обглоданный временем скелет здания. - Скоро будем на месте, леди Элия. - пообещал Латхи. - Можете пока полюбоваться. Своеобразное место, не правда ли?

Элия Тэн: Элия никогда не видела ничего подобного, поэтому смотрела во все глаза, на какое-то время забыв обо всех неприятностях. Если бы ей не сказали ранее, что она просто в подземельях под Ехо, то она решила бы, что попала в другой мир. Один за другим вспыхивали в голове вопросы, некоторые из которых она тут же решила озвучить. - Это место просто невероятное! - искренне сказала она. - Но почему здесь светящиеся грибы такие странные? Никогда не видела таких. Такой необычный зеленый свет.... А эти дома - их затопило со временем? И что это было за строение? То, высокое? Похоже на дворец...

Анхало Хьюсс: - Это? - Латхи оглянулся. - Кто знает... Может, и впрямь дворец. Его возвели в те времена, когда я ещё не родился. Что по поводу домов - думаю, изначально тут не было воды, но когда под Ехо проложили водопровод и создали систему каналов, многие районы оказались подтоплены... - Эй, там! Чего пялитесь? - внезапно окликнула Микка, повернувшись в сторону набережной. - Принесли чего-нибудь? Или просто явились? За так не кормим, ясно?!? Те, к кому она обращалась, обнаружились почти сразу. У одной из колонн на ступенях набережной примостились несколько людей весьма странного вида: низкорослые, сутулые, с нечёсаными сальными волосами. Пятеро бородатых мужчин и две девушки, настороженно разглядывающие лодку. Все семеро были одеты в какие-то непонятные одежды из ветхого тряпья и серых шкур, а на одном поверх всего этого было напялено лоохи - некогда роскошное, бирюзово-оранжевое, а теперь истёртое и истрепанное. На шеях у оборванцев красовались ожерелья из мелких косточек, ореховых скорлупок, птичьих черепов и даже продырявленных монеток. У шестерых в руках были копья, явно самодельные: у одной из девушек за спиной красовался лук, а на поясе - нож без ножен с тронутым ржавчиной лезвием. Словом, все эти типы выглядели так, будто как минимум три поколения их предков взросли на какой-то городской помойке. Заслышав окрик Микки, дикари повернулись в сторону лодки. Тот, на котором было лоохи, щербато улыбнулся и махнул рукой. Латхи нехотя помахал в ответ. - Опять сползлись. - недовольно заметила Микка, вновь повернувшись к Элии. - Не обращай внимания. Это крысоеды, они не обидят.

Элия Тэн: - Крысоеды? - удивленно переспросила Элия, разглядывая дикарей. Она никогда не видела подобных людей. Они выглядели... другими, не похожими на обычных людей. - А кто это? Они здесь живут? И что, крыс едят? - ее невольно передернуло. - Вы с ними торгуетесь, так, получается?

Анхало Хьюсс: - Да уж поторгуешь с ними. - буркнула Микка. Лодка уходила всё дальше: странные люди провожали её немигающими взглядами. - Они деньгам цены не знают. Мы с ними меняемся. Мы им - еду, одежду... А они нам вместо разведчиков. Они в Подгороде почти каждую лазейку знают, а по ночам в Ехо выбираются. - Ага. - кивнул Латхи. - Что по поводу того, кто они такие... Трудно сказать. Сами они считают, что их предки обитают в здешних подземельях с тех самых пор, когда наверху вырос Ехо. Лично я считаю, что они - потомки коренных жителей этих земель. Тысячи лет назад основатели Ехо согнали их с исконных территорий, и они ушли под землю. Сперва жили в пещерах, потом - в катакомбах, затем - в канализации... Надо сказать, с тех пор они мало изменились. - А крыс они в самом деле едят. - вмешалась Микка. - Речных: их тут целая прорва. Ещё грибами кормятся, лишайниками всякими... Ну и, само собой, воруют! - Она пожала плечами. - У них это обычное дело. Ночами вылезают на поверхность и тащат всё, что плохо лежит. Могут и на одинокого человека напасть и обокрасть - если забрёл в какую-нибудь рощу, или в парк. Убивать, правда, никогда не убивают: разве что напугать могут... Ловить их - гиблое дело: крысоед в любую щель ускользнёт, они Подгород лучше всех знают. А так вообще ничего, терпимый народец. Между тем лодка вышла в настоящий лабиринт затопленных улиц и улочек. Относительно сохранившихся зданий попадалось мало: всё больше огрызки стен и обломки раскрошившихся колонн. Высоко наверху с потолка свисали редкие фонари, налитые светящимся газом. Пару раз встречались вздымающиеся из воды старинные фонарные столбы - выточенные из камня, напоминающие некие экзотические цветы, ныне изрядно выщербленные временем. Неожиданно на площадке одного из зданий словно из ниоткуда появилась человеческая фигура. Не крысоед - вполне себе обычный человек в плаще, с повязанной черным шарфом головой. На поясе у него была кобура с рогаткой бабум, а в руке - тесак. Он приветственно помахал проплывающей лодке: Латхи и Микка махнули в ответ.

Элия Тэн: - Я и представить не могла, что в Ехо, вернее, под Ехо, живут такие... существа... - проговорила Элия, пару раз обернувшись на странных дикарей. - Наверное, я просто всегда думала о ЕХо лучше, чем он есть на самом деле, - слегка улыбнулась она. Она разглядывала полузатопленные руины, и ее охватывала легкая печаль. Ведь когда-то здесь, наверное, было очень красиво. Эти дома возводили с любовью и старанием. Здесь жили люди, вели свою загадочную подземную жизнь, и все было наполнено тонкой магией... Теперь от нее почти не осталось следа. Были только разрушение и тревога. Элия слегка вздрогнула, когда вдруг появился человек в плаще. - Кто это? - шепотом спросила она у Микки.

Анхало Хьюсс: - А, этот? - Микка вгляделась в удаляющуюся фигуру. - Шитва, часовой. Сегодня на этом посту его смена. У нас тут повсюду наблюдатели, на случай чего... Уже немного осталось, скоро приплывём. Лодка миновала руины и вновь вошла под своды узкого тоннеля. Пройдя меж двух тесных стен, судно вновь вышло на просторы другого канала - а спустя несколько минут, свернув ещё пару раз, вплыло под своды громадного подземного зала, настоящей рукотворной пещеры. Пещеру опоясывала неширокая каменная "набережная", возвышающаяся над водой и заключающая в кольцо внутреннее пространство зала - круглое подземное озеро. В стенах зала через равные промежутки зияли арочные проёмы. Посредине озера располагался круглый рукотворный остров, соединённый с набережной несколькими каменными мостами. Почти весь остров занимало громадное сооружение - древняя башня из тёмного камня, врастающая в потолок. Многочисленные узкие окошки были забраны решётками. Из стен башни выходили каменные и керамические трубы, уходящие под воду или в потолок. У берегов острова было пришвартовано несколько лодок вроде той, на которой приплыли сюда трое путников. На берегах озера тут и там виднелись фигурки людей. Некоторые прохаживались туда-сюда или о чем-то переговаривались, другие были заняты работой. Кое-где виднелись разбитые палатки, напоминающие шатры кочевников: у палаток был свален разнообразный скарб. На набережной даже дымило несколько костров: вокруг них грелись люди. Здесь было не так холодно, как наверху, но всё же несколько прохладно и немного сыро. Умело орудуя веслом, Латхи подвёл лодку к островку. Выпрыгнув на сушу, он ловко обвязал канат вокруг вбитой в каменную кладку железяки, и протянул Элии и Микке руки, помогая выбраться из лодки. - Ну, вот и наш лагерь. - промолвил он. В голосе его на миг прозвучала какая-то странная интонация. - Пойдёмте, скоро будет ужин. - И он направился к одному из мостов, ведущих на "сушу".

Элия Тэн: - Часовой... - зачем-то повторила Элия... Она уже немного устала от этого водного путешествия и замерзла, несмотря на плащ. Хотелось поскорее оказаться на твердой земле и желательно где-нибудь в теплом помещении. Хотя были ли здесь вообще теплые помещения? Те дома, что она видела, были полуразрушены. Впрочем, вскоре она получила ответ на свой вопрос. Это был просто лагерь, с палатками и кострами. Не совсем то, к чему привыкла Элия, но виду она не подала. Она выбралась из лодки, немного неловко, но вовремя протянутая рука сэра Латхи не дала ей упасть. - Что это за башня? - спросила она, шагая вслед за мужчиной и вглядываясь в монументальное сооружение. - На темницу какую-то похоже...

Анхало Хьюсс: - Вряд ли. - возразила Микка, шедшая следом. - Я раз внутрь залазила, там на одном окне решётки не хватает. Так там повсюду трубы какие-то, вентили, поршни... Скорее там вода по трубам распределяется. - Ты себе когда-нибудь шею свернёшь, по всем этим трубам лазая! - проворчал Латхи. - Тоже мне, крысоедка нашлась. Вон, в прошлом году чуть ногу не сломала, так мало тебе. Миновав мост, все трое вышли на набережную. Вокруг было полно людей - мужчины и женщины самых разных возрастов, занятые своими делами. Большинство были одеты в неброские плащи; головы повязаны шарфами или платками. И почти все при оружии. Мечи, сабли, кинжалы, рогатки, цепи, короткие копья - казалось, в подземелье разбила лагерь небольшая армия. Впрочем, это и была армия, Армия Сопротивления. Даже у нескольких детишек, весело игравших поодаль с тряпичным мячиком, на поясе красовалось по маленькому кинжальчику. Неподалёку полыхал костёр, над которым был подвешен котёл, исходящий ароматным паром. Мужчина в темно-синем плаще и с двумя тесаками на поясе, склонившись над костром, помешивал варево большой ложкой. - Привет всем, мы вернулись! - возвестила Микка. Несколько партизан помахали прибывшим: кто-то настороженно воззрился на Элию. - Латхи, тебе следует провести с Миккой серьёзную беседу. - вместо приветствия холодным тоном заявила молодая женщина в длинном голубом плаще, отороченном белым мехом, гревшая руки у костра. У женщины была очень бледная кожа и совершенно белые волосы; с её лица смотрели пронзительно-синие глаза в обрамлении таких же белых ресниц. - Самовольный уход из лагеря - это переходит все границы. Она могла случайно выдать наше расположение. - Ладно тебе, Снежная! - отмахнулся Латхи. Он обернулся к Элии и зачем-то потупил глаза, смущённо кашлянув. - Знаете, леди Элия... Я должен был вам, наверное, сразу ответить, когда вы спрашивали про... - Да хватит тебе жаться, Старый! - бесцеремонно оборвала его Микка. - Эй, кашевар! Тут к тебе пришли! - Ко мне? - до боли знакомым голосом удивлённо отозвался мужчина, склонившийся над костром. Выпрямившись, он повернулся... и встретился взглядом с Элией. Несколько секунд он молча смотрел: потом ложка со стуком выпала из его руки на каменный пол. Не узнать это лицо было невозможно. Пусть теперь в уголках его глаз появились сухие морщинки, в волосах поблескивала преждевременная седина, а левую скулу теперь украшал широкий розоватый шрам - он остался прежним. - Элия... - очень тихо произнёс он, словно заставляя себя поверить в то, что видел. - Элия? Ты?!? Но... как это возможно?



полная версия страницы