Форум » Хумгат и другие миры » Всё в этом мире бренно, или Как выжить в неизвестности. 31 день пятьдесят третьего года от Покорения » Ответить

Всё в этом мире бренно, или Как выжить в неизвестности. 31 день пятьдесят третьего года от Покорения

Анхало Хьюсс: "Шёпот тёмного начала или Заветная тайна сэра Латхи"

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Элия Тэн: Элии показалось, что эта девушка знает куда больше о хозяине кондитерской, чем рассказала. Но, наверное, сейчас стоило оставить эту тему. Как и город, таверна казалась совсем чужой. Здесь царила иная культура, совсем не то, к чему привыкла Элия, которая никогда не путешествовала даже в другие страны. Ее сердце сжала тоска, когда взгляд скользил по тяжелым столам и гобеленам и посетителям. Очень хотелось вернуться... Тепло охватило ее мягкой волной, ноги стало покалывать, пока они согревались. Элия хотела было снять плащ, но, увидев наряд девушки-служанки, передумала. Ее лоохи, возможно, привлечет ненужное внимание. Кто знает - может, они тоже под запретом. - Доброго вечера. Мне бы какой-нибудь суп неострый, - попросила Элия, раскрывая меню. - Что вы посоветуете? Она боялась увидеть в меню незнакомые названия. Возможно, если здесь что-то случилось с магией, то и многие блюда стало невозможно приготовить. Ту же камру, например...

Анхало Хьюсс: Названия в меню также оказались сплошь незнакомыми: благо, под каждым блюдом была указана его краткая характеристика и ингредиенты. Впрочем, не было никаких сведений касательно того, применялась ли при изготовлении блюда магия, и если да - то какой ступени. Всего в меню было два раздела: "Кухня метрополии" и "Колониальная кухня". Во втором разделе были указаны знакомые Элии блюда, десерты и напитки кухни Ехо. Выбор был не слишком велик, и всё же сделал бы честь трактиру средней руки в прежнем городе. Камра, по счастью, имелась, и даже в трёх видах - "Классическая", "Старый город" с чёрным ромом и тёртым миндалём, и "Столичная" - с доброй парой десятков дополнительных ингредиентов, особо дорогая, ценой в целую корону за кувшин. Первый раздел меню был чуть ли не в три раза обширнее и сплошь состоял из неизвестных блюд, ингредиенты которых тоже зачастую выглядели незнакомо. Как, например: *Голубь по-урхулански, с красными грибами под соусом Юп; *Джафонга с двумя полудесятками видом сыра; *Улитки, жареные в масле, с хоткайскими приправами; *Свиная поджарка Маюши с гарниром из годзимы и тушёной моркови-уйру; *Кульох фаршированный по-столичному; *Ракушки полосатые, печёные; *Пудинг "Чивхатра" с ягодной начинкой и тростниковым соусом; *Хлебные плоды, запечённые в кожуре. И ещё более сотни различных наименований. - Если желаете чего-нибудь горячего и не острого, могу посоветовать похлёбку по-иррашийски, с жёлтыми грибами и сыром. - заметила девушка. - Это из старой кухни. Из новой - суп Чушими или суп из моллюсков по-улфатийски без чеснока. Что выберете? - Мне по-иррашийски. - безапеляционно заявила спутница Элии, обращаясь к служанке: сунув руку за пазуху, она выложила на столешницу корону. - И камры кружечку. Да, и ещё... - она помедлила, - дай чёрного рома рюмочку. Нет, лучше две: мне и ей. - Она кивнула на Элию. - Мне за брата выпить надо...

Элия Тэн: - Да, мне тоже похлебку по-иррашийски и камру, - сказала Элия, закрывая меню. Экспериментировать с едой в этом незнакомом мире не хотелось. В меню было очень много незнакомых географических названий (ведь блюда часто называли по названиям местностей), и это пугало. Она подумала, что выпить рома - и в самом деле неплохая идея... И Риста помянуть, и самой взбодриться, может, хоть немного легче станет всю эту "реальность" воспринимать. Впрочем, она старалась не подавать виду, как ее все удивляет. - Кстати, меня зовут Элия, а тебя? - спросила она.

Анхало Хьюсс: - Прекрасно. Подождите немного, сейчас всё принесу. - Служанка слегка поклонилась и, шелестнув юбкой, повернулась и направилась на кухню. - Элия? - Девушка взглянула на собеседницу из-под чёлки. - Надо же. Где-то я твоё имя уже вроде как слышала... даже от кого-то знакомого... только вот от кого... А, ладно! А я Микка. Будем знакомы. - Она опёрлась локтями на столешницу и положила подбородок на скрещённые пальцы. - Говоришь, давно в столице не была? - поинтересовалась она вполголоса. - Знаешь, по тебе заметно. Ты на всё с таким удивлением смотришь, будто и не знала, что тут творится... Что, в тех местах, где ты бывала, даже газет не издают? И кстати, если не секрет - ты откуда? Она оглянулась по сторонам. - Мне можешь сказать, не бойся. - добавила она, понизив голос до шёпота. - Уж я-то точно "зырикам" не проговорюсь.

Элия Тэн: - Так заметно? - чуть смущенно сказала Элия. - Я когда-то тут жила, но потом пришлось уехать очень далеко. Там правда даже газет нет. Крошечная деревушка на окраине бывшего Королевства, - вдохновенно сочиняла она. - Если честно, я даже не знаю, куда пойти... Тут так все изменилось, что, возможно, и все мои бывшие друзья живут по другим адресам... - Она понизила голос. - Я надеялась найти хозяина "Сладкого дождя". Он мой очень хороший друг... был, по крайней мере. Инай Тэн его звали, - имя Элия прошептала едва слышно. Она очень давно не произносила его вслух... И она почему-то была уверена, что хозяином кондитерской в этом мире был именно он. А если ошиблась, ну так всегда можно сказать, что перепутала...

Анхало Хьюсс: - Инай Тэн? - Микка вскинула голову и уставилась на Элию. В её взоре промелькнуло изумление, скрыть которое было невозможно. - Инай... Тэн?!? - очень медленно, полушёпотом повторила она. Потом помотала головой, словно пытаясь стряхнуть налипшую на лицо паутину. - Погоди. Погоди-погоди, ты... В это время к столу приблизилась служанка, несущая широкий поднос. Молча выставив перед посетительницами две дымящиеся миски с похлёбкой, резные деревянные кружки и пару маленьких металлических стопок, она ещё раз поклонилась и отошла. Один из солдат за столом подозвал её жестом: видимо, собрался сделать заказ. Микка отстранённо взяла кружку, отхлебнула, не сводя глаз с Элии и словно бы даже не заметив вкуса. Вид у неё был такой, словно она в этот момент лихорадочно прикидывала, не врезать ли Элии этой кружкой со всего маха в лоб... Дверь в таверну скрипнула и приоткрылась: с улицы в помещение ворвался холодный ветер, неся с собой кружащиеся в воздухе снежинки. Вошедший человек прикрыл за собой дверь, огляделся по сторонам. Узрев за одним из столов Микку, он тяжело вздохнул - и подошёл ближе к девушкам. - Микка, вот ты где! Я понимаю, тебе сейчас тяжело - но ты не должна была вот так просто уходить! Мы же волнуемся... - В его голосе послышалась легкая укоризна. - Сидишь тут, пьёшь с посторонними. И почему бы тебе не представить мне свою... - Мужчина перевёл взгляд на Элию - и внезапно осёкся. - О небо! - Голос его прозвучал неожиданно сипло. - В-вы... Леди Элия? Вы? Здесь?!? Да, ошибиться было невозможно. У стола стоял и изумлённо глядел на Элию не кто иной, как сэр Латхи. Тот самый, через подвал чьего дома Элия и пришла в этот странный и жуткий город.

Элия Тэн: Элия испуганно смотрела на Микку - кажется, она все-таки сказала что-то лишнее. И теперь девушка ей ничего не расскажет. Элия молча взяла принесенную кружку, практически повторив жест Микки. Она начала подумывать, а не попробовать ли ей убежать... Уж больно безумный взгляд стал у Микки. Голос вошедшего заставил Элию вздрогнуть. Взгляд из испуганного стал удивленным, а потом в нем появилось облегчение. Хотя на душе у нее была такая смесь чувств, в которой разобраться было весьма и весьма не просто... Легче сойти с ума... - С-сэр Латхи? - тихо сказала она. - Я... о... как же я рада вас видеть! Я... я не знаю, что случилось... я... ничего не понимаю. Здесь так холодно и все такое чужое... - В ее глазах появилась мольба - словно она безмолвно просила Латхи забрать ее из этого места и вернуть в родной Ехо...

Анхало Хьюсс: - Старый, ты? - изумлённо выговорила Микка, обращаясь к Латхи. - Слушай, это Элия... она... - Девушка понизила голос. - Она спрашивала про Иная Тэна! Я... я не понимаю, это что же, она... - Тихо, девочка! - негромко велел Латхи, подняв руку. Микка подавилась окончанием фразы и умолкла. Сэр Латхи пододвинул один из стульев и подсел к девушкам. - Элия... - тихо проговорил он. - Значит, вы всё же пробрались в мой дом, так? И отыскали Храм? - Он вздохнул. - Что ж, я предполагал, что такое может случиться... К сожалению, обезопасить свой дом я не мог: я не спец в охранной магии. Одно вам скажу: зря вы так поступили. Здесь... В это время с улицы донёсся странный гулкий звук, напоминающий пение рога. Звук раскатился над городом в сгустившихся снежных сумерках, заставляя оконные стёкла мелко дребезжать и вселяя в сердце тоску и печаль... Латхи досадливо вздохнул. - Ну вот, ещё лучше! Слышали? Это сигнал отбоя: теперь все улицы между районами перекрыты до рассвета. Я не смогу провести вас к своему дому, обратно - чтобы пропустили патрули одной регистрации мало, понадобится пропуск, а у вас его нет. - Последнюю фразу он произнёс почти шёпотом. Микка недоумевающе переводила взгляд с Элии на Латхи, силясь понять, о чём идёт речь. - Ладно. - проронил Латхи. - Я вижу, вы заказали ужин: предлагаю вам отужинать, покуда не остыло - и с вашего позволения я присоединюсь. - Он повернулся к служанке. - Милая! Мне то же, что и этим барышням, плюс бутерброд с копчёной свининой. - Он вновь обратил свой взор на Элию. - Леди Элия, я понимаю, каково вам сейчас... Главное - не бойтесь: я понимаю, здесь всё слишком уж непривычно. И вам наверняка хочется узнать, что же всё-таки здесь происходит... Потерпите, всему своё время. Для начала вам нужно поесть и согреться.

Элия Тэн: Элия виновато смотрела в чашку с похлебкой, пока Лахти говорил, лишь слегка вздрогнув, когда раздался звук отбоя. - Это случайность, - тихонько сказала она. - Мой новый помощник, сэр Анхало, хотел поговорить с вами, и еще я беспокоилась за вас после вчерашнего... В доме никого не было, а потом мы услышали странный звук из подвала... И нашли ту комнату. А еще раньше я нашла листок бумаги, вырванный из книги, и прочитала вслух два слова. И вот... - Элия пожала плечами, поднимая виноватые глаза на сэра Лахти. - Я сама виновата в случившемся... Но я думала - вдруг вам нужна помощь, а получается, что помощь нужна мне... Она взяла ложку, но вкус похлебки почти не чувствовала. В душе она корила себя за то, что поступила так неосторожно. Не надо было вообще пробираться в чужой дом... Но помимо огромного желания вернуться в свой родной Ехо, ей очень хотелось узнать, почему Микка так отреагировала на имя Иная. Впрочем, действительно, всему свое время... и Элия продолжила есть похлебку, которая приятным теплом ложилась на желудок.

Анхало Хьюсс: - Ладно, это в прошлом. - Латхи вздохнул. - Знаете, если... то есть, когда выберетесь отсюда, можете не беспокоиться о том, что проникли в мое жильё. Вам я это могу простить. И всё же зря вы в это ввязались... - Старый, да о чём ты? - недоумённо вмешалась Микка. - Вы ведь знакомы, я правильно поняла? Но в таком случае... - Не вмешивайся. - осадил её Латхи. - Всему свое время: я тебе потом как-нибудь объясню. Кстати, вот и мой заказ. Служанка поставила перед новым гостем поднос. Поблагодарив её кивком и вложив в руку монету, Латхи первым делом взял со стола рюмку с ромом. Повёл над ней носом и тяжело вздохнул. - Ладно. Значит, за Риста... У тебя хороший брат был, Микка; светлого ему посмертия. Жаль его. - С этими словами он отпил из рюмки. - Да. Светлого посмертия. - сдавленно повторила девушка. - Прощай, Рист... когда-нибудь встретимся. - Голос её прервался; она прикрыла глаза и две слезы скатились из-под век по её щекам. Одним глотком она осушила свою рюмку.

Элия Тэн: - Понимаю, что зря... - вздохнула Элия. Она тоже подняла рюмку: - За Риста, - сказала она, выпивая жидкость одним глотком. Было странно помянуть того, кто в параллельной реальности был жив-здоров и сейчас, наверное, сидел за учебниками или в трактире с приятелями. Все произошедшее вдруг навалилось на Элию непомерной тяжестью. Возможно, дело в роме или же в дикой смеси ощущений, но у нее начала кружиться голова, а глаза - слипаться. Хотелось лечь под теплое одеяло и сразу уснуть, а, проснувшись, обнаружить себя дома, в родном светлом Ехо... Элия помотала головой, пытаясь прийти в себя.

Анхало Хьюсс: Спустя некоторое время с ужином было покончено. Утерев руки салфеткой, Латхи поднялся из-за стола. - Что ж... Полагаю, леди Элия, вам стоит пойти с нами. - Он бросил многозначительный взгляд на Микку: та едва заметно кивнула. В это время дверь в таверну вновь отворилась. В зал вошли двое человек: оба - в уже виденных Элией черно-синих лоохи, оба прячут одну руку за пазухой. Зловеще сверкнул символ глаза на пряжках плащей. При виде их Латхи ощутимо напрягся, и не один он. Все разговоры, звучавшие за столами, как-то враз стихли: посетители уткнулись взглядами в свои миски и кружки. Лишь желтоглазые воины медленно распрямили спины, повернувшись к вошедшим: в их взорах сквозила откровенная неприязнь. - Комиссары! "Зырики"! - еле слышно шепнула Микка, склонившись к Элии. - Тише. Потихоньку встаём и уходим... Двое типов медленно двинулись по проходу между рядами столов, окидывая взорами помещение. От этих взоров было невозможно укрыться: казалось, у каждого комиссара из глаз исходят два невидимых луча, прощупывая помещение. Люди за столами съёживались, сутулились, склоняя головы, когда жуткие гости проходили мимо... ...И внезапно тишину помещения, нарушаемую лишь потрескиванием огня в камине, прорезал судорожный вскрик. Один из посетителей, лысый грузный человек в круглых очках, дёрнулся назад, заслоняясь скрещёнными руками от беспощадных взглядов. Пряжка с глазом на плече одного из комиссаров тотчас налилась неярким красным свечением и мигнула. - Есть! - торжествующе выкрикнул комиссар, выдернув из-за пазухи руку и обличающе наставив её на толстяка. Теперь стало ясно, отчего он прятал её под плащом: кисти руки не было - запястье заканчивалось тупой культёй. Толстяк, вскочивший было со стула, тяжело осел назад, словно враз лишившись сил. - Есть! - повторил безрукий. - Незарегистрированный. Эй, вы! - Он повернулся к желтоглазым воинам за столом. - Взять его! Чужаки явно не спешили исполнять его приказ: двое обменялись флегматичными взглядами, ещё один нехотя отвернулся. - Кому сказано, взять! - В голосе комиссара прозвучал металл. Двое солдат нехотя поднялись из-за стола. Подойдя к толстяку с боков, они взяли его за локти и подняли со стула. - Так, уходим! - тихо велел Латхи. Пройдя к двери, он отворил её, поманил за собой девушек - и вышел наружу.

Элия Тэн: Элия была потрясена увиденным. Люди искренне боялись этих людей в синих лоохи. Обрубленная рука... она же абсолютно точно об этом читала. Кажется, речь шла об Ордене ледяной руки? Элия бросила сочувствующий взгляд на пойманного мужчину и вышла вслед за Латхи, запахнув поплотнее плащ навстречу холоду. Меньше всего ей сейчас хотелось вляпаться в какую-нибудь историю. Того, что с ней случилось было достаточно. Непривычно холодный воздух обжег лицо. Все-таки к холоду сложно привыкнуть... Особенно если всю жизнь прожил в тепле.

Анхало Хьюсс: На улице окончательно стемнело. В свете фонарей кружился снег. Прохожих почти не было. Латхи жестом подозвал обеих спутниц - и направился вдоль по улице, в сторону набережной. Фонари на столбах-цаплях уже зажглись, озарив тротуары зыбким сиянием. Окна многих домов были освещены. Пару раз мимо проезжали амобилеры с эмблемой паука на кузове, обдавая улицу светом фар. Один амобилер проехал в сопровождении доброго десятка желтоглазых верхом на птицах: воины замотали лица шарфами и надвинули капюшоны, став похожими на каких-то жутковатых призраков с копьями наперевес. Наконец Латхи вывел девушек на набережную Хурона. Тёмная гладь реки была закована меж двух гранитных берегов. Как ни странно, лёд не сковал Хурон: лишь кое-где по воде проплывали отдельные льдины, белея в темноте. Вдали по набережной у самого парапета прохаживались двое воинов с фонарями и копьями на плечах. Снег кружился над рекой. - Сюда! - Латхи подвёл девушек к узкой каменной лестнице, ведущей вниз, на небольшую каменную площадку, выступающую из отвесной стены набережной. У площадки виднелась пришвартованная лодка с загнутым вверх носом и ребристыми бортами. Сведя своих спутниц по лестнице, Латхи помог им взобраться в лодку и отвязал канат. Течение подхватило лёгкое судёнышко, и оно медленно устремилось вперёд. - Усаживайтесь. - он указал на скамьи. Сам же взял со дна лодки длинное весло - и, выпрямившись во весь рост, принялся загребать им, подправляя курс лодки. Одетые в камень берега Хурона медленно проплывали мимо: редкие льдинки тихо шуршали о борт.

Элия Тэн: Снег ложился на волосы и кожу неприятными холодными каплями, и Элия накинула капюшон плаща, кутаясь в него, словно надеясь, что ткань плаща отгородит ее от этого чужого мира. Ей не нравилось такое обилие вооруженных людей на улицах города. Было в этом что-то неправильное. Создавалось впечатление, что чужаки и, возможно, эти, из Ордена, навязали свой режим, и всех несогласных просто убивали. Жить в постоянном страхе... это просто кошмарный сон. Погруженная в невеселые мысли, Элия даже не сразу заметила, на чем их собирается везти Латхи по Хурону. Лишь когда лодка отчалила, она судорожно вцепилась в скамью, на которую почти упала - силы куда-то улетучивались с каждой минутой, словно здешняя атмосфера их высасывала. - Куда... куда мы направляемся? - спросила она, стараясь не показывать свой испуг перед подобным средством передвижения. - Нам долго плыть?

Анхало Хьюсс: - Да нет, не особенно... - проронил Латхи. Всё его внимание было поглощено маршрутом. Лодка мерно шла по глади Хурона, изредка огибая особо крупные льдины. Порой над головами проплывали фонари, высящиеся на берегах канала: их блики подрагивали на воде. - Холодно? - поинтересовалась Микка, придвинувшись ближе к Элии. - Ничего, потерпи: скоро будем на месте, там теплее. Постепенно внешний вид канала изменился. В стенах слева и справа начали попадаться внушительные арочные проёмы широких тёмных тоннелей, заполненных водой: казалось, это какие-то таинственные подземные притоки Хурона. Когда лодка проходила мимо, оттуда слегка тянуло теплом - и странными, подземными запахами. Наконец впереди во тьме обозначились контуры мощного, вознесённого над водой на опорах сооружения, расцвеченного фонарями - моста Гребень Ехо. Именно в этот момент Латхи повёл головой по сторонам, словно высматривая что-то - и неожиданно, двинув веслом, направил лодку прямо в один из тоннелей. Судёнышко плавно вошло под каменные своды: кружащиеся снежинки враз исчезли - и вокруг сомкнулся мрак. - Теперь тише. - полушёпотом произнёс Латхи. Элия почувствовала, как Микка взяла её за руку, слегка пожав запястье: дескать, не бойся. Некоторое время лодка плыла в полной темноте: в тишине слышались лишь мерные всплески весла. Потом Микка рядом завозилась на скамье, что-то щёлкнуло - и своды тоннеля неожиданно озарились тёплым оранжевым светом: девушка зажгла фонарь, прежде спрятанный под скамьёй. Тени легли на её лицо, придавая ему необычный вид. Лодка плыла по неширокой подземной реке меж узких каменных бережков, под высокими гранитными сводами тоннеля. Кое-где от основного русла отходили другие "притоки", тоже уходящие в тоннели. Под потолком тянулись длинные ветвящиеся керамические трубы. Как ни странно, здесь было тепло - гораздо теплее, чем снаружи. - Здесь проходят трубы городской системы отопления. - пояснил Латхи. - Поэтому тут всегда тепло. По крайней мере теперь, когда наверху зима: в прежние времена особой нужды в отапливании домов не возникало... Лодка свернула в очередной проток. Латхи отложил весло и уселся на скамью напротив Элии и Микки. - Ну вот, теперь грести не надо: течение само принесёт нас. - Он выдержал паузу. - Что ж, леди Элия, думаю, у вас накопилось немало вопросов ко мне и к Микке? Теперь у нас есть возможность поговорить.

Элия Тэн: -Холодно, - кивнула Элия. - Совсем не тот климат, к которому я привыкла... Она уже устала пугаться и удивляться всему происходящему, и немного отрешенным взглядом смотрела по сторонам. Она заморгала, когда в темноте вдруг вспыхнул фонарь, и скинула капюшон, чувствуя, как ее охватывает тепло. - Да, вопросы есть, конечно, - слегка улыбнулась она. - Я уже поняла, что это совсем другой вариант Ехо чем тот, в котором я жила... Сейчас здесь всем заправляет Орден ледяной руки? А кто эти воины? Почему здесь так много всего чужого, и почему название "Ехо" вдруг стало запрещенным? Что случилось с погодой, почему так холодно? И... - Элия кинула взгляд на Микку, - что случилось с Инаем?

Анхало Хьюсс: - Эх, леди Элия... - Латхи горестно вздохнул. - Вы правы, это совсем не тот Ехо, к которому вы привыкли. Прежнего Ехо не стало более пятидесяти лет назад... Боюсь в это поверить, но, быть может, отчасти это - наша вина; точнее - вина нашего Ордена, Ордена Бегущего Песка... В своё время мы слишком заигрались с исправлением ошибок истории. - Орден? - вновь перебила Микка. - Слушай, ты об этом не рассказывал! И какой такой "другой вариант"? - Она повернулась к Элии. - Ты что, из старого Ехо? Сама говорила, что "давно не была в столице". А... - Микка, помолчи хоть немного! - досадливо оборвал её Латхи. - Всему своё время: сейчас мне нужно поговорить с Элией. Понимаешь? Девушка, обиженно надувшись, отвернулась и демонстративно уставилась на плещущиеся у борта волны подземной реки. Латхи вновь обратил свой взор на Элию. - Думаю, я должен рассказать вам всё с самого начала. Мы скоро будем проплывать черед одно интересное место: вы сможете увидеть всё наглядно... Итак. До определённого времени история этого Ехо шла своим чередом. Собственно, никакого "того" и "этого" Ехо тогда ещё не было: Ехо был всего один. А потом... Он вновь вздохнул. - А потом произошли некоторые... м-м... события, в корне переменившие картину мира. И тогда настало разделение. Время распалось на два потока, в каждом из которых история пошла своим чередом. В вашей ветви времени всё шло по-прежнему: и в столице по сей день правят Король и Семилистник, а небо над миром по-прежнему бело. А вот здесь... Кстати, мы уже доплыли до места. Лодка совершила плавный поворот - и вышла в широкий канал, гранитные своды которого терялись во мгле. Здесь течение было почти незаметным: судно поплыло гораздо медленнее, чем раньше. Латхи поднялся на ноги и указал рукой в сторону ближайшей стены. И вот теперь стало видно, что стены тоннеля через равные промежутки расписаны яркими фресками. Свет фонаря выхватывал из темноты удивительно живые картины высотой в три человеческих роста, написанные ничуть не поблекшими красками прямо на отшлифованном камне. Казалось невероятным, что кто-то мог сотворить такое глубоко под землёй. - Это сделал один из наших. - промолвил Латхи. - Талантливый мальчик: бывший магистр Ордена Пёстрых Поверхностей. Только им известна магия, способная уберечь краски от сырости и холода... Смотрите туда, леди Элия: здесь начинается история нового Ехо. - Он указал на первую фреску. Картина изображала знакомые улицы Ехо ясным днём. Всё выглядело привычным: приземистые широкие дома, мозаичные мостовые, расхаживающие повсюду горожане в ярких лоохи. Позади наползающих друг на друга улиц виднелась городская стена, за ней - лесистые холмы... А над холмами, над горизонтом вздымался чудовищный изогнутый чёрный столб, упирающийся в зловещую тучу, затянувшую полнеба. Вокруг столба можно было разглядеть тщательно прорисованные обломки строений, вырванные деревья, крошечные беспомощные фигурки людей и животных, подхваченных вращением. Смерч. Чудовищный смерч. - Всё шло своим чередом. - промолвил Латхи. - Но однажды всему настал конец. В шестьдесят втором году Эпохи Кодекса на Ехо двинулся Великий Шторм. Страшный ураган, пришедший откуда-то с севера, сметавший всё на своём пути. Ничто не могло его остановить. Северные рубежи Хонхоны постигло ужасное бедствие. Всего за несколько суток были разрушены почти все города восточнее Хурона. Кто-то впоследствии предположил, что это была месть одного из Великих Магистров. Но лично я в этом сомневаюсь: вряд ли у кого-то из них были силы, способные подчинить стихии неба и моря... Как бы то ни было, ураган шёл на Ехо. Казалось, гибель неминуема. Но... Он кивнул в сторону следующей фрески, мимо которой проходила лодка. На ней была изображена вершина горного пика на фоне небес, затянутых бешено клубящимися чёрными тучами. Чёрный столб смерча, невообразимо огромный, нависал над вершиной скалы... И на вершине этой виднелась маленькая фигурка в развевающихся белых с синим одеждах, с воздетыми над головой руками. Лица неведомого героя не было видно: его скрывала густая тень. Вокруг его фигуры разливалось ослепительное свечение, а от воздетых рук струились во все стороны яркие молнии. - Нас спас Великий Магистр Нуфлин Мони-Мах. Когда ураган уже был готов обрушиться на город, он выступил ему навстречу. Говорят, в тот день он переступил предел своих сил и призвал свою самую сильную магию. Ураган рассеялся без следа. Город был спасён. Ликованию граждан не было предела: казалось, всё хорошо. Однако спасение далось нам дорогой ценой... Латхи понурил голову. - Великий Магистр Нуфлин не смог оправиться после столкновения со стихией. - бросил он. - В тот день он вынужден был сотворить заклятие, отбирающее саму жизнь в уплату за могущество. Он вложил в заклинание собственную Искру, чтобы спасти город. После этого он прожил всего полгода... а потом угас. В день его смерти вся столица облачилась в траур...

Элия Тэн: Элия коснулась руки Микки, словно упрашивая ее не обижаться, а сама внимала сэру Лахти. То, что он рассказывал, не было совсем у невероятным. Элия вдруг поняла, что она воспринимает это как часть истории, истории мира, в котором она живет. В конце концов, это мир, где магия позволяет делать удивительные вещи... Она с интересом разглядывала фрески... Кстати, наглядный пример использования магических сил. - Значит, до сих пор неизвестно, что вызвало такую ужасную бурю? - спросила она. - Представляю горе жителей Соединенного Королевства... Но что произошло потом? Неужели Орден ледяной руки предпринял попытку захватить власть?

Анхало Хьюсс: - Ах, леди Элия, поначалу об этом конечно и речи не шло... - Латхи покачал головой. - Никто не мог предвидеть, что случится потом. Он повёл рукой в сторону следующих двух фресок. Первая изображала скорбную церемонию: сумрачная усыпальница и десятки мужчин и женщин в бело-синих одеждах с пряжкой в виде семилистника, со свечами в руках выстроившихся в две шеренги по бокам резного каменного саркофага, покрытого знаменем Королевства. Вторая - просторный светлый зал с высокими витражными окнами, своды которого поддерживали увитые плющом колонны. Толпа магистров и послушников Ордена Семилистника преклоняли колено перед невысокой пожилой женщиной, на воздетых ладонях которой сверкал амулет в виде розетки из семи листков. Сияющий Семилистник, реликвия Ордена. - Власть в Ордене унаследовала леди Сотофа Ханемер. - продолжил Латхи. - Ей удалось приструнить интриганов, зашевелившихся после кончины Нуфлина. Около полугода всё шло относительно благополучно. А потом произошло событие, ставшее началом конца. Латхи указал на пятую фреску. Та изображала столичный порт: тянущиеся ввысы мачты кораблей, контуры маяка на фоне подёрнутого алой дымкой заката неба... Передний план занимал громадный чёрный корабль странных очертаний, с необычным расположением такелажа на мачтах. По трапу с борта корабля сходили вооружённые люди - те самые желтоглазые и светловолосые чужаки, которых Элия видела на улицах и в таверне. Каждый был обвешан оружием: некоторые тащили на плечах сундуки и тюки. На причале пожилой воин в увенчанном короной шипов шлеме и панцирных доспехах - явно их предводитель - вручал какой-то свиток нескольким королевским чиновникам. - В Ехо прибыли несколько кораблей из далёкого Арвароха. Да, леди: те, кого вы видели на улицах - арварохцы. На тех кораблях их приплыло около тысячи... При них было послание от самого императора Тойлы Лиомурика, адресованное королю. Надо сказать, незадолго до этого Орден Семилистника оказал некоторую услугу императору: и теперь тот писал, что в благодарность дарит его величеству гвардию. Две полутысячи отборных воинов клана Железнобокого Хуба - того самого серого паука, что у них на гербе... Арварохцы по праву считаются лучшими воинами Мира. Король поначалу хотел отвергнуть столь щедрый подарок: однако простой отказ был бы знаком бестактности. Несколько суток ушло на составление ответа... И этих суток им вполне хватило, чтобы подготовить удар.



полная версия страницы