Форум » Дом у Моста » "В поисках здравого смысла, или Что бы такого сделать хорошего", 30 день года, полдень » Ответить

"В поисках здравого смысла, или Что бы такого сделать хорошего", 30 день года, полдень

Тэмино : Половина Городской Полиции в Управлении Полного Порядка.

Ответов - 22, стр: 1 2 All

Тэмино : Солнце тонкими лучиками рисовало мозаику на полу и противоположной от окна стене коридора, ведущего в Управление Полного Порядка. Со стороны могло показаться, что весь Дом у Моста является олицетворением этакого мифического «Полного Порядка». Начало года – самое благодатное время и для тайных сыщиков, и для служащих Городской полиции Ехо: вся бумажная работа завершена еще в прошлом году, а о новой пока можно и не вспоминать. У окна стояли двое младших служащих, расслабленные позы которых говорили, что преступники Ехо, видимо, коллективно залегли в зимнюю спячку. Высокий мужчина, из-под тюрбана которого выбивалось несколько рыжих прядей, что-то показывал статной женщине в темном лоохи. Еле сдерживаемая улыбка на ее лице и краешек названия, не закрытый ладонью полицейского, окончательно опровергали все теории об обсуждении каких-либо деловых вопросов. Леди Тэмино Такхи влетела в коридор, не оглядываясь по сторонам, полы светлого лоохи развевались за спиной, из стянутых в узел волос выбилось несколько прядей, а щеки раскраснелись. Невысокая девушка двигалась так стремительно, словно ей в голову пришла какая-то безумная, но интересная мысль, и теперь ее надо осуществить во что бы то ни стало. Причем осуществить как можно быстрее, пока не пропало желание, вернее, не появилась новая блестящая идея. У окна Тэм резко остановилась, но лишь затем, чтобы требовательно указать на дверь кабинета начальника Городской полиции и выпалить: – Генерал Бубута Бох? Полицейские медленно кивнули, не сводя взглядов с обвивающего тело Тэмино растения. Оказавшись у окна, золотистые цветы мгновенно развернулись навстречу свету, ловя тонкие лучики зимнего солнца. Лоза зашевелилась и уверенно поползла вверх, стараясь получить как можно больше тепла. Тэмино машинально смахнула цветы с лица, словно их присутствие на ее теле было чем-то само собой разумеющимся, и с удовлетворенным видом двинулась к двери в конце коридора. – Леди, вам не туда… – запоздало окликнул ее полицейский, посчитав, что без применения ныне запрещенной в Соединенном Королевстве магии высоких ступеней такое сотворить невозможно, и посетительница, скорее всего, является пострадавшей от рук кого-то из мятежных магистров. Но Тэм его не услышала. Три коротких стука, секунд десять ожидания – и жажда действий возобладала над вежливостью. Девушка решительно распахнула дверь, шагнула внутрь … и замерла, глядя на генерала. Тэмино была человеком действия, разработка логичных планов никогда не входила в ее сильные стороны. Леди привыкла браться за осуществление внезапно осенивших ее идей тотчас, а затем смотреть, что из этого получится, и изумляться последствиям сотворенного. Только оказавшись в кабинете сэра Боха, она осознала, что не знает, что и как следует говорить. И выпалила первое, что пришло в голову: – Хороший день, сэр Бох, – счастливая улыбка. – По указу Гурига VII надлежит разместить в Доме у Моста побольше цветов и произведений искусства, дабы привить сотрудникам эстетическое восприятие мира и любовь к природе, а заодно и привлечь население города заходить в гости не только по делу, но и чтобы полюбоваться обстановкой. А посему я теперь буду украшать ваш кабинет, ибо я, в отличие от всего остального, что уже выгружают из амобилеров, способна вернуться назад, буде вам захочется вышвырнуть меня из кабинета.

Бубута Бох: Глава Городской Полиции генерал Бубута Бох нарочно заперся в кабинете, дабы никто не мог потревожить его сладостного уединения с последним из курительных брёвнышек, оставшимся от принятой в дар из рук самого сэра Макса небольшой коробочки. Курительные брёвнышки были смешные. И сами по себе, и по даваемому эффекту. Сэр Бох любил вот так посидеть в тишине и покое и медленно раскурить занимательную иномирную штуку. Убывающее с каждым разом число брёвнышек опечаливало тонко чувствующего генерала, но сегодняшний день был особенно грустным и торжественным. Держа курительное брёвнышко на ладонях обеих рук, Бубута торжественным шёпотом возвестил хвалу великодушному дарителю и едва не всплакнул от того, что дар подошёл к концу. Испустив глубокий вздох, генерал зажёг брёвнышко и сделал первую затяжку. Послышался нетерпеливый стук в дверь. Сэр Бох поперхнулся крепким дымом, выронил курительное брёвнышко и зажал рот рукой, одновременно с тем затаив дыхание в надежде, что незваный гость за дверью ничего не услышал. Трудно притворяться, что тебя где-то нет, если при этом истошно кашляешь. Недолгая пауза уже успела обнадёжить главу полиции на предмет того, что гость благоразумно убрался восвояси, как вдруг дверь распахнулась, и в кабинет влетела девица с самой решительной физиономией, да ещё и увешанная цветами с ног до головы. Забыв выдохнуть от гнева на нахальную визитёршу и собственную забывчивость запереть дверь на ключ, Бубута прослушал - то есть пропустил мимо ушей - всё, что тараторила девица, и сделал то, что всегда делал в подобных ситуациях: - Бычачьи сиськи! Это что ещё за новое дерьмо в моём сортире?! ВОН ОТСЮДА!!!

Тэмино : Первый раз в жизни Тэм так грубо велели закрыть дверь с другой стороны. Нет, конечно, были и другие места, где ее присутствие было не слишком желательным, но хозяева были настолько любезны, провожая ее… Девушке не хотелось расстраивать таких милых людей. А здесь? Она не очень ясно представляла, что ожидает ее в Доме у Моста, к чему следует готовиться и на что рассчитывать. Тэмино это не заботило. Всю жизнь девушка действовала по обстоятельствам и не видела причины, чтоб что-то менять. И все же, в первое же мгновение встретив такой грубый отпор, леди ненадолго опешила. Первым порывом Тэмино было усесться прямо на пороге и заявить, что ей здесь нравится, а значит, здесь она и будет жить. Но это было бы слишком даже для нее. По-детски глупо. Несмотря на грубые слова, генерал Бох не производил впечатления человека, способного и в самом деле выкинуть ее из кабинета, прибегнув к магии или физической силе. Упрямо мотнув головой, она сделала еще несколько шагов вперед и решительно вздернула подбородок. – Я пришла… – на этих словах Тэм запнулась и быстро выпалила окончание фразы: – Я пришла работать. Оставалось надеяться, что это прозвучало достаточно уверенно. Как, в конце концов, можно быть уверенным, что твое место в полиции, когда эта мысль пришла в голову только сегодня? Кроме того, обнаруженный около двух недель назад талант Мастера Преследования до сих пор помогал только при игре в прятки с детьми. Как он поведет себя в «настоящем деле», было неизвестно. Да что там, все, что Тэмино знала о Мастерах Преследования и их работе, ограничивалось небогатым опытом чтения детективной литературы. Но об этом необязательно говорить прямо во время трудоустройства, так? Уж чего-чего, а практики у нее будет предостаточно – Тэм очень на это надеялась. Можно будет самой детективы писать, если возникнет такое желание. У стола сэра Боха витал странный, какой-то нездешний аромат, напоминающий табачный дым и одновременно отличающийся от него. Тэмино никогда не встречала ничего подобного. Лоза закрыла бутоны, оберегая нежные лепестки от дыма. Благо, в кабинете было не настолько накурено, чтобы шокировать бравого генерала видом того, как капризное растение скрывается под лоохи. Теперь фигура девушки была опутана лишь гибкими синевато-зелеными стеблями и резными листьями. Из-под стола выкатилась коричневая палочка с тлеющим красноватым кончиком. Девушка удивилась и легким движением подняла ее с пола. Это такая курительная трубка? Надо же, и чего только в Ехо не найдешь. Впрочем, сама она не курила и тем более не могла знать всех сортов табака, продаваемых в Ехо. Тэмино немного помедлила, желая поподробнее рассмотреть вещь и, быть может, узнать немного о ней. Но палочка, на ощупь также оказавшаяся немного странной, беседовать по душам отказалась. Все, что досталось Тэм – ощущение жестяной коробочки и множества таких же палочек со всех сторон. Не слишком ценная информация. Диковинная трубка легла на стол, а леди Такхи замерла рядом, всем своим видом показывая, что не собирается сдаваться просто так.

Бубута Бох: Конечно, много всякой ерунды случалось в жизни генерала Боха - и отсутствие сортиров, и расположение за стеной Тайного Сыска - но чтобы к нему на службу не пришла, а буквально ворвалась ходячая цветочная лоза, такое было впервые! Поэтому генерал даже какое-то время раздумывал, прежде чем подробно описать настырной леди, куда и каким путём ей идти со своими бреднями. - Работать?! Ха! Бычачьи сиськи! Это самое дерьмовое дерьмо, которое я слышал после того, как Жымба Турнак уверял меня, что держать дома больше одного унитаза - это дерьмовое излишество! За каким дерьмом мне в полицию нужна девчонка, увешанная дерьмовыми цветами так, будто всё её дерьмо тут же становится дерьмовым удобрением, в котором и растут эти дерьмовые цветы?! Увлекшись своей тирадой, Бубута не сразу заметил, как гостья что-то вертит в руках. А когда заметил и понял, ЧТО, то в первый момент остолбенел. - А ну-ка положи, дерьма тебе в руки!!! - заорал сэр Бох долей мгновения позже того, как леди сама опустила курительное брёвнышко на стол. - Явилась на мою голову! - Тут же запричитал он, подбирая и нежно перекатывая в пальцах немного помятое и успевшее потухнуть брёвнышко.

Тэмино : Услышав от будущего начальника – Тэмино как-то уже успела свыкнуться с этой мыслью, словно провела в Доме у Моста не пять минут, а пять дюжин лет, - гневную отповедь, девушка… расцвела. Причем расцвела в буквальном смысле: раскрылось несколько бутонов на голове, листья зашевелились. От пронизывающего их света по складкам лоохи расползлись зеленоватые тени. Короткая тирада генерала содержала восемь слов «дерьмо» (Тэм даже показалось, что это слово врывается совершенно непроизвольно, по своему собственному желанию). Впрочем, чтобы уязвить столичного жителя, надо было бы влить в слова побольше магии. А так они все равно что проскакивали мимо ушей. А в детстве, в Эпоху Орденов, еще и не то слышать приходилось. Так что леди Такхи сияла от счастья. Причина была проста до невозможности – Бубута Бох не сказал «нет». Не сказал! Но прежде чем Тэмино успела ответить, генерал схватил «трубку» едва ли не до того, как она легла на стол, в голосе его звучала искреннее огорчение и забота. Это что, он так расстраивается из-за какой-то трубки? Странно пахнущая коричневая палочка резко поднялась в глазах Тэмино, раз ее состояние настолько беспокоило бывалого начальника городской полиции. Руки так и чесались отобрать палочку и снова повертеть ее перед глазами, дабы понять ее ценность. Вдруг она чего не увидела? Смотрела-то не слишком внимательно. А если это особый сорт табака? Может, сэр Джуффин Халли делиться с соседом по Дому у Моста вяленым мясом мятежных Магистров, и именно его генерал добавляет в курительную смесь? Предчувствие, что уж тогда сэр Бох точно расстроится и не захочет иметь с ней никаких дел, заставило держать руки при себе. Зато Тэм вытянула шею, привстала на цыпочки и слегка подалась вперед, чтобы сменить угол зрения. - Рада, что мы поняли друг друга, сэр Бох! – без тени сомнения возвестила девушка. – Могу приступать к работе хоть сейчас, - по голосу было понятно, что ей не терпится "приступить к работе". Вспомнив, что она так и не обмолвилась о том, чем собирается заниматься, Тэмино добавила: - Я Мастер Преследования. Кого искать? Хм, да… Мастер…

Бубута Бох: Сэр Бох отвлёкся от обуревавшей его печали и в который раз побагровел. - К какой дерьмовой работе ты собралась приступать? Цветы дерьмовые мне тут по всему Управлению расставлять? Это тебе что, дерьмовая клумба?! И что за дерьмовую околесицу ты несёшь про Мастера Преследования? Бычачьи сиськи! У тебя в голове мозги или затвердевшее дерьмо?! Несмотря на весь свой непростой характер, генерал Бубута дураком себя не чувствовал. Поэтому сразу понял, что для него состряпали какую-то немыслимую байку. Осталось только понять, что из сказанного - та самая байка, и кто всё это затеял. Сорванное прощание с последним курительным брёвнышком должно быть должным образом отмщено.

Арая Тейш: День не задался. Стоя в коридоре Управления Полного Порядка и мрачно взирая из-под падающей на лицо челки на растерянных полицейских, Арая Тейш перебирала в уме все малоприятные происшествия этого нелегкого дня. Да и всей своей жизни заодно. Начались ее злоключения с получения диплома об окончании Королевской Высокой Школы. Девушка искренне полагала, что теперь перед ней откроется множество интересных дорог в так называемую "взрослую" жизнь. Однако вожделенный клочок бумаги ничего не изменил, и захватывающих дух перспектив не появилось. В новой жизни у нее, как и у любой благовоспитанной девушки из незнатной семьи было три дороги – вернутся на родительскую ферму, устоится служанкой в какой-нибудь дом или поварихой на кухню какого-либо трактира. Это называется "устроиться в жизни". А что, денег там платят достаточно, а потом находишь себе подходящую партию по типу моей матушки, рожаешь ребенка, а дальше по накатанной. Как же все-таки по-идиотски устроен этот мир, дырку над ним в небе… Желания устроить свою жизнь в соответствии с представлении обывателей у нее не было. Да и устраиваться Арая никогда не умела – не была практического знания, да и опыта тоже. Поступить в Высокую Школу, вдалеке от дома и родительской опеки, было своего рода авантюрой, зацепиться в Ехо и хоть как-то устроить свой быт на первых порах ей помогло унаследованное от отца упрямство и врожденная удачливость, которая, кажется, после выпускного подала в отставку. Сегодня это стало как-то особенно заметно. Арая мучилась от безделья. Точнее сказать, от отсутствий новой информации. Ходить на уроки больше не надо было, а нового занятия в Ехо, связанного с получением вожделенных новых знаний, она придумать не могла. Одно радовало: у нее появилась возможность увидеть этот Мир, и в Ехо она планировала оставаться недолго. Еще во время учебы девушка устроилась поваренком в небольшой трактирчик недалеко от Школы, "Дырявый горшок". После выпуска она продолжала там подрабатывать, не смотря на все свое отвращение к кухонному труду. Ей просто нужны были деньги, что бы заплатить капитану "Медовой бочки", неуклюжей с виду каруны из Капуты, с которым мы познакомились и подружились в трактире неподалеку от порта. Арая уже договорилась с капитаном, что, отправляясь в очередной рейс, он прихватит ее с собой. Плата в честь дружбы была сокращена на половину, но в распоряжении Араи на тот момент денег не было. Так что девушка обязалась отдать плату в день отбытия и принялась за подготовку к путешествию. И тут началось… Арая постаралась сосредоточится на том, что втолковывали ей полицейские. Получалось плохо. Все мысли были о том, что бы она сделала, если бы в ее руки попался тот козел, который посмел обокрасть "Дырявый горшок" за три дня до отплытия "Медовой бочки". Поскольку хозяйка, добрейшая и наивнейшая Екко Пройда, хранила всю выручку в своей комнате, над трактиром, то заведение находилось на грани закрытия, ибо ни горсти у несчастной не осталось. И, как следствие, деньги ей за работу бедняжка заплатить не сможет, пока не найдут грабителя и не вернут сбережения хозяйке. Придя на работу с четким желанием уволиться и забрать заработанные деньги, а вместо этого получив слезную историю об ограбление, Арая вызвалась оповестить полицию. Не то чтобы она была настолько добра, чтобы из сочувствия заменять бедную пожилую леди в общении со стражами порядка. Просто у девушки была цель – через три дня покинуть Ехо. А значит нужно поторопить неторопливых служителей закона и проконтролировать расследование. Вообще-то Арая девушка спокойная, вежливая и очень застенчивая. В обычных условиях она не смогла бы свободно разговаривать с посторонним человеком. Тем более она не стала бы на него кричать. Но когда неосторожный полицейский не сказал, чтобы она зашла через дюжину дней, и тогда, может быть, появятся какие-то результаты расследования… – Вы что, издеваетесь, сэр? Вы хоть понимаете, что это будет значить? – Арая гневно сверкнула очами. Мало того, что "Горшок" придется закрыть, так еще и я застряну в Ехо до конца года! Хорошенькая перспективка! Полицейский отшатнулся, жалобно блея что-то о сложности расследования и занятости штата, но девушка его уже не слушала. – Где кабинет твоего начальника? Я хочу обсудить с ним пару вопросов, – и, не дожидаясь ответа от шокированного таким заявлением полицейского, Арая вихрем пронеслась по коридору Управления и распахнула дверь кабинета генерала Боха. Темные Магистры, что я творю? – промелькнуло в ее сознании, когда она переступила порог и захлопнула дверь, отсекая путь к отступлению. Победа или смерть, внутренне вздохнула Арая. Смело посмотрела на начальника полиции Правого берега, поначалу даже не заметив второй посетительницы генерала, и выпалила: – У меня к вам неотложное дело, сэр!

Бубута Бох: Генерала Боха, настроенного на продолжение гневной тирады в адрес нахальной гостьи первало появление ещё одной визитёрши. Не менее нахальной. Что за дерьмовый день? - пронеслась печальная мысль в бубутиной голове. Следом за этой мыслью тянулся шлейф из упоминаний дерьма во всех его проявлениях. - А дерьмовой камрой тебя не угостить?! - взревел генерал, вскакивая из-за стола и размахивая кулачищами - одним в сторону первой пришедшим, другим - второй. - Тоже пришла дерьмовые сказки мне плести?! Бычачьи сиськи! Да чтоб вы все собственным дерьмом подавились! А ну-ка обе вон отсюда пошли! Дерьмовые двери для того и построены, чтобы через них выходить! Хватит мне дерьмовую лапшу вешать на уши! Я занят!

Тэмино : Счастливая леди Тэмино, и на сей раз не услышав сурового окончательного «нет», понятливо закивала головой. Из всей речи сэра Боха она уловила лишь начало, включающее в себя фразу о цветах в управлении. Странное, конечно, задание, но раз генерал думает, что Тэм справится лучше всех... Ладно. Ледяная лоза и сама по себе быстро растет, а уж если ей немного помочь… Девушка до сих пор жила в доме бывшего Великого Магистра своего Ордена, она привыкла к месту и не очень-то хотела его менять. Тем более что собственную квартиру Тэмино уже лет сорок сдавала пожилой волшебнице из Шимарского графства. А уж в доме Риора Сэррея, некогда приютившего сироту, цветов было столько, что из-за них не было видно не только стен, но и пола. С потолка свешивались длинные зеленые гирлянды, под ногами путались толстые корни, побеги и лианы. Для чего Магистру требовалось все это богатство, Тэм не знала, но на всякий случай предпочитала не трогать. Девушка только собиралась спросить, какие именно растения сэр Бох предпочел бы видеть у себя в кабинете, как ворвалась еще одна посетительница. – У меня к вам неотложное дело, сэр! – решительно начала посетительница. Это шанс! Тэмино подобралась, надеясь, что о ней не забудут. Мало ли что, других дел нет, а по управлению слоняется столько полицейских. Как же тут доказать, что поручить это дело нужно именно тебе и никому иному? - Я пойду, я! – не выдержала «Мастер Преследования». Но генерал вместо того, чтобы благосклонно кивнуть, отправив Тэм на первое задание, предложил угостить девушек камрой. Только честно признался, что не очень хорошо умеет ее готовить. И опять в его речах доминировало слово «дерьмо». Наверное, такую камру и вправду не стоило пить.

Арая Тейш: Арая почувствовала, что краснеет. Ей действительно было стыдно – мало того, что она без стука вломилась в чужой кабинет и отвлекла почтеннейшего человека от дел, так еще и помешала другой девушке, пришедшей сюда, надо думать, не от хорошей жизни, со своей просьбой. Но отступать было поздно. Арая набрала в легкие побольше воздуха и ответила генералу Боху не менее гневной тирадой: – Сказки? Какие же тут сказки, сэр? Я вам тут нянькой не нанималась, что бы сказки рассказывать! И камры мне от вас не надо, слава богу, и сама могу сварить! И уйду я из вашего кабинета только в сопровождении вашего сотрудника, наделенного несколько большим умственным потенциалом, чем деревенская индюшка! И покоя вы от меня не дождетесь, пока этот самый сотрудник не найдет украденные деньги! И в ваших же интересах, сэр, что бы он уложился в три дня, иначе до конца ваших дней покоя я вам не дам! Девушка перевела дух и торжествующе ухмыльнулась.

Эхо: Когда надо, Эхо умеет быть незаметной, и безмолвной, и даже неподвижной. Особенно, если занимает позицию у дверей кабинета сэра Бубуты Боха. И магией-то толковой Эхо никогда не владела, и невидимой делаться не умела, но вот прикинуться частью обстановки у нее отлично получалось. В данном случае у нее отлично получилось стать растерянной безмолвной посетительницей Дома у Моста, которая то ли не знает, к кому обратиться, то ли уже обратилась и получила отпор, в общем такой молчаливой тенью, которая хотела бы попасть на прием к самому сэру Бубуте, но не решается постучать в дверь его кабинета. Зато две молодые особы не только постучали, но и вошли. Эхо жадно улавливала их слова и разгневанное громыхание сэра Бубуты, речь которого чисто автоматически перекладывала на человеческий язык без всякого напряжения. Одна из молодых леди хотела стать сотрудником полиции, другая леди требовала от полицейских быстрейшего раскрытия преступления. Сэр Бубута, по обыкновению, не хотел даже вслушиваться в их слова. Эхо какой-то частью своего сознания начала укладывать словеса в статью о кадровой политике, проводимой руководством городской политики, второй -- вслушиваться в разговор на предмет разузнать больше о совершенном преступлении.

Бубута Бох: Генерал Бубута готов был лопнуть от негодования. Он заставил себя глубоко вздохнуть, опустить кулаки и успокоиться. Если первое и второе удалось с трудом, то с третьим ничего не вышло. Каких-то дюжину минут назад он собирался спокойно выкурить смешное брёвнышко - подарок сэра Макса - и вдруг всё перевернулось с ног на голову. Уже не две - три девицы топтались в его кабинете, причём одна из них без зазрения совести развесила уши и старательно грела их на происходящем разговоре. - Бычачьи сиськи! - эта реплика была обращена покрасневшей девушке, так и не соизволившей назвать своего имени. Хотя бы покраснеть удосужилась. А то люди совсем стыд и страх потеряли - вламываться в святая святых городской полиции посреди бела дня! - Какие дерьмовые деньги? Ты что думаешь, я вот сейчас встану и побегу рвать задницу в поисках мелких воров? На это существуют эти дерьмовые идиоты - мои подчинённые! Кубунха! За дверью послышались торопливые шаги, и внутрь протиснулся грузный мужчина, на ходу вытирающий полинявшиш платком пот со лба. - Да, сэр. Я здесь, сэр. - Я вижу, что ты здесь. Что за дерьмо творится в моём сортире?! - снова заорал Бубута, не в силах сдерживаться. - Почему в мой кабинет допускают каких-то ненормальных?! Одна вопит, что её обокрали, разберись с ней. Другая лопочет, что хочет у меня работать, и даже имени своего не назовёт! А третья просто стоит и подслушивает, дай ей дерьмового пинка под зад, чтоб глаза мои её больше не видели! Или ты предлагаешь мне самому взять за дерьмовые шкирки этих дерьмовых ненормальных, сунуть их в дерьмовый амобилер и лично довезти до того дерьмового приюта безумных, из которого они сбежали?! По лицу сэра Кубунхи была видна вся душевная борьба от начала до конца. Отказать начальнику или выпроводить трёх молодых леди без лишних проявлений вежливости? Страх перед генералом оказался сильнее. - Леди, - Кубунха кивнул каждой и произнёс извиняющимся тоном. - Вам нужно покинуть Управление. Пожалуйста. В противном случае, мне действительно придётся... - он нервно сглотнул, - выпроводить Вас. Мне очень жаль, поверьте. - Мужчина крепко взял под локти двух леди и твёрдо направил их к двери, возле которой молча отиралась третья.

Арая Тейш: Ну вот все и закончилось. Араю вежливо, под локоток, выводил из кабинета тот самый полицейский, с общения с которым и начался сегодняшний визит в управление. Самое обидное, что он, похоже, действительно жалел ее, и, может быть, хотел помочь… Девушка чувствовала себя совершенно опустошенной. Все запасы мужества и выдержки, и без того не богатые, исчерпались, и, видя, как перед ее носом захлопнулась дверь к мечте, девушка не выдержала. И разревелась. Плакала она тихо, чуть слышно всхлипывая, но зато с полной самоотдачей, не замечая ничего вокруг, сосредоточившись на внутренних переживаниях, которые были одно другого мрачнее. И куда мне теперь? "Горшок" закроется, леди Пройде я не помогла, а только все испортила, денег у меня с гулькин нос, работы нет, "Бочка" уйдет из Ехо через три дня и вернется только к концу года… И к чему все это было? И эти годы учебы, и эта бессмысленная мука на кухне, и этот глупый поход… С самого же начала знала, что я бесполезна и не на что не годна, только мечтать и могу. Ну вот и катись на ферму, вычесывай там котов да пропалывай грядки, да мечтай о том, что все это когда-нибудь изменится, больше тебе все равно нечего делать…Дура наивная, индюшка деревенская! Ничего мне в этой жизни не светит! Дырку в небе над тем уродом, которому я обязана этим отчаяньем! Мне ведь уже ничего не осталось, можно хоть сейчас пойти в Хуроне утопиться! Девушка так погрузилась в свое горе, что сама не заметила, что весь свой внутренний монолог озвучила тихим и тонким сбивающимся голосом…

Тэмино : И это все? Можно идти работать? Бывали моменты, когда Тэмино слышала лишь то, что хотела слышать. Порой это очень помогало и делало жизнь много веселее. Так и не дождавшись конкретного ответа от Бубуты Боха, Тэм позволила полицейскому выпроводить себя из кабинета. Хотя «позволила» не совсем то слово. Она все равно не смогла бы оказать серьезного сопротивления, не используя лозу. А раскрывать свои карты перед толпой незнакомцев девушке не хотелось. Зато никто не помешал доверительно прошептать конвоиру: - А вы с нами поедете в приют безумных? Там кормят и сказки на ночь рассказывают. И сэра Боха с собой возьмем, весело с ним. Полицейский вздрогнул, с опаской покосился на милую улыбку Тэмино, но ничего не ответил. Только как-то странно принюхался и поспешил отойти. Три девушки стояли перед дверью кабинета и, судя по всему, никто не знал, что делать дальше. А если вернуться? Упрямая леди Такхи тайком подергала дверную ручку, но – увы! – дверь уже была крепко заперта. А в окно никак, нет? То-то сэр Бох обрадуется… Размышления прервали всхлипывания высокой черноволосой девушки. - Ничего мне в этой жизни не светит! Дырку в небе над тем уродом, которому я обязана этим отчаяньем! Мне ведь уже ничего не осталось, можно хоть сейчас пойти в Хуроне утопиться! Это состояние Тэм было знакомо. Ей еще и не то приходилось переживать, и все исключительно из-за собственной глупости. То очередная неразделенная любовь, то попытка сбежать на Уандук от недостатка впечатлений в родном Ехо, то ныряние в Хурон с моста просто потому, что захотелось… Тэмино до сих пор недоумевала, как умудрилась выжить при таком-то образе жизни. И не хотела, чтобы эта молоденькая – видно же, что только после школы, - девушка что-то с собой сотворила, оказавшись без присмотра. Возможно, она, в отличие от самой Тэм, уже в этом возрасте не была обделена здравым смыслом, но рисковать все же не стоило. - Тихо, тихо, - Тэм приобняла девушку за плечи и осторожно повела к выходу. Со стороны это смотрелось достаточно комично, так как невысокая леди Такхи была на голову ниже нее. - Это сэр Бох так приказы отдает, ты не то подумала. Сейчас мы с тобой вместе пойдем, куда надо, и я тебе помогу. Помогу, дырку надо мной в небе. Как?! Но сказать, что весь ее опыт хождения по следу ограничивается играми в прятки с детьми, Тэм сейчас не могла. Ничего, на месте разберусь. Все получится! Девушка в предвкушении ускорила шаг.

Арая Тейш: Арая почувствовала, как кто-то осторожно приобнял ее за плечи. Неожиданная забота вернула ее в реальность быстрее, чем это сделали бы литр холодной воды и пара пощечин. Девушка удивленно посмотрела на куда-то ведущую ее леди, но отстраняться не стала. Какая она добрая, ее из-за меня выставили и даже не выслушали, а она обо мне заботится. И глаза у нее добрые… Интересно, у нее-то все в порядке? У нее ведь к лохи цветок какой-то странный прицепился… Или это новая мода такая? - Это сэр Бох так приказы отдает, ты не то подумала. Сейчас мы с тобой вместе пойдем, куда надо, и я тебе помогу. Услышав эти слова Арая замерла на месте, во все глаза глядя на незнакомку. Это что же получается, эта леди тоже полицейская? И сэр Бох отправил ее расследовать кражу? А Арая-то грешным делом о генерале полиции всякие гадости подумала, а он оказывается!.. – Ой, простите меня, пожалуйста! – девушка спешно начала стирать слезы со смущенного лица, – Я такая глупая, совсем ничего еще не понимаю… А я ведь даже не рассказала, что меня, собственно, привело в дом у моста. И не представилась, не вежливо с моей стороны так себя вести, извините пожалуйста… – она перевела дыхание и прикрыла ладонью глаза, – Вижу Вас как наяву. Рада назвать вам свое имя – Арая Тейш.

Эхо: Эхо напряженно работала. Статья о кадровой политике ушла на самопишущую дощечку, на вторую дощечку ушла дословная запись всех услышанных высказываний генерала Бубуты, она еще вслушивалась в разговор, который завели между собою две девушки, из-за которых и ее удалили от дверей кабинета, а ведь надо было и по сторонам посматривать -- не происходит ли чего интересного? Нет, вроде бы не происходило. Пожалуй, можно пока без помех слушать. И снова притвориться каким-нибудь безмолвным предметом интерьера. Она посмотрела на лоохи одной из девушек. Вот у этой леди здорово бы получилось притвориться вазоном с каким-нибудь красивоцветушим растением. интересная мода, кстати сказать. Элегантно и экстравагантно. Интересно, как это сделано? Нет, Эхо, пожалуй, такого лоохи себе бы не купила, она предпочитала одежду попроще и пообычнее, чтобы можно было без проблем затереться в любое людское сборище и не обращать на себя внимание, но все же всякие такие чисто женские ухищрения ее интересовали.

Бубута Бох: Выдворив нахальных девиц из помещения, генерал Бубута немного успокоился. Правда, ненадолго. Какое-то время спустя Кубунха прислал ему зов, смысл которого сводился к следующему: "Леди ушли расследовать похищение самостоятельно". Сэр Бох выскочил из кабинета, как ошпаренный и схватил опешившего подчинённого за грудки. Тряс он его до тех пор, пока не вытряс дословный рассказ всего, что произошло. А произошло вот что. Леди с цветочной лозой на лоохи явно не намеревалась сдаваться. Отказавший ей в приёме на работу сэр Бох, похоже, не мог даже представить, во что выльется случившееся. Кубунха, конечно, не собирался никого никуда везти, а с леди Тейш собирался серьёзно переговорить насчёт того, что бежать и жаловаться начальству с её стороны было очень некрасиво. Но девушка вдруг расплакалась, и леди с лозой принялась её спокаивать. женские слёзы всегда действовали на Кубунху... пугающе. В такие моменты он не знал, что же надо делать. Поэтому решил не мешать и обратился к молчаливой леди, идущей следом. - Незабвенная, Вы что-то хотели? - Странная какая-то леди. Пришла в полицию и молчит. Если что-то случилось, почему не заявляет, а если всё в порядке, зачем пришла?

Эхо: Эхо заполнила еще одну самопишущую табличку и переложила ее из кармана в карман, чтобы не путалась среди чистых. Поскольку теперь часть сознания сигнализировала: к ней обращается полицейский офицер, Эхо прислушалась. Ага, больше не удастся притворяться безмолвной посетительницей. Ладно, начинаем жить по-другому. - Дорогой сэр! - сказала Эхо, изображая некоторую робость. - Мне необходимо поговорить с господином Бохом или его заместителем. Дело в том, что я репортер "Суеты Ехо", и сэр Рогро послал меня сюда, чтобы я представилась и получила аккредитацию как полицейский репортер. Это мое первое поручение на этой работе... Я... - тут она вовсе засмущалась, жаль только, что так и не научилась краснеть по заказу. А как бы хорошо выглядело: юная застенчивая девушка с порозовевшими от застенчивости ланитами. - Я хотела бы получить интервью у сэра Бубуты, - призналась она совсем тихо, как бы признаваясь в неблаговидном поступке.

Бубута Бох: - Господин Бох... - мужчина замялся, бросив несколько затравленный взгляд на дверь кабинета начальника, - занят. Да, занят. Очень занят. Но если вопросов немного, то я отвечу. Но только чтобы никаких секретов выведывать! - Он погрозил девушке пальцем, но вид при этом имел не сердитый. Уж больно застенчива была юная репотёрша.

Эхо: Эхо старательно похлопала ресницами. - Ой, если я буду о секретах спрашивать, так вы скажите, что секрет, и не отвечайте, - застенчиво пролепетала она. - Я ведь совершенно пока не разбираюсь, что секрет, а что нет. Скажите пожалуйста, дорогой сэр, насколько хорошо укомплектована кадрами и оборудованием наша доблестная полиция? - Эхо сделала вид, что заглядывает в одну из своих самопишуших табличек и стеснительно призналась полушепотом: - Здесь у меня шпаргалка, сэр. - Она перевела взгляд на офицера. - Вот например, в достатке ли в полиции имеется уличных регулировщиков, экспертов-криминалистов, мастеров преследования? Или других специалистов. И как обстоит дело со снабжением полиции амобилерами, другими транспорными средствами или хотя бы канцелярскими принадлежностями? - Эхо завершила свой бестолковый монолог полностью обескураженной улыбкой. Ну да, я дитя еще совсем без опыта, без хватки, что с меня возьмешь... Пожалейте, дяденька полицейский! Эхо чуть не хихикнула, но вовремя сдержалась и вернула на лицо растерянное выражение.

Бубута Бох: Растерявшийся под таким напором профессиональной наивности, Кубунха пару секунд помялся, но всё-таки ответил, как смог. Стараясь не выдать ничего секретного или того, что счёл секретным. - Эээ... Да. В смысле, у нас всё хорошо. От этой фразы несчастный взмок и подумал, что если расспросы продолжатся, он непременно что-нибудь сболтнёт. А генерал Бубута ему потом сделает выговор. Или организует вечер чистки сортира зубной щёткой без применения магии. - Вы всё-таки лучше попозже тогда зайдите, леди. У меня это... дела важные! Очень важные! Всего самого доброго! Желаю, чтобы вы больше к нам не приходили. То есть приходили, но не по делу. То есть по своему делу, а не по нашему. Ну, то есть чтобы не с теми проблемами, которые проходят по нашему ведомству. Произнося этот путаный монолог, Кубунха отступал до тех пор, пока не нашарил за спиной ручку двери первого попавшегося кабинета. На последнем слове он распахнул дверь, шагнул за порог, отвесив неловкий поклон и скрылся, торопливо захлопнув дверь, оставив репортёршу в сиротливом одиночестве в приёмной

Эхо: Оставшись в одиночестве, Эхо не сдержалась и хихикнула. Ответов на свои вопросы она не очень-то и ожидала, но то, что ответ полицейского окажется столь лаконичнм, ее повеселило. Похоже было, что сэр Бубута основательно запугал своих подчиненных. Нет, в этой конторе лучше не спрашивать, а как следует слушать. Впрочем, слушать пока было некого. Коридоры Дома у Моста были пустынны. Не то в городе обострилась криминальная обстановка - и все полицейские разбежались ловить преступников, не то наоборот - в городе было тихо, и ни один преступник не нарушал покой мирных граждан, отчего им незачем было являться в Дом у Моста. Эхо посмотрела в сторону второй половины дома. Нет, на территорию Тайного сыска ей пока было рано соваться. И не потому, что она верила, что сэр Джуффин питается вялеными магистрами, а вялеными репортерами брезгует и отдает их на ужин своим подчиненным. Просто соваться к тайным сыскарям следовало совсем с другой тактикой. Было у Эхо подозрение, что убогую непрофессиональную юную репортершу эти господа сразу расколют и выгонят. Не-е-ет, надо было придумать что-то другое. Завести личные знакомства на нейтральной территории. Андэ Пу, например, в свое время познакомился с сэром Максом. Ну, сэр Макс известный любитель всяких диковинок, может быть, его и репортерша по имени Эхо заинтересует? Или вот сэр Мелифаро - говорят, боооольшой любитель знакомиться с девушками. Эхо мысленно посмотрела на себя как на девушку. Ну да, скептически отметила она в итоге, девушка... но вряд ли такая, что сумеет поразить хоть чем-то избалованного самыми изысканными леди красавца. В общем, над этим вопросом следовало много думать и много работать. А пока, раз тут сейчас разведать нечего, можно было бы посмотреть, чем занимаются недавние знакомые, те самые девушки, с которыми Эхо брала в осаду кабинет сэра Бубуты. И Эхо снялась с месты и ринулась догонять их, благо об адресе она успела осведомиться ранее.



полная версия страницы