Форум » Хумгат и другие миры » Всё в этом мире бренно, или Как выжить в неизвестности. 31 день пятьдесят третьего года от Покорения » Ответить

Всё в этом мире бренно, или Как выжить в неизвестности. 31 день пятьдесят третьего года от Покорения

Анхало Хьюсс: "Шёпот тёмного начала или Заветная тайна сэра Латхи"

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Элия Тэн: >>> "Шёпот тёмного начала, или Заветная тайна сэра Латхи" Вот тебе и пожелала приключения, мелькнуло в голове у Элии, когда очертания комнаты вдруг расплылись, и все озарилось синим светом, а потом затянуло туманом. Она слышала голос сэра Анхало, но глухо, словно через дверь или стекло. Повеяло холодом, Элия почувствовала какое-то покалывание в кончиках пальцев и на лице, а затем словно вихрь подхватил ее, все закружилось, рассыпаясь на осколки, вернее, начало стираться - как если бы кто-то начал смывать краски с картины, а когда остался лишь черный холст, стал с огромной скоростью рисовать новую. В какой-то момент Элии стало не хватать воздуха, она сделала несколько судорожных вдохов, но это не помогло. Она попробовала пошевелиться, но не чувствовала своего тела, а потом на какое-то время все исчезло. Когда же мир снова вернулся, он был каким-то не таким... словно воздух был чужим или звуки шли на другой частоте... такое неуловимое... Не открывая глаз, Элия прислушалась, пытаясь понять, что происходит.

Анхало Хьюсс: Вокруг и в самом деле всё очень сильно изменилось. Прежде всего, здесь царила тишина: исчезли звуки странной машины, исчез шелест льющейся в бассейн воды. Исчезли вообще все звуки. Лишь где-то вдалеке словно бы завывал ветер, тоскливо и протяжно. К тому же здесь было холодно, гораздо холоднее: стылый сквозняк, веящий в помещении, почти мгновенно проскольнул под одежду. Да и внешне всё изменилось. Комната осталась той же самой, но в обстановке произошли значительные перемены. Не было сэра Анхало Хьюсса, только что стоявшего возле книжных шкафов: сами шкафы оказались разбиты и громоздились у стен двумя грудами обломков. Исчезла странная конструкция посреди комнаты: хотя на полу красовался начертанный мелом рисунок - такой же, как на бумажке в руке у Элии. Исчезли и шёлковые полотна: лишь кое-где свисали со стен обрывки. Вдобавок помещение было погружено в сумерки: из грозди светильников под потолком лишь два-три слабо тлели, остальные были разбиты. В открытую дверь была видна комната для омовений, тоже почти тёмная. Свет, слабо пробивавшийся через дверной проём, освещал пустые мёртвые бассейны и разбитые каменные фигуры псов. И из двери тянуло холодным ветерком.

Элия Тэн: Элия поежилась, открывая глаза и оглядываясь. Одно она могла сказать точно - комната, в которой она стояла, была не той комнатой, где она только что была. Ее скромных познаний в неизведанном хватило лишь на то, чтобы предположить, что она куда-то переместилась, оставалось лишь гадать - куда. Это помещение выглядело так, словно им сто лет уже не пользовались. В голове мелькнула безумная мысль, что она перенеслась в будущее, и по спине побежали мурашки. Вообще было очень страшно. Но не стоять же тутв ожидании, что явится сэр Анхало и заберет ее обратно. Произошло что-то непредвиденное, и, возможно, ей самой придется искать способ как вернуться. Чуть пошатнувшись, Элия добралась до двери и выглянула соседнюю комнату. Все тот же полумрак и запустение. Девушка осторожно пересекла помещение и стала подниматься наверх.

Анхало Хьюсс: Подняться в гостиную оказалось не так легко. Лестница была сплошь завалена обломками мебели, выглядевшей так, словно кто-то крушил её молотом. Казалось, некто наверху разгромил гостиную, а после просто свалил все останки интерьера в лестничный пролёт. Впрочем, через завалы обломков вполне можно было перебраться. Где-то посредине лестницы среди руин мебели обнаружился предмет одежды: через завал был перекинут невесть как оказавшийся здесь светло-серый плащ из плотной ткани, отороченный мехом. К пряжке плаща был прицеплен небольшой плоский бронзовый медальон на цепочке, с оттиснутыми на лицевой стороне странными значками. Похоже, плащ бросил здесь кто-то, кто проходил по лестнице раньше. Сэр Латхи? Возможно... Гостиная тоже изменилась до неузнаваемости. Полутёмное холодное помещение выглядело полностью разорённым: некогда роскошная обстановка исчезла. Дверной проём с сорванной дверью, ведущий на улицу, был до половины забаррикадирован обломками. И что поразительнее всего - сквозь проём холодным ветром заносило редкие снежинки. Снег лежал на баррикаде и на полу вблизи двери. Похоже, тёплый плащ снаружи пришёлся бы весьма кстати.

Элия Тэн: Пока Элия пробиралась наверх по захламленной лестнице, она успела зацепиться подолом лоохи за какой-то гвоздь и проделать в нем дырку, а торчащий обломок предмета мебели наградил ее занозами в ладони. Возле плаща Элия остановилась, рассматривая медальон. Опять непонятные значки... Девушка покачала головой и оставила плащ с медальоном в покое - лучше не рисковать. Впрочем, холодный ветер с улицы заставил ее призадуматься о своем решении. Она добралась до двери и, словно не в силах поверить в происходящее, коснулась снега рукой. Это природное явление заставило ее засомневаться в том, в Ехо ли она. Голова шла кругом. Впрочем, очередной порыв ледяного ветра отрезвил Элию, и она все-таки решилась сходить за плащом - перспектива простудиться в незнакомом месте ее не слишком радовала. Она осторожно накинула плащ, стараясь не касаться медальона - отцепить его ей не удалось, и, с трудом перебравшись через баррикаду, выбралась, наконец, на улицу.

Анхало Хьюсс: ...Прежний Ехо исчез. Синяя улица преобразилась. На первый взгляд дома остались прежними: но некоторые выглядели совершенно заброшенными, с выбитыми пустыми окнами и сорванными с петель дверями. Исчезли привычные фонари, вместо них теперь красовались другие - выточенные из какого-то чёрного камня и изображающие фигуры высоченных длинноногих птиц вроде цапель, каждая из которых держала в клюве фонарь в металлической оправе. Изменился и город. То тут, то там над крышами привычных низких домов вставали странные высокие здания с обилием башен и башенок: островерхие высокие крыши были крыты красной и коричневой черепицей. Полуразрушенный дом в дальнем конце улицы был облачён в строительные леса: похоже, его восстанавливали. Прохожих на улице почти не было: лишь поодаль брели по тротуару двое, мужчина и женщина, закутанные в меховые плащи. Мозаичная мостовая была запорошена снегом: с неба срывались редкие снежинки, кружась на ветру. А небо... Вот это, пожалуй, поражало сильнее всего. Не было больше белых небес, подёрнутых розоватой дымкой заката. Небо над городом было ЧЁРНЫМ. Угольно-чёрным, затянутым густыми тучами странного тёмно-синего цвета. Вдали над крышами в облаках утопал тусклый белёсый шар заходящего солнца.

Элия Тэн: Элия замерла, разглядывая странный город, который совершенно определенно не мог быть ее родным и любимым Ехо, где она прожила столько лет. Голова закружилась от охвативших ее чувств, и Элии пришлось прижаться спиной к стене дома, чтобы не упасть. Может, она просто спит и видит страшный сон? Какие жуткие фонари... странные высокие дома. Все такое чужое. Элии до боли захотелось вернуться в привычный ей Ехо, вновь увидеть его светлое небо и цветной закат... и... сэра Анхало, который смешал бы ей какой-нибудь вкусный коктейль и посоветовал бы побыстрее забыть об этом месте. Судорожно вздохнув, она отлепилась от стены и побрела по улице, сама не зная куда. Из людей она видела только парочку, идущую поодаль, но не бросаться же к ним с криками: "Где я? Что это за город? Как мне вернуться домой?"... Элия решила сначала осмотреться, попытаться понять, что к чему... Ей очень не нравился этот холод и снег, пусть даже снежинки и красивые. К тому же ноги в тонких сапожках быстро замерзли.

Анхало Хьюсс: Улицы квартала вроде бы остались прежними: но взгляд то и дело цеплялся за какую-нибудь несообразность. Над входами в некоторые заведения красовались вывески, исписанные вязью каких-то непонятных знаков. Двери многих зданий были украшены изображением широко раскрытого жёлтого глаза, заключённого в бело-красный зубчатый круг: непонятно, что должен был означать этот символ. Разрушенных домов вроде бы стало меньше: кажется, жизнь в городе всё же шла. Пару раз по улице проезжали амобилеры. Один раз мимо Элии, громыхая по мостовой, прошла целая колонна грузовых амобилеров с крытыми парусиной вместительными кузовами. У каждого на борту кузова был тёмно-серой краской начертан ещё один неведомый знак - стилизованный темно-серый паук. Прохожие всё чаще попадались навстречу. Странно было видеть вместо привычных ярких лоохи однообразные плащи с меховой оторочкой. Впрочем, у многих горожан плащи были украшены вышивкой. Вместо тюрбанов на головах у многих женщин и девушек красовались меховые шапки с плоским верхом: мужчины по большей части не покрывали головы. Всех горожан объединяло одно: странное, немного тревожное выражение, которое то и дело появлялось на их лицах. Некоторые при этом обычно бросали взгляд вверх - и тут же отводили, словно ожидая некоей неведомой угрозы с небес. И угроза пришла. Совершенно неожиданно из-за крыши одного из зданий вынырнула стая птиц. Пронесшись на малой высоте, они слаженно заложили вираж над крышами домов, словно окидывая взглядом улицу внизу. Крупные, с глянцево-чёрным оперением, они очень походили на воронов. Многие прохожие сбились с шага: кто-то тихо охнул. Стая, выстроившись правильным клином, неспешно описала над улицей правильный круг и пошла на второй заход. В их построении было что-то жутковатое: никакие нормальные птицы не стали бы держаться так ровно и так слаженно маневрировать. Птица, возглавляющая клин, вдруг сложила крылья и камнем пала вниз, навстречу Элии: остальные всё так же продолжали кружить в небесах. Хлопнув крыльями, вожак стаи опустился на перекладину фонаря на уровне лица госпожи Тэн - и уставился на неё непроницаемым взором круглых жёлтых глаз. Эта птица не походила на остальных. Большая, смахивающая на бровастую сову с зеленовато-сизым крапчатым оперением и маленькой бородкой под крючковатым клювом. Глаза у птицы были плоские и круглые: и в них совершенно явственно читался разум. Перед Элией был самый настоящий буривух. Правда, вид у него был странный: на шее, на тонкой металлической цепочке красовался бронзовый медальон с выгравированным в центре символом - тем же глазом в зубчатом круге, а на голове меж торчащих "ушек" сидела плоская чёрная шапочка с лакированным козырьком. - Стойте на месте и не двигайтесь. Плановая проверка! - холодным тоном объявил буривух. Голос его походил на человеческий, и всё же в нём слышались непривычные нотки. - Предъявите знак регистрации. Его взгляд зацепился за медальон на плаще Элии. Секунду-другую он внимательно изучал его; затем щёлкнул клювом. - Регистрация в порядке. Куда направляетесь?

Элия Тэн: Пусть это будет просто сон, кошмарненький такой сон... но меня разбудят, и я проснусь... И все это будет неправдой Эти мысли крутились у Элии в голове, когда она шла по угрюмому почти незнакомому городу. Что здесь случилось? Паук, глаз - какие неприятные символы... Куда делись яркие цвета и радостные лица? Плащи вместо лоохи - зачем было менять моду? Неожиданно появившаяся стая птиц оборвала поток мыслей Элии и девушка замерла на месте, глядя на их странный полет. К ее ужасу, одна из птиц, явно вожак, обратила на нее свое внимание. Внутри все похолодело, когда птица заговорила с ней. Но, очевидно, она поступила правильно, надев плащ и не сняв медальон. Зря она его боялась, наверное. Кажется, он помог ей избежать не самой приятной участи. Хотя расслабляться явно не стоило. Нужно было, например, придумать что ответить... А слова как назло куда-то все подевались. - Я... я просто... я иду... - проговорила Элия, глядя на буривуха. - Иду... в кондитерскую... - наугад ляпнула она.

Анхало Хьюсс: - В кондитерскую? - Буривух заморгал, повернул голову на сто восемьдесят градусов, словно выискивая взглядом упомянутую кондитерскую. Затем вновь перевёл взгляд на Элию. - Приезжая, да? - чуть менее неприятным тоном поинтересовался он. - Я и вижу: недавно зарегистрирована. Поблизости кондитерской нет. Была одна, "Сладкий дождь" - только её давно закрыли, а хозяин в бегах. Ближайшая - через три улицы, вон в той стороне. - Он показал крылом. - "Медовая роза". Держит какой-то иммигрантишка, но надёжный... Всё, проходите. - С этими словами он хлопнул крыльями и поднялся в воздух. Вороний клин моментально изменил курс, следуя за вожаком. Стая пронеслась над улицей и, забрав выше, взяла курс на одно из строений с высокими башнями.

Элия Тэн: Сердце Элии застучало так сильно, что она едва услышала последние слова буривуха. Здесь была кондитерская "Сладкий дождь"? В этом странном мире? Хозяин... в бегах? Хозяин... Может ли это быть...? Элия помотала головой, пытаясь привести мысли, заметавшиеся в голове словно стая испуганных птиц, в порядок, а ноги сами понесли ее на такую знакомую ей улицу. Ведь если кондитерская "Сладкий дождь" была когда-то здесь поблизости, то наверняка она стояла на том же месте, что и в привычном ей Ехо. Она не знала, зачем ей туда нужно идти, но упрямо шла. А там разберется... Впрочем, она подумала, что в "Медовую розу" тоже стоит заглянуть. Мало ли что. В голове промелькнула мысль о том, какие деньги тут принимают. Сомневалась она, что короны тут в ходу...

Анхало Хьюсс: Элии оставалось пройти всего пару улиц, когда из-за ближайшего угла донёсся слитный цокот по мостовой... копыт? Нет, когтей. Спустя несколько секунд из-за угла появились и проехали мимо четверо всадников. Правда, "всадниками" их можно было назвать с большой натяжкой. "Скакунами" этим четверым служили не лошади и не мулы - здоровенные голенастые птицы с вывернутыми коленями назад ногами. Тела этих созданий вместо перьев были покрыты чем-то вроде длинной, аккуратно расчёсанной синеватой шерсти, сквозь которую кое-где пробивались отдельные тонкие пёрышки. Короткие крылья были прижаты к бокам. Изогнутые голые шеи венчали хохлатые головы с сильными крючковатыми клювами и круглыми ярко-красными глазами, наполовину прикрытыми лошадиными шорами. На спинах у птиц крепились странной формы сёдла. Седок первой птицы выглядел не слишком необычно. Худой невысокий человек с зачёсанными назад жидкими волосами и неприятно бегающими по сторонам колючими глазами. В отличие от всех прочих встречных, на нём было настоящее лоохи - чёрное с синим, сколотое металлической пряжкой с изображением всё того же глаза. Одной рукой он придерживал поводья, другую зачем-то прятал за пазухой одежды. А вот трое его спутников... На спинах птиц, следовавших за "скакуном" лысого, восседали трое рослых и плечистых мужчин в длинных тёмно-серых плащах. Длинные, очень светлые волосы двоих были собраны в "хвосты"; у третьего, постарше, шевелюра была заплетена в две косы, лежащие на плечах. Чертами лиц незнакомцы странным образом напоминали недавно виденного Элией патрульного-буривуха: горбатые носы, большие жёлтые глаза, высокие скулы. Под плащами у всех троих виднелись кольчуги - причём не металлические, собранные из звеньев какого-то другого, странного на вид тёмного материала. В отличие от своего предводителя, желтоглазые были вооружены. Двое держали на весу копья с зазубренными наконечниками - опять же не из металла, скорее напоминающие заточенные плавники какой-то неведомой рыбы. У всех троих к седлу были пристёгнуты длинные свёрнутые кнуты, а у пожилого на поясе виднелся короткий меч без ножен с каменным клинком - именно каменным, плоским, со сколотой режущей кромкой.

Элия Тэн: Элия скользнула взглядом по необычной процессии. Она старалась не смотреть на них пристально - вдруг это будет расценено как оскорбление. Но эти всадники, несомненно, заслуживали внимания. Элия никогда прежде не видела и не слышала о таких птицах, и ей пришла в голову мысль о том, что эти существа могут быть созданиями из другого мира. Трое всадников выглядели очень уж воинственно, словно ожидали угрозы, и Элия отвела взгляд и зашагала вперед - до того места, где была кондитерская оставалось совсем немного.

Анхало Хьюсс: Наконец за поворотом Элии открылась знакомая улица. Здесь тоже многое переменилось. Во-первых, в дальнем конце улицы выросло одно из строений с башенками. Высокое и громоздкое, оно нависало над соседними домами подобно мрачному вековому дереву, широко раскинувшему свою "крону" из множества островерхих башен, произрастающих друг из друга. Над воротами "замка" красовалась хоругвь с уже виденным символом - серым пауком. "Сладкий дождь" остался на прежнем месте - но тоже выглядел совсем по-другому. Широкие окна сменились на небольшие, забранные витражами из ромбиков зелёного и жёлтого стекла в бронзовой обрешётке. Над входом горели два оранжевых фонаря, разгоняя сгущающиеся вечерние сумерки: вокруг фонарей кружился снег. В довершение всего прежняя вывеска сменилась на новую, гласившую: ТАВЕРНА "ПРЯНОЕ ДРЕВО". У входа в заведение понемногу собирался народ. Неожиданно до слуха Элии донёсся тихий плач. А вот и ещё одна перемена... Полусотней шагов дальше улица выходила на небольшую круглую площадь, окружённую близко подступающими домами. Посредине площади высилось несколько каменных столбов, вделанных в мостовую. И на одном из столбов, привязанный верёвками, висел полуголый человек со скрученными за спиной руками. Человек был определённо мёртв. Поникшую голову и плечи уже засыпало снегом: похоже, висел он здесь не меньше суток. От этого зрелища по коже пробирал мороз. В Ехо столь позорную казнь отменили ещё в конце эпохи Орденов. Однако собравшийся у дверей таверны народ почти не обращал на него внимания. У подножия столба с казнённым скорчилась коленопреклонённая женская фигурка. Девушка. Молодая, почти подросток: в поношенном плаще и без головного убора - соломенные волосы рассыпались по плечам. Девушка тихо, безнадёжно плакала, время от времени поднимая взор и вглядываясь в лицо несчастного. А вот лицо это... Вот это уже выходило за все рамки. Скорбное выражение исказило черты в последней судороге, веки были смежены - но ошибиться было невозможно: это было лицо сэра Риста. Студента, часто приходившего в кондитерскую Элии.

Элия Тэн: Элии пришло в голову, что эти дома с башенками построили чужаки, вроде тех троих, что проехали мимо нее на странных созданиях. Судя по тому, что жители выглядели запуганными, ничего хорошего эти чужаки не принесли в Ехо... Хозяйка кондитерской, хотя, возможно, и бывшая хозяйка кондитерской, замерла, глядя на то место, где в ее мире стояло дорогое ее сердцу заведение. Здесь оно было совсем другим... всего лишь таверна, где можно выпить и поесть, а не насладиться изысками кондитерского искусства... Элия вздохнула, делая шаг к двери - возможно, там удастся узнать что-то про "Сладкий дождь" и его хозяина? Но ее внимание привлекла такая непривычная в этом месте площадь и две фигурки - неподвижная и скованная горем. Сердце Элии дрогнуло, когда она узнала юношу... Как же так? Ведь Рист был таким славным молодым человеком... Вопреки всякому здравому смыслу - ведь если на эту пару не обращают внимания, значит, так и нужно делать - Элия направилась к девушке. Она присела рядом, осторожно положила руку ей на плечо. - Расскажи... Что случилось? Я могу как-то помочь? - мягко сказала она.

Анхало Хьюсс: От прикосновения Элии девушка дёрнулась, словно её ужалила змея, и подалась в сторону. Поднявшись с колен, она недоверчиво уставилась на незнакомку. В самом деле совсем молоденькая: по возрасту даже не студентка, а школьница. С исхудалого бледного лица смотрели запавшие глаза, под которыми залегли чёрные тени: щёки были мокры от слёз. Плащ на ней был изрядно потрёпан, ноги вместо обуви обмотаны какими-то тряпками до колен. В прежнем Ехо почти невозможно было встретить нищенку или бродягу - однако эта девушка как раз походила на бродяжку. Несколько секунд она разглядывала Элию: затем губы её дрогнули в жалком подобии улыбки. - Помочь? - В голосе её прозвучала горечь. - Ну, если ты только умеешь мёртвых с того света возвращать... тогда конечно, всегда пожалуйста, помогай!!! - Она жутко рассмеялась, и смех почти сразу перешёл в новый приступ рыданий. Появившийся из-за угла неподалёку воин с пикой наперевес - такой же светловолосый и желтоглазый, как и всадники на птицах - взглянул на плачущую девушку со смесью недовольства и жалости, проходя мимо. Плач довольно скоро сменился хриплым кашлем. Прокашлявшись и утерев лицо полой плаща, девушка вновь подняла взгляд на Элию. Глаза её всё ещё влажно блестели. - Ладно... Прости. Мне сейчас совсем худо. Это ведь брат мой... был. - Она кивнула на мёртвого: голос её снова дрогнул. Прижав ко рту ладонь, она снова закашлялась. - Тьфу. Простыла всё-таки... Эх. - Девушка неожиданно взглянула на Элию с некоторой надеждой во взоре. - Слушай... Скажи, у тебя монетки не будет? - Она выразительно взглянула в сторону "Пряного древа". - Мне бы сейчас горяченького чего-нибудь выпить, а не на что. Последние пол-короны могильщику отдала, чтоб Риста завтра схоронили...

Элия Тэн: Тоже поднявшись, Элия с сочувствием смотрела на девушку, потом порылась во внутреннем кармане лоохи, где всегда лежало несколько корон и горстей на неожиданные расходы, и, чуть помедлив, достала две короны. - Я давно не была в Ехо, не знаю, в ходу ли эти монеты, но если да - то возьми, пожалуйста, - сказала она. - Может, ты даже сможешь купить себе пару сапог... - ее взгляд скользнул по тряпкам, которыми были обмотаны ноги девушки. Потом она снова посмотрела на тело Риста. - Скажи... что с ним случилось? За что его так?

Анхало Хьюсс: - Две короны! - не поверила девчонка, уставившись на монеты на ладони Элии. Потом оглянулась по сторонам. - Слушай, спасибо... только ты такими деньгами лучше не свети: мало ли кто рядом будет, могут и отнять. Я вон сапоги продала, чтоб пол-короны на похороны собрать... Взяв одну корону с ладони девушки, она сунула её за пазуху плаща. Потом перевела взгляд на тело брата и горько вздохнула. - За что, говоришь... Да за песни. Мы с ним уличные музыканты были: он с лютней, я с бубном... - Она вытащила из-под плаща украшенный кисточками бубен и легонько стукнула в него кончиками полусогнутых пальцев. Инструмент, некогда роскошный, тоже выглядел потрёпанным: кожаная перепонка истёрлась, пары-тройки колокольцев не хватало, красные кисточки выцвели. - И на улицах играли, и в трактирах, где пускают... Ну и угораздило же Риста запрещённую песню спеть! То есть, не официально запрещённую, но всё равно - слова там были... ну, двусмысленные. А в трактире как раз шпион был, из "зыриков": ну, он и стукнул куда надо - мысленной речью, они это умеют. Мы и допеть не успели, как комиссар нагрянул. У них суд короткий: ну и вот... Приговорили Риста. В прошлую ночь это было... - Она жалобно шмыгнула носом и смахнула слёзы с глаз. - Ладно... - Она вновь посмотрела на Элию. - Слушай, пошли со мной в "Древо"! Вместе чего-нибудь съедим: а то ты, вижу, очень уж давно в Ехо не была, раз цен не знаешь... - Девушка невесело усмехнулась. - Хотя какой теперь Ехо... За это название теперь и штраф взять могут. Нет больше Ехо, и Королевства нет - есть Западные Колонии... Ладно, пошли!

Элия Тэн: Элия убрала вторую монетку обратно в карман. - За песню? - ошарашено переспросила она. - Как же здесь все изменилось... Она просто не могла поверить, что столь могущественный и процветающий город как Ехо могли настолько изменить... "Западные Колонии"... значит, она была права, здесь всем заправляли чужаки. Ее насторожила фраза о мысленной речи. Словно это было чем-то особенным, недоступным обычным людям. Впрочем, здесь и с погодой и небом творилось что-то странное. Возможно, как раз в магии и была проблема? Элия последовала за девушкой в сторону таверны. - Послушай, а ты не знаешь - ведь вместо "Древа" здесь раньше кондитерская была, "Сладкий дождь" - что с ней случилось? И с хозяином ее? - осторожно спросила она.

Анхало Хьюсс: - Кондитерская? - Девушка бросила взгляд на вывеску. - Ну да, была... только её уже лет десять как прикрыли. Хозяина на чём-то подловили: ну и вот, теперь здесь таверна. А хозяин... - Она вдруг осеклась и подозрительно взглянула на Элию. - Сбежал, в общем. - уклончиво закончила она. - Ну вот, заходи! Дверь в таверну отворилась перед ними. Внутреннее помещение бывшего "Сладкого дождя" преобразилось. Исчезли без следа прежние лёгкие столики: мебель в таверне была добротная и тяжёлая - широкие столы на мощных плахах и приземистые стулья, выстроенные по бокам от центрального прохода. Добрую треть одной из стен занимал громадный камин, забранный кованой решёткой, за которой билось пламя. Тепло волнами плыло по залу. Стены кое-где были украшены ткаными гобеленами, изображающими то неких неизвестных животных, то какие-то непонятные батальные сцены. Из дверей кухни тянуло малознакомыми, но вкусными запахами. У входа скучал охранник - седой усатый старик в чёрном, прошитом заклёпками плаще и с дубинкой на поясе. Народу в зале было немало. Большинство столов были заняты клиентами. Одни что-то жевали или прихлёбывали дымящееся питьё из больших кружек, другие просто о чем-то переговаривались, склонившись друг к другу. За одним из столов расположилась целая компания желтоглазых чужаков, сосредоточенно поглощавших еду: даже в помещении они не расставались с оружием. Девушка бесцеремонно уселась за один из свободных столов и жестом пригласила Элию присоединиться. - Доброго вечера. - К столу подошла рыженькая девушка-служанка в длинной клетчатой юбке, серо-красной блузке и светлом переднике. Смерив спутницу Элии недоверчивым взглядом, она выложила на стол перед посетительницами две книжицы меню. - Чего пожелаете?

Элия Тэн: Элии показалось, что эта девушка знает куда больше о хозяине кондитерской, чем рассказала. Но, наверное, сейчас стоило оставить эту тему. Как и город, таверна казалась совсем чужой. Здесь царила иная культура, совсем не то, к чему привыкла Элия, которая никогда не путешествовала даже в другие страны. Ее сердце сжала тоска, когда взгляд скользил по тяжелым столам и гобеленам и посетителям. Очень хотелось вернуться... Тепло охватило ее мягкой волной, ноги стало покалывать, пока они согревались. Элия хотела было снять плащ, но, увидев наряд девушки-служанки, передумала. Ее лоохи, возможно, привлечет ненужное внимание. Кто знает - может, они тоже под запретом. - Доброго вечера. Мне бы какой-нибудь суп неострый, - попросила Элия, раскрывая меню. - Что вы посоветуете? Она боялась увидеть в меню незнакомые названия. Возможно, если здесь что-то случилось с магией, то и многие блюда стало невозможно приготовить. Ту же камру, например...

Анхало Хьюсс: Названия в меню также оказались сплошь незнакомыми: благо, под каждым блюдом была указана его краткая характеристика и ингредиенты. Впрочем, не было никаких сведений касательно того, применялась ли при изготовлении блюда магия, и если да - то какой ступени. Всего в меню было два раздела: "Кухня метрополии" и "Колониальная кухня". Во втором разделе были указаны знакомые Элии блюда, десерты и напитки кухни Ехо. Выбор был не слишком велик, и всё же сделал бы честь трактиру средней руки в прежнем городе. Камра, по счастью, имелась, и даже в трёх видах - "Классическая", "Старый город" с чёрным ромом и тёртым миндалём, и "Столичная" - с доброй парой десятков дополнительных ингредиентов, особо дорогая, ценой в целую корону за кувшин. Первый раздел меню был чуть ли не в три раза обширнее и сплошь состоял из неизвестных блюд, ингредиенты которых тоже зачастую выглядели незнакомо. Как, например: *Голубь по-урхулански, с красными грибами под соусом Юп; *Джафонга с двумя полудесятками видом сыра; *Улитки, жареные в масле, с хоткайскими приправами; *Свиная поджарка Маюши с гарниром из годзимы и тушёной моркови-уйру; *Кульох фаршированный по-столичному; *Ракушки полосатые, печёные; *Пудинг "Чивхатра" с ягодной начинкой и тростниковым соусом; *Хлебные плоды, запечённые в кожуре. И ещё более сотни различных наименований. - Если желаете чего-нибудь горячего и не острого, могу посоветовать похлёбку по-иррашийски, с жёлтыми грибами и сыром. - заметила девушка. - Это из старой кухни. Из новой - суп Чушими или суп из моллюсков по-улфатийски без чеснока. Что выберете? - Мне по-иррашийски. - безапеляционно заявила спутница Элии, обращаясь к служанке: сунув руку за пазуху, она выложила на столешницу корону. - И камры кружечку. Да, и ещё... - она помедлила, - дай чёрного рома рюмочку. Нет, лучше две: мне и ей. - Она кивнула на Элию. - Мне за брата выпить надо...

Элия Тэн: - Да, мне тоже похлебку по-иррашийски и камру, - сказала Элия, закрывая меню. Экспериментировать с едой в этом незнакомом мире не хотелось. В меню было очень много незнакомых географических названий (ведь блюда часто называли по названиям местностей), и это пугало. Она подумала, что выпить рома - и в самом деле неплохая идея... И Риста помянуть, и самой взбодриться, может, хоть немного легче станет всю эту "реальность" воспринимать. Впрочем, она старалась не подавать виду, как ее все удивляет. - Кстати, меня зовут Элия, а тебя? - спросила она.

Анхало Хьюсс: - Прекрасно. Подождите немного, сейчас всё принесу. - Служанка слегка поклонилась и, шелестнув юбкой, повернулась и направилась на кухню. - Элия? - Девушка взглянула на собеседницу из-под чёлки. - Надо же. Где-то я твоё имя уже вроде как слышала... даже от кого-то знакомого... только вот от кого... А, ладно! А я Микка. Будем знакомы. - Она опёрлась локтями на столешницу и положила подбородок на скрещённые пальцы. - Говоришь, давно в столице не была? - поинтересовалась она вполголоса. - Знаешь, по тебе заметно. Ты на всё с таким удивлением смотришь, будто и не знала, что тут творится... Что, в тех местах, где ты бывала, даже газет не издают? И кстати, если не секрет - ты откуда? Она оглянулась по сторонам. - Мне можешь сказать, не бойся. - добавила она, понизив голос до шёпота. - Уж я-то точно "зырикам" не проговорюсь.

Элия Тэн: - Так заметно? - чуть смущенно сказала Элия. - Я когда-то тут жила, но потом пришлось уехать очень далеко. Там правда даже газет нет. Крошечная деревушка на окраине бывшего Королевства, - вдохновенно сочиняла она. - Если честно, я даже не знаю, куда пойти... Тут так все изменилось, что, возможно, и все мои бывшие друзья живут по другим адресам... - Она понизила голос. - Я надеялась найти хозяина "Сладкого дождя". Он мой очень хороший друг... был, по крайней мере. Инай Тэн его звали, - имя Элия прошептала едва слышно. Она очень давно не произносила его вслух... И она почему-то была уверена, что хозяином кондитерской в этом мире был именно он. А если ошиблась, ну так всегда можно сказать, что перепутала...

Анхало Хьюсс: - Инай Тэн? - Микка вскинула голову и уставилась на Элию. В её взоре промелькнуло изумление, скрыть которое было невозможно. - Инай... Тэн?!? - очень медленно, полушёпотом повторила она. Потом помотала головой, словно пытаясь стряхнуть налипшую на лицо паутину. - Погоди. Погоди-погоди, ты... В это время к столу приблизилась служанка, несущая широкий поднос. Молча выставив перед посетительницами две дымящиеся миски с похлёбкой, резные деревянные кружки и пару маленьких металлических стопок, она ещё раз поклонилась и отошла. Один из солдат за столом подозвал её жестом: видимо, собрался сделать заказ. Микка отстранённо взяла кружку, отхлебнула, не сводя глаз с Элии и словно бы даже не заметив вкуса. Вид у неё был такой, словно она в этот момент лихорадочно прикидывала, не врезать ли Элии этой кружкой со всего маха в лоб... Дверь в таверну скрипнула и приоткрылась: с улицы в помещение ворвался холодный ветер, неся с собой кружащиеся в воздухе снежинки. Вошедший человек прикрыл за собой дверь, огляделся по сторонам. Узрев за одним из столов Микку, он тяжело вздохнул - и подошёл ближе к девушкам. - Микка, вот ты где! Я понимаю, тебе сейчас тяжело - но ты не должна была вот так просто уходить! Мы же волнуемся... - В его голосе послышалась легкая укоризна. - Сидишь тут, пьёшь с посторонними. И почему бы тебе не представить мне свою... - Мужчина перевёл взгляд на Элию - и внезапно осёкся. - О небо! - Голос его прозвучал неожиданно сипло. - В-вы... Леди Элия? Вы? Здесь?!? Да, ошибиться было невозможно. У стола стоял и изумлённо глядел на Элию не кто иной, как сэр Латхи. Тот самый, через подвал чьего дома Элия и пришла в этот странный и жуткий город.

Элия Тэн: Элия испуганно смотрела на Микку - кажется, она все-таки сказала что-то лишнее. И теперь девушка ей ничего не расскажет. Элия молча взяла принесенную кружку, практически повторив жест Микки. Она начала подумывать, а не попробовать ли ей убежать... Уж больно безумный взгляд стал у Микки. Голос вошедшего заставил Элию вздрогнуть. Взгляд из испуганного стал удивленным, а потом в нем появилось облегчение. Хотя на душе у нее была такая смесь чувств, в которой разобраться было весьма и весьма не просто... Легче сойти с ума... - С-сэр Латхи? - тихо сказала она. - Я... о... как же я рада вас видеть! Я... я не знаю, что случилось... я... ничего не понимаю. Здесь так холодно и все такое чужое... - В ее глазах появилась мольба - словно она безмолвно просила Латхи забрать ее из этого места и вернуть в родной Ехо...

Анхало Хьюсс: - Старый, ты? - изумлённо выговорила Микка, обращаясь к Латхи. - Слушай, это Элия... она... - Девушка понизила голос. - Она спрашивала про Иная Тэна! Я... я не понимаю, это что же, она... - Тихо, девочка! - негромко велел Латхи, подняв руку. Микка подавилась окончанием фразы и умолкла. Сэр Латхи пододвинул один из стульев и подсел к девушкам. - Элия... - тихо проговорил он. - Значит, вы всё же пробрались в мой дом, так? И отыскали Храм? - Он вздохнул. - Что ж, я предполагал, что такое может случиться... К сожалению, обезопасить свой дом я не мог: я не спец в охранной магии. Одно вам скажу: зря вы так поступили. Здесь... В это время с улицы донёсся странный гулкий звук, напоминающий пение рога. Звук раскатился над городом в сгустившихся снежных сумерках, заставляя оконные стёкла мелко дребезжать и вселяя в сердце тоску и печаль... Латхи досадливо вздохнул. - Ну вот, ещё лучше! Слышали? Это сигнал отбоя: теперь все улицы между районами перекрыты до рассвета. Я не смогу провести вас к своему дому, обратно - чтобы пропустили патрули одной регистрации мало, понадобится пропуск, а у вас его нет. - Последнюю фразу он произнёс почти шёпотом. Микка недоумевающе переводила взгляд с Элии на Латхи, силясь понять, о чём идёт речь. - Ладно. - проронил Латхи. - Я вижу, вы заказали ужин: предлагаю вам отужинать, покуда не остыло - и с вашего позволения я присоединюсь. - Он повернулся к служанке. - Милая! Мне то же, что и этим барышням, плюс бутерброд с копчёной свининой. - Он вновь обратил свой взор на Элию. - Леди Элия, я понимаю, каково вам сейчас... Главное - не бойтесь: я понимаю, здесь всё слишком уж непривычно. И вам наверняка хочется узнать, что же всё-таки здесь происходит... Потерпите, всему своё время. Для начала вам нужно поесть и согреться.

Элия Тэн: Элия виновато смотрела в чашку с похлебкой, пока Лахти говорил, лишь слегка вздрогнув, когда раздался звук отбоя. - Это случайность, - тихонько сказала она. - Мой новый помощник, сэр Анхало, хотел поговорить с вами, и еще я беспокоилась за вас после вчерашнего... В доме никого не было, а потом мы услышали странный звук из подвала... И нашли ту комнату. А еще раньше я нашла листок бумаги, вырванный из книги, и прочитала вслух два слова. И вот... - Элия пожала плечами, поднимая виноватые глаза на сэра Лахти. - Я сама виновата в случившемся... Но я думала - вдруг вам нужна помощь, а получается, что помощь нужна мне... Она взяла ложку, но вкус похлебки почти не чувствовала. В душе она корила себя за то, что поступила так неосторожно. Не надо было вообще пробираться в чужой дом... Но помимо огромного желания вернуться в свой родной Ехо, ей очень хотелось узнать, почему Микка так отреагировала на имя Иная. Впрочем, действительно, всему свое время... и Элия продолжила есть похлебку, которая приятным теплом ложилась на желудок.

Анхало Хьюсс: - Ладно, это в прошлом. - Латхи вздохнул. - Знаете, если... то есть, когда выберетесь отсюда, можете не беспокоиться о том, что проникли в мое жильё. Вам я это могу простить. И всё же зря вы в это ввязались... - Старый, да о чём ты? - недоумённо вмешалась Микка. - Вы ведь знакомы, я правильно поняла? Но в таком случае... - Не вмешивайся. - осадил её Латхи. - Всему свое время: я тебе потом как-нибудь объясню. Кстати, вот и мой заказ. Служанка поставила перед новым гостем поднос. Поблагодарив её кивком и вложив в руку монету, Латхи первым делом взял со стола рюмку с ромом. Повёл над ней носом и тяжело вздохнул. - Ладно. Значит, за Риста... У тебя хороший брат был, Микка; светлого ему посмертия. Жаль его. - С этими словами он отпил из рюмки. - Да. Светлого посмертия. - сдавленно повторила девушка. - Прощай, Рист... когда-нибудь встретимся. - Голос её прервался; она прикрыла глаза и две слезы скатились из-под век по её щекам. Одним глотком она осушила свою рюмку.

Элия Тэн: - Понимаю, что зря... - вздохнула Элия. Она тоже подняла рюмку: - За Риста, - сказала она, выпивая жидкость одним глотком. Было странно помянуть того, кто в параллельной реальности был жив-здоров и сейчас, наверное, сидел за учебниками или в трактире с приятелями. Все произошедшее вдруг навалилось на Элию непомерной тяжестью. Возможно, дело в роме или же в дикой смеси ощущений, но у нее начала кружиться голова, а глаза - слипаться. Хотелось лечь под теплое одеяло и сразу уснуть, а, проснувшись, обнаружить себя дома, в родном светлом Ехо... Элия помотала головой, пытаясь прийти в себя.

Анхало Хьюсс: Спустя некоторое время с ужином было покончено. Утерев руки салфеткой, Латхи поднялся из-за стола. - Что ж... Полагаю, леди Элия, вам стоит пойти с нами. - Он бросил многозначительный взгляд на Микку: та едва заметно кивнула. В это время дверь в таверну вновь отворилась. В зал вошли двое человек: оба - в уже виденных Элией черно-синих лоохи, оба прячут одну руку за пазухой. Зловеще сверкнул символ глаза на пряжках плащей. При виде их Латхи ощутимо напрягся, и не один он. Все разговоры, звучавшие за столами, как-то враз стихли: посетители уткнулись взглядами в свои миски и кружки. Лишь желтоглазые воины медленно распрямили спины, повернувшись к вошедшим: в их взорах сквозила откровенная неприязнь. - Комиссары! "Зырики"! - еле слышно шепнула Микка, склонившись к Элии. - Тише. Потихоньку встаём и уходим... Двое типов медленно двинулись по проходу между рядами столов, окидывая взорами помещение. От этих взоров было невозможно укрыться: казалось, у каждого комиссара из глаз исходят два невидимых луча, прощупывая помещение. Люди за столами съёживались, сутулились, склоняя головы, когда жуткие гости проходили мимо... ...И внезапно тишину помещения, нарушаемую лишь потрескиванием огня в камине, прорезал судорожный вскрик. Один из посетителей, лысый грузный человек в круглых очках, дёрнулся назад, заслоняясь скрещёнными руками от беспощадных взглядов. Пряжка с глазом на плече одного из комиссаров тотчас налилась неярким красным свечением и мигнула. - Есть! - торжествующе выкрикнул комиссар, выдернув из-за пазухи руку и обличающе наставив её на толстяка. Теперь стало ясно, отчего он прятал её под плащом: кисти руки не было - запястье заканчивалось тупой культёй. Толстяк, вскочивший было со стула, тяжело осел назад, словно враз лишившись сил. - Есть! - повторил безрукий. - Незарегистрированный. Эй, вы! - Он повернулся к желтоглазым воинам за столом. - Взять его! Чужаки явно не спешили исполнять его приказ: двое обменялись флегматичными взглядами, ещё один нехотя отвернулся. - Кому сказано, взять! - В голосе комиссара прозвучал металл. Двое солдат нехотя поднялись из-за стола. Подойдя к толстяку с боков, они взяли его за локти и подняли со стула. - Так, уходим! - тихо велел Латхи. Пройдя к двери, он отворил её, поманил за собой девушек - и вышел наружу.

Элия Тэн: Элия была потрясена увиденным. Люди искренне боялись этих людей в синих лоохи. Обрубленная рука... она же абсолютно точно об этом читала. Кажется, речь шла об Ордене ледяной руки? Элия бросила сочувствующий взгляд на пойманного мужчину и вышла вслед за Латхи, запахнув поплотнее плащ навстречу холоду. Меньше всего ей сейчас хотелось вляпаться в какую-нибудь историю. Того, что с ней случилось было достаточно. Непривычно холодный воздух обжег лицо. Все-таки к холоду сложно привыкнуть... Особенно если всю жизнь прожил в тепле.

Анхало Хьюсс: На улице окончательно стемнело. В свете фонарей кружился снег. Прохожих почти не было. Латхи жестом подозвал обеих спутниц - и направился вдоль по улице, в сторону набережной. Фонари на столбах-цаплях уже зажглись, озарив тротуары зыбким сиянием. Окна многих домов были освещены. Пару раз мимо проезжали амобилеры с эмблемой паука на кузове, обдавая улицу светом фар. Один амобилер проехал в сопровождении доброго десятка желтоглазых верхом на птицах: воины замотали лица шарфами и надвинули капюшоны, став похожими на каких-то жутковатых призраков с копьями наперевес. Наконец Латхи вывел девушек на набережную Хурона. Тёмная гладь реки была закована меж двух гранитных берегов. Как ни странно, лёд не сковал Хурон: лишь кое-где по воде проплывали отдельные льдины, белея в темноте. Вдали по набережной у самого парапета прохаживались двое воинов с фонарями и копьями на плечах. Снег кружился над рекой. - Сюда! - Латхи подвёл девушек к узкой каменной лестнице, ведущей вниз, на небольшую каменную площадку, выступающую из отвесной стены набережной. У площадки виднелась пришвартованная лодка с загнутым вверх носом и ребристыми бортами. Сведя своих спутниц по лестнице, Латхи помог им взобраться в лодку и отвязал канат. Течение подхватило лёгкое судёнышко, и оно медленно устремилось вперёд. - Усаживайтесь. - он указал на скамьи. Сам же взял со дна лодки длинное весло - и, выпрямившись во весь рост, принялся загребать им, подправляя курс лодки. Одетые в камень берега Хурона медленно проплывали мимо: редкие льдинки тихо шуршали о борт.

Элия Тэн: Снег ложился на волосы и кожу неприятными холодными каплями, и Элия накинула капюшон плаща, кутаясь в него, словно надеясь, что ткань плаща отгородит ее от этого чужого мира. Ей не нравилось такое обилие вооруженных людей на улицах города. Было в этом что-то неправильное. Создавалось впечатление, что чужаки и, возможно, эти, из Ордена, навязали свой режим, и всех несогласных просто убивали. Жить в постоянном страхе... это просто кошмарный сон. Погруженная в невеселые мысли, Элия даже не сразу заметила, на чем их собирается везти Латхи по Хурону. Лишь когда лодка отчалила, она судорожно вцепилась в скамью, на которую почти упала - силы куда-то улетучивались с каждой минутой, словно здешняя атмосфера их высасывала. - Куда... куда мы направляемся? - спросила она, стараясь не показывать свой испуг перед подобным средством передвижения. - Нам долго плыть?

Анхало Хьюсс: - Да нет, не особенно... - проронил Латхи. Всё его внимание было поглощено маршрутом. Лодка мерно шла по глади Хурона, изредка огибая особо крупные льдины. Порой над головами проплывали фонари, высящиеся на берегах канала: их блики подрагивали на воде. - Холодно? - поинтересовалась Микка, придвинувшись ближе к Элии. - Ничего, потерпи: скоро будем на месте, там теплее. Постепенно внешний вид канала изменился. В стенах слева и справа начали попадаться внушительные арочные проёмы широких тёмных тоннелей, заполненных водой: казалось, это какие-то таинственные подземные притоки Хурона. Когда лодка проходила мимо, оттуда слегка тянуло теплом - и странными, подземными запахами. Наконец впереди во тьме обозначились контуры мощного, вознесённого над водой на опорах сооружения, расцвеченного фонарями - моста Гребень Ехо. Именно в этот момент Латхи повёл головой по сторонам, словно высматривая что-то - и неожиданно, двинув веслом, направил лодку прямо в один из тоннелей. Судёнышко плавно вошло под каменные своды: кружащиеся снежинки враз исчезли - и вокруг сомкнулся мрак. - Теперь тише. - полушёпотом произнёс Латхи. Элия почувствовала, как Микка взяла её за руку, слегка пожав запястье: дескать, не бойся. Некоторое время лодка плыла в полной темноте: в тишине слышались лишь мерные всплески весла. Потом Микка рядом завозилась на скамье, что-то щёлкнуло - и своды тоннеля неожиданно озарились тёплым оранжевым светом: девушка зажгла фонарь, прежде спрятанный под скамьёй. Тени легли на её лицо, придавая ему необычный вид. Лодка плыла по неширокой подземной реке меж узких каменных бережков, под высокими гранитными сводами тоннеля. Кое-где от основного русла отходили другие "притоки", тоже уходящие в тоннели. Под потолком тянулись длинные ветвящиеся керамические трубы. Как ни странно, здесь было тепло - гораздо теплее, чем снаружи. - Здесь проходят трубы городской системы отопления. - пояснил Латхи. - Поэтому тут всегда тепло. По крайней мере теперь, когда наверху зима: в прежние времена особой нужды в отапливании домов не возникало... Лодка свернула в очередной проток. Латхи отложил весло и уселся на скамью напротив Элии и Микки. - Ну вот, теперь грести не надо: течение само принесёт нас. - Он выдержал паузу. - Что ж, леди Элия, думаю, у вас накопилось немало вопросов ко мне и к Микке? Теперь у нас есть возможность поговорить.

Элия Тэн: -Холодно, - кивнула Элия. - Совсем не тот климат, к которому я привыкла... Она уже устала пугаться и удивляться всему происходящему, и немного отрешенным взглядом смотрела по сторонам. Она заморгала, когда в темноте вдруг вспыхнул фонарь, и скинула капюшон, чувствуя, как ее охватывает тепло. - Да, вопросы есть, конечно, - слегка улыбнулась она. - Я уже поняла, что это совсем другой вариант Ехо чем тот, в котором я жила... Сейчас здесь всем заправляет Орден ледяной руки? А кто эти воины? Почему здесь так много всего чужого, и почему название "Ехо" вдруг стало запрещенным? Что случилось с погодой, почему так холодно? И... - Элия кинула взгляд на Микку, - что случилось с Инаем?

Анхало Хьюсс: - Эх, леди Элия... - Латхи горестно вздохнул. - Вы правы, это совсем не тот Ехо, к которому вы привыкли. Прежнего Ехо не стало более пятидесяти лет назад... Боюсь в это поверить, но, быть может, отчасти это - наша вина; точнее - вина нашего Ордена, Ордена Бегущего Песка... В своё время мы слишком заигрались с исправлением ошибок истории. - Орден? - вновь перебила Микка. - Слушай, ты об этом не рассказывал! И какой такой "другой вариант"? - Она повернулась к Элии. - Ты что, из старого Ехо? Сама говорила, что "давно не была в столице". А... - Микка, помолчи хоть немного! - досадливо оборвал её Латхи. - Всему своё время: сейчас мне нужно поговорить с Элией. Понимаешь? Девушка, обиженно надувшись, отвернулась и демонстративно уставилась на плещущиеся у борта волны подземной реки. Латхи вновь обратил свой взор на Элию. - Думаю, я должен рассказать вам всё с самого начала. Мы скоро будем проплывать черед одно интересное место: вы сможете увидеть всё наглядно... Итак. До определённого времени история этого Ехо шла своим чередом. Собственно, никакого "того" и "этого" Ехо тогда ещё не было: Ехо был всего один. А потом... Он вновь вздохнул. - А потом произошли некоторые... м-м... события, в корне переменившие картину мира. И тогда настало разделение. Время распалось на два потока, в каждом из которых история пошла своим чередом. В вашей ветви времени всё шло по-прежнему: и в столице по сей день правят Король и Семилистник, а небо над миром по-прежнему бело. А вот здесь... Кстати, мы уже доплыли до места. Лодка совершила плавный поворот - и вышла в широкий канал, гранитные своды которого терялись во мгле. Здесь течение было почти незаметным: судно поплыло гораздо медленнее, чем раньше. Латхи поднялся на ноги и указал рукой в сторону ближайшей стены. И вот теперь стало видно, что стены тоннеля через равные промежутки расписаны яркими фресками. Свет фонаря выхватывал из темноты удивительно живые картины высотой в три человеческих роста, написанные ничуть не поблекшими красками прямо на отшлифованном камне. Казалось невероятным, что кто-то мог сотворить такое глубоко под землёй. - Это сделал один из наших. - промолвил Латхи. - Талантливый мальчик: бывший магистр Ордена Пёстрых Поверхностей. Только им известна магия, способная уберечь краски от сырости и холода... Смотрите туда, леди Элия: здесь начинается история нового Ехо. - Он указал на первую фреску. Картина изображала знакомые улицы Ехо ясным днём. Всё выглядело привычным: приземистые широкие дома, мозаичные мостовые, расхаживающие повсюду горожане в ярких лоохи. Позади наползающих друг на друга улиц виднелась городская стена, за ней - лесистые холмы... А над холмами, над горизонтом вздымался чудовищный изогнутый чёрный столб, упирающийся в зловещую тучу, затянувшую полнеба. Вокруг столба можно было разглядеть тщательно прорисованные обломки строений, вырванные деревья, крошечные беспомощные фигурки людей и животных, подхваченных вращением. Смерч. Чудовищный смерч. - Всё шло своим чередом. - промолвил Латхи. - Но однажды всему настал конец. В шестьдесят втором году Эпохи Кодекса на Ехо двинулся Великий Шторм. Страшный ураган, пришедший откуда-то с севера, сметавший всё на своём пути. Ничто не могло его остановить. Северные рубежи Хонхоны постигло ужасное бедствие. Всего за несколько суток были разрушены почти все города восточнее Хурона. Кто-то впоследствии предположил, что это была месть одного из Великих Магистров. Но лично я в этом сомневаюсь: вряд ли у кого-то из них были силы, способные подчинить стихии неба и моря... Как бы то ни было, ураган шёл на Ехо. Казалось, гибель неминуема. Но... Он кивнул в сторону следующей фрески, мимо которой проходила лодка. На ней была изображена вершина горного пика на фоне небес, затянутых бешено клубящимися чёрными тучами. Чёрный столб смерча, невообразимо огромный, нависал над вершиной скалы... И на вершине этой виднелась маленькая фигурка в развевающихся белых с синим одеждах, с воздетыми над головой руками. Лица неведомого героя не было видно: его скрывала густая тень. Вокруг его фигуры разливалось ослепительное свечение, а от воздетых рук струились во все стороны яркие молнии. - Нас спас Великий Магистр Нуфлин Мони-Мах. Когда ураган уже был готов обрушиться на город, он выступил ему навстречу. Говорят, в тот день он переступил предел своих сил и призвал свою самую сильную магию. Ураган рассеялся без следа. Город был спасён. Ликованию граждан не было предела: казалось, всё хорошо. Однако спасение далось нам дорогой ценой... Латхи понурил голову. - Великий Магистр Нуфлин не смог оправиться после столкновения со стихией. - бросил он. - В тот день он вынужден был сотворить заклятие, отбирающее саму жизнь в уплату за могущество. Он вложил в заклинание собственную Искру, чтобы спасти город. После этого он прожил всего полгода... а потом угас. В день его смерти вся столица облачилась в траур...

Элия Тэн: Элия коснулась руки Микки, словно упрашивая ее не обижаться, а сама внимала сэру Лахти. То, что он рассказывал, не было совсем у невероятным. Элия вдруг поняла, что она воспринимает это как часть истории, истории мира, в котором она живет. В конце концов, это мир, где магия позволяет делать удивительные вещи... Она с интересом разглядывала фрески... Кстати, наглядный пример использования магических сил. - Значит, до сих пор неизвестно, что вызвало такую ужасную бурю? - спросила она. - Представляю горе жителей Соединенного Королевства... Но что произошло потом? Неужели Орден ледяной руки предпринял попытку захватить власть?

Анхало Хьюсс: - Ах, леди Элия, поначалу об этом конечно и речи не шло... - Латхи покачал головой. - Никто не мог предвидеть, что случится потом. Он повёл рукой в сторону следующих двух фресок. Первая изображала скорбную церемонию: сумрачная усыпальница и десятки мужчин и женщин в бело-синих одеждах с пряжкой в виде семилистника, со свечами в руках выстроившихся в две шеренги по бокам резного каменного саркофага, покрытого знаменем Королевства. Вторая - просторный светлый зал с высокими витражными окнами, своды которого поддерживали увитые плющом колонны. Толпа магистров и послушников Ордена Семилистника преклоняли колено перед невысокой пожилой женщиной, на воздетых ладонях которой сверкал амулет в виде розетки из семи листков. Сияющий Семилистник, реликвия Ордена. - Власть в Ордене унаследовала леди Сотофа Ханемер. - продолжил Латхи. - Ей удалось приструнить интриганов, зашевелившихся после кончины Нуфлина. Около полугода всё шло относительно благополучно. А потом произошло событие, ставшее началом конца. Латхи указал на пятую фреску. Та изображала столичный порт: тянущиеся ввысы мачты кораблей, контуры маяка на фоне подёрнутого алой дымкой заката неба... Передний план занимал громадный чёрный корабль странных очертаний, с необычным расположением такелажа на мачтах. По трапу с борта корабля сходили вооружённые люди - те самые желтоглазые и светловолосые чужаки, которых Элия видела на улицах и в таверне. Каждый был обвешан оружием: некоторые тащили на плечах сундуки и тюки. На причале пожилой воин в увенчанном короной шипов шлеме и панцирных доспехах - явно их предводитель - вручал какой-то свиток нескольким королевским чиновникам. - В Ехо прибыли несколько кораблей из далёкого Арвароха. Да, леди: те, кого вы видели на улицах - арварохцы. На тех кораблях их приплыло около тысячи... При них было послание от самого императора Тойлы Лиомурика, адресованное королю. Надо сказать, незадолго до этого Орден Семилистника оказал некоторую услугу императору: и теперь тот писал, что в благодарность дарит его величеству гвардию. Две полутысячи отборных воинов клана Железнобокого Хуба - того самого серого паука, что у них на гербе... Арварохцы по праву считаются лучшими воинами Мира. Король поначалу хотел отвергнуть столь щедрый подарок: однако простой отказ был бы знаком бестактности. Несколько суток ушло на составление ответа... И этих суток им вполне хватило, чтобы подготовить удар.

Элия Тэн: - Ар-арварох? - удивленно переспросила Элия, разглядывая фреску. Если так подумать, она арварохцев-то и не видела никогда. Да и вообще мало что про них знала, поэтому ей и показалось все таким чужим, наверное. Словно из другого мира. - Но как же?.. Почему?.. Мне казалось, что они прекрасно жили на своем континенте, и им дела не было до остального мира...

Анхало Хьюсс: - Вот так-то и остальные думали. - вмешалась Микка, повернувшись к Элии. - Забыли, что для арварохцев любимое дело - война, а смысл жизни - завоевания. А когда завоёван весь свой материк, остаётся только позариться на чужие земли... - В этом Микка права. - кивнул Латхи. - Соединённое Королевство на протяжении многих лет ограничивало амбиции арварохцев, не позволяя их войнам выплеснуться за пределы континента. "Прекрасная" жизнь на Арварохе на самом деле - бесконечная череда войн, резня между кланами и родами. Того же Тойлу Лиомурика пытались свергнуть как минимум тридцать раз - и в некоторых случаях это почти удалось... Как бы то ни было, император затаил обиду: и тут наконец подвернулся хороший повод отомстить за многолетнее унижение. Конечно, в одиночку арварохцы не смогли бы осуществить свой план: но у них, как оказалось, был сильный союзник... - Латхи мрачно кивнул в сторону стены. Новая фреска изображала тронный зал, выполненный в совершенно невероятном архитектурном стиле. Витые полупрозрачные колонны, поддерживающие потолок; расположенные в странном порядке ажурные окна неправильных форм; пышные гобелены и свисающие с потолка знамёна с какими-то невероятными гербами... На ступенчатом возвышении располагался трон, топорщащийся во все стороны веерами острых отростков и выглядевший так, словно был вырезан из кости или дерева. Трон занимал внушительный мужчина в струящихся одеждах и доспехах, голову которого скрывал резной костяной шлем с клювовидным забралом, смахивающий на голову птицы. По бокам от трона замерли двое громадных воинов, полностью закованных в доспехи из какого-то материала, похожего на панцири гигантских насекомых... А перед троном замерли несколько коленопреклонённых фигур в чёрно-синих одеждах: у предводителя делегации вместо одной руки была култышка, а на плече восседал нахохлившийся буривух. - Магистры Ордена Ледяной Руки. - Латхи словно выплюнул эти слова. - Как оказалось, нескольким ублюдкам в Смутные Времена удалось сбежать из столицы - и ветры судьбы занесли их на Арварох. У них явно зрел план мести, и они заручились поддержкой сильных союзников. К несчастью, у одного из этих мерзавцев был ручной буривух... ну, "ручной" - понятие относительное. Не знаю, что свело их вместе, но факт остаётся фактом: с помощью этой птички Орден задурил арварохцам мозги. Арварохские буривухи в большинстве своём слишком спесивы, чтобы общаться с людьми - а этот оказал императору свою "милость", снизойдя до него. Похоже, они поверили в то, что их "священный долг" - сокрушить Соединённое королевство, столь долго препятствовавшее их завоеваниям. И один из арварохских кланов, клан Железнобокого Хуба, принёс присягу Ордену. - Латхи печально усмехнулся. - Магия объединилась с силой, и их союз оказался удачным. Следующая фреска изображала какое-то тёмное помещение, перегороженное длинным столом. За столом восседали мужчины и юноши в чёрно-синих лоохи: у некоторых, тех что постарше, уже не хватало одной руки. Возглавляющий собрание пожилой магистр с буривухом на плече что-то разъяснял соратникам, водя пальцем по расстеленной на столе карте Ехо. За спинами магистров выстроились воины Арвароха, склонившиеся над столом и тоже рассматривающие карту. - Они тщательно спланировали свою атаку. За пару сотен дней до визита арварохской делегации в город тайно прибыли члены Ордена. Послушники, из числа тех, кто ещё не лишился руки, стали их шпионами: опознать их было невозможно. Они тщательно изучили столицу. Некоторые из них даже устроились на работу курьерами в Дом у Моста и кое-какие другие заведения, соединённые тайными ходами с Иафахом, резиденцией Семилистника. К моменту прибытия арварохцев они ознакомились с путями, ведущими в резиденцию, и спланировали атаку. И вот, в одну из ночей... - Он указал на новую фреску. На ней разворачивалась батальная сцена. Улицы ночного Ехо были охвачены огнём - странным, мертвенно-синим пламенем, пожирающим каменные стены словно сухое дерево. Арварохцы в развевающихся плащах и тускло сверкающих доспехах рубили и кололи беспорядочно отступающих полицейских: мостовую устилали трупы. На переднем плане схватились двое магов. Один, в чёрно-синем лоохи, с размаху вонзал оплетённую синими молниями культю в грудь второму, в бело-голубых одеждах, меж воздетых ладоней которого полыхал огненный шар. У магистра Ледяной Руки лицо было искажено злобной радостью, у магистра Семилистника - болью.

Элия Тэн: - Месть. Все дело в этом, - покачала головой Элия, с грустью рассматривая последнюю фреску. - Ярость и безумный блеск в глазах. И смерть... горе... утрата... - Ее голос становился все тише к концу предложения. Потом она качнула головой, словно вырывая себя из мыслей. - Но судя по тому, что сейчас творится в городе, горожане пытались восстать против нового режима, так? Иначе бы не стали такие ограничения вводить... И следить за всеми. Даже песни запретили, и названия... Власть ценой страха. Хуже не придумаешь!

Анхало Хьюсс: - Правильно думаешь! - Повернувшись к Элии, Микка улыбнулась: улыбка, правда, вышла не слишком весёлая. - Конечно, никто не был доволен тем, что случилось. Но в первые сутки никто ничего толком и не понял. - Именно так. - подтвердил Латхи, указывая на следующие две фрески. Первая изображала заросший сад, охваченный огнём: на заднем плане виднелись стены Иафаха. Меж стволами пылающих деревьев мелькали тёмные фигуры сражающихся магистров: кое-где воздух пронзали синие и зелёные молнии. Искры тучами взвивались в ночное небо. Сцена на следующей фреске была исполнена тоски. На ней в серых тонах была изображена широкая улица, опалённая пожаром ночных боёв: а на заднем плане высился Иафах - и над ним в небе расползалась гигантская клякса угольной тьмы, поглощая привычное небо. По краям кляксы вскипали синей пеной тучи. Люди на улице опускались на колени и закрывали лица ладонями, не в силах видеть творящегося в небесах кошмара. - В ту ночь было взято большинство заранее намеченных зданий: по тайным ходам магистры Ледяной Руки прорвались в Иафах. Никто не ожидал нападения, и никто не смог быстро организовать оборону. Нуфлина больше не было, а леди Сотофа... она всё же была целительницей, а не воительницей, и мало смыслила в искусстве войны. До рассвета большинство магистров и послушников были либо перебиты, либо захвачены в плен. А на рассвете... - Латхи на миг прикрыл глаза. - На рассвете мы все увидели, как небо над городом, только-только налившееся утренней белизной, пожирает чернота. Чернота, возникшая над резиденцией Семилистника и расползающаяся во все стороны... И тогда все поняли, что настал конец. Многим довелось пережить Смутные Времена, и им были известны цвета ордена, который в знак триумфа расцветил небо над столицей по своему вкусу. Латхи поднял руку и указал на следующую фреску. На ней был изображён берег, поросший чахлой травой, припорошенной снегом. На заднем плане виднелись очертания кварталов Ехо, над которыми раскинулось чёрное небо, затянутое синими тучами. Поодаль высились мрачные стены замка, вид которого был знаком каждому горожанину - тюрьма Холоми. Ворота тюрьмы были открыты настежь, и в эти ворота втягивалась длинная процессия закованных в кандалы пленников. Они брели под снегопадом, понурив головы и ссутулившись. В толпе можно было разглядеть лица тех, кто в прежнем Ехо пользовался немалой известностью. Служащие Городской полиции, королевские чиновники, даже пара сотрудников Тайного Сыска. За заключенными пристально следили арварохские солдаты с пиками и несколько магистров Ледяной Руки с эмблемой глаза на пряжке лоохи. - Все, кто мог представлять какую-то угрозу для новой власти, были заточены в Холоми: некоторых публично казнили для пущего устрашения. После этого первое время никто не смел поднять голову: столицу охватил всеобщий ужас. Что самое печальное, все прочие провинции после известия о взятии Ехо сдались без боя: страна была ослаблена после недавнего бедствия и оказать сопротивление никто не решился. Орден разослал своих наместников во все концы Королевства. После этого само Королевство перестало существовать: теперь эти земли стали Западными колониями Арварохской Империи. А потом... Последняя фреска изображала заснеженные улицы Ехо. С чёрных небес срывался снег, ложась на мостовую и одевая фонари и деревья в белые шапки. Прохожие кутались в меховые плащи. А высоко в небе на фоне снеговых туч парила стая чёрных птиц, словно высматривая добычу. - Потом настала зима. Холодная и снежная зима, которая сковала весь Угуланд. - печально проговорил Латхи. - В провинциях климат остался прежним: надо же где-то вести хозяйство и выращивать еду... Однако в этих землях зима длится уже более пятидесяти лет. Большинство горожан первое время жили в ужасе... а потом привыкли. Как оказалось, многие из них отнюдь не собирались выступать против новой власти и умирать "за короля и отечество". Некоторые горожане даже пошли на службу к оккупантам, вступив в ряды новой городской полиции... - "Бдительное Око". - с ненавистью проговорила Микка. - "Зырики". Это те, которые с глазом на плащах, ты видела. - Да, именно они... Сегодня эти мерзавцы контролируют весь город. Младшие магистры Ордена - комиссары, высшие чины: простые люди - рядовые... Использование магии дозволено только членам Ордена. Что хуже всего, на службе у "Ока" состоят ещё и птичьи воздушные патрули, возглавляемые буривухами. Как оказалось, некоторым из этих птиц не чужда жажда власти... Большинство предпочли остаться в стороне, но те, что помоложе, прельстились ролью господ и взялись сотрудничать с завоевателями. Буривухи возглавляют отряды птиц-карателей: такие твари вроде ворон, только оперение и клювы у них прочнее стали. Одна такая стая в считанные секунды способна оставить от человека мокрое место... Ясное дело, их все боятся. Латхи проводил взглядом последнюю фреску. - Ну вот, леди Элия... Теперь вам кое-что известно. Думаю, теперь вы понимаете, почему я сказал, что вы зря ввязались в это.

Элия Тэн: Мрачные фрески сковывали сердце Элии печалью и тоской, пусть речь шла об истории другого, чужого для нее мира. - Неужели так бессильны оказались маги Ехо? - словно не веря, проговорила она. - А как же Тайный Сыск с его могущественными сотрудниками? Сэр Джуффин Халли, сэр Кофа Йох? Они пережили Смутные времена, но не смогли справиться с этим нападением? - Элия покачала головой, глядя на последнюю фреску. - Да... обстановка в городе мне теперь понятна... Кто же знал, что все так обернется? - она вновь виновато пожала плечами. - Но если нельзя сейчас вернуться, то нужно как-то дожить до того момента, кода будет можно, верно? Она помолчала немного, обдумывая информацию, потом посмотрела на сэра Латхи. - А куда мы плывем? Почему под землей? И какова ваша роль в этом обществе? - спросила она.

Анхало Хьюсс: Микка неожиданно прыснула со смеху. В сумрачном тоннеле, посреди темных вод подземной реки смех прозвучал странно. - Ну ты даёшь. - чуть погодя выговорила она. - "Роль в обществе"... В обществе, Старый, ты слышал? - Она вновь хихикнула. - Надо же... Мы теперь "общество". - Хороший вопрос, леди Элия. - слегка улыбнулся Латхи. - Что по поводу Тайного Сыска - вы правы. В ту ночь Сыск выложился по полной: думаю, захватчики потеряли не меньше половины своих магов. Однако к тому времени в их руках уже были целые районы: а Орден Ледяной Руки всегда славился своими заклятиями массового уничтожения... Полагаю, маги Сыска вынуждены были сдаться - иначе погибли бы тысячи горожан. Как бы то ни было, почти все они сейчас в Холоми, и вряд ли могут чем-то помочь. А вот по поводу нас... Думаю, вы догадались, что мы с Миккой - не просто запуганные обыватели. Вы были правы, леди Элия: не все согласились с новым режимом. Он выпрямился во весь рост, бросив взгляд куда-то во тьму тоннеля. - Добро пожаловать в Подгород, леди Элия. Пристанище всех тех, кто бросил вызов новой власти. Мы - я, Микка, ещё многие - члены Армии Сопротивления, городские партизаны. Те, кто вынужден был уйти в подполье, чтобы продолжить борьбу с захватчиками. Собственно, сейчас мы направляемся туда, где вы сможете переждать ночь: а наутро мы сможем отвести вас... В этот момент за бортом громко плеснула вода. На борт лодки легли чьи-то мокрые ладони - бледные, с длинными и гибкими пальцами: за ними показалась голова. Средних лет мужчина с очень бледной кожей и резкими чертами лица: тёмные мокрые волосы были заплетены на затылке в короткую косичку. Что-то в его лице казалось странным... А, вот что: глаза. У пловца они были совершенно нечеловеческими: бирюзовые, с зелёными крапинками и зрачками-щёлками, как у кошки - только не вертикальными, а горизонтальными. - А, Латхи и Микка... Вы. - проронил незнакомец. - Рад, что вернулись. А это кто с вами? - Не волнуйся, Ольвен: она с нами. - Микка повернулась к Элии. - Расслабься, Элия: познакомься, это Ольвен. Он хлеххел, но из наших. Ему можно верить.

Элия Тэн: Элия смутилась, когда Микка рассмеялась над ее словами. Она не хотела сказать ничего смешного. Она тоже посмотрела в глубину тоннеля вслед за сэром Лахти. "Подгород" - это звучало... немного мрачно, но волнующе. Целая "подпольная" организация. Армия Сопротивления.... Она лишь слышала о таком... в своем мире. Но воспринимала это просто как рассказ.Сейчас же это было по-настоящему, и немного пугало. А что, если она не сможет вернуться? Вдруг что-то пойдет не так? От этих мыслей ей стало худо, и она вздрогнула всем телом, когда за лодку уцепились чьи-то ладони. Пытаясь унять бешено колотящееся сердце, Элия разглядывала хлеххела. Она видела подобных ему, но близко не общалась. - Рада познакомиться, - сказала она.

Анхало Хьюсс: - Я тоже. - коротко кивнул хлеххел. Подтянувшись, он удивительно плавным движением перекинулся через борт и очутился в лодке - сама лодка при этом даже не качнулась. Пловец был жилистым и мускулистым: из одежды на нем была лишь мокрая чёрная набедренная повязка и пояс с широким ножом в ножнах. Холод воды, казалось, его нимало не заботил. - Как там наши? - поинтересовался Латхи. - Ужин готовится. - бросил Ольвен. - Скоро есть будем. Чекта недавно вернулся: наведывался к торгашу. Велел через пару часов подойти. Вы сейчас на остров, или куда? - На остров. - Ладно. Я велю, чтобы вам дорогу открыли. - С этими словами хлеххел спиной вперёд бросился за борт, войдя в воду почти без всплеска - и, рассекая волны канала стремительными гребками, поплыл вперёд. Очень скоро его голова вышла из поля света фонаря и растаяла во тьме: тихий плеск затих вдали.

Элия Тэн: Элии было холодно даже смотреть на Ольвена. Хоть под землей было теплее, чем наверху, все же плавать она бы не стала. Теплая вода куда приятнее... - А вас много в Армии Сопротивления? - спросила она, проводив взглядом хлеххела и обернувшись к сэру Лахти. - Вы говорите Подгород... Значит, он большой? Не думала, что под Ехо столько пространства... Это всегда так было? Элии пришло в голову, что либо она слишком мало знала о Ехо, либо все-таки этот мир отличался от ее родного. Да, конечно, трубы отопления и канализации пронизывали Ехо, но здесь был целый другой мир... Элия просто ощущала, как он живет... Своей загадочной, незнакомой для нее жизнью. Где нет места спокойствию, есть бесконечная борьба, опасения, подозрения. Но, наверное, все же было место и любви, и заботе друг о друге... Она видела это в отношениях между Лахти и Миккой. В голове мелькнула безумная мысль, что Инай, возможно, тоже где-то там... вряд ли он мог подчиниться новому режиму...

Анхало Хьюсс: - Подгород? Да пожалуй, ненамного меньше верхнего Ехо. - отозвался Латхи. - А где-то, возможно, и выступает за его границы. Думаю, вы правы: он был всегда. Видите ли, подземелья под Ехо начали использоваться ещё во времена Эпохи Орденов. Конечно, тогда народу здесь было куда меньше... Подгород очень древний, леди Элия: говорят, некоторые подземные залы были выстроены ещё во времена прежней королевской династии. В прежнем... в вашем Ехо используется только небольшая его часть, самые верхние уровни: там проложены водопроводные трубы. Обычно мастера-прокладчики не наведываются в нижние катакомбы, им там нечего делать. На самом деле тут столько всего... Вы знали когда-нибудь, что под Ехо есть горячие источники? Именно оттуда идут трубы отопления, заложенные ещё в старые времена. А в старых переходах и тоннелях чего только ни встретишь. Поговаривают, где-то здесь до сих пор скрываются некоторые беглые Магистры. - А ещё здесь есть закрытые районы. - добавила Микка. - Попасть туда можно только если знаешь тайный путь...Кстати, сейчас будет один такой. Смотри! Лодка миновала низкую каменную арку и вышла в широкий поперечный канал. Как ни странно, Латхи не стал подправлять курс: судёнышко продолжало неспешно плыть вперёд, навстречу вздымающейся из воды каменной стене тоннеля. Когда до неё оставалось всего несколько метров, откуда-то сверху внезапно донёсся глухой звук удара, лязганье... и порядочный кусок стены прямо перед лодкой неожиданно пополз вверх, открывая потайную дверь - высокий арочный проём. Вода у основания стены забурлила. - Пригнитесь. - велел Латхи. Лодка проскользнула под наполовину поднятой дверью - и та почти сразу принялась опускаться вновь, и вскоре погрузилась в воду. Волна слегка плеснула в корму.

Элия Тэн: - В это трудно поверить... - покачала головой Элия. - Подземный город... не меньше Ехо... Да еще и горячие источники. Да... а я гадала, откуда поступает горячая вода в бассейны, - она слегка улыбнулась. На нее вдруг повеяло древними тайнами, и где-то в глубине души ужасно захотелось поисследовать все эти тайные ходы, да еще в какой-нибудь приятной компании. Но разум тут же цыкнул на эту сумасшедшую мысль. Как будто мало того, что уже происходило с Элией... Она немного испугалась, когда лодка по всей очевидности направлялась прямо в глухую стену. Услышав слова сэра Латхи, девушка тут же пригнулась. Когда же они миновали проход, то выпрямилась, бросив взгляд назад, чтобы вновь увидеть глухую стену. Невольно восхитившись четко сработавшим механизмом, Элия повернулась вперед, гадая, что она может там увидеть.

Анхало Хьюсс: Лодка шла узким тоннелем меж двух близко подступающих стен. Как ни странно, здесь был свет: под потолком тускло мерцали гроздья бледно-зелёных в синюю крапинку светящихся грибов, разросшихся на сырых камнях тоннелей. Ещё немного - и судёнышко прошло под старой, давно заржавевшей и сломанной решёткой и вышло на простор широкого канала, настоящей подземной реки. Своды здесь были так высоки, что в тоннеле вполне можно было разместить изрядных размеров дом высотой в шесть-семь этажей - если бы кому-то пришло в голову отгрохать столь высокий дом. (Разумеется, арварохцы не в счёт). Колонны из коричневатого камня, наполовину утопленные в стенах и поддерживающие арочные перекрытия свода, были толщиной с вековое дерево. Похоже, их высекли и воздвигли в очень далёкие времена, как и стены этого тоннеля. Вдоль стен на высоте человеческого роста тянулась неширокая каменная "набережная", уходящая ступенями в воды канала. Тут и там виднелись выходящие из стен трубы - и бронзовые, потемневшие от времени, и керамические, и совсем уж древние каменные. В канал кое-где выходили боковые притоки, точь-в-точь как тот, по которому лодка приплыла в это подземелье. Казалось, когда-то давно у Хурона был настоящий приток, а потом некие неведомые зодчие древности загнали его под землю и заточили в лабиринт каналов и тоннелей. Стены и своды поросли светящейся плесенью, отчего в тоннеле царили прозрачные зеленоватые сумерки. - Здравствуй, здравствуй дом родной... - протянула Микка. - Ну вот, любуйся: здесь мы и живём. Не прямо здесь, конечно: но это и есть Подгород. Лодка шла по каналу. В стенах время от времени попадались дверные проёмы под сводами древних каменных арок: одни были забраны металлическими решётками, другие открыты. По трубам шустро сновали мелкие суетливые существа. Постепенно тоннель расширился ещё больше: по бокам потянулись поднимающиеся из воды полуразрушенные стены каких-то зданий. Подобной архитектуры Ехо не знал уже много веков - а то и пару тысяч лет. Одно строение сохранилось лучше остальных - высотой в пять этажей, с зияющими проёмами полукруглых окон и полуобвалившейся крышей в виде ступенчатого купола. Все внутренние перекрытия давно обрушились, оставив лишь обглоданный временем скелет здания. - Скоро будем на месте, леди Элия. - пообещал Латхи. - Можете пока полюбоваться. Своеобразное место, не правда ли?

Элия Тэн: Элия никогда не видела ничего подобного, поэтому смотрела во все глаза, на какое-то время забыв обо всех неприятностях. Если бы ей не сказали ранее, что она просто в подземельях под Ехо, то она решила бы, что попала в другой мир. Один за другим вспыхивали в голове вопросы, некоторые из которых она тут же решила озвучить. - Это место просто невероятное! - искренне сказала она. - Но почему здесь светящиеся грибы такие странные? Никогда не видела таких. Такой необычный зеленый свет.... А эти дома - их затопило со временем? И что это было за строение? То, высокое? Похоже на дворец...

Анхало Хьюсс: - Это? - Латхи оглянулся. - Кто знает... Может, и впрямь дворец. Его возвели в те времена, когда я ещё не родился. Что по поводу домов - думаю, изначально тут не было воды, но когда под Ехо проложили водопровод и создали систему каналов, многие районы оказались подтоплены... - Эй, там! Чего пялитесь? - внезапно окликнула Микка, повернувшись в сторону набережной. - Принесли чего-нибудь? Или просто явились? За так не кормим, ясно?!? Те, к кому она обращалась, обнаружились почти сразу. У одной из колонн на ступенях набережной примостились несколько людей весьма странного вида: низкорослые, сутулые, с нечёсаными сальными волосами. Пятеро бородатых мужчин и две девушки, настороженно разглядывающие лодку. Все семеро были одеты в какие-то непонятные одежды из ветхого тряпья и серых шкур, а на одном поверх всего этого было напялено лоохи - некогда роскошное, бирюзово-оранжевое, а теперь истёртое и истрепанное. На шеях у оборванцев красовались ожерелья из мелких косточек, ореховых скорлупок, птичьих черепов и даже продырявленных монеток. У шестерых в руках были копья, явно самодельные: у одной из девушек за спиной красовался лук, а на поясе - нож без ножен с тронутым ржавчиной лезвием. Словом, все эти типы выглядели так, будто как минимум три поколения их предков взросли на какой-то городской помойке. Заслышав окрик Микки, дикари повернулись в сторону лодки. Тот, на котором было лоохи, щербато улыбнулся и махнул рукой. Латхи нехотя помахал в ответ. - Опять сползлись. - недовольно заметила Микка, вновь повернувшись к Элии. - Не обращай внимания. Это крысоеды, они не обидят.

Элия Тэн: - Крысоеды? - удивленно переспросила Элия, разглядывая дикарей. Она никогда не видела подобных людей. Они выглядели... другими, не похожими на обычных людей. - А кто это? Они здесь живут? И что, крыс едят? - ее невольно передернуло. - Вы с ними торгуетесь, так, получается?

Анхало Хьюсс: - Да уж поторгуешь с ними. - буркнула Микка. Лодка уходила всё дальше: странные люди провожали её немигающими взглядами. - Они деньгам цены не знают. Мы с ними меняемся. Мы им - еду, одежду... А они нам вместо разведчиков. Они в Подгороде почти каждую лазейку знают, а по ночам в Ехо выбираются. - Ага. - кивнул Латхи. - Что по поводу того, кто они такие... Трудно сказать. Сами они считают, что их предки обитают в здешних подземельях с тех самых пор, когда наверху вырос Ехо. Лично я считаю, что они - потомки коренных жителей этих земель. Тысячи лет назад основатели Ехо согнали их с исконных территорий, и они ушли под землю. Сперва жили в пещерах, потом - в катакомбах, затем - в канализации... Надо сказать, с тех пор они мало изменились. - А крыс они в самом деле едят. - вмешалась Микка. - Речных: их тут целая прорва. Ещё грибами кормятся, лишайниками всякими... Ну и, само собой, воруют! - Она пожала плечами. - У них это обычное дело. Ночами вылезают на поверхность и тащат всё, что плохо лежит. Могут и на одинокого человека напасть и обокрасть - если забрёл в какую-нибудь рощу, или в парк. Убивать, правда, никогда не убивают: разве что напугать могут... Ловить их - гиблое дело: крысоед в любую щель ускользнёт, они Подгород лучше всех знают. А так вообще ничего, терпимый народец. Между тем лодка вышла в настоящий лабиринт затопленных улиц и улочек. Относительно сохранившихся зданий попадалось мало: всё больше огрызки стен и обломки раскрошившихся колонн. Высоко наверху с потолка свисали редкие фонари, налитые светящимся газом. Пару раз встречались вздымающиеся из воды старинные фонарные столбы - выточенные из камня, напоминающие некие экзотические цветы, ныне изрядно выщербленные временем. Неожиданно на площадке одного из зданий словно из ниоткуда появилась человеческая фигура. Не крысоед - вполне себе обычный человек в плаще, с повязанной черным шарфом головой. На поясе у него была кобура с рогаткой бабум, а в руке - тесак. Он приветственно помахал проплывающей лодке: Латхи и Микка махнули в ответ.

Элия Тэн: - Я и представить не могла, что в Ехо, вернее, под Ехо, живут такие... существа... - проговорила Элия, пару раз обернувшись на странных дикарей. - Наверное, я просто всегда думала о ЕХо лучше, чем он есть на самом деле, - слегка улыбнулась она. Она разглядывала полузатопленные руины, и ее охватывала легкая печаль. Ведь когда-то здесь, наверное, было очень красиво. Эти дома возводили с любовью и старанием. Здесь жили люди, вели свою загадочную подземную жизнь, и все было наполнено тонкой магией... Теперь от нее почти не осталось следа. Были только разрушение и тревога. Элия слегка вздрогнула, когда вдруг появился человек в плаще. - Кто это? - шепотом спросила она у Микки.

Анхало Хьюсс: - А, этот? - Микка вгляделась в удаляющуюся фигуру. - Шитва, часовой. Сегодня на этом посту его смена. У нас тут повсюду наблюдатели, на случай чего... Уже немного осталось, скоро приплывём. Лодка миновала руины и вновь вошла под своды узкого тоннеля. Пройдя меж двух тесных стен, судно вновь вышло на просторы другого канала - а спустя несколько минут, свернув ещё пару раз, вплыло под своды громадного подземного зала, настоящей рукотворной пещеры. Пещеру опоясывала неширокая каменная "набережная", возвышающаяся над водой и заключающая в кольцо внутреннее пространство зала - круглое подземное озеро. В стенах зала через равные промежутки зияли арочные проёмы. Посредине озера располагался круглый рукотворный остров, соединённый с набережной несколькими каменными мостами. Почти весь остров занимало громадное сооружение - древняя башня из тёмного камня, врастающая в потолок. Многочисленные узкие окошки были забраны решётками. Из стен башни выходили каменные и керамические трубы, уходящие под воду или в потолок. У берегов острова было пришвартовано несколько лодок вроде той, на которой приплыли сюда трое путников. На берегах озера тут и там виднелись фигурки людей. Некоторые прохаживались туда-сюда или о чем-то переговаривались, другие были заняты работой. Кое-где виднелись разбитые палатки, напоминающие шатры кочевников: у палаток был свален разнообразный скарб. На набережной даже дымило несколько костров: вокруг них грелись люди. Здесь было не так холодно, как наверху, но всё же несколько прохладно и немного сыро. Умело орудуя веслом, Латхи подвёл лодку к островку. Выпрыгнув на сушу, он ловко обвязал канат вокруг вбитой в каменную кладку железяки, и протянул Элии и Микке руки, помогая выбраться из лодки. - Ну, вот и наш лагерь. - промолвил он. В голосе его на миг прозвучала какая-то странная интонация. - Пойдёмте, скоро будет ужин. - И он направился к одному из мостов, ведущих на "сушу".

Элия Тэн: - Часовой... - зачем-то повторила Элия... Она уже немного устала от этого водного путешествия и замерзла, несмотря на плащ. Хотелось поскорее оказаться на твердой земле и желательно где-нибудь в теплом помещении. Хотя были ли здесь вообще теплые помещения? Те дома, что она видела, были полуразрушены. Впрочем, вскоре она получила ответ на свой вопрос. Это был просто лагерь, с палатками и кострами. Не совсем то, к чему привыкла Элия, но виду она не подала. Она выбралась из лодки, немного неловко, но вовремя протянутая рука сэра Латхи не дала ей упасть. - Что это за башня? - спросила она, шагая вслед за мужчиной и вглядываясь в монументальное сооружение. - На темницу какую-то похоже...

Анхало Хьюсс: - Вряд ли. - возразила Микка, шедшая следом. - Я раз внутрь залазила, там на одном окне решётки не хватает. Так там повсюду трубы какие-то, вентили, поршни... Скорее там вода по трубам распределяется. - Ты себе когда-нибудь шею свернёшь, по всем этим трубам лазая! - проворчал Латхи. - Тоже мне, крысоедка нашлась. Вон, в прошлом году чуть ногу не сломала, так мало тебе. Миновав мост, все трое вышли на набережную. Вокруг было полно людей - мужчины и женщины самых разных возрастов, занятые своими делами. Большинство были одеты в неброские плащи; головы повязаны шарфами или платками. И почти все при оружии. Мечи, сабли, кинжалы, рогатки, цепи, короткие копья - казалось, в подземелье разбила лагерь небольшая армия. Впрочем, это и была армия, Армия Сопротивления. Даже у нескольких детишек, весело игравших поодаль с тряпичным мячиком, на поясе красовалось по маленькому кинжальчику. Неподалёку полыхал костёр, над которым был подвешен котёл, исходящий ароматным паром. Мужчина в темно-синем плаще и с двумя тесаками на поясе, склонившись над костром, помешивал варево большой ложкой. - Привет всем, мы вернулись! - возвестила Микка. Несколько партизан помахали прибывшим: кто-то настороженно воззрился на Элию. - Латхи, тебе следует провести с Миккой серьёзную беседу. - вместо приветствия холодным тоном заявила молодая женщина в длинном голубом плаще, отороченном белым мехом, гревшая руки у костра. У женщины была очень бледная кожа и совершенно белые волосы; с её лица смотрели пронзительно-синие глаза в обрамлении таких же белых ресниц. - Самовольный уход из лагеря - это переходит все границы. Она могла случайно выдать наше расположение. - Ладно тебе, Снежная! - отмахнулся Латхи. Он обернулся к Элии и зачем-то потупил глаза, смущённо кашлянув. - Знаете, леди Элия... Я должен был вам, наверное, сразу ответить, когда вы спрашивали про... - Да хватит тебе жаться, Старый! - бесцеремонно оборвала его Микка. - Эй, кашевар! Тут к тебе пришли! - Ко мне? - до боли знакомым голосом удивлённо отозвался мужчина, склонившийся над костром. Выпрямившись, он повернулся... и встретился взглядом с Элией. Несколько секунд он молча смотрел: потом ложка со стуком выпала из его руки на каменный пол. Не узнать это лицо было невозможно. Пусть теперь в уголках его глаз появились сухие морщинки, в волосах поблескивала преждевременная седина, а левую скулу теперь украшал широкий розоватый шрам - он остался прежним. - Элия... - очень тихо произнёс он, словно заставляя себя поверить в то, что видел. - Элия? Ты?!? Но... как это возможно?

Элия Тэн: Элия слегка улыбнулась на ворчание Латхи и принялась разглядывать лагерь. Да, они были готовы отразить внезапную атаку. Наверное, и детей учили обращаться с оружием... Все это только еще раз напомнило Элии, в каком состоянии находится этот мир. Еще больше захотелось вернуться обратно. Но стоило этой мысли мелькнуть у нее в голове, как она уловила очень знакомый аромат. Сердце екнуло, когда ее взгляд упал на человека возле костра. Она почти не слышала, что говорит женщина с белыми волосами и сэр Латхи. Хотя она была вроде бы готова к этому, учитывая все недомолвки, все же увидеть Иная живым... это было слишком большим потрясением. Пока она смотрела на его такое родное лицо, в голове взрывались воспоминания - как она пришла работать в тот же трактир, что и он, как он учил ее кулинарным премудростям, как медленно и осторожно развивались их отношения, и как вспыхнула любовь. Она вспоминала их совместную жизнь, их планы и мечты, и как, чуть смущенно, она говорила ему, что скоро их станет трое. И потом... гневные крики двух магов-чужаков, на беду повстречавших друг друга в трактире, где работали Элия и Инай, всполохи магии, крики, испуг, боль и белое, искаженное болью лицо Иная с навеки застывшим взглядом... его холодные руки... и печальный голос знахаря, сообщающего, что Элия потеряла сразу двоих родных людей... холодные ночи, полные горя... И вот он, перед ней, почти такой, как раньше. Родной голос называет ее имя. Ей хотелось кинуться к нему, обнять, прижаться к его груди, и никогда больше не отпускать. Она хотела рассказать ему, откуда она и что произошло. Но все, что она смогла, это выговорить "Инай?"..., а потом перед глазами замельтешили цветные пятна, и Элия осела на землю, не в силах справиться с нахлынувшими чувствами.

Анхало Хьюсс: ...Из забытья Элию выдернуло странное чувство лёгкого прохладного покалывания, растекающееся по её лицу от висков. Всё вокруг казалось затянутым туманом, в котором проступали расплывчатые фигуры, склонившиеся над ней. Голоса доносились словно бы издалека. ... - Микка, я тебе уши надеру! - Голос Латхи звучал гневно. - Ты хоть представляешь себе, что это для неё значит?!? - Старый, ну я же не хотела... - недовольно отозвалась девушка. - Я же думала, она рада будет... Инай, ну откуда же я могла знать, что так выйдет? Ну прости! - Да хватит вам обоим! - В голосе Иная слышалась тревога. - Элия! Элия, как ты? Ну посмотри на меня, прошу! Туман постепенно рассеивался, и очертания окружающего мира помаленьку обрели чёткость. Голова Элии покоилась на коленях у Иная: на лице у того было написано волнение и некоторое недоверие. Из-за его плеча выглядывали сэр Латхи и смущённая Микка. Поодаль держались ещё несколько партизан, наблюдая за сценкой. - Очнулась, наконец! - удовлетворённо промолвила девушка со странным прозвищем Снежная, убрав пальцы от висков Элии. На кончиках её пальцев гасло призрачное голубоватое сияние. Выпрямившись, она поднялась с колен. - Спасибо, Снежная. - поблагодарил Латхи. - Мастерство не пропьёшь. - усмехнулась девушка. После чего, явно утратив интерес к происходящему, вновь отвернулась к костру. Латхи тихо вздохнул. - Ну вот, леди Элия... Простите, что не сказал сразу. - Он повернулся к Микке. - Идём. Думаю, мы должны оставить их одних. - С этими словами он повернулся и направился к ближайшей палатке. Микка замешкалась было, но Латхи не глядя поймал её за ухо и потянул за собой, не обращая внимания на возмущённые возгласы. Инай Тэн осторожно поднял руку и коснулся щеки Элии, словно проверяя, не мираж ли перед ним. Потом рывком притянул девушку к себе и крепко обнял; затем, слегка отстранившись, вновь взглянул на неё со смесью радости и изумления. - Элия! Это и в самом деле ты... Глазам своим не верю! Но... как так могло быть? Я же... - Голос его невольно дрогнул. - Я же видел, как ты погибла.

Элия Тэн: Сознание Элии выпутывалось из тумана. Звуки постепенно становились все ясней, а картинка - четче. Легкий холодок в области висков постепенно уходил. Элия только кивнула на извинения сэра Латхи, не сводя взгляда с Иная. Даже если бы он заранее все рассказал, вряд ли потрясение было бы меньше. Слишком уж это было невероятно... Она видела отражение своих спутанных чувств в его глазах. Но ее любимый к тому же не понимал, как такое возможно - видеть ее вновь живой и невредимой. Когда он обнял ее, голова закружилась, и Элия не знала от чего - то ли от странного чувства, возникшего в груди, то ли это были последствия обморока. Она обвила руку вокруг его шеи и все никак не могла насмотреться в его синие глаза. - Я... это... это сложно объяснить, Инай, - наконец, сказала она. - Дело в том... понимаешь... я видела как погиб ты... вот и реакция такая... прости... напугала тебя, да? - Элия подтянулась, усаживаясь поудобнее на холодном полу, и почти не обращая на холод внимания. - Я сама до конца не понимаю, как такое возможно, но я из другого варианта Ехо... там, где не было того ужасного шторма, где сэр Нуфлин все еще возглавляет Орден Семилистника, а арварохцы живут на своем материке, где все так же тепло, и горожане носят яркие лоохи.... и где нет тебя... - прошептала она последние слова. - Я по чистой случайности попала сюда... толком не знаю как... - Элия чуть виновато смотрела на своего возлюбленного, гадая, что творится у него на душе сейчас, и что он помнит о ней, и как ее двойник погиб здесь...

Анхало Хьюсс: - Погоди. - Инай потёр лоб, словно разгоняя застоявшиеся мысли. - Погоди... Из другого варианта Ехо? Но как такое может быть? - Он бросил взгляд в ту сторону, куда направился Латхи. - Латхи мне когда-то говорил что-то об этом... но я тогда решил, что это всё чушь, сказки его Ордена... Но, в таком случае, это всё правда? - Он моргнул. - Хотя... - промолвил он чуть погодя и тяжело вздохнул. - Пожалуй, это единственное объяснение. Прости мне моё удивление, но ты же понимаешь: я всё видел своими глазами в тот день, когда "зырики" пришли в наш трактир брать того беглого Магистра, а он вздумал сопротивляться... - Голос его прервался: похоже, перед его глазами вновь встали картины того ужасного дня. - Я же сам видел их поединок... Элия, я видел, как тебя поразил Смертный Шар! Ты умерла у меня на руках, а я... я... - Судорожно вздохнув, он подался вперёд и вновь заключил Элию в объятия, на сей раз надолго. - Слушай... - Отстранившись наконец, он взял Элию за плечи и взглянул ей в глаза. - Ты сказала, что видела, как я... ну... Значит, ТАМ, в том Ехо умер я, а не ты?

Элия Тэн: Элия прижалась к груди Иная, и на какое-то время забыла обо всем, слушая стук его сердца и ощущая его тепло. Но его слова заставили девушку вздрогнуть. Она смотрела в его глаза со смесью тоски и нежности, представив себе его горе... - Это оказалось правдой, то, что рассказывал сэр Латхи, - сказала она. - Хотя я совершенно не понимаю, как это происходит, перемещение между двумя вариантами истории... Она немного помолчала, собираясь с мыслями, потом судорожно вздохнула, отводя глаза. - Да... там... там... ты... погиб... у меня... на руках... - проговорила она. - Двое магов встретились случайно в нашем трактире... И поссорились. Магию использовали очень сильную, весь трактир верх дном перевернули. А ты случайно оказался в зале... ну и... Я тоже пострадала... и потеряла ребенка... - последние слова Элия сказала чуть слышно, едва сдерживая слезы. Все-таки все еще было больно. Хотя Инай был здесь, рядом с ней... что-то было не так...

Анхало Хьюсс: - Ты... потеряла ребёнка?!? - Инай едва смог повторить это. Несколько секунд он неотрывно смотрел на Элию - а затем, склонив голову, издал тяжёлый низкий стон, более похожий на рык. - Нет... Я не верю! Что за злая ирония? Почему те, кто остался жив здесь, мертвы там - и наоборот?!? Какого Тёмного Магистра? - Прижав к себе Элию, словно желая защитить от жестокого внешнего мира, он внезапно вскинул лицо к потолку. - Этого не должно было случиться!!! - рявкнул он, словно обращаясь к кому-то, кого не было рядом, но кто был за всё в ответе - хотя бы к тем же магистрам Ордена Бегущего Песка. Несколько человек удивлённо обернулись в его сторону. - Так не могло быть!!! Почему, почему так? Почему здесь я потерял её, а там - его?!? - Его голос сорвался, и он уронил голову ей на плечо. На несколько секунд в зале повисла тишина. В этой тишине неожиданно прозвучал утомлённый вздох. Снежная, убрав руки от пламени, повернулась к Инаю и Элии. - Не гневи рок, Инай Тэн. - произнесла она с таким выражением, словно знала что-то, о чём было известно только ей и Инаю. - Тебе ли не знать, что я имею в виду. Или ты не найдёшь в себе сил сам сказать ей об этом? - Она выразительно кивнула в сторону Элии.

Элия Тэн: Элия испуганно посмотрела на Иная, не понимая, или не желая понять, о чем он говорит. Но когда он опустил голову ей на плечо, провела рукой по волосам, как всегда делала, когда он был расстроенным или уставшим. Она кинула взгляд на Снежную, потом вновь посмотрела на своего возлюбленного. - О чем ты говоришь, Инай? - проговорила она. - Что здесь, в этой реальности, у нас был ребенок?... - Она вновь судорожно вздохнула, что-то среднее между всхлипом и вдохом. В голове мелькнула мысль, что, возможно, некоторым дана только одна жизнь, только в одной реальности... И почему-то по-другому нельзя...

Анхало Хьюсс: Снежная снисходительно хмыкнула и отошла в сторону. Инай перевёл взгляд на Элию. Поразительно - в его глазах блестели слёзы. - Элия... - прошептал он. - Наш сын... Ханко... в тот день... - Он прерывисто вздохнул. - Он выжил. Его удалось спасти. Выговорив это признание, он отвёл взгляд в сторону и прикрыл глаза. Казалось, воспоминания раздирают его сердце на части. Немного погодя он поднял голову и указал глазами в сторону Снежной. Та, подойдя к краю "набережной", уселась на каменный поребрик и свесила вниз ноги, уставившись в спокойные тёмные воды подземного озера. - Я потерял тебя, и потерял бы и его тоже, если бы не Снежная. Я никогда не устану благодарить судьбу за то, что в тот день она зашла к нам в трактир... Она раньше была целительницей, и сумела спасти дитя. Помню, как она подбежала к тебе, упала рядом на колени... - Инай тяжело вздохнул. - А потом подняла голову и сказала: "Если ещё надеешься стать отцом, то живо дай мне нож и пару полотенец!" Он покачал головой, словно до сих пор дивясь чему-то. - Так и вышло. Ей удалось совершить чревосечение и спасти жизнь ребёнка. Мне удалось выходить нашего сына благодаря советам Снежной. От неё я и узнал про Армию Сопротивления. А теперь... Теперь я здесь. И я никогда не думал, что рок подарит мне счастье увидеть тебя снова...

Элия Тэн: - Сын... Ханко... - прошептала Элия, и перед глазами вновь заплясали разноцветные пятна, грозя еще одним обмороком, но ей удалось взять себя в в руки. Лишь с ресниц совалось несколько слезинок, прочертив по щеке мокрые дорожки. Она ободряюще сжала руку Иная. - Ты... ты правильно поступил. Ты дал ему жизнь. Хотя бы этому мое тело еще успело послужить... Спасибо Снежной... Некоторое время Элия молчала, перебирая темные волосы своего любимого, однажды утраченного, и вновь появившегося на ее пути. Надолго ли?... Сердце сжалось от мысли, которую она пыталась упорно отогнать прочь и просто радоваться тому, что видит Иная живым. - А где он сейчас? Ханко? - с волнением в голосе спросила Элия. - И сколько ему лет? Около тридцати?

Анхало Хьюсс: - Да, именно так. - кивнул Инай. Поймав взгляд Элии, он печально улыбнулся. - Не волнуйся, среди нас его нет. Я не смог решиться сделать Ханко одним из нас: я знал, что если потеряю его, то... - Он на миг зажмурил глаза, словно отгоняя тяжёлую мысль. - Я воспитал его как мог. Конечно, он вырос, не зная матери. Снежная иногда навещала нас: когда он был болен, она помогала выхаживать его... Но она никогда не смогла бы заменить ему мать, а мне - тебя. Впрочем, она и не стремилась. То были тяжёлые времена. Трактира больше не было, на его восстановление наших сбережений не хватило бы, а надо было растить Ханко. Впрочем, "зырики" от имени новой власти выплатили мне кое-какую компенсацию, "за досадную оплошность сотрудников". Они назвали это "досадной оплошностью", ублюдки!!! - Рука Иная сама собой сжалась в кулак. Я с радостью вышвырнул бы их поганые деньги в Хурон, если бы не сын... Восстановить трактир я всё равно не смог бы. Чтобы хоть как-то удержаться на плаву, мне пришлось открыть кондитерскую. Я назвал её "Сладкий дождь" - после того, как мне однажды приснился сон. Мне снилась ты: мы с тобой шли по мосту через речку, а с неба лил дождь. Такой тёплый, весенний дождь: и я поймал каплю на палец и слизнул, а она оказалась сладкой... Странный сон. Одним словом, я дал кондитерской именно такое имя. Какое-то время я проработал там. А потом я понял, что мирная жизнь не для меня. Я не мог простить новой власти того, что они сделали с Ехо... и с тобой. Когда Ханко исполнилось пятнадцать, я отправил его в провинцию, в особняк семьи Хьюссов. Поначалу хотел было вверить его семье своего брата, но они и так едва сводили концы с концами... А Хьюссы - старинный и состоятельный род, кроме того, союзники Сопротивления. Я познакомился с одним из них через Снежную и её соратников, и этот человек без разговоров согласился. Я знал, что в их доме Ханко ни в чём не будет нуждаться, и ему ничто не будет угрожать. Они из старой аристократии, честь для них дороже жизни: такие не предают. Кроме того, это далеко от столицы: там гораздо спокойнее, чем здесь... да и теплее. - Инай улыбнулся. - Я часто справляюсь о нём: сейчас у него всё благополучно. Ну а дальше, собственно, и рассказывать особо нечего. За то время, пока я был хозяином кондитерской, мне не раз доводилось добывать полезные сведения для Армии Сопротивления - и я уже понимал, что другой дороги для меня нет. "Сладкий дождь" закрыли - теперь там какая-то таверна... Ну, а я ушёл в Подгород. Так что теперь я, как и все мы здесь - враг государства.

Элия Тэн: Элия слушала Иная, и ей было все сложнее поверить в реальность происходящего. Слишком уж много совпадений... Фамилия "Хьюсс" заставила ее вздрогнуть. - Это просто невероятно... - проговорила она, качая головой. - Мы оказались в разных реальностях, но нам пришлось пережить такие похожие события. Король выплатил мне немного денег после того случая... И я открыла кондитерскую, ведь мы об этом так мечтали... - она слегка улыбнулась. - И как только я это решила, мне приснился такой же сон, с тобой... И название для кондитерской... Она подтянула колени к груди и некоторое время молчала, положив голову на колени, глядя на Иная и обдумывая сказанное. - Я рада, что с нашим сыном все в порядке. Надеюсь, он будет похожим на тебя, - сказала она. - А знаешь, что странно? Я попала сюда частично из-за одного из Хьюссов. Два дня назад ко мне в кондитерскую пришел мужчина по имени Анхало Хьюсс. Он вернулся из долгих странствий и искал работу... И я его взяла, мне было тяжеловато без помощника последнее время. Выяснилось, что он знает сэра Латхи, и мы пошли к нему домой. А потом я прочитала два слова на бумажке и оказалась здесь... как странно устроен мир... Я так долго желала увидеть тебя... И хоть это было почти невозможно, это произошло...

Анхало Хьюсс: - Анхало? - Брови Иная удивлённо вздёрнулись. - Ничего себе. Это же тот самый парень, который согласился пристроить Ханко у своей семьи! Сам он, правда, с ними не особо ладит - какая-то размолвка у них вышла, уж не знаю: но человек неплохой. Хотя и не из наших, но тоже союзник Армии. Кстати, мы тут к нему собирались сейчас наведаться, есть у нас кое-какие общие дела... Впрочем, это не так важно. - Он тепло улыбнулся, приобняв её за плечи. - Я тоже очень счастлив, Элия. Не думал, что такое возможно: наверное, иногда в этом мире всё же случаются чудеса. Знаешь, я... - Эй, Инай! - окликнул их от костра парень с черпаком, помешивавший похлёбку в котле. - Ужин готов. Вы как, есть будете? Вам налить? - Мне не надо, я недавно перекусил. - откликнулся Инай. - Элия, а как ты? Ты, наверное, голодна?

Элия Тэн: Элия помотала головой. - Нет. Я не так давно поела. К тому же... ты же знаешь, от всяческих переживаний мой желудок отказывается принимать пищу... Она снова замолчала, не сводя взгляда с лица Иная и пытаясь успокоить вихрь мыслей, которые носились у нее в голове. - Я... знаешь.... - прервала она свое молчание и чуть плотнее прижимая колени к груди, словно пытаясь превратиться в маленький комочек. - Мне... мне страшно... Вот ты говоришь - вы собираетесь пойти к Анхало Хьюссу... Но ведь он не будет тем Анхало, с которым знакома я, он не будет знать меня. Или наш сын. Я... очень хочу его увидеть, и одновременно боюсь этого. Потому что не знаю, какая у меня будет реакция. Это все очень сложно, Инай. И я не знаю, что мне делать.

Анхало Хьюсс: Инай поначалу хотел сказать что-то утешительное: уверить свою милую в том, что ничего особо страшного не случилось, что сам Анхало Хьюсс - вполне нормальный человек, хоть и не состоит в Сопротивлении, и что с их сыном всё в порядке... Но, так и не сказав ничего, просто обнял Элию и закрыл глаза. Где-то в глубине души он уже понимал - хотя и отчаянно не желал верить этому - что чудеса не могут длиться долго. Пусть сейчас Элия была рядом с ним, и она была так же рада встрече, как и он - это был не её мир, и для неё здесь не было места. Точно так же, как в том мирном и тихом Ехо, откуда пришла она, не было бы места для Иная Тэна, чья душа была иссушена давней болью и опалена войной. Этот мир для неё был чужим: слишком холодным и страшным, осквернённым горем и жестокостью... И он, Инай, не в силах был ничего изменить. Поэтому он лишь тихо вздохнул. - Знаешь... - проговорил он, чтобы сказать хоть что-то, - когда я отправлял Ханко в провинцию, один парень из Сопротивления нарисовал для меня это. Он хороший художник, Латхи тебе показывал фрески на стенах - это его работа... - С этими словами от снял с шеи медный медальон на цепочке и протянул Элии. Медальон с тихим щелчком раскрылся. Внутри в одну из половинок медальона был вделан портрет. Миниатюра, изображающая двоих человек. Инай на портрете был нарисован в синем плаще поверх зелёного лоохи: волосы собраны в короткий хвостик, лицо спокойное и даже немного торжественное. Одной рукой он обнимал за плечи невысокого худенького мальчика с серьёзным лицом и густыми каштановыми волосами, такими же, как у матери, которую он никогда не знал. А вот глаза у Ханко были скорее отцовские: даже выражение, с необычайной точностью переданное художником, было похожим. - Он специально нарисовал два таких. - промолвил Инай. - Один для Ханко, второй для меня. Я знал, что он будет скучать, поэтому попросил того парня... Взгляни, Элия. Мне всегда казалось, что он похож на тебя. - Инай, Элия! - Снежная неслышно возникла рядом: в одной руке её была миска с недоеденной похлёбкой, в другой ложка. - Мы тут собираемся наведаться к Анхало. Пойдёте с нами? Кстати, тут ещё вон кто пришёл. Опять еду клянчат... Она кивнула в сторону дальней палатки, рядом с которой сгрудились уже знакомые Элии типы в лохмотьях и с копьями. Крысоеды. Один из них о чём-то оживлённо переговаривался с Латхи и ещё одним сопротивленцем в чёрном плаще и с мечом за спиной.

Элия Тэн: Элия взяла в руки медальон с такой осторожностью, словно он был хрустальным. Она вглядывалась в портрет ее сына, и на глаза навернулись слезы. Ведь если бы знахари хоть немного поторопились тогда, сейчас она не была бы так одинока... в том мире. - У него твои глаза и лоб, - проговорила Элия. - А вот волосы как у меня, такие же растрепанные, - слегка улыбнулась она. Элия закрыла медальон протянула его Инаю, потом посмотрела на Снежную. - Я... я даже не знаю... - сказала она. - Ведь Анхало может догадаться, кто я... Но если это не проблема, то, наверное, было бы интересно увидеть его... здесь, в этом мире. На крысоедов она лишь кинула быстрый взгляд. Здесь просто жизнь шла своим чередом...

Анхало Хьюсс: Снежная взглянула на медальон, потом на лицо Элии... и взгляд её, только что выражавший лишь равнодушие, внезапно смягчился. Должно быть, она поняла, о чём в ту минуту думала Элия. Быть может, эта женщина в своё время тоже пережила свою потерю - и тогда, в отличие от случая с Инаем, рядом не нашлось никого, кто бы помог... Сейчас же беловолосая целительница просто склонилась и мягко взяла Элию под локоток, помогая подняться на ноги. - Не боись. - улыбнулась она. - Вряд ли он тебя узнает. Вообще не скажу, что он особо интересный человек... Но для нас полезен. Если ты с нами, то пойдём. - Всё в порядке, Инай! - К ним подошёл Латхи: за ним следовала Микка, немного сумрачная. - Крысоеды говорят, что на пути к жилью Анхало чисто. Так что берём полдюжины ребят - и смотаемся туда. Анхало вроде упоминал, что собирается нам передать послание от кого-то с Северного Левобережья. То ли от роты Капитана, то ли от "Непокорных"... хотя эти-то вряд ли о чём-то сообщать будут. - Ладно. Сейчас. - кивнул Инай, поднявшись на ноги. - Только вот думаю, пара лишних рук нам не повредит. - Он обернулся к крысоедам. - Эй, вы! Крысиные души! По две лишних банки консервов хотите? Давайте с нами двоих, поможете груз тащить. В рядах дикарей мгновенно произошла небольшая, но активная толчея - и вперёд выпихнулись двое: бородатый мужчина с заплетёнными в многочисленные сальные косички волосами и девушка в меховой жилетке и с луком за спиной. Настороженно зыркая на Снежную и Элию, они приблизились. - Э, Иная, а какой банка? - шепелявя и перевирая слова, поинтересовался мужчина. - Свинина бывай? Если свинина - давай свинина, баранина уже есть не хоти, поперёк глоткой стой... - Что дадим, то и будешь есть. - отрезал Латхи. - Леди Элия, вы с нами? Тогда следуйте за мной.

Элия Тэн: - Да, я с вами, - кивнула Элия, с помощью Снежной поднимаясь на ноги. Голова было закружилась, но это ощущение быстро прошло. - Вы говорите, Анхало - не особо интересный человек? - переспросила она. - Странно... - Элия подумала, что, возможно, здесь у Анхало была совсем другая жизнь, которая не дала ему того ценного опыта, раскрасившего его судьбу. Девушка посмотрела на Микку. - Эй, Микка, не грусти, все хорошо, - сказала она, слегка улыбаясь, потом взяла Иная за руку. - Можно я буду рядом с тобой? Я не помешаю? - спросила она. Речь крысоеда насмешила ее, но виду она не подала - вдруг у них смех считается большим оскорблением?

Анхало Хьюсс: - Нет, конечно: всё в порядке. - промолвил Инай. Микка слегка улыбнулась Элии в ответ. Между тем к ним подошли несколько парней, отобранных до этого Латхи: все при оружии, один - тот самый, с мечом за спиной. - Ну, все собрались? - поинтересовался Латхи. - Тогда пойдёмте. - С этими словами он развернулся и направился в сторону ближайшего тоннеля. Вся остальная группа последовала за ним. Они вступили под своды каменной арки и подземное озеро осталось позади. Небольшой отряд шёл по широкому коридору, слабо освещённому зеленоватой плесенью. Латхи, идущий впереди, зажёг фонарь и жёлтое трепещущее зарево легло на каменные стены. За Латхи следовали Микка и один из бойцов; следом - Снежная и Инай с Элией; за ними ещё четверо сопротивленцев. Крысоеды и последний солдат замыкали колонну. Скоро коридор стал шире, пол превратился в широкие низкие ступени, ведущие вниз. По левую сторону потянулись узкие окошки в стене, похожие на бойницы: в каждую можно было просунуть голову. За окошками царила тьма, изредка озаряемая тусклыми сполохами пламени: откуда-то снизу доносился мерный рокот и тяжёлые размеренные звуки, как будто на большой глубине работал какой-то исполинский механизм.

Элия Тэн: Элия шагала по коридору, крепко сжимая руку Иная, и все вокруг казалось еще более нереальным. Разве можно было представить, что когда-нибудь они с Инаем будут идти в такой странной компании по какому-то подземелью? Впрочем, сам факт того, что они встретились при столь необычных обстоятельств только подливал масло в огонь. Элию немного пугал тот факт, что их маленький отряд был вооружен так, словно на бой собрался. Впрочем, оставалось надеяться, что это всего лишь меры предосторожности, не более того. Элия попыталась на ходу заглянуть в узкие окошки, но ничего там не разглядела. - Что это за место?- шепотом спросила она у Иная. - И что это за звук? Здесь какая-то машина работает?

Анхало Хьюсс: - Здесь такое часто можно услышать. - отозвался Инай. - Когда слабее, когда сильнее... Крысоеды говорят, что там, на большой глубине - древние механизмы. Такие, знаешь ли, гигантские ржавые колёса и валы... Подобные строили сотни лет назад, для работы на шахтах и рудниках. Теперь там никого давно нет, но подземная река по-прежнему вращает колёса. Год за годом, век за веком... - В сумрачном подземелье его слова прозвучали немного жутковато. - Там, за стена - трещина. - добавила девушка-крысоедка, неслышно приблизившаяся к ним, указывая в сторону окошек. - Трещина в земли. Расщелье... нет, ущелина. На дне - река течём. Там всё вот это - бум, бам, цванг! - и крутись. И крутись, и крутись... - она повертела руками в воздухе. - Всегда крутись. А где река под низ уходи, под скала - старые говорят, там слепые ящеры живать. Белый, длинный - во! - она широко раскинула руки. - Человека туда ходи, зверя туда ходи - всё одно, всех ешь. А ещё дальше, там... - Хватит тут свои ужасы рассказывать! - не оборачиваясь, сердито оборвала её Микка. Крысоедка запнулась, смолкла и вновь отстала. - Вечно они так. - сообщил Инай. - Стоит их попросить куда-нибудь тебя провести или помочь с чем-нибудь - тут же свои байки травить начинают. И про слепых ящеров, и про речных крыс с лодку величиной, и про хищные грибы... - Он пренебрежительно хмыкнул. - Не обращай внимания, половина всего - сказки. Они себе просто цену набивают, чтоб мы их почаще нанимали и платили побольше: дескать, только они знают, как всех этих кошмаров избежать. На самом деле по большей части врут, конечно. Не водится тут столько всякой дряни. Так что не бойся. - Он успокаивающе потрепал Элию по плечу. Между тем коридор с бойницами остался позади: стихли и лязгающие звуки. Теперь отряд шёл по широкому тоннелю с низкими каменными сводами, в стенах которого через равные промежутки были расположены арочные ниши. Некоторые пустовали, в других высились каменные статуи, белые или зеленоватые с синими прожилками. Мужчины, женщины, молодые и старые: многие статуи потрескались, лишились рук, ног, плеч и даже голов. Отблески света скользили по их лицам, причудливо играя тенями: казалось, скульптуры провожают отряд скорбными взорами.

Элия Тэн: От рассказа крысоедки Элию передернуло. Пусть это были всего лишь россказни, но они не сочиняются на пустом месте. Что-то ведь было там, внизу, глубоко-глубоко. - Я не боюсь, - улыбнулась она Инаю. - Я же с тобой. Она рассматривала статуи с любопытством, поскольку никогда не видела подобного искусства. пусть статуи были полуразрушены, но все же в них можно было угадать руку настоящего мастера. - Зачем здесь эти статуи?- спросила она у своего любимого. - Что здесь раньше было?

Анхало Хьюсс: - Эти? - Инай окинул взором ряд скульптур. - Мне как-то раз Латхи про них рассказывал: раньше я и сам не знал. - Это, леди Элия, надобно вам знать, бывшая коллекция Джохи-Яшуфы Арвиманы - отозвался шедший впереди сэр Латхи. - Был некогда такой престарелый богатей: в Смутные Времена нажился на том, что давал временный приют скрывающимся от Семилистника магистрам - за хорошую плату - а потом выдавал их: естественно, за ещё лучшее вознаграждение. Совершенно беспринципный старикан, одним словом: но руки на этом деле хорошо нагрел. Сам-то был из каких-то обедневших аристократов, только его предки ещё в Эпоху Орденов всё фамильное состояние за карточным столом спустили. Этот Арвимана сколотил неплохой капитал, отстроил себе шикарный особняк посреди садов и стеной обнёс. Ну, так и прожил до конца дней, как черепаха в панцире - почти никого не принимал, почти никуда не выезжал, с роднёй не общался. А была у него одна страсть: любил он статуи собирать. Древние, времён Старой Династии. Видно, считал себя ценителем искусства... Всегда тратил на них немалые деньги, чуть ли не сам на раскопки ездил - ну и собрал довольно порядочную коллекцию. Естественно, тоже почти никому их не показывал - боялся, что разворуют... А в год, когда на Ехо двинулся Шторм, он чуть со страху с ума не сошёл. Нанял рабочих, в дикой спешке укрепил подвалы под своим особняком, перетаскал туда всю коллекцию - чтобы не пропала, если особняк штормом разрушит. Но шторм, как вы уже знаете, Ехо не достиг. Зато - представьте себе - из-за этих спешных земляных работ старые трубы дали трещину и у него в подвалах случился прорыв. Все затопило: естественно, потоком статуи снесло с постаментов, повалило и большинство побились. После этого Джохи-Яшуфа умом и тронулся. Побитые статуи выставил в одном из подземелий под своим домом - как раз в этом: а сам вскоре и помер. Дом его, кстати сказать, во время вторжения был разрушен: в нём отряд полиции оборону держал. - Ну, а мы уже позже нашли этот тоннель и немного поработали. - добавил Инай. - Так что здесь теперь сквозной проход. Всё равно до этого никому дела нет: наверху руины, все проходы в подземелья завалены. Можно смело пользоваться.

Элия Тэн: - Удивительная история... Я слышала о чудаках, которые собирают разные вещи Старой Династии, но чтобы в таких масштабах... - проговорила Элия, глядя на статуи. - Вот до чего доводит жадность... Хотя, с другой стороны, вам это пригодилось, верно? - слегка улыбнулась она. Элия уже начала уставать, хотя вроде бы они прошли совсем немного. Видимо, сказывались переживания этого дня. Но девушка не подавала виду. Она ни за что не осталась бы в лагере, когда Инай собрался куда-то идти. Хотелось как можно больше быть рядом с ним... Впрочем, история, рассказанная сэром Латхи помогла скрасить путь и отвлечь от довольно грустных мыслей о грядущем будущем.

Анхало Хьюсс: Инай, по-видимому, заметил, что Элия утомилась: во всяком случае, он приобнял её за плечи, словно поддерживая, и ободряюще улыбнулся. Прямой коридор в скором времени кончился: отряд прошёл чередой низких и довольно запутанных тоннелей, то и дело пересекающихся друг с другом. Кое-где приходилось пригибаться - под потолком тянулись керамические трубы. Здесь плесени на стенах не было, и лишь фонарь разгонял темноту. Крысоеды поравнялись с Элией и Инаем и теперь настороженно поводили глазами по сторонам, словно ежесекундно ожидая нападения. Их глаза слегка светились во тьме, как у большинства угуландцев - только непривычным, красноватым светом: носы подёргивались, щупая воздух. Сейчас они походили скорее на гончих собак, чем на людей. Наконец коридор завершился короткой лесенкой в полдюжины ступеней, ведущей вверх и упирающейся на первый взгляд в глухую стену. Латхи поднялся по ступеням, окинул стену оценивающим взглядом - и несколько раз постучал в каменную кладку. После чего отступил назад. - Ну вот. Теперь подождём. - обернувшись, шепнула Микка Элии. - Он сейчас у себя должен быть.

Элия Тэн: Элия улыбнулась Инаю в ответ. Все-таки было так радостно находиться рядом с ним, пусть даже это ненадолго. Но когда он ее приобнял, Элия вдруг почувствовала давно позабытое чувство безопасности. Впрочем им время от времени приходилось отпускать руки, чтобы пройти под низкими керамическими трубами, и это мимолетное чувство пропало. Когда мерцающая плесень исчезла, погрузив коридор в темноту, Элии стало жутковато. Конечно, в темноте она ориентировалась, но просто в воздухе разлилось ощущение опасности. - А где мы сейчас? - шепнула Элия в ответ, разглядывая глухую стену и выискивая в ней хоть какой-то намек на дверной проем.

Анхало Хьюсс: - Мы сейчас под жилыми кварталами, неподалёку от Университета. - отозвался Инай, взглянув наверх, словно рассчитывая разглядеть что-то через низкий каменный свод. - Если точнее, под домом Анхало Хьюсса. Улица Сонных Мельниц двадцать девять. Полагаю, сейчас он должен нас ждать. Если... В этот момент по ту сторону стены что-то приглушённо лязгнуло, затем раздался тихий шорох камня по камню - и часть стены вдруг поползла в сторону, открывая потайную дверь. На пороге тускло освещённого дверного проёма появилась долговязая фигура. - Наконец-то. - произнёс знакомый Элии голос Анхало Пустынника. - Я уж думал, вы на кого-нибудь нарвались! Проходите скорее... О! - Анхало взглянул на Элию. - Леди... Похоже, мы с вами раньше не встречались? Это был Анхало - и одновременно не совсем он. Внешне Пустынник остался прежним: горбоносое лицо, чёрные волосы, дымчато-зелёные глаза. Правда, кожа его выглядела более светлой, не загрубевшей от ветра и солнца: да и волосы, чуть ли не вполовину короче, были собраны на затылке в короткий хвостик. На Анхало было вполне обычное домашнее лоохи, зелёное с оранжевым. Словом, он не особенно походил на своего двойника из другой исторической реальности. Тот выглядел бродягой, похожим на кочевника или охотника - а перед Элией сейчас был вполне обычный горожанин.

Элия Тэн: Элия тоже зачем-то посмотрела вверх, последовав примеру Иная, но ничего кроме каменного потолка не увидела, как, впрочем, и следовало ожидать. Она невольно вздрогнула, услышав знакомый голос. Хотя в нем и слышались немного иные нотки, другая интонация. Элия с любопытством разглядывала Пустынника - впрочем, неизвестно, было ли при нем сейчас это прозвище. Он был другим, каким-то домашним, и от этого Анхало не веяло дальними странствиями. Хотя аура таинственности все еще окутывала его как легкий туман. - Меня зовут Элия, - представилась девушка. - Можно сказать, что не встречались, - добавила она, проходя мимо него вслед за Инаем.

Анхало Хьюсс: - Элия... - повторил Анхало, провожая её взглядом. В его взоре на миг промелькнуло лёгкое недоверие. - Она со мной, Хьюсс. - заметив его взгляд, проронил Инай. Выйдя из тоннеля, члены отряда оказались в просторном подвальном помещении, озарённом светом двух светильников на стенах. Вдоль стен тянулись полки, заставленные разнообразной утварью: та же утварь была в беспорядке свалена по углам. Из-за обилия вещей комната казалась меньше, чем была на самом деле. - Ну, что у тебя? Товар есть? - деловито поинтересовалась Снежная, оглядевшись по сторонам. - А то. Сейчас, подождите... - Анхало поднялся по лестнице, ведущей на первый этаж, отворил дверь и вышел. За дверью открылась обширная комната, перегороженная прилавком. Стен не было видно из-за стеллажей, на которых рядами выстроились различные диковинки. Модели кораблей в разновеликих бутылках, банки и колбы с заспиртованными корешками и зловещего вида зверьками, разнообразные насекомые в обработанных кусках янтаря на подставках, черепа животных и людей (а также каких-то совсем уж непонятных тварей), книги в невероятно ветхих обложках, странные приборы из медных и стальных деталей и стеклянных линз, телескопы и подзорные трубы, свитки пергамента, запечатанные бутыли с неизвестными жидкостями, стеклянные шары с мерцающими внутри огоньками, карликовые деревца в расписных горшках, статуэтки из дерева и камня, разрисованные маски... Похоже, там, наверху, была лавка разнообразных удивительных предметов - а этот подвал служил чем-то вроде запасника. Анхало вернулся через минуту. Затворив за собой дверь, он тщательно запер её и спустился по лестнице. - Всё чисто. - доложил он. - Повесил табличку, что лавка закрыта... Теперь касательно вашего дела. Он подошёл к одному из стеллажей, запустил руку меж двух книг на полке и чем-то клацнул. С тихим каменным шелестом стеллаж вдруг провернулся вокруг вертикальной оси вместе с куском стены на четверть окружности, открыв ещё один тайный ход. За потайной дверью обнаружилась небольшая комнатка с каменными стенами: у дальней стены были выставлены накрытые парусиной ящики. Латхи прошёл в тайник следом за Анхало: остальные сгрудились у входа. Анхало откинул парусину с одного из ящиков: Латхи склонился над ним с фонарём. Блеснула сталь клинков: в ящике ровными рядами были уложены мечи. Удовлетворённо кивнув, Латхи повернулся к другому ящику - этот был, словно индюшачьими яйцами, заполнен стальными шариками снарядов для бабума, переложенными пенькой. - На этот раз лучше, чем обычно. - сообщил Анхало. - Капитан, который всё это привёз, затребовал втридорога - но я доплатил кое-что из своего кармана. Ничего страшного, сочтёмся как-нибудь потом... Мне не так накладно.

Элия Тэн: Элия с некоторым удивлением заглянула в дверь, даже привстав на цыпочки, чтобы получше видеть. Она никак не ожидала, что Анхало станет держать такую лавку. Хотя... с другой стороны... возможно, это и неплохой способ выжить в подобном мире. К тому же за торговлей разрешенных вещей можно прикрывать любую другую торговлю, если делать это с умом. Элия стояла рядом с Инаем, разглядывая теперь потайной склад. Ей не доводилось раньше видеть подобных механизмов - столь ловко замаскированную дверь. Девушке было мало что видно из-за спин остальных, но в какой-то момент ее глаз уловил что-то вроде блеска металла. - Сэр Анхало поставляет вам оружие? - шепотом спросила она у Иная. - Наверное, это большой риск...

Анхало Хьюсс: - Он один из тех, кто добывает оружие для Сопротивления. - шёпотом отозвался Инай. - У него неплохие связи среди контрабандистов и пиратов: только они не боятся возить в Ехо оружие... Но благодаря этому у нас всегда есть возможность привлечь новых бойцов. К счастью, старый Таможенный Сыск разогнали во время переворота, а магистры Ледяной Руки не сильны в магии поиска и обнаружения - разве что эти свои регистрационные медальоны выявить могут. Они только убивать хорошо умеют... При желании мимо них что угодно протащить можно: но риск всё равно велик. Между тем Латхи закончил рассматривать ящики и, выпрямив спину, жестом позвал товарищей. Шестеро бойцов один за другим прошли в тайник: следом шмыгнули крысоеды. В комнатушке сделалось довольно тесно. - Мы берём вот эти четыре ящика. - распорядился Латхи. Солдаты один за другим взялись за ящики - по двое на каждый. Девушка-крысоедка "впряглась" в один из ящиков на пару с бойцом. По очереди сопротивленцы начали выносить груз из тайника в подвал. Последними вышли Анхало с Латхи. Хозяин магазина вновь сдвинул потайной рычаг, и стеллаж вернулся на место. - Порядок. - сообщил Анхало. - Следующей партии ждите не раньше чем через полсотни дней: раньше не доставят. Какой на этот раз заказ будет - клинки, ножи, рогатки? - Копья, надо думать. - промолвил Латхи. - Нелегко их будет провести. - нахмурился Анхало. - Если только нанять кого-нибудь, кто "Бездонной горстью" владеет... А, не впервой. Будут вам копья: сколько? - Да дюжины полторы: можно и два десятка

Элия Тэн: - Получается, пираты и контрабандисты теперь играют немаловажную роль во всей этой борьбе, - прошептала Элия. - Какая ирония... Наблюдая за тем, как выносят ящики со склада, Элия невольно подивилась силе девушки-крысоедки. Она несла груз с такой же легкостью, как и любой из мужчин. Видимо, это условия жизни сделали ее такой... У самой Элии всегда были проблемы с поднятием тяжестей, хотя и приходилось иногда таскать мешки с мукой или коробки какие-нибудь. - Вам нужно столько оружия... Зачем? - спросила она у Иная. - Неужели так часто происходят вооруженные столкновения? Или вы планируете что-то более серьезное?

Анхало Хьюсс: - Отчасти да, планируем. - вполголоса отозвался Инай. - Столкновения? Нет, не то чтобы очень часто. Мы ведь не регулярная армия: мы в основном совершаем единичные вылазки, поджигаем казармы, взрываем амобилеры с грузом... А эти типы под землю особо соваться не рискуют. Во-первых, найти нас в этих переходах трудно: кроме того, мы время от времени меняем место лагеря. А во-вторых, тут и впрямь водится такое, с чем лучше не связываться. Те же крысоеды! Они в здешних тоннелях хозяева, под землёй с ними не совладать. К тому же у Ледяной Руки слишком мало магов, а арварохцы предпочитают в это не впутываться. Анхало тем временем отворил дверь в потайной тоннель. - Вот, можете идти. Да, кстати, Латхи... - Он повернулся к Латхи. - Ко мне сегодня заходил паренёк от Шакери Мина. Он просил передать что по их сведениям Старик вчера имел серьёзный разговор с Командующим. Кажется, тот пригрозил даже разорвать соглашение. Смысл слов было трудно понять - но, как ни странно, после этого сообщения бойцы как-то воспрянули, у некоторых на лицах появились улыбки: Микка и Снежная обменялись понимающими взглядами. Похоже, непонятная новость немало обрадовала их. - Наконец-то. - удовлетворённо заметил Инай. - Давно к этому шло... Спасибо, Анхало, это в самом деле добрая весть.

Элия Тэн: - К чему шло? - спросила Элия, следуя за Инаем к выходу. Хоть она не поняла, о чем идет речь, но невольно подхватила общее приподнятое настроение. Впереди их ждал такой же путь обратно в лагерь, и Элия решила повнимательней оглядеться по сторонам. теперь она уже знала кое-что об этой местности, и ей хотелось все разглядеть получше. В голове мелькнула мысль о том, что, наверное, тяжело так долго такие ящики нести, но теперь хоть стало понятно, зачем они такой большой компанией пошли сюда.

Анхало Хьюсс: Инай ответил не сразу. Обернувшись на ходу, он махнул рукой Анхало: тот кивнул в ответ - и стена с шорохом сомкнулась. Отряд вновь двинулся по тоннелю: правда, теперь бойцы и крысоеды тащили ящики с оружием. Латхи всё так же освещал фонарём путь. На ходу Инай замедлил шаг, взглянул на Элию... А затем решительно остановился, наклонился - и подхватил её на руки. Так, с девушкой на руках, он и зашагал дальше по тоннелю. Идущая следом Микка тихонько фыркнула: то ли насмешливо, то ли одобрительно. - И не спорь. - улыбнувшись, заявил Инай, обращаясь к своей милой. - Я же вижу, ты уже устала. На этот раз отряд шёл немного другим путём. Когда лабиринт тоннелей остался позади, и впереди уже замаячил вход в коридор со статуями, Латхи внезапно свернул налево. Весь отряд последовал за ним. Снова потянулись по обеим сторонам близко подступающие каменные стены. Откуда-то спереди послышался тихий шелестящий шум: шум воды в трубах. Довольно скоро отряд вышел на широкий каменный мост, пересекающий круглый зал со сводчатым потолком. Здесь на стенах сияли настоящие светильники: и всё равно, своды зала утопали в сумерках. Внизу, под мостом, тянулись переплетения бронзовых труб с вентилями и рычагами, уходящих в стены зала. - Ты спрашивала про то, "к чему шло"... - проговорил Инай. - Если хочешь знать, "старик" - это нынешний Великий Магистр Ордена Ледяной Руки, тот, что заседает в Иафахе. - На самом деле не такой уж он и великий. - вмешалась Микка. - Рядом с тем же Нуфлином - так, кошка кучку наложила... - Выдав эту фразу она прыснула, явно довольная собой. Снежная, покосившись на неё, улыбнулась уголками губ. - В общем-то да. - согласился Инай. - Но всё же кое-что из себя представляет. А Командующий - предводитель арварохских солдат. И в последнее время между ними серьёзные разногласия, понимаешь?

Элия Тэн: Элия кинула прощальный взгляд на Анхало, желая запомнить его в этом мире, и мысленно собрала последние силы для предстоящего перехода, но Инай ее удивил. Он просто почувствовал, в каком состоянии была Элия. - Не буду спорить, - смущенно улыбнулась она, обвивая рукой его шею и стараясь не смотреть на остальных. - Надеюсь, я не очень тяжелая... Видимо, и правда она не рассчитала свои силы, потому что глаза сами собой закрывались от усталости, и Элии стоило усилий держать их открытыми. Ее предположения оказались неверны - они пошли по другому пути, где все было намного аккуратнее, да и вместо плесени путь освещали светильники. - Понимаю, - сказала Элия, выслушав объяснение Иная и тоже улыбнувшись на сравнение Микки. - Без поддержки арварохцев Ордену будет сложно удержать власть, да? - Она огляделась. - Кстати, а где мы сейчас? Что это за залы?

Анхало Хьюсс: - Это один из узлов городского водопровода. - опередив Иная, отозвался Латхи. - Сюда иногда наведываются ремонтные рабочие. Он немного помолчал. - То, что сказал Анхало - действительно добрая весть, леди Элия. - продолжил он. - Видите ли, в последние годы ситуация в верхнем городе изменилась, да и соотношение сил стало другим. Раньше Орден был гораздо сильнее: тогда мы несли большие потери и гораздо реже могли выбираться на поверхность. Теперь же Орден изрядно ослаблен, да и мы не даём ему скучать. У них гораздо меньше магистров, а от послушников особого толку нет. Тем более, что среди нас немало магов, бывших специалистов Семилистника. - А арварохцы всё менее активно поддерживают Орден. - добавил Инай. - Их солдаты всё чаще отказываются выполнять приказы магистров: и это касается не только рядовых, но и командиров. Из-за этого мы смогли провернуть несколько крайне удачных операций - и даже не потеряли никого. - Именно так. - кивнул Латхи. - Да вы и сами видели в таверне... Похоже, арварохцы давно поняли, что вся эта история со "священной войной" - одно враньё. Видите ли, оказалось, что для Арвароха в оккупации Соединённого Королевства нет никакой выгоды. Новые территории им без надобности - их континент не настолько густо заселён, чтобы кому-то стало тесно в ближайшие пару-тройку сотен лет. Организовать добычу и вывоз ресурсов они тоже не могут. Во-первых, наши ресурсы им без надобности - сами они используют другие материалы, а металл им не нужен. А во-вторых, их корабли выходят в море от силы пару раз в год: какая тут может быть перевозка грузов? В общем, большинство арварохских солдат явно не прочь оставить магистров на произвол судьбы и убраться домой, за море. - Арварохцы, конечно, наши враги; но у них есть понятие о воинской чести. - промолвила Снежная. - И им никак не может нравиться то безобразие, которое творят магистры с мирным населением. Эти аресты, казни, политика всеобщего устрашения... Большинство арварохских офицеров открыто протестует против этого. Что уж говорить, если некоторые из них тайно передают нам сведения! А в довершение всего, на их континенте недавно вспыхнула очередная великая война. Какой-то вождь вознамерился свергнуть Тойлу Лиомурика и поднял аж пол-континента: похоже, у него есть все шансы. А если это случится - всем этим играм в завоевателей конец. - В общем, леди Элия, мы ждём одного. - подытожил Латхи. - Если в один прекрасный день Орден всё же сцепится с арварохцами - кто бы ни одержал верх, они будут слишком сильно потрёпаны. И тогда мы попросту присоединимся и довершим начатое. Конечно, не слишком честно, но если нанести удар сейчас - мы можем и не сломить их: а тогда у нас не будет второго шанса.

Элия Тэн: Элия слушала своих спутников, и ее рука, дрогнув, чуть крепче сжала шею Иная. - Меня это пугает, - честно признала она. - В этом Ехо творится столько всего для меня бессмысленного... Эта война, борьба за власть... - Элия помотала головой. - Я только надеюсь, что все будет так, как вы говорите, и Ехо вновь станет свободным. А мне бы где-нибудь в укромном уголке посидеть... продолжила она мысленно. Еду приготовить для усталых воинов. Посидеть с детьми... Да, наверное, будь я в лагере Армии Сопротивления, я б этим и занималась... Вслух же она сказала: - Раз это действующий водопровод, вы не боитесь, что вас кто-то увидит? И куда мы идем? Не в лагерь?

Анхало Хьюсс: - В лагерь, в лагерь, просто другой дорогой. - отозвалась Микка. - А по поводу того, что кто-то увидит - вряд ли. - Она кивнула в сторону крысоедов. - Они до этого всё разведали: поблизости никого нет. - Разведай, разведай, ага! - закивал мужчина-крысоед: сальные косички качнулись взад-вперёд. - Человека нет, не-а: только слышь, это не значай, что прямо никто поблизь нет. Тут, под земли - у-у-у! - Он сделал страшные глаза. - Тут подземный черви водись: по старый трубы ползай. Длинный, кольчистый, пасть-зубасть - ух, страшный! А в старый город, там, где вода не затопляй - там чёрный лазень живи: весь такой худой, а руки-ноги длинный, как у паук. По старый дома ползай-лазай, сверхь на головой падай. А... - Тебе что, на ногу наступить?!? - сердито заявила Микка. - Надоел уже своими страшилками! Нечего тут попусту брехать. - В самом деле. - сурово заметил Инай. - Эй, крысюк! Ещё раз свой песня заведи - вместо банка по рожей получай, понимай-понимай? Крысоед пробормотал что-то неразборчивое и стих. Между тем отряд миновал мост, прошёл узким тоннелем, перешёл череду решетчатых железных помостов, лязгающих под ногами - и, пройдя ещё немного, вышел в настоящую подземную пещеру. Изборожденные причудливыми извивами каменные стены смыкались высоко над головой: через пещеру тянулась узкая тропинка. Видно было, что это место почти не подвергалось обработке: через него просто проложили тоннель. Как ни странно, здесь было светло. По обе стороны от тропы вырастали ветвящиеся кусты удивительно красивых игольчатых кристаллов, налитых изнутри причудливым сиреневым сиянием. Гроздья таких же кристаллов произрастали из потолка, нависая над головами. Сиреневый свет ложился на стены пещеры и на лица сопротивленцев, придавая им странный вид. И что необычно - свет этот не был однородным. По кристаллам то и дело прокатывались волны яркого свечения, от "корня" к кончикам, озаряя пещеру равномерными вспышками. В пульсации сияния чувствовался странный, чем-то знакомый ритм.

Элия Тэн: Какие страхи ни рассказывал крысоед, Элия не сдержала улыбки - она еще не привыкла к такой речи, и она казалась ей весьма забавной. - Сомневаюсь я, чтобы настолько страшные чудища тут водились, - тихонько сказала она. - Даже если что-то есть, то преувеличено в дюжину раз... Когда они оказались в пещере с кристаллами, Элия удивленно раскрыла глаза. - Ч-что это? - проговорила она. - Я никогда не видела ничего подобного...

Анхало Хьюсс: - Это? - Инай слегка улыбнулся: похоже, ему понравилось, что это зрелище произвело на Элию впечатление. - Красиво, правда? Мы сейчас проходим под берегом Хурона. Таких пещер тут несколько: и большие, и маленькие... Мы как-то прикинули по карте - они как раз вокруг Холоми расположены, на большом расстоянии. И во всех - такие вот мигающие кристаллы... Латхи говорит, они чувствуют биение Сердца Мира. Поэтому так и мигают... Снежная слегка отстала от остальных: подойдя к одному из кустов, она задумчиво присмотрелась к одной из кристаллических "веточек"... А потом вдруг вскинула руку и ребром ладони рубанула по ней. Сверкнула синяя вспышка: веточка с треском отломилась. Целительница поймала её: несколько игольчатых кристалликов, произрастающих друг из друга. Как ни странно, сияние кристалла не исчезло: он продолжал всё так же мигать, как будто и не был отбит от основного. - Эй, Элия... Возьми. - проронила она, приблизившись к Элии и протянув ей вещицу. - Нравится? Бери себе. Он так всегда сверкать будет.

Элия Тэн: - Спасибо... - тихо сказала Элия, бережно принимая веточку из рук Снежной и прижимая ее к груди. Некоторое время девушка молчала, глядя на кристалл. - Интересно, откуда они здесь появились? - задумчиво сказала она, ни к кому конкретно не обращаясь,. - Возможно, это порождение магии, осколки Сердца Мира? Или магии и природы? Может, воды Хурона их когда-то сюда занесли?.. - Элия еще раз оглядела пещеру. Это зрелище она теперь никогда не забудет...

Анхало Хьюсс: - Может, и так. - отозвалась Снежная. - Возможно, когда-нибудь давным-давно Хурон принёс семена этих кристаллов откуда-то из верховий, от самого истока - и заронил их в почву этих земель. И они росли здесь, в вечной пещерной тьме: росли по чуть-чуть, медленно-медленно, век за веком. Так много лет... - Голос Снежной стихал по мере того, как пещера оставалась позади. Когда отряд вступил во тьму тоннеля, она ещё раз тихо повторила в темноте: - Так много лет... Дальше потянулся однообразный каменный коридор, то и дело совершающий повороты. Наконец впереди забрезжил свет: коридор расширился, сменился ведущей вниз лестницей - и наконец вывел на уже знакомый берег подземного озера. Несколько сопротивленцев заметили процессию, нагруженную ящиками: послышались приветственные выкрики. - Ну, вот и пришли. - удовлетворённо вздохнул Инай. За его спиной бойцы и крысоеды опустили ящики на землю. - Порядок. Эй, кто-нибудь! - Латхи ткнул пальцем в сторону крысоедов. - Выдайте этим вот по две банки консервов: так и быть, заслужили... - Он повернулся к обоим дикарям. - Но если в следующий раз опять затеете эти свои байки травить... - Эй, поняй-поняй! - Крысоед примирительно замахал в воздухе руками. - В другой раза - тихо-тихо, глубже трава, ниже вода... Э? - Вот и ладно. - Латхи обернулся к Инаю. - Инай, отнеси леди Элию в палатку! Ты на неё посмотри: она уже устала. Время, как-никак, за полночь. - В самом деле, Элия, у тебя уже глаза слипаются. - Инай заботливо провёл рукой по волосам девушки. - Хочешь поспать немного?

Элия Тэн: Голос Снежной погрузил Элию в состояние, где-то между сном и явью, и ей все грезились эти странные кристаллы, пока отряд шагал по коридору. Лишь возгласы людей выдернули ее из полусна. Она заморгала, оглядывая лагерь с рук Иная. - Неужели им хватает консервов в качестве платы? - шепнула она Инаю, глядя как радуются крысоеды, принимая припасы от одного из сопротивленцев. Девушка едва сдержала зевок. Усталость навалилась свинцовой тяжестью, глаза закрывались против ее воли. Она ведь толком не спала прошлой ночью, а потом было столько переживаний, начиная с того случая рано утром на кухне, когда ее пытались заставить убить Анхало, ну и потом... Перемещение в пространстве, разные встречи, поход по подземельям... - Да... я... кажется уже почти сплю, - сонно улыбнулась Элия, глядя на Иная. - А ты... побудешь рядом со мной? Ты ведь тоже устал, наверное? Сердце Элии сжалось - было одновременно сладко и грустно при мысли о том, что можно уснуть в объятиях ее любимого. Хотя бы еще разок... последний раз... В порыве чувств девушка нежно поцеловала Иная, чувствуя как по всему телу бежит такая знакомая дрожь, и ей было все равно, что на них смотрят.

Анхало Хьюсс: Сердце Иная дрогнуло, когда его губ коснулись уста Элии. Склонив голову и прикрыв глаза, он ответил на её поцелуй. И тяжёлая, глухая боль пополам с проснувшейся нежностью всколыхнулась в его груди. - Конечно... - тихо промолвил он. - Я буду... рядом. - И, повернувшись, понёс Элию в сторону палатки. Склонившись, он вступил внутрь - лишь полог колыхнулся за его спиной. Микка толкнула Латхи локтём и выразительно указала глазами в сторону палатки, в которой скрылся Инай. Латхи сердито нахмурил брови. Девчонка демонстративно возвела очи горе и отвернулась. * * * Прошло довольно много времени, прежде чем Инай Тэн осторожно высвободил руку из-под головы Элии и неслышно поднялся с тюфяка. Выпрямившись во весь рост, он взглянул на свою любимую. Элия спала, укрытая по шею одеялом: прядь волос на её лице тихо подрагивала от дыхания. Инай почувствовал, как от боли сжалось сердце: не глядя, он нашарил плащ, накинул его на плечи и, отодвинув полог, вышел из палатки. Оказавшись снаружи, он бросил взгляд по сторонам. Затем закрыл глаза - и из его груди вырвался глухой стон. Склонив голову, он вцепился одной рукой в волосы надо лбом, словно стараясь болью телесной заглушить боль душевную. Спустя некоторое время рядом раздались тихие шаги. Инай нехотя повернул голову. Снежная, скрестив на груди руки, выжидающе глядела на него. Чуть поодаль стоял Латхи: в его взгляде читалось сочувствие. - Почему... - глухо выговорил Инай. - Почему всё именно так?!? Скажи! - Он подался навстречу Латхи, как будто тот способен был исправить всё одним мановением руки. - Я столько лет считал её погибшей... а теперь... Почему я должен опять потерять её?!? - Тебе решать, Инай. - ровным голосом произнесла Снежная. - Если ты решишься оставить её рядом с собой, тебе придётся защищать её. Этот мир для неё чужой, не забывай. - Я всегда готов защитить её! - Инай рубанул рукой воздух. - Я готов. Но... - Он беспомощно взглянул на своих товарищей, затем оглянулся на вход в палатку - и, опустив голову, тяжело вздохнул. Латхи, подойдя ближе, положил руку ему на плечо. - Инай. - негромко, проникновенно произнёс он. - Ты же сам видишь всё. Этот мир не для неё. Я видел тот, другой Ехо: я жил на два мира... И лишь недавно понял, что нужно выбирать для себя один. Тот Ехо, из которого она пришла - город, где люди живут более счастливо, чем здесь: город, где не бывает холодной зимы, где нет этих убийц-"зыриков" и патрулей на улицах. А здесь - война. Мы не можем судить о том, как всё сложится в ближайшем будущем: сумеем ли мы победить. Элия не создана для такой жизни. Постоянно прятаться, жить под землёй, не видя неба... Это не для неё. Что, если арварохцы всё же примирятся с Орденом? Тогда у нас останется куда меньше шансов на победу. Ты ведь любишь её, Инай? - Я люблю её. Люблю всем сердцем! - В голосе Иная дрогнули слёзы. - И всегда буду любить... - Если любишь - не нужно обрекать её на такую участь! - Рука Латхи крепче сжала плечо товарища. - Она будет счастлива рядом с тобой - но такая жизнь всё равно может отнять её у тебя. Пусть и гораздо меньше, чем раньше, но мы всё же рискуем своими жизнями. На этой войне выживают лишь те, кто всегда готов к сражению: те, кто готов зубами и ногтями цепляться за жизнь... И пока небо над нами вновь не станет светлым, этот мир не изменится. Наш единственный выход - победить! - Или можешь уйти с ней. - тихо произнесла Снежная. - Конечно, нам дорог каждый боец. Но если ты не в силах расстаться с ней... Мы поймём. Долго, очень долго Инай Тэн просто молчал. Затем поднял голову и сквозь спадающие на лоб волосы взглянул на Снежную, затем на Латхи. - Я не смогу уйти. - тихо проговорил он. - Это мой город и моя война. И что бы ни ждало нас впереди, я хочу пройти этот путь с вами до конца, как шёл доселе. - Он помедлил. - И кроме того, мой сын... Я не могу бросить его здесь. Некоторое время Латхи и Снежная ничего не говорили. Наконец беловолосая девушка подалась вперёд и осторожно взяла ладонь Иная в свои руки. - Это твой выбор, Инай. - тихо молвила она. - И что бы нас ни ждало впереди... мы с тобой. До конца. - До конца! - повторил Инай: его ладонь легла поверх руки Снежной. - До конца. - торжественно произнёс Латхи, накрыв скрещённые ладони соратников своей рукой. - Кровью, что повязала нас... - Голос Снежной зазвучал напевно, произнося слова клятвы, которую произносил каждый, вступая в ряды Армии Сопротивления. - Сталью, что взяли мы в руки... - подхватил Инай: сопротивленцы поблизости оторвались от своих занятий и повернулись в их сторону, заслышав слова клятвы. - Небом, что взывает к нам об отмщении... - чеканя слова, промолвил Латхи. - Клянёмся быть верными своей земле и не попустить чужой власти над ней! За Королевство! За Ехо! И все те, кто был поблизости, мужчины, женщины, старики, в полный голос и шёпотом - повторили вслух: - За Ехо!!!

Элия Тэн: После того, как Инай ушел, сон Элии стал беспокойным. Она задышала часто и неглубоко и заметалась на ложе. Привычный ворох путанных снов вдруг исчез, и она увидела пещеру, разделенную светом на две половинки, - в одной было тепло и светло, в другой темно и холодно. Элия и Инай стояли ровно посередине, держась за руки, и светотень отплясывала на лицах странный танец. Они стояли, молча глядя друг на друга. Холодный и теплый воздух вихрями носился вокруг них, колыша одежды, и в какой-то момент стал настолько сильным, что было сложно удержаться на ногах. Элия и Инай лишь крепче сжали руки, не давая ветру их разлучить, но стихия была сильнее. Она оторвала их от пола, и повлекла каждого на свою половину - теплый ветер подталкивал Элия к свету, а холодный гнал Иная в темноту. Элия почувствовала, как ее пальцы выскальзывают из руки Иная. - Не отпускай! Пожалуйста! Не отпускай! - в ужасе закричала она. - Я всегда буду с тобой, - проговорил Инай пугающе спокойным голосом, и в тот же момент их руки разжались. - Инай! Инаай! Элия проснулась от собственного крика - кажется, она кричала не только во сне. Она резко села, откидывая одеяло, по ее телу бежала мелкая дрожь, а в глазах стояли слезы. Она сжалась в комочек, уткнув лицо в колени, и ее спина подрагивала от сдерживаемых рыданий. Элия прекрасно помнила увиденный сон и ей без разъяснений было понятно, о чем он. Инай не сможет быть с ней. Он и она должны быть каждый в своем мире, хотя они вечно будут в сердцах друг друга...

Анхало Хьюсс: - Элия! - Полог палатки рывком отлетел в сторону и Инай шагнул внутрь. Обежав взглядом палатку изнутри, он облегчённо вздохнул: опустившись на колени рядом с тюфяком, он притянул к себе Элию и обнял. - Ну тихо... Тихо. Это был просто страшный сон. Всё уже хорошо... - Он склонил голову и зарылся лицом в её волосы. В эту минуту ему как никогда сильно захотелось остаться рядом с ней. Не выпускать её из своих объятий, слушать биение её сердца и вдыхать запах её волос... Но в памяти вновь всплыли слова Латхи. И, помедлив ещё немного, он всё же пересилил себя и поднялся на ноги. - Элия... Латхи просил передать: уже рассвет. Скоро тебе... пора. - Голос его всё же предательски дрогнул.

Элия Тэн: В объятиях Иная Элия понемногу успокоилась. Хотя тот сон все еще стоял перед глазами, она постаралась принять его как неизбежность. Она подняла на своего любимого лицо, все еще мокрое от слез, торопливо вытирая его краешком лоохи. - Да... скоро пора... - почти прошептала она. - Ты... ты знаешь, я... очень хочу остаться с тобой, но не могу... Это тяжело... Она вздохнула, тщательно вытирая лицо. Не хватало еще, чтобы остальные заметили, что она плакала... Потом с помощью Иная она поднялась на ноги, поправила лоохи и накинула плащ. - Я готова, - бесцветным голосом сказала она.

Анхало Хьюсс: Инай тяжело вздохнул, приобняв её. Затем отвёл рукой полог и они вышли наружу. Лагерь жил своей жизнью. На кострах уже побулькивали котлы с завтраком. Многие бойцы натачивали оружие, время от времени критически пробуя острие или кромку пальцем. Из палаток выбирались заспанные сопротивленцы, потирая глаза. Вдоль края "набережной" прохаживались часовые с копьями. - Леди Элия? - К ним приблизился Латхи. - Вижу, вы уже проснулись... Хорошо. Думаю, вам пора идти. В этот час в городе снимают посты: думаю, вы беспрепятственно пройдёте к моему дому. Мы проводим вас до ближайшего выхода на поверхность. Теперь по поводу перехода... Он немного помедлил. - Одним словом, это несложно. Чтобы вернуться обратно, вам нужно будет встать в центр рисунка, начерченного на полу - и произнести ключевое заклинание. То, которое было записано на бумажке... Суть в том, что при этом нельзя отводить глаз от рисунка. Ключ к переходу - соответствие слов и образа, понимаете? И ещё. Прежде, чем вернётесь... Латхи поколебался: затем сунул руку за пазуху и достал небольшой цилиндрический предмет величиной примерно с ладонь. Тускло поблескивающий бронзовый цилиндр, поверхность которого была украшена отчеканенными рунами. Верхняя часть цилиндра ближе к одному из торцов выглядела отвинчивающейся, как крышка фляги. - Держите. Очень редкая вещь, но надёжная. Это взрывчатка. Прежде чем произнесёте заклинание - поверните эту часть по часовой стрелке до щелчка и бросьте на пол. Запас времени - пятнадцать секунд. Вы должны уничтожить переход с этой стороны: если Орден его обнаружит... Словом, последствия могут быть неблагоприятными. Не тревожьтесь: если мы одержим верх в этой войне, я смогу восстановить путь позже. Прошу вас, сделайте это; хорошо?

Элия Тэн: Элия обвела взглядом лагерь, затем внимательно выслушала Латхи. Ее рука машинально нащупала ту самую злосчастную бумажку в кармане, с которой все и началось... Хотя... иначе она бы не встретила Иная, не узнала бы о Ханко... Она испуганно смотрела на опасный цилиндр, не решаясь его взять. - Взрывчатка? - повторила она. - А... она точно сработает как нужно? А вдруг у меня не получится вернуться, что тогда? - немного помолчав, она добавила: - Мне придется одной идти через город?.. Меня никто не станет задерживать - арварохцы или "зырики" эти... или птицы...?

Анхало Хьюсс: - Не волнуйся, Элия. - Инай успокаивающе положил руку на плечо девушки. - Тебе вовсе не придётся идти через весь город: от того места, где есть выход на поверхность, всего пол-улицы до дома Латхи. А "зырики" тебя не тронут: у тебя есть регистрационный медальон. - Он тихо вздохнул. - Я с радостью провёл бы тебя до конца, но меня слишком хорошо знают в лицо полицейские. К сожалению, мастеров перемены лиц в нашем отряде нет: точнее, есть один, но он уже несколько дней на задании. Первый же патруль меня опознает, а тогда схватят и тебя... Прости. - Вам не следует беспокоиться, леди Элия. - подтвердил Латхи. - А насчёт взрывчатки не волнуйтесь: такие вещицы делали ещё в эпоху Орденов, а тогда умели изготавливать убийственные игрушки... Работает как часы, без отказа, и раньше времени не взорвётся. Главное, не задерживаться: нам пора идти. Он махнул рукой. К нему приблизились Снежная и насупленная Микка; за ними следовали двое бойцов. - Пошли, Элия. Мы проводим тебя до выхода: до жилья Латхи тебя доведёт Микка. - Инай взял свою милую под руку. - Идём.

Элия Тэн: Элия вздохнула, смиряясь с неизбежным. Очевидно, особого выбора у нее не было. Но уверенность Латхи и Иная в успешном завершении дела она не разделяла. Ей от чего-то было страшно, и она никак не могла избавится от этого ощущения. Она слегка сжала руку Иная, пытаясь успокоиться, своей холодной рукой и кивнула. - Идемте, - сказала она, беря у Латхи взрывчатку. Потом перевела взгляд на Микку. - Что с тобой? - спросила она - ей показалось, что девушка чем-то расстроена или сердится на что-то.

Анхало Хьюсс: - Ты уже уходишь... - хмуро буркнула Микка. - Я думала, ты с нами останешься. Жалко... - Ладно, Микка, хватит тебе. - бросил Латхи. - Пойдёмте, леди Элия. - С этими словами он повернулся и двинулся в сторону тоннеля. Остальные последовали за ним: Инай мягко увлёк Элию за собой. Довольно скоро зал подземного озера остался позади. Маленький отряд вновь шёл чередой подземных тоннелей, складывающихся в сложную путаницу. На этот раз фонарь нёс один из бойцов, вышедший вперёд остальных. Впрочем, на пути то и дело попадались газовые светильники, горящие на стенах и озаряющие тоннели неярким оранжевым светом. Похоже, они шли под жилыми кварталами: стены тоннелей выглядели не такими ветхими, как в других местах. Один раз пришлось миновать небольшой зал, затянутый желтоватым туманом с сернистым запахом. Туман стелился над полом: идущие утопали в нём почти по пояс, а невысокая Микка - даже выше. Пройдя несколько шагов, Снежная нахмурилась, выставила руки вперёд - и, сверкнув глазами, резко развела их в стороны и с силой хлопнула в ладоши. Туман тут же затрепетал, прянул во все стороны, стремительно истаивая - и сгинул без следа. - Ну вот. Теперь можно идти дальше. - удовлетворённо констатировала целительница. - А то мало ли что... Пойдём.

Элия Тэн: Элия ободряюще улыбнулась Микке. - К сожалению, я не могу остаться... - проговорила она, увлекаемая Инаем. Она приняла решение, и хотя особо легче от этого не стало, Элии удалось создать внутри себя что-то вроде эмоционального щита, чтобы не так больно было, когда придет пора расставаться... И вновь была прогулка по подземельям. Вот уж по чему она не будет скучать, когда вернется, так это по подземельям, подумалось Элии. Она полуудивленно-полувосхищенно наблюдала за тем, как Снежная управляет туманом. Да, вот такое в родном Ехо Элии не часто доводилось видеть...

Анхало Хьюсс: Снежная покосилась на Элию: заметив её изумление, она улыбнулась уголком рта, но не сказала ничего. Лишь махнула рукой, приглашая отряд следовать дальше. Наконец очередной тоннель вывел в небольшое помещение с кирпичными стенами, очень узкое и высокое - настоящий колодец. По стене колодца тянулась вверх лестница из вделанных в кладку бронзовых скоб: высоко вверху виднелась дощатая крышка люка. Остановившись возле лестницы, Латхи повернулся к Элии. - Ну вот, леди Элия. - произнёс он. - Дальше пойдёте без нас. Микка вас проводит. Выберетесь на поверхность: там выйдете на улицу Цветных Фонарей, оттуда до Синей улицы всего-то шагов пятьсот... Где мой дом - вы знаете. Не волнуйтесь, с медальоном на груди вас никто не тронет. Если вдруг попытаются остановить или задержать - хотя вряд ли - можете послать мне Зов: мы что-нибудь сделаем. И вот ещё... Он немного помешкал. - Знаете... Когда вернётесь, мой дом... Словом, можете считать, что он - ваш. Я остаюсь здесь: в этом мире я нужнее. Может, мне удастся исправить хоть какую-то часть ошибок своего Ордена. Вот. Я составил за ночь дарственную. - Он протянул Элии свёрнутую в трубочку бумагу, перевязанную бечёвкой. - Здесь написано, что я навсегда уезжаю в Куманский халифат, а дом и всё имущество отныне ваши. И... моя библиотека тоже. - Он невесело улыбнулся. - Если мне потребуется вновь воссоздать переход между мирами, то все необходимые книги и манускрипты есть у меня здесь - а прочее можете забрать. Словом, присмотрите за моим домом. Жилью нужен хозяин... Латхи хотел сказать ещё что-то, но передумал. Просто положил руку на плечо Элии и слегка сжал; а потом выпустил и отошёл в сторону. Следом к Элии подошла Снежная. Взглянула ей в глаза - и неожиданно подалась вперёд и обняла. - Береги себя. - тихо произнесла она. - Я не хочу, чтобы с тобой случилось что-то плохое. - С этими словами она разомкнула объятия и отступила. Теперь рядом с Элией остался лишь Инай. Несколько секунд он молча смотрел на неё; а потом так же молча обнял, склонился к ней - и их уста встретились.

Элия Тэн: Элия глянула на крышку люка, от которой начинался ее путь домой, потом повернулась к сэру Латхи, когда тот заговорил. Она удивленно посмотрела на бумаги, которые он ей протягивал и немного нерешительно протянула руку, чтобы их взять. - Я... я даже не знаю, что сказать, сэр Латхи, - проговорила она. - Я обещаю приглядывать за вашим домом, и когда вы решите вернуться, он сразу же вновь станет вашим. Прощайте... - Элия аккуратно убрала документы в карман лоохи. Объятие Снежной было неожиданным, и Элия от всей души обняла эту загадочную женщину. Пусть они были знакомы совсем немного, пусть у нее было такое "холодное" имя, но целителями просто так не становятся... - Спасибо, - шепнула она в ответ. - И ты себя береги. Такой талант как у тебя сейчас нужен больше чем когда-либо. И еще раз спасибо за Ханко... Когда же Инай обнял Элию на прощание, ее сердце предательски дрогнуло и на глаза навернулись слезы, хоть она обещала себе, что не станет больше плакать. Она ответила на поцелуй со всей любовью, что была в ее сердце. Я люблю тебя, сказала она ему на Безмолвной речи. - Я всегда буду любить. Пожалуйста, живи и победи. Пусть у Ханко будет счастливое будущее...

Анхало Хьюсс: Выпустив Элию из объятий, Инай ещё некоторое время держал её за руку, неотрывно глядя в глаза. Я тоже тебя люблю, прозвучало в этот миг в голове у Элии. Когда-нибудь мы опять будем вместе... Я обещаю. Наконец, отпустив руку своей любимой, Инай ослабил ворот плаща, стащил с шеи свой медальон - и бережно надел его на шею Элии. - Теперь мы всегда будем с тобой. - улыбнулся он. - Я позабочусь о Ханко. И клянусь тебе: если мы всё же одержим победу и этот мир вновь станет прежним... - Он не договорил, но всё было ясно без слов. Кто-то тронул Элию за руку. Это оказалась Микка: девчонка смотрела печально и серьёзно, явно не желая расставаться. Наконец она тихо вздохнула. - Ладно. Пошли, что ли... - С этими словами она взялась за скобы лестницы и принялась карабкаться наверх. Достигнув крышки люка, она отодвинула запоры, осторожно приоткрыла её и выглянула наружу. Спустя пару секунд она удовлетворённо кивнула и, ухватившись за край, рывком подтянулась - только ноги мелькнули в отверстии. Через миг её голова показалась над люком: - Всё чисто. Давай, залезай!

Элия Тэн: Элия осторожно коснулась амулета, хранящего тепло тела Иная, и улыбнулась ему, нежно и печально. Слово "прощай" никак не хотело срываться с губ, так что она лишь склонила голову на мгновение, а затем принялась карабкаться вслед за Миккой. Элия была непривычна к такому, да и плащ с лоохи путались под ногами, но все же спустя какое-то время девушка достигла люка и так же рывков выбралась наружу. Ей в лицо сразу же дохнуло холодом. Элии уже хотелось побыстрее покончить с этим. Произнести слова, кинуть эту страшную взрывчатку, уничтожая таинственную комнату сэра Латхи, и оказаться в родном Ехо... Там, где было тепло и светило солнце...

Анхало Хьюсс: Микка махнула рукой оставшимся внизу товарищам - и, затворив крышку люка, вновь набросила на неё мешковину и подтащила поближе старые деревянные козлы для пилки дров, отгораживающие её от чужих взоров. Они с Элией оказались в небольшом и довольно захламленном помещении, в открытую дверь которого врывался с улицы холод. Похоже, это был чрезвычайно захламленный боковой вход в чей-то дом: вверх тянулась обветшавшая деревянная лестница. Всё вокруг было завалено различной рухлядью: старые вёдра, разлезшиеся мешки, ломаные доски и так далее - казалось, всё это были остатки основательного ремонта, которые свалили на боковой лестнице да так и забыли вынести на улицу. - Пойдём. - Микка отворила дверь и поманила Элию за собой. За дверью открылся узкий проулок меж стенами двух близко расположенных домов. Микка без колебаний свернула направо. - Дверь за собой прикрой. Проулок выходил на широкую улицу. В этот ранний час прохожих почти не было видно. Белое, не слишком яркое солнце уже поднялось над крышами домов, сделав небо из чёрного тёмно-серым: впрочем, над западным горизонтом широким полумесяцем залегала чернота. Вчерашняя метель уже улеглась: крыши домов оделись белыми шапками а в переулках залегли сугробы. Даже фонари-цапли уже не выглядели такими зловещими теперь, когда их головы тоже увенчали потешные снежные шапочки. В воздухе тихо кружились мелкие снежинки. Пожалуй, если бы не сумрачный цвет небес, это зрелище могло бы быть вполне мирным и даже праздничным. Мимо рысью протрюхали несколько птиц: комиссар-"зырик" возглавлял отряд арварохских солдат. На девушек магистр покосился недоверчиво - но, увидев регистрационный медальон, успокоился и тряхнул поводьями птицы. Арварохцы особого внимания на прохожих не обратили: лишь самый последний - молодой воин, почти подросток, с собранными в короткий хвост рыжеватыми волосами и синей вязью татуировки на правой щеке - улыбнулся и поднял руку в знак приветствия. "Зырик" тотчас обернулся и ожёг паренька свирепым взглядом: тот ссутулился и отвёл глаза. - Вот видишь. Такие вот у них отношения. - тихо прокомментировала Микка. - Ну ладно. Синяя улица - в той стороне: идём.

Элия Тэн: Элия осторожно миновала весь хлам, даже ни за что не зацепившись. Она аккуратно закрыла дверь и последовала за Миккой. Хозяйка кондитерской, всю жизнь прожившая в теплом климате Ехо, все же не могла не восхититься снежной красотою. Белые шапки и снежинки в воздухе придавали городу, хоть и накрытому мрачным темным небом, сказочный вид. Элия полной грудью вдохнула морозный воздух, но невольно поперхнулась им, завидев всадников. Впрочем, медальон снова сработал, и их с Миккой не тронули. - Вижу, - шепнула Элия в ответ. - Кажется, арварохцы - не такие уж плохие ребята... - девушка вздохнула, вновь сокрушаясь о бессмысленности войны...

Анхало Хьюсс: Микка ничего не ответила, лишь коротко кивнула - и, повернувшись, направилась в сторону Синей улицы, жестом позвав Элию за собой. Не считая патруля, на улице почти никого не было: лишь пара-тройка прохожих, закутанных в плащи. Один раз мимо проехал полицейский амобилер - не бело-синий, как в прежнем Ехо, а сине-чёрный, с эмблемой "Бдительного Ока". Город только просыпался: оставалось надеяться, что пресловутые посты между районами уже сняли и не придётся ждать. - Элия... - вдруг проговорила Микка. - Скажи, в том Ехо, откуда ты пришла... Там ведь до сих пор белое небо, да? И зелёные деревья, и цветы? И тепло? Покосившись на спутницу, она тихо вздохнула. - Знаешь, Элия... Ты в самом деле совсем-совсем другая. Ты добрая: сейчас таких не встретишь, все боятся всех... Вчера, на площади, когда я Риста оплакивала... Ведь не ты одна там была, другие люди это тоже видели. Но подошла только ты. - Последнюю фразу она произнесла совсем тихо, но твёрдо.

Элия Тэн: Некоторое время Элия молчала. Она только сейчас осознала, как это, наверное, тяжело, осознавать, что есть почти такой же мир, как твой родной, только лучше, добрее, спокойнее, и что в принципе есть возможность туда попасть. - Я просто не понимаю, как можно пройти мимо человека, у которого такое горе случилось, - проговорила она. - К тому же я узнала Риста... - Да, в моем родном Ехо небо белое и тепло, - задумчиво произнесла она. - И живется спокойнее, но поэтому и тяжелее, когда происходит что-то плохое, потому что отвыкаешь от этого. Вот недавно какие-то люди убили человека, просто потому что он им под руку попался, а заодно и двоих полицейских, которые захотели вмешаться... И это было действительно страшно, Микка... Случайная смерть... Когда ее меньше всего ждешь... - Элия запнулась. Опять перед глазами промелькнул тот страшный день... Наверное, если бы горожане привыкли прятаться при первых признаках опасности, то Инай в ее мире остался бы жить. - Так что в каждом мире есть плохое и хорошее... А здесь тоже скоро станет намного легче жить, ведь вы столько для этого делаете... - она ободряюще улыбнулась.

Анхало Хьюсс: Микка ответила ей улыбкой - не столь радостной, но и не печальной. Они дошли до угла, свернули на Синюю улицу - и Микка удивлённо хмыкнула. Здесь прохожих было несколько больше, чем на улице Цветных Фонарей. Люди спешили куда-то по тротуару, кутаясь в плащи: должно быть, торопились на работу. Большинство из них боязливо жались к стенами домов: потому что по улице... По улице шла транспортная колонна. Впереди катили два полицейских амобилера с той же эмблемой "зыриков": на крышах перемигивались синие и лиловые тревожные фонари, то и дело раздавались предупреждающие гудки рожков. Следом за ними медленно двигались грузовые амобилеры с обтянутыми брезентом кузовами - общим числом шесть: кузов каждого амобилера также украшал глаз в зубчатом круге и какие-то цифры. Замыкал колонну ещё один полицейский экипаж. По сторонам колонны рысили всадники на птицах - несколько магистров и не менее трех дюжин арварохцев, вооружённых копьями и мечами. В довершение всего над улицей описывала широкие петли стая птиц-карателей с буривухом во главе, сопровождающая колонну. - Эй, разойдись! Проходите, нечего глазеть! - время от времени покрикивал магистр на птице, следующий впереди всей колонны. Скользнув взглядом по Элии и Микке и заметив медальон, он повторил: - Проходите! Микка, не споря, потянула Элию за край плаща, увлекая дальше по тротуару. Колонна тянулась мимо: мерно цокали по брусчатке птичьи когти, урчали амобилеры. Навстречу Элии и Микке прошли несколько человек в плащах с закутанными шарфами лицами. Один, с рассечённой шрамом бровью, окинул девушек цепким взором и прошёл мимо. В паре сотен шагов уже показался дом Латхи, их цель... И вот тут Микка вдруг остановилась, как вкопанная. Очень медленно она повернулась, взглянула вслед удаляющимся типам с закрытыми лицами... и, схватив Элию под руку, быстрым шагом устремилась вперёд. - Быстрее! - сдавленным шёпотом выговорила она. - Я того по шраму узнала... Это "Непокорные"! Самые отмороженные из всего Сопротивления. - Девушка нервно сглотнула. - Они анархисты, ни с кем из наших даже не общаются, им лишь бы подраться... Сейчас тут что-нибудь начнётся. Прибавь шагу, прибавь!

Элия Тэн: Элия уже хотела облегченно вздохнув, увидев впереди Синюю улицу, но показавшаяся колонная ее удивила и немного напугала. Впрочем, похоже, до прохожих им дела не было, лишь бы под ногами не мешались. Элия чуть замешкалась, глядя тревожные фонари, но Микка заставила ее поторопиться. Под взглядом человека со шрамом она невольно вздрогнула. Элия чуть не налетела на Микку, когда та резко остановилась, а в следующий момент вновь пришлось чуть ли не бежать. - Что начнется? Они могут напасть на процессию? - чуть задыхаясь проговорила она. Только этого не хватало, мелькнуло у нее в голове. Скорей бы, скорей попасть в дом сэра Латхи.

Анхало Хьюсс: Микка не успела ответить. Потому что в следующую секунду случилось как раз то, что только что предположила Элия. Двое "Непокорных" поравнявшись с одним из амобилеров колонны, вдруг одновременно запустили руки под плащи - и выпрямились: у каждого в руке сверкнуло по округлому металлическому предмету. Никто не успел ничего предпринять: оба сопротивленца, размахнувшись, метнули свои снаряды в амобилер. Один угодил в окно, другой закатился под колёса... Секунда - и из окон кабины ударило яркое пламя, высаживая стёкла и деревянные перегородки. Взрывом транспорт подбросило над мостовой: пламя плеснуло во все стороны, всадники рванули поводья бешено заверещавших птиц, отступая от гигантского костра, в который мигом превратился амобилер. Коротко рявкнуло: звук хватил по ушам. В тот же миг ещё один "непокорный" вскинул руки - и его кисти мгновенно окутало жаркое пламя. Две огненных струи, сорвавшись с ладоней мага, протянулись к паре магистров в сёдлах, мгновенно превратив их в факелы. Птицы с клёкотом присели и откинулись назад, сбрасывая горящих седоков со спин. - Бегом! - взвизгнула Микка - и, уже не таясь, бросилась бежать, увлекая Элию за собой. Прочие прохожие уже исчезли с улицы, юркнув в подворотни и за двери домов. За спинами девушек моментально вспыхнуло настоящее сражение. Сопротивленцы выхватили из-под плащей мечи и сабли, у одного в руках оказалась длинная боевая цепь с шипастым ядрышком на конце. Трое оказались вооружены рогатками бабум - и, вскинув их, немедленно дали залп. Ещё один амобилер окутался пламенем, завилял, пошёл юзом и въехал в стену: несколько сопротивленцев обрушили на колонну град молний и огненных стрел. Опомнившиеся магистры ответили без промедления. Воздух меж сражающимися наполнился мерцанием щитов и вспышками боевых заклинаний. До дверей дома Латхи оставалось всего несколько шагов, когда бегущая рядом с Элией Микка вдруг вскрикнула - и рухнула на мостовую. Уперевшись локтями в землю, она попыталась подняться - и вновь вскрикнула, на сей раз от боли. Споткнувшись, она подвернула ногу. Не было речи даже о том, чтобы подняться во весь рост, не то что бежать дальше. - Элия!!! - жалобно окликнула спутницу Микка. Обернулась через плечо - и в её взгляде появилось отчаяние. Один из магистров поодаль уже заметил их и со злобной усмешкой разворачивал свою птицу в их сторону...



полная версия страницы