Форум » Хумгат и другие миры » Всё в этом мире бренно, или Как выжить в неизвестности. 31 день пятьдесят третьего года от Покорения » Ответить

Всё в этом мире бренно, или Как выжить в неизвестности. 31 день пятьдесят третьего года от Покорения

Анхало Хьюсс: "Шёпот тёмного начала или Заветная тайна сэра Латхи"

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Элия Тэн: - Спасибо... - тихо сказала Элия, бережно принимая веточку из рук Снежной и прижимая ее к груди. Некоторое время девушка молчала, глядя на кристалл. - Интересно, откуда они здесь появились? - задумчиво сказала она, ни к кому конкретно не обращаясь,. - Возможно, это порождение магии, осколки Сердца Мира? Или магии и природы? Может, воды Хурона их когда-то сюда занесли?.. - Элия еще раз оглядела пещеру. Это зрелище она теперь никогда не забудет...

Анхало Хьюсс: - Может, и так. - отозвалась Снежная. - Возможно, когда-нибудь давным-давно Хурон принёс семена этих кристаллов откуда-то из верховий, от самого истока - и заронил их в почву этих земель. И они росли здесь, в вечной пещерной тьме: росли по чуть-чуть, медленно-медленно, век за веком. Так много лет... - Голос Снежной стихал по мере того, как пещера оставалась позади. Когда отряд вступил во тьму тоннеля, она ещё раз тихо повторила в темноте: - Так много лет... Дальше потянулся однообразный каменный коридор, то и дело совершающий повороты. Наконец впереди забрезжил свет: коридор расширился, сменился ведущей вниз лестницей - и наконец вывел на уже знакомый берег подземного озера. Несколько сопротивленцев заметили процессию, нагруженную ящиками: послышались приветственные выкрики. - Ну, вот и пришли. - удовлетворённо вздохнул Инай. За его спиной бойцы и крысоеды опустили ящики на землю. - Порядок. Эй, кто-нибудь! - Латхи ткнул пальцем в сторону крысоедов. - Выдайте этим вот по две банки консервов: так и быть, заслужили... - Он повернулся к обоим дикарям. - Но если в следующий раз опять затеете эти свои байки травить... - Эй, поняй-поняй! - Крысоед примирительно замахал в воздухе руками. - В другой раза - тихо-тихо, глубже трава, ниже вода... Э? - Вот и ладно. - Латхи обернулся к Инаю. - Инай, отнеси леди Элию в палатку! Ты на неё посмотри: она уже устала. Время, как-никак, за полночь. - В самом деле, Элия, у тебя уже глаза слипаются. - Инай заботливо провёл рукой по волосам девушки. - Хочешь поспать немного?

Элия Тэн: Голос Снежной погрузил Элию в состояние, где-то между сном и явью, и ей все грезились эти странные кристаллы, пока отряд шагал по коридору. Лишь возгласы людей выдернули ее из полусна. Она заморгала, оглядывая лагерь с рук Иная. - Неужели им хватает консервов в качестве платы? - шепнула она Инаю, глядя как радуются крысоеды, принимая припасы от одного из сопротивленцев. Девушка едва сдержала зевок. Усталость навалилась свинцовой тяжестью, глаза закрывались против ее воли. Она ведь толком не спала прошлой ночью, а потом было столько переживаний, начиная с того случая рано утром на кухне, когда ее пытались заставить убить Анхало, ну и потом... Перемещение в пространстве, разные встречи, поход по подземельям... - Да... я... кажется уже почти сплю, - сонно улыбнулась Элия, глядя на Иная. - А ты... побудешь рядом со мной? Ты ведь тоже устал, наверное? Сердце Элии сжалось - было одновременно сладко и грустно при мысли о том, что можно уснуть в объятиях ее любимого. Хотя бы еще разок... последний раз... В порыве чувств девушка нежно поцеловала Иная, чувствуя как по всему телу бежит такая знакомая дрожь, и ей было все равно, что на них смотрят.

Анхало Хьюсс: Сердце Иная дрогнуло, когда его губ коснулись уста Элии. Склонив голову и прикрыв глаза, он ответил на её поцелуй. И тяжёлая, глухая боль пополам с проснувшейся нежностью всколыхнулась в его груди. - Конечно... - тихо промолвил он. - Я буду... рядом. - И, повернувшись, понёс Элию в сторону палатки. Склонившись, он вступил внутрь - лишь полог колыхнулся за его спиной. Микка толкнула Латхи локтём и выразительно указала глазами в сторону палатки, в которой скрылся Инай. Латхи сердито нахмурил брови. Девчонка демонстративно возвела очи горе и отвернулась. * * * Прошло довольно много времени, прежде чем Инай Тэн осторожно высвободил руку из-под головы Элии и неслышно поднялся с тюфяка. Выпрямившись во весь рост, он взглянул на свою любимую. Элия спала, укрытая по шею одеялом: прядь волос на её лице тихо подрагивала от дыхания. Инай почувствовал, как от боли сжалось сердце: не глядя, он нашарил плащ, накинул его на плечи и, отодвинув полог, вышел из палатки. Оказавшись снаружи, он бросил взгляд по сторонам. Затем закрыл глаза - и из его груди вырвался глухой стон. Склонив голову, он вцепился одной рукой в волосы надо лбом, словно стараясь болью телесной заглушить боль душевную. Спустя некоторое время рядом раздались тихие шаги. Инай нехотя повернул голову. Снежная, скрестив на груди руки, выжидающе глядела на него. Чуть поодаль стоял Латхи: в его взгляде читалось сочувствие. - Почему... - глухо выговорил Инай. - Почему всё именно так?!? Скажи! - Он подался навстречу Латхи, как будто тот способен был исправить всё одним мановением руки. - Я столько лет считал её погибшей... а теперь... Почему я должен опять потерять её?!? - Тебе решать, Инай. - ровным голосом произнесла Снежная. - Если ты решишься оставить её рядом с собой, тебе придётся защищать её. Этот мир для неё чужой, не забывай. - Я всегда готов защитить её! - Инай рубанул рукой воздух. - Я готов. Но... - Он беспомощно взглянул на своих товарищей, затем оглянулся на вход в палатку - и, опустив голову, тяжело вздохнул. Латхи, подойдя ближе, положил руку ему на плечо. - Инай. - негромко, проникновенно произнёс он. - Ты же сам видишь всё. Этот мир не для неё. Я видел тот, другой Ехо: я жил на два мира... И лишь недавно понял, что нужно выбирать для себя один. Тот Ехо, из которого она пришла - город, где люди живут более счастливо, чем здесь: город, где не бывает холодной зимы, где нет этих убийц-"зыриков" и патрулей на улицах. А здесь - война. Мы не можем судить о том, как всё сложится в ближайшем будущем: сумеем ли мы победить. Элия не создана для такой жизни. Постоянно прятаться, жить под землёй, не видя неба... Это не для неё. Что, если арварохцы всё же примирятся с Орденом? Тогда у нас останется куда меньше шансов на победу. Ты ведь любишь её, Инай? - Я люблю её. Люблю всем сердцем! - В голосе Иная дрогнули слёзы. - И всегда буду любить... - Если любишь - не нужно обрекать её на такую участь! - Рука Латхи крепче сжала плечо товарища. - Она будет счастлива рядом с тобой - но такая жизнь всё равно может отнять её у тебя. Пусть и гораздо меньше, чем раньше, но мы всё же рискуем своими жизнями. На этой войне выживают лишь те, кто всегда готов к сражению: те, кто готов зубами и ногтями цепляться за жизнь... И пока небо над нами вновь не станет светлым, этот мир не изменится. Наш единственный выход - победить! - Или можешь уйти с ней. - тихо произнесла Снежная. - Конечно, нам дорог каждый боец. Но если ты не в силах расстаться с ней... Мы поймём. Долго, очень долго Инай Тэн просто молчал. Затем поднял голову и сквозь спадающие на лоб волосы взглянул на Снежную, затем на Латхи. - Я не смогу уйти. - тихо проговорил он. - Это мой город и моя война. И что бы ни ждало нас впереди, я хочу пройти этот путь с вами до конца, как шёл доселе. - Он помедлил. - И кроме того, мой сын... Я не могу бросить его здесь. Некоторое время Латхи и Снежная ничего не говорили. Наконец беловолосая девушка подалась вперёд и осторожно взяла ладонь Иная в свои руки. - Это твой выбор, Инай. - тихо молвила она. - И что бы нас ни ждало впереди... мы с тобой. До конца. - До конца! - повторил Инай: его ладонь легла поверх руки Снежной. - До конца. - торжественно произнёс Латхи, накрыв скрещённые ладони соратников своей рукой. - Кровью, что повязала нас... - Голос Снежной зазвучал напевно, произнося слова клятвы, которую произносил каждый, вступая в ряды Армии Сопротивления. - Сталью, что взяли мы в руки... - подхватил Инай: сопротивленцы поблизости оторвались от своих занятий и повернулись в их сторону, заслышав слова клятвы. - Небом, что взывает к нам об отмщении... - чеканя слова, промолвил Латхи. - Клянёмся быть верными своей земле и не попустить чужой власти над ней! За Королевство! За Ехо! И все те, кто был поблизости, мужчины, женщины, старики, в полный голос и шёпотом - повторили вслух: - За Ехо!!!

Элия Тэн: После того, как Инай ушел, сон Элии стал беспокойным. Она задышала часто и неглубоко и заметалась на ложе. Привычный ворох путанных снов вдруг исчез, и она увидела пещеру, разделенную светом на две половинки, - в одной было тепло и светло, в другой темно и холодно. Элия и Инай стояли ровно посередине, держась за руки, и светотень отплясывала на лицах странный танец. Они стояли, молча глядя друг на друга. Холодный и теплый воздух вихрями носился вокруг них, колыша одежды, и в какой-то момент стал настолько сильным, что было сложно удержаться на ногах. Элия и Инай лишь крепче сжали руки, не давая ветру их разлучить, но стихия была сильнее. Она оторвала их от пола, и повлекла каждого на свою половину - теплый ветер подталкивал Элия к свету, а холодный гнал Иная в темноту. Элия почувствовала, как ее пальцы выскальзывают из руки Иная. - Не отпускай! Пожалуйста! Не отпускай! - в ужасе закричала она. - Я всегда буду с тобой, - проговорил Инай пугающе спокойным голосом, и в тот же момент их руки разжались. - Инай! Инаай! Элия проснулась от собственного крика - кажется, она кричала не только во сне. Она резко села, откидывая одеяло, по ее телу бежала мелкая дрожь, а в глазах стояли слезы. Она сжалась в комочек, уткнув лицо в колени, и ее спина подрагивала от сдерживаемых рыданий. Элия прекрасно помнила увиденный сон и ей без разъяснений было понятно, о чем он. Инай не сможет быть с ней. Он и она должны быть каждый в своем мире, хотя они вечно будут в сердцах друг друга...

Анхало Хьюсс: - Элия! - Полог палатки рывком отлетел в сторону и Инай шагнул внутрь. Обежав взглядом палатку изнутри, он облегчённо вздохнул: опустившись на колени рядом с тюфяком, он притянул к себе Элию и обнял. - Ну тихо... Тихо. Это был просто страшный сон. Всё уже хорошо... - Он склонил голову и зарылся лицом в её волосы. В эту минуту ему как никогда сильно захотелось остаться рядом с ней. Не выпускать её из своих объятий, слушать биение её сердца и вдыхать запах её волос... Но в памяти вновь всплыли слова Латхи. И, помедлив ещё немного, он всё же пересилил себя и поднялся на ноги. - Элия... Латхи просил передать: уже рассвет. Скоро тебе... пора. - Голос его всё же предательски дрогнул.

Элия Тэн: В объятиях Иная Элия понемногу успокоилась. Хотя тот сон все еще стоял перед глазами, она постаралась принять его как неизбежность. Она подняла на своего любимого лицо, все еще мокрое от слез, торопливо вытирая его краешком лоохи. - Да... скоро пора... - почти прошептала она. - Ты... ты знаешь, я... очень хочу остаться с тобой, но не могу... Это тяжело... Она вздохнула, тщательно вытирая лицо. Не хватало еще, чтобы остальные заметили, что она плакала... Потом с помощью Иная она поднялась на ноги, поправила лоохи и накинула плащ. - Я готова, - бесцветным голосом сказала она.

Анхало Хьюсс: Инай тяжело вздохнул, приобняв её. Затем отвёл рукой полог и они вышли наружу. Лагерь жил своей жизнью. На кострах уже побулькивали котлы с завтраком. Многие бойцы натачивали оружие, время от времени критически пробуя острие или кромку пальцем. Из палаток выбирались заспанные сопротивленцы, потирая глаза. Вдоль края "набережной" прохаживались часовые с копьями. - Леди Элия? - К ним приблизился Латхи. - Вижу, вы уже проснулись... Хорошо. Думаю, вам пора идти. В этот час в городе снимают посты: думаю, вы беспрепятственно пройдёте к моему дому. Мы проводим вас до ближайшего выхода на поверхность. Теперь по поводу перехода... Он немного помедлил. - Одним словом, это несложно. Чтобы вернуться обратно, вам нужно будет встать в центр рисунка, начерченного на полу - и произнести ключевое заклинание. То, которое было записано на бумажке... Суть в том, что при этом нельзя отводить глаз от рисунка. Ключ к переходу - соответствие слов и образа, понимаете? И ещё. Прежде, чем вернётесь... Латхи поколебался: затем сунул руку за пазуху и достал небольшой цилиндрический предмет величиной примерно с ладонь. Тускло поблескивающий бронзовый цилиндр, поверхность которого была украшена отчеканенными рунами. Верхняя часть цилиндра ближе к одному из торцов выглядела отвинчивающейся, как крышка фляги. - Держите. Очень редкая вещь, но надёжная. Это взрывчатка. Прежде чем произнесёте заклинание - поверните эту часть по часовой стрелке до щелчка и бросьте на пол. Запас времени - пятнадцать секунд. Вы должны уничтожить переход с этой стороны: если Орден его обнаружит... Словом, последствия могут быть неблагоприятными. Не тревожьтесь: если мы одержим верх в этой войне, я смогу восстановить путь позже. Прошу вас, сделайте это; хорошо?

Элия Тэн: Элия обвела взглядом лагерь, затем внимательно выслушала Латхи. Ее рука машинально нащупала ту самую злосчастную бумажку в кармане, с которой все и началось... Хотя... иначе она бы не встретила Иная, не узнала бы о Ханко... Она испуганно смотрела на опасный цилиндр, не решаясь его взять. - Взрывчатка? - повторила она. - А... она точно сработает как нужно? А вдруг у меня не получится вернуться, что тогда? - немного помолчав, она добавила: - Мне придется одной идти через город?.. Меня никто не станет задерживать - арварохцы или "зырики" эти... или птицы...?

Анхало Хьюсс: - Не волнуйся, Элия. - Инай успокаивающе положил руку на плечо девушки. - Тебе вовсе не придётся идти через весь город: от того места, где есть выход на поверхность, всего пол-улицы до дома Латхи. А "зырики" тебя не тронут: у тебя есть регистрационный медальон. - Он тихо вздохнул. - Я с радостью провёл бы тебя до конца, но меня слишком хорошо знают в лицо полицейские. К сожалению, мастеров перемены лиц в нашем отряде нет: точнее, есть один, но он уже несколько дней на задании. Первый же патруль меня опознает, а тогда схватят и тебя... Прости. - Вам не следует беспокоиться, леди Элия. - подтвердил Латхи. - А насчёт взрывчатки не волнуйтесь: такие вещицы делали ещё в эпоху Орденов, а тогда умели изготавливать убийственные игрушки... Работает как часы, без отказа, и раньше времени не взорвётся. Главное, не задерживаться: нам пора идти. Он махнул рукой. К нему приблизились Снежная и насупленная Микка; за ними следовали двое бойцов. - Пошли, Элия. Мы проводим тебя до выхода: до жилья Латхи тебя доведёт Микка. - Инай взял свою милую под руку. - Идём.

Элия Тэн: Элия вздохнула, смиряясь с неизбежным. Очевидно, особого выбора у нее не было. Но уверенность Латхи и Иная в успешном завершении дела она не разделяла. Ей от чего-то было страшно, и она никак не могла избавится от этого ощущения. Она слегка сжала руку Иная, пытаясь успокоиться, своей холодной рукой и кивнула. - Идемте, - сказала она, беря у Латхи взрывчатку. Потом перевела взгляд на Микку. - Что с тобой? - спросила она - ей показалось, что девушка чем-то расстроена или сердится на что-то.

Анхало Хьюсс: - Ты уже уходишь... - хмуро буркнула Микка. - Я думала, ты с нами останешься. Жалко... - Ладно, Микка, хватит тебе. - бросил Латхи. - Пойдёмте, леди Элия. - С этими словами он повернулся и двинулся в сторону тоннеля. Остальные последовали за ним: Инай мягко увлёк Элию за собой. Довольно скоро зал подземного озера остался позади. Маленький отряд вновь шёл чередой подземных тоннелей, складывающихся в сложную путаницу. На этот раз фонарь нёс один из бойцов, вышедший вперёд остальных. Впрочем, на пути то и дело попадались газовые светильники, горящие на стенах и озаряющие тоннели неярким оранжевым светом. Похоже, они шли под жилыми кварталами: стены тоннелей выглядели не такими ветхими, как в других местах. Один раз пришлось миновать небольшой зал, затянутый желтоватым туманом с сернистым запахом. Туман стелился над полом: идущие утопали в нём почти по пояс, а невысокая Микка - даже выше. Пройдя несколько шагов, Снежная нахмурилась, выставила руки вперёд - и, сверкнув глазами, резко развела их в стороны и с силой хлопнула в ладоши. Туман тут же затрепетал, прянул во все стороны, стремительно истаивая - и сгинул без следа. - Ну вот. Теперь можно идти дальше. - удовлетворённо констатировала целительница. - А то мало ли что... Пойдём.

Элия Тэн: Элия ободряюще улыбнулась Микке. - К сожалению, я не могу остаться... - проговорила она, увлекаемая Инаем. Она приняла решение, и хотя особо легче от этого не стало, Элии удалось создать внутри себя что-то вроде эмоционального щита, чтобы не так больно было, когда придет пора расставаться... И вновь была прогулка по подземельям. Вот уж по чему она не будет скучать, когда вернется, так это по подземельям, подумалось Элии. Она полуудивленно-полувосхищенно наблюдала за тем, как Снежная управляет туманом. Да, вот такое в родном Ехо Элии не часто доводилось видеть...

Анхало Хьюсс: Снежная покосилась на Элию: заметив её изумление, она улыбнулась уголком рта, но не сказала ничего. Лишь махнула рукой, приглашая отряд следовать дальше. Наконец очередной тоннель вывел в небольшое помещение с кирпичными стенами, очень узкое и высокое - настоящий колодец. По стене колодца тянулась вверх лестница из вделанных в кладку бронзовых скоб: высоко вверху виднелась дощатая крышка люка. Остановившись возле лестницы, Латхи повернулся к Элии. - Ну вот, леди Элия. - произнёс он. - Дальше пойдёте без нас. Микка вас проводит. Выберетесь на поверхность: там выйдете на улицу Цветных Фонарей, оттуда до Синей улицы всего-то шагов пятьсот... Где мой дом - вы знаете. Не волнуйтесь, с медальоном на груди вас никто не тронет. Если вдруг попытаются остановить или задержать - хотя вряд ли - можете послать мне Зов: мы что-нибудь сделаем. И вот ещё... Он немного помешкал. - Знаете... Когда вернётесь, мой дом... Словом, можете считать, что он - ваш. Я остаюсь здесь: в этом мире я нужнее. Может, мне удастся исправить хоть какую-то часть ошибок своего Ордена. Вот. Я составил за ночь дарственную. - Он протянул Элии свёрнутую в трубочку бумагу, перевязанную бечёвкой. - Здесь написано, что я навсегда уезжаю в Куманский халифат, а дом и всё имущество отныне ваши. И... моя библиотека тоже. - Он невесело улыбнулся. - Если мне потребуется вновь воссоздать переход между мирами, то все необходимые книги и манускрипты есть у меня здесь - а прочее можете забрать. Словом, присмотрите за моим домом. Жилью нужен хозяин... Латхи хотел сказать ещё что-то, но передумал. Просто положил руку на плечо Элии и слегка сжал; а потом выпустил и отошёл в сторону. Следом к Элии подошла Снежная. Взглянула ей в глаза - и неожиданно подалась вперёд и обняла. - Береги себя. - тихо произнесла она. - Я не хочу, чтобы с тобой случилось что-то плохое. - С этими словами она разомкнула объятия и отступила. Теперь рядом с Элией остался лишь Инай. Несколько секунд он молча смотрел на неё; а потом так же молча обнял, склонился к ней - и их уста встретились.

Элия Тэн: Элия глянула на крышку люка, от которой начинался ее путь домой, потом повернулась к сэру Латхи, когда тот заговорил. Она удивленно посмотрела на бумаги, которые он ей протягивал и немного нерешительно протянула руку, чтобы их взять. - Я... я даже не знаю, что сказать, сэр Латхи, - проговорила она. - Я обещаю приглядывать за вашим домом, и когда вы решите вернуться, он сразу же вновь станет вашим. Прощайте... - Элия аккуратно убрала документы в карман лоохи. Объятие Снежной было неожиданным, и Элия от всей души обняла эту загадочную женщину. Пусть они были знакомы совсем немного, пусть у нее было такое "холодное" имя, но целителями просто так не становятся... - Спасибо, - шепнула она в ответ. - И ты себя береги. Такой талант как у тебя сейчас нужен больше чем когда-либо. И еще раз спасибо за Ханко... Когда же Инай обнял Элию на прощание, ее сердце предательски дрогнуло и на глаза навернулись слезы, хоть она обещала себе, что не станет больше плакать. Она ответила на поцелуй со всей любовью, что была в ее сердце. Я люблю тебя, сказала она ему на Безмолвной речи. - Я всегда буду любить. Пожалуйста, живи и победи. Пусть у Ханко будет счастливое будущее...

Анхало Хьюсс: Выпустив Элию из объятий, Инай ещё некоторое время держал её за руку, неотрывно глядя в глаза. Я тоже тебя люблю, прозвучало в этот миг в голове у Элии. Когда-нибудь мы опять будем вместе... Я обещаю. Наконец, отпустив руку своей любимой, Инай ослабил ворот плаща, стащил с шеи свой медальон - и бережно надел его на шею Элии. - Теперь мы всегда будем с тобой. - улыбнулся он. - Я позабочусь о Ханко. И клянусь тебе: если мы всё же одержим победу и этот мир вновь станет прежним... - Он не договорил, но всё было ясно без слов. Кто-то тронул Элию за руку. Это оказалась Микка: девчонка смотрела печально и серьёзно, явно не желая расставаться. Наконец она тихо вздохнула. - Ладно. Пошли, что ли... - С этими словами она взялась за скобы лестницы и принялась карабкаться наверх. Достигнув крышки люка, она отодвинула запоры, осторожно приоткрыла её и выглянула наружу. Спустя пару секунд она удовлетворённо кивнула и, ухватившись за край, рывком подтянулась - только ноги мелькнули в отверстии. Через миг её голова показалась над люком: - Всё чисто. Давай, залезай!

Элия Тэн: Элия осторожно коснулась амулета, хранящего тепло тела Иная, и улыбнулась ему, нежно и печально. Слово "прощай" никак не хотело срываться с губ, так что она лишь склонила голову на мгновение, а затем принялась карабкаться вслед за Миккой. Элия была непривычна к такому, да и плащ с лоохи путались под ногами, но все же спустя какое-то время девушка достигла люка и так же рывков выбралась наружу. Ей в лицо сразу же дохнуло холодом. Элии уже хотелось побыстрее покончить с этим. Произнести слова, кинуть эту страшную взрывчатку, уничтожая таинственную комнату сэра Латхи, и оказаться в родном Ехо... Там, где было тепло и светило солнце...

Анхало Хьюсс: Микка махнула рукой оставшимся внизу товарищам - и, затворив крышку люка, вновь набросила на неё мешковину и подтащила поближе старые деревянные козлы для пилки дров, отгораживающие её от чужих взоров. Они с Элией оказались в небольшом и довольно захламленном помещении, в открытую дверь которого врывался с улицы холод. Похоже, это был чрезвычайно захламленный боковой вход в чей-то дом: вверх тянулась обветшавшая деревянная лестница. Всё вокруг было завалено различной рухлядью: старые вёдра, разлезшиеся мешки, ломаные доски и так далее - казалось, всё это были остатки основательного ремонта, которые свалили на боковой лестнице да так и забыли вынести на улицу. - Пойдём. - Микка отворила дверь и поманила Элию за собой. За дверью открылся узкий проулок меж стенами двух близко расположенных домов. Микка без колебаний свернула направо. - Дверь за собой прикрой. Проулок выходил на широкую улицу. В этот ранний час прохожих почти не было видно. Белое, не слишком яркое солнце уже поднялось над крышами домов, сделав небо из чёрного тёмно-серым: впрочем, над западным горизонтом широким полумесяцем залегала чернота. Вчерашняя метель уже улеглась: крыши домов оделись белыми шапками а в переулках залегли сугробы. Даже фонари-цапли уже не выглядели такими зловещими теперь, когда их головы тоже увенчали потешные снежные шапочки. В воздухе тихо кружились мелкие снежинки. Пожалуй, если бы не сумрачный цвет небес, это зрелище могло бы быть вполне мирным и даже праздничным. Мимо рысью протрюхали несколько птиц: комиссар-"зырик" возглавлял отряд арварохских солдат. На девушек магистр покосился недоверчиво - но, увидев регистрационный медальон, успокоился и тряхнул поводьями птицы. Арварохцы особого внимания на прохожих не обратили: лишь самый последний - молодой воин, почти подросток, с собранными в короткий хвост рыжеватыми волосами и синей вязью татуировки на правой щеке - улыбнулся и поднял руку в знак приветствия. "Зырик" тотчас обернулся и ожёг паренька свирепым взглядом: тот ссутулился и отвёл глаза. - Вот видишь. Такие вот у них отношения. - тихо прокомментировала Микка. - Ну ладно. Синяя улица - в той стороне: идём.

Элия Тэн: Элия осторожно миновала весь хлам, даже ни за что не зацепившись. Она аккуратно закрыла дверь и последовала за Миккой. Хозяйка кондитерской, всю жизнь прожившая в теплом климате Ехо, все же не могла не восхититься снежной красотою. Белые шапки и снежинки в воздухе придавали городу, хоть и накрытому мрачным темным небом, сказочный вид. Элия полной грудью вдохнула морозный воздух, но невольно поперхнулась им, завидев всадников. Впрочем, медальон снова сработал, и их с Миккой не тронули. - Вижу, - шепнула Элия в ответ. - Кажется, арварохцы - не такие уж плохие ребята... - девушка вздохнула, вновь сокрушаясь о бессмысленности войны...

Анхало Хьюсс: Микка ничего не ответила, лишь коротко кивнула - и, повернувшись, направилась в сторону Синей улицы, жестом позвав Элию за собой. Не считая патруля, на улице почти никого не было: лишь пара-тройка прохожих, закутанных в плащи. Один раз мимо проехал полицейский амобилер - не бело-синий, как в прежнем Ехо, а сине-чёрный, с эмблемой "Бдительного Ока". Город только просыпался: оставалось надеяться, что пресловутые посты между районами уже сняли и не придётся ждать. - Элия... - вдруг проговорила Микка. - Скажи, в том Ехо, откуда ты пришла... Там ведь до сих пор белое небо, да? И зелёные деревья, и цветы? И тепло? Покосившись на спутницу, она тихо вздохнула. - Знаешь, Элия... Ты в самом деле совсем-совсем другая. Ты добрая: сейчас таких не встретишь, все боятся всех... Вчера, на площади, когда я Риста оплакивала... Ведь не ты одна там была, другие люди это тоже видели. Но подошла только ты. - Последнюю фразу она произнесла совсем тихо, но твёрдо.



полная версия страницы