Форум » Хумгат и другие миры » Всё в этом мире бренно, или Как выжить в неизвестности. 31 день пятьдесят третьего года от Покорения » Ответить

Всё в этом мире бренно, или Как выжить в неизвестности. 31 день пятьдесят третьего года от Покорения

Анхало Хьюсс: "Шёпот тёмного начала или Заветная тайна сэра Латхи"

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Элия Тэн: >>> "Шёпот тёмного начала, или Заветная тайна сэра Латхи" Вот тебе и пожелала приключения, мелькнуло в голове у Элии, когда очертания комнаты вдруг расплылись, и все озарилось синим светом, а потом затянуло туманом. Она слышала голос сэра Анхало, но глухо, словно через дверь или стекло. Повеяло холодом, Элия почувствовала какое-то покалывание в кончиках пальцев и на лице, а затем словно вихрь подхватил ее, все закружилось, рассыпаясь на осколки, вернее, начало стираться - как если бы кто-то начал смывать краски с картины, а когда остался лишь черный холст, стал с огромной скоростью рисовать новую. В какой-то момент Элии стало не хватать воздуха, она сделала несколько судорожных вдохов, но это не помогло. Она попробовала пошевелиться, но не чувствовала своего тела, а потом на какое-то время все исчезло. Когда же мир снова вернулся, он был каким-то не таким... словно воздух был чужим или звуки шли на другой частоте... такое неуловимое... Не открывая глаз, Элия прислушалась, пытаясь понять, что происходит.

Анхало Хьюсс: Вокруг и в самом деле всё очень сильно изменилось. Прежде всего, здесь царила тишина: исчезли звуки странной машины, исчез шелест льющейся в бассейн воды. Исчезли вообще все звуки. Лишь где-то вдалеке словно бы завывал ветер, тоскливо и протяжно. К тому же здесь было холодно, гораздо холоднее: стылый сквозняк, веящий в помещении, почти мгновенно проскольнул под одежду. Да и внешне всё изменилось. Комната осталась той же самой, но в обстановке произошли значительные перемены. Не было сэра Анхало Хьюсса, только что стоявшего возле книжных шкафов: сами шкафы оказались разбиты и громоздились у стен двумя грудами обломков. Исчезла странная конструкция посреди комнаты: хотя на полу красовался начертанный мелом рисунок - такой же, как на бумажке в руке у Элии. Исчезли и шёлковые полотна: лишь кое-где свисали со стен обрывки. Вдобавок помещение было погружено в сумерки: из грозди светильников под потолком лишь два-три слабо тлели, остальные были разбиты. В открытую дверь была видна комната для омовений, тоже почти тёмная. Свет, слабо пробивавшийся через дверной проём, освещал пустые мёртвые бассейны и разбитые каменные фигуры псов. И из двери тянуло холодным ветерком.

Элия Тэн: Элия поежилась, открывая глаза и оглядываясь. Одно она могла сказать точно - комната, в которой она стояла, была не той комнатой, где она только что была. Ее скромных познаний в неизведанном хватило лишь на то, чтобы предположить, что она куда-то переместилась, оставалось лишь гадать - куда. Это помещение выглядело так, словно им сто лет уже не пользовались. В голове мелькнула безумная мысль, что она перенеслась в будущее, и по спине побежали мурашки. Вообще было очень страшно. Но не стоять же тутв ожидании, что явится сэр Анхало и заберет ее обратно. Произошло что-то непредвиденное, и, возможно, ей самой придется искать способ как вернуться. Чуть пошатнувшись, Элия добралась до двери и выглянула соседнюю комнату. Все тот же полумрак и запустение. Девушка осторожно пересекла помещение и стала подниматься наверх.

Анхало Хьюсс: Подняться в гостиную оказалось не так легко. Лестница была сплошь завалена обломками мебели, выглядевшей так, словно кто-то крушил её молотом. Казалось, некто наверху разгромил гостиную, а после просто свалил все останки интерьера в лестничный пролёт. Впрочем, через завалы обломков вполне можно было перебраться. Где-то посредине лестницы среди руин мебели обнаружился предмет одежды: через завал был перекинут невесть как оказавшийся здесь светло-серый плащ из плотной ткани, отороченный мехом. К пряжке плаща был прицеплен небольшой плоский бронзовый медальон на цепочке, с оттиснутыми на лицевой стороне странными значками. Похоже, плащ бросил здесь кто-то, кто проходил по лестнице раньше. Сэр Латхи? Возможно... Гостиная тоже изменилась до неузнаваемости. Полутёмное холодное помещение выглядело полностью разорённым: некогда роскошная обстановка исчезла. Дверной проём с сорванной дверью, ведущий на улицу, был до половины забаррикадирован обломками. И что поразительнее всего - сквозь проём холодным ветром заносило редкие снежинки. Снег лежал на баррикаде и на полу вблизи двери. Похоже, тёплый плащ снаружи пришёлся бы весьма кстати.

Элия Тэн: Пока Элия пробиралась наверх по захламленной лестнице, она успела зацепиться подолом лоохи за какой-то гвоздь и проделать в нем дырку, а торчащий обломок предмета мебели наградил ее занозами в ладони. Возле плаща Элия остановилась, рассматривая медальон. Опять непонятные значки... Девушка покачала головой и оставила плащ с медальоном в покое - лучше не рисковать. Впрочем, холодный ветер с улицы заставил ее призадуматься о своем решении. Она добралась до двери и, словно не в силах поверить в происходящее, коснулась снега рукой. Это природное явление заставило ее засомневаться в том, в Ехо ли она. Голова шла кругом. Впрочем, очередной порыв ледяного ветра отрезвил Элию, и она все-таки решилась сходить за плащом - перспектива простудиться в незнакомом месте ее не слишком радовала. Она осторожно накинула плащ, стараясь не касаться медальона - отцепить его ей не удалось, и, с трудом перебравшись через баррикаду, выбралась, наконец, на улицу.

Анхало Хьюсс: ...Прежний Ехо исчез. Синяя улица преобразилась. На первый взгляд дома остались прежними: но некоторые выглядели совершенно заброшенными, с выбитыми пустыми окнами и сорванными с петель дверями. Исчезли привычные фонари, вместо них теперь красовались другие - выточенные из какого-то чёрного камня и изображающие фигуры высоченных длинноногих птиц вроде цапель, каждая из которых держала в клюве фонарь в металлической оправе. Изменился и город. То тут, то там над крышами привычных низких домов вставали странные высокие здания с обилием башен и башенок: островерхие высокие крыши были крыты красной и коричневой черепицей. Полуразрушенный дом в дальнем конце улицы был облачён в строительные леса: похоже, его восстанавливали. Прохожих на улице почти не было: лишь поодаль брели по тротуару двое, мужчина и женщина, закутанные в меховые плащи. Мозаичная мостовая была запорошена снегом: с неба срывались редкие снежинки, кружась на ветру. А небо... Вот это, пожалуй, поражало сильнее всего. Не было больше белых небес, подёрнутых розоватой дымкой заката. Небо над городом было ЧЁРНЫМ. Угольно-чёрным, затянутым густыми тучами странного тёмно-синего цвета. Вдали над крышами в облаках утопал тусклый белёсый шар заходящего солнца.

Элия Тэн: Элия замерла, разглядывая странный город, который совершенно определенно не мог быть ее родным и любимым Ехо, где она прожила столько лет. Голова закружилась от охвативших ее чувств, и Элии пришлось прижаться спиной к стене дома, чтобы не упасть. Может, она просто спит и видит страшный сон? Какие жуткие фонари... странные высокие дома. Все такое чужое. Элии до боли захотелось вернуться в привычный ей Ехо, вновь увидеть его светлое небо и цветной закат... и... сэра Анхало, который смешал бы ей какой-нибудь вкусный коктейль и посоветовал бы побыстрее забыть об этом месте. Судорожно вздохнув, она отлепилась от стены и побрела по улице, сама не зная куда. Из людей она видела только парочку, идущую поодаль, но не бросаться же к ним с криками: "Где я? Что это за город? Как мне вернуться домой?"... Элия решила сначала осмотреться, попытаться понять, что к чему... Ей очень не нравился этот холод и снег, пусть даже снежинки и красивые. К тому же ноги в тонких сапожках быстро замерзли.

Анхало Хьюсс: Улицы квартала вроде бы остались прежними: но взгляд то и дело цеплялся за какую-нибудь несообразность. Над входами в некоторые заведения красовались вывески, исписанные вязью каких-то непонятных знаков. Двери многих зданий были украшены изображением широко раскрытого жёлтого глаза, заключённого в бело-красный зубчатый круг: непонятно, что должен был означать этот символ. Разрушенных домов вроде бы стало меньше: кажется, жизнь в городе всё же шла. Пару раз по улице проезжали амобилеры. Один раз мимо Элии, громыхая по мостовой, прошла целая колонна грузовых амобилеров с крытыми парусиной вместительными кузовами. У каждого на борту кузова был тёмно-серой краской начертан ещё один неведомый знак - стилизованный темно-серый паук. Прохожие всё чаще попадались навстречу. Странно было видеть вместо привычных ярких лоохи однообразные плащи с меховой оторочкой. Впрочем, у многих горожан плащи были украшены вышивкой. Вместо тюрбанов на головах у многих женщин и девушек красовались меховые шапки с плоским верхом: мужчины по большей части не покрывали головы. Всех горожан объединяло одно: странное, немного тревожное выражение, которое то и дело появлялось на их лицах. Некоторые при этом обычно бросали взгляд вверх - и тут же отводили, словно ожидая некоей неведомой угрозы с небес. И угроза пришла. Совершенно неожиданно из-за крыши одного из зданий вынырнула стая птиц. Пронесшись на малой высоте, они слаженно заложили вираж над крышами домов, словно окидывая взглядом улицу внизу. Крупные, с глянцево-чёрным оперением, они очень походили на воронов. Многие прохожие сбились с шага: кто-то тихо охнул. Стая, выстроившись правильным клином, неспешно описала над улицей правильный круг и пошла на второй заход. В их построении было что-то жутковатое: никакие нормальные птицы не стали бы держаться так ровно и так слаженно маневрировать. Птица, возглавляющая клин, вдруг сложила крылья и камнем пала вниз, навстречу Элии: остальные всё так же продолжали кружить в небесах. Хлопнув крыльями, вожак стаи опустился на перекладину фонаря на уровне лица госпожи Тэн - и уставился на неё непроницаемым взором круглых жёлтых глаз. Эта птица не походила на остальных. Большая, смахивающая на бровастую сову с зеленовато-сизым крапчатым оперением и маленькой бородкой под крючковатым клювом. Глаза у птицы были плоские и круглые: и в них совершенно явственно читался разум. Перед Элией был самый настоящий буривух. Правда, вид у него был странный: на шее, на тонкой металлической цепочке красовался бронзовый медальон с выгравированным в центре символом - тем же глазом в зубчатом круге, а на голове меж торчащих "ушек" сидела плоская чёрная шапочка с лакированным козырьком. - Стойте на месте и не двигайтесь. Плановая проверка! - холодным тоном объявил буривух. Голос его походил на человеческий, и всё же в нём слышались непривычные нотки. - Предъявите знак регистрации. Его взгляд зацепился за медальон на плаще Элии. Секунду-другую он внимательно изучал его; затем щёлкнул клювом. - Регистрация в порядке. Куда направляетесь?

Элия Тэн: Пусть это будет просто сон, кошмарненький такой сон... но меня разбудят, и я проснусь... И все это будет неправдой Эти мысли крутились у Элии в голове, когда она шла по угрюмому почти незнакомому городу. Что здесь случилось? Паук, глаз - какие неприятные символы... Куда делись яркие цвета и радостные лица? Плащи вместо лоохи - зачем было менять моду? Неожиданно появившаяся стая птиц оборвала поток мыслей Элии и девушка замерла на месте, глядя на их странный полет. К ее ужасу, одна из птиц, явно вожак, обратила на нее свое внимание. Внутри все похолодело, когда птица заговорила с ней. Но, очевидно, она поступила правильно, надев плащ и не сняв медальон. Зря она его боялась, наверное. Кажется, он помог ей избежать не самой приятной участи. Хотя расслабляться явно не стоило. Нужно было, например, придумать что ответить... А слова как назло куда-то все подевались. - Я... я просто... я иду... - проговорила Элия, глядя на буривуха. - Иду... в кондитерскую... - наугад ляпнула она.

Анхало Хьюсс: - В кондитерскую? - Буривух заморгал, повернул голову на сто восемьдесят градусов, словно выискивая взглядом упомянутую кондитерскую. Затем вновь перевёл взгляд на Элию. - Приезжая, да? - чуть менее неприятным тоном поинтересовался он. - Я и вижу: недавно зарегистрирована. Поблизости кондитерской нет. Была одна, "Сладкий дождь" - только её давно закрыли, а хозяин в бегах. Ближайшая - через три улицы, вон в той стороне. - Он показал крылом. - "Медовая роза". Держит какой-то иммигрантишка, но надёжный... Всё, проходите. - С этими словами он хлопнул крыльями и поднялся в воздух. Вороний клин моментально изменил курс, следуя за вожаком. Стая пронеслась над улицей и, забрав выше, взяла курс на одно из строений с высокими башнями.

Элия Тэн: Сердце Элии застучало так сильно, что она едва услышала последние слова буривуха. Здесь была кондитерская "Сладкий дождь"? В этом странном мире? Хозяин... в бегах? Хозяин... Может ли это быть...? Элия помотала головой, пытаясь привести мысли, заметавшиеся в голове словно стая испуганных птиц, в порядок, а ноги сами понесли ее на такую знакомую ей улицу. Ведь если кондитерская "Сладкий дождь" была когда-то здесь поблизости, то наверняка она стояла на том же месте, что и в привычном ей Ехо. Она не знала, зачем ей туда нужно идти, но упрямо шла. А там разберется... Впрочем, она подумала, что в "Медовую розу" тоже стоит заглянуть. Мало ли что. В голове промелькнула мысль о том, какие деньги тут принимают. Сомневалась она, что короны тут в ходу...

Анхало Хьюсс: Элии оставалось пройти всего пару улиц, когда из-за ближайшего угла донёсся слитный цокот по мостовой... копыт? Нет, когтей. Спустя несколько секунд из-за угла появились и проехали мимо четверо всадников. Правда, "всадниками" их можно было назвать с большой натяжкой. "Скакунами" этим четверым служили не лошади и не мулы - здоровенные голенастые птицы с вывернутыми коленями назад ногами. Тела этих созданий вместо перьев были покрыты чем-то вроде длинной, аккуратно расчёсанной синеватой шерсти, сквозь которую кое-где пробивались отдельные тонкие пёрышки. Короткие крылья были прижаты к бокам. Изогнутые голые шеи венчали хохлатые головы с сильными крючковатыми клювами и круглыми ярко-красными глазами, наполовину прикрытыми лошадиными шорами. На спинах у птиц крепились странной формы сёдла. Седок первой птицы выглядел не слишком необычно. Худой невысокий человек с зачёсанными назад жидкими волосами и неприятно бегающими по сторонам колючими глазами. В отличие от всех прочих встречных, на нём было настоящее лоохи - чёрное с синим, сколотое металлической пряжкой с изображением всё того же глаза. Одной рукой он придерживал поводья, другую зачем-то прятал за пазухой одежды. А вот трое его спутников... На спинах птиц, следовавших за "скакуном" лысого, восседали трое рослых и плечистых мужчин в длинных тёмно-серых плащах. Длинные, очень светлые волосы двоих были собраны в "хвосты"; у третьего, постарше, шевелюра была заплетена в две косы, лежащие на плечах. Чертами лиц незнакомцы странным образом напоминали недавно виденного Элией патрульного-буривуха: горбатые носы, большие жёлтые глаза, высокие скулы. Под плащами у всех троих виднелись кольчуги - причём не металлические, собранные из звеньев какого-то другого, странного на вид тёмного материала. В отличие от своего предводителя, желтоглазые были вооружены. Двое держали на весу копья с зазубренными наконечниками - опять же не из металла, скорее напоминающие заточенные плавники какой-то неведомой рыбы. У всех троих к седлу были пристёгнуты длинные свёрнутые кнуты, а у пожилого на поясе виднелся короткий меч без ножен с каменным клинком - именно каменным, плоским, со сколотой режущей кромкой.

Элия Тэн: Элия скользнула взглядом по необычной процессии. Она старалась не смотреть на них пристально - вдруг это будет расценено как оскорбление. Но эти всадники, несомненно, заслуживали внимания. Элия никогда прежде не видела и не слышала о таких птицах, и ей пришла в голову мысль о том, что эти существа могут быть созданиями из другого мира. Трое всадников выглядели очень уж воинственно, словно ожидали угрозы, и Элия отвела взгляд и зашагала вперед - до того места, где была кондитерская оставалось совсем немного.

Анхало Хьюсс: Наконец за поворотом Элии открылась знакомая улица. Здесь тоже многое переменилось. Во-первых, в дальнем конце улицы выросло одно из строений с башенками. Высокое и громоздкое, оно нависало над соседними домами подобно мрачному вековому дереву, широко раскинувшему свою "крону" из множества островерхих башен, произрастающих друг из друга. Над воротами "замка" красовалась хоругвь с уже виденным символом - серым пауком. "Сладкий дождь" остался на прежнем месте - но тоже выглядел совсем по-другому. Широкие окна сменились на небольшие, забранные витражами из ромбиков зелёного и жёлтого стекла в бронзовой обрешётке. Над входом горели два оранжевых фонаря, разгоняя сгущающиеся вечерние сумерки: вокруг фонарей кружился снег. В довершение всего прежняя вывеска сменилась на новую, гласившую: ТАВЕРНА "ПРЯНОЕ ДРЕВО". У входа в заведение понемногу собирался народ. Неожиданно до слуха Элии донёсся тихий плач. А вот и ещё одна перемена... Полусотней шагов дальше улица выходила на небольшую круглую площадь, окружённую близко подступающими домами. Посредине площади высилось несколько каменных столбов, вделанных в мостовую. И на одном из столбов, привязанный верёвками, висел полуголый человек со скрученными за спиной руками. Человек был определённо мёртв. Поникшую голову и плечи уже засыпало снегом: похоже, висел он здесь не меньше суток. От этого зрелища по коже пробирал мороз. В Ехо столь позорную казнь отменили ещё в конце эпохи Орденов. Однако собравшийся у дверей таверны народ почти не обращал на него внимания. У подножия столба с казнённым скорчилась коленопреклонённая женская фигурка. Девушка. Молодая, почти подросток: в поношенном плаще и без головного убора - соломенные волосы рассыпались по плечам. Девушка тихо, безнадёжно плакала, время от времени поднимая взор и вглядываясь в лицо несчастного. А вот лицо это... Вот это уже выходило за все рамки. Скорбное выражение исказило черты в последней судороге, веки были смежены - но ошибиться было невозможно: это было лицо сэра Риста. Студента, часто приходившего в кондитерскую Элии.

Элия Тэн: Элии пришло в голову, что эти дома с башенками построили чужаки, вроде тех троих, что проехали мимо нее на странных созданиях. Судя по тому, что жители выглядели запуганными, ничего хорошего эти чужаки не принесли в Ехо... Хозяйка кондитерской, хотя, возможно, и бывшая хозяйка кондитерской, замерла, глядя на то место, где в ее мире стояло дорогое ее сердцу заведение. Здесь оно было совсем другим... всего лишь таверна, где можно выпить и поесть, а не насладиться изысками кондитерского искусства... Элия вздохнула, делая шаг к двери - возможно, там удастся узнать что-то про "Сладкий дождь" и его хозяина? Но ее внимание привлекла такая непривычная в этом месте площадь и две фигурки - неподвижная и скованная горем. Сердце Элии дрогнуло, когда она узнала юношу... Как же так? Ведь Рист был таким славным молодым человеком... Вопреки всякому здравому смыслу - ведь если на эту пару не обращают внимания, значит, так и нужно делать - Элия направилась к девушке. Она присела рядом, осторожно положила руку ей на плечо. - Расскажи... Что случилось? Я могу как-то помочь? - мягко сказала она.

Анхало Хьюсс: От прикосновения Элии девушка дёрнулась, словно её ужалила змея, и подалась в сторону. Поднявшись с колен, она недоверчиво уставилась на незнакомку. В самом деле совсем молоденькая: по возрасту даже не студентка, а школьница. С исхудалого бледного лица смотрели запавшие глаза, под которыми залегли чёрные тени: щёки были мокры от слёз. Плащ на ней был изрядно потрёпан, ноги вместо обуви обмотаны какими-то тряпками до колен. В прежнем Ехо почти невозможно было встретить нищенку или бродягу - однако эта девушка как раз походила на бродяжку. Несколько секунд она разглядывала Элию: затем губы её дрогнули в жалком подобии улыбки. - Помочь? - В голосе её прозвучала горечь. - Ну, если ты только умеешь мёртвых с того света возвращать... тогда конечно, всегда пожалуйста, помогай!!! - Она жутко рассмеялась, и смех почти сразу перешёл в новый приступ рыданий. Появившийся из-за угла неподалёку воин с пикой наперевес - такой же светловолосый и желтоглазый, как и всадники на птицах - взглянул на плачущую девушку со смесью недовольства и жалости, проходя мимо. Плач довольно скоро сменился хриплым кашлем. Прокашлявшись и утерев лицо полой плаща, девушка вновь подняла взгляд на Элию. Глаза её всё ещё влажно блестели. - Ладно... Прости. Мне сейчас совсем худо. Это ведь брат мой... был. - Она кивнула на мёртвого: голос её снова дрогнул. Прижав ко рту ладонь, она снова закашлялась. - Тьфу. Простыла всё-таки... Эх. - Девушка неожиданно взглянула на Элию с некоторой надеждой во взоре. - Слушай... Скажи, у тебя монетки не будет? - Она выразительно взглянула в сторону "Пряного древа". - Мне бы сейчас горяченького чего-нибудь выпить, а не на что. Последние пол-короны могильщику отдала, чтоб Риста завтра схоронили...

Элия Тэн: Тоже поднявшись, Элия с сочувствием смотрела на девушку, потом порылась во внутреннем кармане лоохи, где всегда лежало несколько корон и горстей на неожиданные расходы, и, чуть помедлив, достала две короны. - Я давно не была в Ехо, не знаю, в ходу ли эти монеты, но если да - то возьми, пожалуйста, - сказала она. - Может, ты даже сможешь купить себе пару сапог... - ее взгляд скользнул по тряпкам, которыми были обмотаны ноги девушки. Потом она снова посмотрела на тело Риста. - Скажи... что с ним случилось? За что его так?

Анхало Хьюсс: - Две короны! - не поверила девчонка, уставившись на монеты на ладони Элии. Потом оглянулась по сторонам. - Слушай, спасибо... только ты такими деньгами лучше не свети: мало ли кто рядом будет, могут и отнять. Я вон сапоги продала, чтоб пол-короны на похороны собрать... Взяв одну корону с ладони девушки, она сунула её за пазуху плаща. Потом перевела взгляд на тело брата и горько вздохнула. - За что, говоришь... Да за песни. Мы с ним уличные музыканты были: он с лютней, я с бубном... - Она вытащила из-под плаща украшенный кисточками бубен и легонько стукнула в него кончиками полусогнутых пальцев. Инструмент, некогда роскошный, тоже выглядел потрёпанным: кожаная перепонка истёрлась, пары-тройки колокольцев не хватало, красные кисточки выцвели. - И на улицах играли, и в трактирах, где пускают... Ну и угораздило же Риста запрещённую песню спеть! То есть, не официально запрещённую, но всё равно - слова там были... ну, двусмысленные. А в трактире как раз шпион был, из "зыриков": ну, он и стукнул куда надо - мысленной речью, они это умеют. Мы и допеть не успели, как комиссар нагрянул. У них суд короткий: ну и вот... Приговорили Риста. В прошлую ночь это было... - Она жалобно шмыгнула носом и смахнула слёзы с глаз. - Ладно... - Она вновь посмотрела на Элию. - Слушай, пошли со мной в "Древо"! Вместе чего-нибудь съедим: а то ты, вижу, очень уж давно в Ехо не была, раз цен не знаешь... - Девушка невесело усмехнулась. - Хотя какой теперь Ехо... За это название теперь и штраф взять могут. Нет больше Ехо, и Королевства нет - есть Западные Колонии... Ладно, пошли!

Элия Тэн: Элия убрала вторую монетку обратно в карман. - За песню? - ошарашено переспросила она. - Как же здесь все изменилось... Она просто не могла поверить, что столь могущественный и процветающий город как Ехо могли настолько изменить... "Западные Колонии"... значит, она была права, здесь всем заправляли чужаки. Ее насторожила фраза о мысленной речи. Словно это было чем-то особенным, недоступным обычным людям. Впрочем, здесь и с погодой и небом творилось что-то странное. Возможно, как раз в магии и была проблема? Элия последовала за девушкой в сторону таверны. - Послушай, а ты не знаешь - ведь вместо "Древа" здесь раньше кондитерская была, "Сладкий дождь" - что с ней случилось? И с хозяином ее? - осторожно спросила она.

Анхало Хьюсс: - Кондитерская? - Девушка бросила взгляд на вывеску. - Ну да, была... только её уже лет десять как прикрыли. Хозяина на чём-то подловили: ну и вот, теперь здесь таверна. А хозяин... - Она вдруг осеклась и подозрительно взглянула на Элию. - Сбежал, в общем. - уклончиво закончила она. - Ну вот, заходи! Дверь в таверну отворилась перед ними. Внутреннее помещение бывшего "Сладкого дождя" преобразилось. Исчезли без следа прежние лёгкие столики: мебель в таверне была добротная и тяжёлая - широкие столы на мощных плахах и приземистые стулья, выстроенные по бокам от центрального прохода. Добрую треть одной из стен занимал громадный камин, забранный кованой решёткой, за которой билось пламя. Тепло волнами плыло по залу. Стены кое-где были украшены ткаными гобеленами, изображающими то неких неизвестных животных, то какие-то непонятные батальные сцены. Из дверей кухни тянуло малознакомыми, но вкусными запахами. У входа скучал охранник - седой усатый старик в чёрном, прошитом заклёпками плаще и с дубинкой на поясе. Народу в зале было немало. Большинство столов были заняты клиентами. Одни что-то жевали или прихлёбывали дымящееся питьё из больших кружек, другие просто о чем-то переговаривались, склонившись друг к другу. За одним из столов расположилась целая компания желтоглазых чужаков, сосредоточенно поглощавших еду: даже в помещении они не расставались с оружием. Девушка бесцеремонно уселась за один из свободных столов и жестом пригласила Элию присоединиться. - Доброго вечера. - К столу подошла рыженькая девушка-служанка в длинной клетчатой юбке, серо-красной блузке и светлом переднике. Смерив спутницу Элии недоверчивым взглядом, она выложила на стол перед посетительницами две книжицы меню. - Чего пожелаете?



полная версия страницы