Форум » Дом у Моста » "Покой нам только снится, или Ковёр уходит в небо", 29-й день года, половина десятого » Ответить

"Покой нам только снится, или Ковёр уходит в небо", 29-й день года, половина десятого

Джуффин Халли:

Ответов - 43, стр: 1 2 3 All

Джуффин Халли: /"Утро вечера мудренее"/ Информации, переданной сэром Шурфом, было вполне достаточно для начала решительных действий, и сэр Джуффин Халли не был бы самим собой - то есть, Почтеннейшим Начальником столицы Соединенного Королевства, если бы не вознамерился тут же максимально озадачить своих подчиненных, свалив на их героические плечи и сумасшедшие головы заботы о судьбах Мира, чтобы потом иметь возможность прийти в Управление, упасть в любимое кресло и, попивая лучшую камру в Ехо, спокойно наблюдать, как ребята справляются с тем, с чем справиться нельзя по определению. Впрочем, на этот раз ему, похоже, придется вмешаться самому... но предыдущих слов это нисколько не отменяет! И первой жертвой коварства бывшего Кеттарийского Охотника стал, разумеется, его расторопный заместитель. Первая же попытка достучаться до сэра Мелифаро показала, что Дневное Лицо господина Почтеннейшего Начальника изволит дрыхнуть богатырским сном - процедура достойная, но совершенно не соответствующая представлениям сэра Джуффина Халли о том, что полагается делать его дневному заместителю в это время суток. А если уж сэру Халли кажется, что что-то не в порядке, он непременно расставит все по своим местам, можете не сомневаться. Начальственный зов страшнее будильника: в дальний угол комнаты не зашвырнешь и голову под подушку от него не спрячешь - из-под земли достанет. Поэтому у бедняги Мелифаро не было никаких шансов... - Мелифаро! - дружелюбно рявкнул господин Почтеннейший Начальник на безмолвной речи. - Солнце уже высоко! Хватит разлеживаться, у нас намечается веселье.

Мелифаро: / «О том, что никто не застрахован от ограбления», 28-й день, около половины пятого вечера/ На пушистом куманском ковре маленькая зелёная лисичка лихо отплясывала вприсядку незнакомый танец. Подскочив и совершив в воздухе замысловатое па, она шлёпнулась носом в длинный ворс и раздвоилась. Теперь уже две лисички, взявшись за передние лапы крест на крест, синхронно переставляли задние, двигаясь боком и смешно подпрыгивая при каждом шаге. Потом лисичек стало четыре, восемь… И вот уже целая вереница маленьких зелёных тварюшек, положив лапы на плечи соседей, притоптывает и подпрыгивает, постепенно ускоряя танцевальный темп. Ковёр неожиданно оказывается свёрнут в бесконечно длинный рулон, который на себе и уносит в туманную даль колонна зелёных лисичек. Последний зверёк издевательски махнул хвостом, заржал человечьим голосом, а потом вдруг резко прыгнул назад, превратившись в довольную физиономию господина Почтеннейшего Начальника. Физиономия рявкнула, Мелифаро подскочил на постели и тут же рухнул обратно, согнувшись в приступе дикого хохота. - Джуффин, дырку над Вами в небе! Теперь я знаю, по чьему приказу был стырен мой ковёр! Сыщик ещё немного самозабвенно поржал, пока смех не обратился в широкий зевок. - Что такого весёлого успело стрястись за те несколько часов моего заслуженного отдыха, что Вы беспардонно прерываете мой сон о культуре танца демонических субстанций иного мира? Имейте в виду, я не выспался, поэтому говорить надо медленно, разборчиво, и первым, о чём я должен услышать, это обещание завтрака и большого – нет, просто огромного! - глотка бальзама Кахара. Надеюсь, Вы не споили весь Максу? В противном случае, я буду совершенно недееспособен поведать Вам в красках чудовищную историю об ограблении и надругательстве над книжкой о буривухах! – трагическим тоном закончил Мелифаро, между делом с трудом поднимаясь на карачки и ползком подбираясь к живописно разбросанной тут и там одежде.

Джуффин Халли: Сэр Джуффин несолидно фыркнул. – Делать мне больше нечего, только ковры у тебя таскать! Да еще в такой премилой компании. Я, между прочим, подсмотрел твой сон: кошмар, самый настоящий! Тут господин Почтеннейший Начальник не выдержал и присоединился к заразительному смеху своего Дневного Лица. – Вот уж не думал, что ты настолько любишь свою работу, что можешь так самозабвенно думать о ней, даже когда спишь! А пока ты дрыхнешь, у нас тут Мир готовится рухнуть, поэтому если в твои планы не входило проспать это знаменательное событие, сейчас тебе положено рассыпаться в изъявлениях благодарности, а не возмущаться. Будет тебе бальзам Кахара, хоть два глотка. И завтрак тоже будет, – неожиданно расщедрился сэр Халли, но, видимо, быстро об этом пожалел и злорадно добавил: – ...но не раньше, чем явишься в Дом у Моста. Между прочим, давно пора! У нас Лойсо Пондохва случился, а он на ритуальные танцы иномирных зверушек заглядывается, видите ли!

Мелифаро: - Да Вы что?! – восторженно завопил Мелифаро вслух, так и застыв на карачках в наполовину натянутой изумрудно-зелёной скабе. Потом всё же повторил свой вопль на безмолвной речи, наконец-то, напялив скабу, как положено. – Сам Лойсо Пондохва собственной персоной вернулся в наш мир, который ему не дали развалить в прошлый раз, и таки намеревается доразвалить его, спустя столько времени? Ух, грандиозный мужик, уважаю! Истинный гений и безумец. Надеюсь, старик Нуфлин со своей стороны уже тоже готовит феерическое шоу с использованием магии запретных ступеней? А бесплатные пирожки и камра зрителям предусмотрены? Мелифаро уже босиком с грохотом преодолевал лестничные ступени на пути в гостиную. - Ради такого уважаемого гостя, как многолетний кошмар всех жителей Ехо, я просто обязан устроить торжественное омовение, по крайней мере, в семи бассейнах! Иначе даже стыдно будет – случись что – на глаза Великому Магистру Ордена Водяной Вороны показаться! В общем, ждите меня через две дюжины минут в своём кабинете в компании обильного завтрака. Если опасаетесь, что опоздаю – пришлите за мной Макса. Всю жизнь мечтал лицезреть в роли личного возницы иноземного царька, пафосно обряженного в сапоги с колокольчиками!

Джуффин Халли: - Будет Нуфлин сам что-то делать, как же! Свалит заботу о поимке Лойсо на наши головы, тут и к гадалке не ходи! Так что от участия в поимке великого и ужасного господина Пондохвы не отвертишься, не надейся. И на бесплатные пирожки я бы на твоем месте не особенно рассчитывал. То есть, пирожки-то, может, и будут, но вот времени на их вдумчивое поглащение... Поэтому плещись в своих лоханках побыстрее и бегом в Управление. Между прочим, кому-кому, а тебе давно пора быть там! Макс, бедняга, наверное уже извелся от одиночества. Или уничтожил весь мой запас бальзама Кахара, с него станется. В общем, поторопись, парень. Помимо Лойсо, есть у нас и другие дела, и они, как ты сам понимаешь, тоже не терпят. Сдается мне, нынче в Ехо объявился не один мятежный магистр: полночи сегодня не мог уснуть, из-за того что кто-то баловался с запретной магией, и на мелких жуликов это не похоже. Так что давай быстро, как ты умеешь. Через две дюжины минут жду тебя в Доме у Моста. Отбой! Отправлять Мелифаро зов Джуффин начал, уже садясь в собственный амобилер, за рычагом которого привычно разместился Кимпа, и с присущим ему достоинством начал производить торжественную доставку "господина Па-а-ачетнейшего Начальника" к месту службы. Минут двадцать спустя амобилер степенно затормозил у тайного входа на половину Тайного Сыска, и сэр Халли ястребом устремился внутрь, вызывая трепет у попадавшихся на его пути младших служащих, которым и в голову не могло бы прийти, что шеф этой грозной организации на самом деле так торопится в Дом у Моста, чтобы выпить еще одну кружечку камры из трактира великолепной мадам Жижинды, которой он успел по дороге послать заказ.

Мелифаро: - Как это не будет пирожков?! Сэр Джуффин, без еды мы работать совершенно не приспособлены, Вы же знаете. Труд и жевание – два рефлекторных и неотделимых друг от друга процесса! А если моя Ночная половина таки выдула ещё и все запасы бальзама Кахара до последней капли, Тайный Сыск рискует осиротиться на первого заместителя, и жизнь в Управлении станет тусклой и обыденной, как любая из рабочих физиономий сэра Кофы! Так что сделайте милость, шеф, наколдуйте мне рюмочку этого чудесного напитка, чтобы мне не уронить достоинство нашего приюта безумных ни перед Пондохвой, ни перед тем грешным таинственным Магистром – дырку над ним в небе! Отбой! Не сбавляя шага, и едва распрощавшись с Джуффином, он послал зов в Управление. Счастливым принимающим оказался один из тех возниц, кого, покручивая пальцем у виска, называли последователями сэра Макса. Обмен несколькими короткими безмолвными фразами - и Мелифаро с разбегу шлёпнулся в бассейн, с твёрдым намерением окончательно проснуться, проплыв туда - обратно пару дюжин метров в качестве утренней зарядки. Впрочем, расстояние в один гребок до противоположной стенки бассейна несколько убавило спортивного пыла, поэтому сыщик стремительно проскакал по всем имеющимся «лоханкам», кои с нежностью окрестил так известный любитель комфорта сэр Джуффин Халли, и пулей выскочил из ванной комнаты. Пара минут копошения в цветастом гардеробе, и шокированное бормотание в духе: «что это такое… серое и мятое?!» сменилось радостным: «ну вот, вот оно счастье!» Многослойный вихрь салатового, красного и пронзительно-голубого пронёсся по гостиной, сметя с пола остатки браслета вперемежку с обрывками книжных страниц, и вылетел за дверь. Возница только-только подъехал. Мелифаро рывком распахнул дверь амобилера, мгновенно умостился на сиденье и весело глянул на незнакомое лицо: - Имей в виду, парень, если ты за полдюжины минут не доставишь меня к дверям Дома у Моста, я проиграю спор с сэром Халли! А это, как ты понимаешь, чревато. Ты же слышал слухи о вяленом мясе?.. - Мятежных магистров? – невозмутимо закончил за него возница. – Сэр Мелифаро, при всём моём уважении к Вам, я не нахожу смешной шутку, не имеющую под собой фактического или логически выверенного основания. Мелифаро уронил челюсть и даже помолчал пару секунд. После чего осведомился: - Скажи-ка, приятель, а ты точно быстро ездишь? - Да, а что заставляет Вас сомневаться, сэр Мелифаро? - Твоя обстоятельность, - хмыкнул тот. - Ах, Вы об этом, - довольно улыбнулся возница. – Видите ли, у меня есть два великолепных примера для подражания, - он взялся за рычаг, - сэр Макс, как непревзойдённый гонщик, и сэр Лонли-Локли, как образец исследователя окружающей действительности. С этими словами он рванул с места в карьер, а Мелифаро всерьёз задумался о том, что их скромный приют безумных пополнился ещё и бесноватым ездоком-философом.

Джиффа Менерго: ->О том, что плохие вести распостраняются быстро В Дом у Моста вошел сэр Менерго собственно персоной. Спасибо сэру Максу, он обрел пристанище и деньги - ночевать под забором ему совсем не улыбалось... В результате - Джиффа получил замечательную просторную спальню/кабинет/столову/и не знаю что еще под крышей (и в переносном, и в прямом смысле) Мохнатого Дома, где и остался ночевать, предварительно тщательно вымывшись и выстирав с помошью мелких ступеней черной магии свою непритязательную одежду. Впрочем, теперь он выглядел совсем иначе - пораньше, когда над крышами Ехо еще качался утренний туман, а все конторы еще только открывались, сэр Менерго направился сначала искать лавку, где можно купить амобилер (конечно, Сквозной Шаг - вещь хорошая, но! а) запретная магия, б) пятки болят), а потом - в Управление Больших Денег, за авансом, любезно выданным сэром Джуффином и - по лавкам, по лавкам, по лавкам. План был успешно выполнен. В резултьтате, к Дому у Моста сэр Джиффа подъехал на новеньком амобилере (между прочим - металлическом, красном. Может, такой один на весь Ехо!) и в новом костюмчике, который придирчиво выбирал в дорогущей лавке. Итак, распугивая полицейских, в Дом у Моста направлялся Джиффа Менерго в кровавом лоохи, темно-синей, по сути - черной скабе, расшитой серебрянной нитью - на ней было вышито множество глаз - и тюрбане, состоящем из переплетения черной с глазами и алой материи, и заколотом серебрянной булавкой в виде пачуьей хелицеры. Так же на руках сэра Менерго были перчатки из тонкой кожи, с серебрянными кольцами на пальцах. Ко всему прочему, серьга в ухе и шрам на лбу, не скрытый тюрбаном, все еще были при сэре Джиффе. А когда он шагал, из под лоохи были видны несколько громоздкие высокие черные кожанные сапоги на толстой подошве - вещь в Ехо нетипичная, и тем сэра Джиффу и привлекшая. В кармане лоохи лежала еще немаленькая сумма в коронах Соединенного Королевства, и, вообщем-то, жизнь была прекрасна. За прошедшую ночь Лойсо не успел разнести все Ехо - вот и хорошо. Дальше разберемся. Итак, весь из себя импозантный сэр Менерго вошел в Зал Общей Работы в приподнятом настроении. В зале никого не было, однако, дверь кабинета Сэр Джуффина была приоткрыта - туда Джиффа и зашел, поздороваться. Собственно, там был только сэр Джуффин лично. Доброе утро, сэр Халли - вежливо произнес Менерго, и спокойно присел в кресло напротив Сэра Джуффина - откуда же ему было знать, что это кресло так же было любими креслом сэра Макса и сэра Кофы одновременно - и приготовился слушать. Глядя на хитрое лицо Кеттарийского Охотника, невозможно было понять, о чем, но было ясно - сейчас экс-мятежного-магистра будут озадачивать. Много и часто - ну или как получится.

Джуффин Халли: – А, сэр Джиффа! Очень вовремя! Кто-то другой, видевший сэра Менерго накануне и повстречавшийся с ним сегодня снова, мог бы и не узнать новоиспеченного тайного сыщика – столь ощутимы были метаморфозы, приключившиеся с его внешним видом. Однако господин Почтеннейший Начальник только окинул бывшего подопечного Ордена Водяной Вороны своим знаменитым проницательным взглядом и одобрительно кивнул. – Смотрю, мое вчерашнее поручение выполнено в лучшем виде. Готовься, сэр Менерго, сейчас появятся новые, – оптимистично заявил сэр Джуффин и весело скомандовал: – Задание первое: расслабиться! Это Городская Полиция – серьезная организация, а мы, хвала магистрам, находимся на другой половине Дома у Моста! Здесь можно не делать такое серьезное лицо по поводу и без, разваливаться в кресле и спокойно пить... – в приоткрытую дверь кто-то робко поскребся, и сэр Халли поманил пальцем нерешительно топтавшегося на пороге курьера, чтобы тот наконец расстался со своим свертком и представил заказ пред ясны очи господ тайных сыщиков. – ...камру! – решительно закончил сэр Джуффин, глядя на впечатлительного курьера, на котором от усердия едва не задымился тюрбан. И откуда только Жижинда берет этих "новобранцев"? Или они не выдерживают больше одного рейда в этот славный приют безумных? Спешно вывалив свою нелегкую ношу на полированную поверхность стола господина Почтеннейшего Начальника, курьер постарался как можно скорее ретироваться, но его маневр не вполне удался из-за того, что судьба уготовила ему новое испытание: в дверях парня ожидало столкновение с непредвиденным препятствием. – Надо же, минута в минуту! – невозмутимо прокомментировал появление своего заместителя сэр Халли, кинув беглый взгляд на часы, и с видом мученика пожаловался Джиффе, – Вот так, сэр Менерго: единственный способ заманить подчиненных на рабочее место и заставить их появиться здесь вовремя – это пообещать им много вкусной еды. Господин Почтеннейший Начальник изобразил скорбный вздох и сокрушенно покачал головой, но не выдержал и ехидно добавил: – Я прав, сэр Мелифаро?

Мелифаро: Мелифаро не просто вышел, он вылетел из амобилера с такой прытью, будто за рычагом вместо возницы вдруг нарисовался какой-нибудь изрядно мятежный магистр, с вежливой улыбкой помахивающий вслед странному пассажиру. Первый заместитель сэра Джуффина Халли ураганом пронёсся по залу общей работы – только лиловые сапоги мелькали из-под развевающегося лоохи – вскочил в начальственный кабинет, насмерть перепугав едва успевшего шарахнуться в сторону курьера, с грохотом захлопнул за собой дверь и подпёр эту самую дверь спиной. - Нашествие! – выдохнул Мелифаро, дико вращая глазами. – Нас поработят гибриды Лонки-Ломки и нашего облачённого в чёрно-золотые тряпки сэра Макса! Близок конец света-а-а-а! – безумным голосом истошно завопило Дневное Лицо господина Почтеннейшего Начальника, скорчило страшную гримасу в сторону несколько обалдевшего от такого откровения Джиффы, после чего, как ни в чём не бывало, осведомилось, - Так что там насчёт Вашей правоты, шеф? Если Вы про то, что сотрудников нужно много и вкусно кормить, а работа – ну её Тёмным магистрам в… кхм… ну, в общем, туда, откуда без вмешательства знахарей не достанешь, то да! Вы абсолютно правы! – он уже успел свалить на стол пред начальственные очи останки книжки и браслета, схватить кружку с камрой и поджаристый пирожок и устроиться на подоконнике. - Что, сэр Менерго, лавры Макса покоя не дают? – не прекращая жевать, он махнул рукой с крепко зажатым в ней пирожком на новенькое лоохи Джиффы. – Боюсь, что одного такого наряда не хватит, чтобы стяжать славу чудовища, которое днём прикидывается служителем закона и блюстителем порядка, а ночью отрывает головы мирным гражданам и делит добычу пополам с ужасным кеттарийцем. Кеттарийцу – уши на засолку, чудовищу – всё остальное на употребление в сыром виде. С этими словами Мелифаро бережно разгладил своё ярко-красное лоохи, сделал большой глоток камры, запихнул в рот скудные остатки пирожка и большими честными глазами воззрился на Джуффина: – Шеф, давайте меняться! Вы мне три глотка бальзама Кахара, а я Вам сказку о ковре и буривухах! Или Вы мне три глотка, а я за это послушаю Вашу скучную историю о возвращении Лойсо Пондохвы и прочей повседневной рутине!

Джиффа Менерго: Как ни странно, бравое повседневно-будничное бредоизлияние сэра Мелифаро подействовало на Джиффу расслабляюще. Он несколько умиротворился, поскольку теперь, с появлением Дневного Лица, Тайный Сыск стал напоминать собрание Младших Магистров родимого ордена. Там обычно таких как Мелифаро оказывалось от трети до половины, и Приют Безумных они учиняли такой, что Последнему Тому и не снилось, увы. Куфагов ж (цензура). Как будто в старые времена попал. А ведь парень небось считает себя уникальным и великим выпендрежником, не подозревая, традиции какого ордена он продолжает... Правда, у нас и мысли так к моему тогдашнему шефу обратиться не было. Испепелил бы. Лойсо любит... ну любил, по крайней мере, когда перед ним трепещут. Репутация чудища мне ни к чему, коллега - подчеркнуто спокойным тоном произнес Джиффа. Я с ней лет семьдесят жил, пока сэр Халли не избавил - по крайней мере, на время - этот мир от сэра Пондохвы. Поверьте мне, нет ничего приятного в том, что бы заходить в трактир, откуда при твоем виде через окна выпрыгивают люди только потому, что вчера тебе пришлось превратить в порядке самообороны в кровавое месиво внутренностями наружу пятерых сопляков из ордена Могильной Собаки в этой самой забегаловке - твоей любимой, между прочим. Так что можете не беспокоиться за свои лавры монстра-поторошителя. И за лавры куда как уступающего вам, на мой взгляд, в этом ответственном деле сэра Макса. У меня свои есть, мне ваши не к чему. Все это время мертвенно-спокойный до жути взгляд сэра Менерго не сходил в фигуры Мелифаро Сказав так, сэр Джиффа спокойно взял со стола кружку, и показавшееся ему особенно аппетитным печенье. Кстати - обратился Менерго к снисходительно взирающему на людей буривуху - Сэр Куруш, а что с нашим спящим пациентом, которого вчера сэр Макс оставил на ваше попечение? Его отнесли в камеру или что? Вроде, он в этом самом кресле лежал. Сказав так, Джиффа с радостью слопал печенье Полтора века вдали от столичной кухни! и пригубил камру. Надо ли говорить, что он почувствовал себя совершенно райски?

Джуффин Халли: – Это что? Ты наконец-то понял, что не можешь целый день обходиться без игрушек? – с любопытством осведомился сэр Джуффин и с нескрываемым интересом покосился на "трофеи" Мелифаро, которые тот небрежно шваркнул на стол перед ним. – "Повседневная рутина" подождет – мне, знаешь ли, не терпится услышать твою увлекательную сказку. Надеюсь, она не слишком похожа на тот ужасный сон, которым ты увлеченно любовался, в то время как должен был не менее увлеченно передвигаться в сторону Управления? Сэр Халли оценивающе посмотрел на сохранявшую оптимизм, но все-таки заметно помятую физиономию Мелифаро, потом скорбно вздохнул и потянулся к столу. Пошарил рукой в ящике... пошарил еще... и еще... Виновато развел руками и выдержал драматическую паузу в несколько секунд, по истечении которых коварно ухмыльнулся и таки протянул своему заместителю невидимую бутылку с лучшим тонизирующим средством всех времен и народов. – Держи уж свои три глотка! Но с тебя душещипательная история из жизни – кого ты там обещал осчастливить своим о них рассказом – ковров и буривухов? На половине Тайного Сыска все это было в порядке вещей: приют безумных - он приют безумных и есть, как ни назови. Но вот ответ сэра Менерго на беззастенчивую болтовню Мелифаро казался здесь неуместным, хотя бы в силу чрезмерной бравады и невесть откуда взявшегося высокомерия, которые Джиффа безуспешно пытался скрыть за спокойным тоном. Любой в Доме у Моста знает, что так реагировать на шутки Мелифаро себе дороже – проходу не даст! Сразу видно: первый день человек на службе! Тут экс-магистр Ордена Водяной Вороны обратился к Курушу, и брови сэра Джуффина взметнулись вверх. Странный был вопрос. Любопытство не порок, но когда официально еще не состоишь в организации, а на службу приходишь отнюдь не первым, можно бы предположить, что со вчерашними проблемами разобрались без твоего участия. И, дырку в небе над этим парнем, – почему он задал этот вопрос не своему непосредственному начальнику, а мирно дремавшей птице?! Буривухи, конечно, существа достойные, а Куруш и вовсе умница, но для того, чтобы так подчеркнуто игнорировать шефа Тайного Сыска, должны быть веские основания. Это слишком похоже на завуалированный вызов, чтобы быть случайностью. Кто знает, не скрывается ли за вежливой формулировкой насмешка? Пронзительный взгляд сэра Халли скользнул по лицу Джиффы. Возможно, он недооценил этого "мокрого вороненка"? А тут еще появление Лойсо – какое примечательное совпадение! Сэр Джуффин пожал плечами, ласково погладив перья еще не вполне проснувшегося Куруша, и предупредил ответ мудрой птицы: – Думаю, сэр Макс позаботился о нашем "пациенте", так что не стоит беспокоиться. Тем более, что у нас сейчас есть более важные проблемы на повестке дня. Господин Почтеннейший Начальник повернулся к своему дневному заместителю. – Извини, Мелифаро, твой бурный рассказ все-таки придется немного отложить. Сначала не помешает разобраться с нашей главной головной болью, а ею пока является несравненный Лойсо Пондохва, – не без иронии заметил сэр Джуффин. – Если он и дальше продолжит бедокурить (а что-то подсказывает мне, что и он тоже немного поиграл с запретной магией нынче ночью), то я еще нескоро смогу нормально выспаться. Меня такой расклад, как вы оба понимаете, совершенно не устраивает, поэтому... – Джиффа удостоился ехидной улыбочки господина Почтеннейшего Начальника, - снимай свой шикарный наряд, сэр Менерго! В нем ты, конечно, редкостный красавчик, но в деле, которым ты займешься, это совершенно ни к чему, – оптимистично заявил сэр Халли и устроил своим сотрудникам очередную театральную паузу. И пусть идея родилась экспромтом – Тайный Сыск славился своими безумными импровизациями, а эта вдобавок была отличной возможностью проверить лояльность новоиспеченного сыщика.

Мелифаро: Сначала Мелифаро изобразил умирающего, из последних сил протягивая обе руки к невидимой бутылке, которую с ехидной ухмылкой демонстрировал ему сэр Джуффин. Подумывал даже с подоконника упасть, чтобы все присутствующие оценили трагичность момента. Но пафосная отповедь и убийственный взгляд новоиспечённого служащего Тайного Сыска пришлись как нельзя кстати. Не веря своему счастью, Мелифаро прищурился и, рассыпавшись в благодарностях и заверениях в вечной служебной преданности перед начальником, медленно и с удовольствием сделал три глотка живительного бальзама. После чего стремительно обернулся к Джиффе и начал вещать, воздев руки куда-то по направлению между головой оного и трещиной в стене. Трещина являла собой образец высокохудожественной хаотичности и была создана сэром Шурфом в очередном приступе расстройства о непостижимости переменчивых законов бытия. - О Великий и Ужасный сэр Менерго! Да простишь ты неразумного меня, кой усомнился в твоём величии и способности ужасать! По скудоумию своему верил я, что сопляков следует наказывать ремнём и бранным словом, а не фигурным развешиванием кишок по ближайшему забору, но ты открыл мне глаза! – на этом месте своей пламенной тирады сыщик для убедительности потряс невидимой бутылкой с бальзамом Кахара. Если бы такое кощунство видел Макс, его наверняка хватил бы удар. - Отныне и во веки веков буду со всевозможным почтением звать тебя Мастером Вороном, - он запнулся, сделав вид, что мучительно размышляет, - Нет! Это звание не достойно тебя! Ты будешь наречён Сырым Враном, Устрашающим Лавроотвергателем и Закрывателем трактирных окон всея Угуланда! – Возвестив миру это откровение, Мелифаро схватился за полы своего лоохи, чуточку приподнял их и сделал книксен. Сначала в одну сторону, потом в другую. На этом представление для почтеннейшей публики в лице Почтеннейшего Начальника было официально объявлено оконченным, бутылочка с бальзамом Кахара, от греха подальше, перекочевала на место в ящик стола Джуффина, и Мелифаро плюхнулся обратно на подоконник. Впрочем, легендарное шило тут же напомнило о себе, заставив сыщика заинтересованно податься вперёд. Пожалуй, настоящее веселье только-только начинается. Ожидания себя оправдали. - Сэр Джуффин, - выслушав реплику начальника в адрес теперь уже титулованного Джиффы и оценив всю театральность повешенной в воздухе паузы, расползаясь в ухмылке от уха до уха, Мелифаро спросил тихим проникновенным голосом, - Вы ставки мелочью или полновесными коронами принимаете?

Джиффа Менерго: В кабинете сэра Джуффина раздался странный звук - это глубоко и гортанно, но отнюдь не весело, а скорее обреченно рассмеялся сэр Джиффа. Ну что, уели тебя? А вот так тебе и надо. Отращивать чувство юмора раньше надо было, сейчас, видимо, уже поздно... Однако же, сам виноват, сэр Джиффа. Не выдержал, нахамил,еще и дураком себя выставил. А все почему? А потому, что не любишь, когда тебе даже совершенно ненарочно указывают на кровавые пятна твоих младенческих слюнявчиков. Любимя мозоль, ага. Терпимее надо быть, придурок. А ну взять себя в руки и просить прощения - шагом марш! Глубоко вздохнув, Джиффа произнес. Сэр Мелифаро, и вы, сэр Джуффин, простите меня, пожалуйста, за мой срыв. Просто... я, наверное, еще не такой старый и мудрый, что бы смеяться, когда - пусть из самых лучших побуждений - напоминают о том, что так хочется забыть навсегда. Не самое приятное ощущение. Прошу простить меня еще раз. Голос не дрогнул. Говорил Джиффа спокойно, обстоятельно и серьезно. Действительно, своей шуткой на счет чудовищ Мелифаро разбередил старые воспоминания. Когда все это творилось, Менерго словно пребывал в дурмане. Он был чудовищем, на полном серьезе, и получал это этого небывало удовольствие. Но вот когда пришло похмелье, стало страшно. Так страшно было ему только перед тем, как родители отдали его у ворот ордена младшему магистру, что увел Джиффу внутрь, к новой - жизни ли? Или это было что-то еще? Словом, было от чего взвыть, но не следовало действительно начинать это делать. Простите, сэр Джуффин... Я все таки просил бы вас, что бы... инцидент с пропавшим Мариком был перепроверен. Все таки, я склонен подозревать худшее, да проститься мне мой пессимизм. Джиффа замер в кресле. Ему было хреново. В очередной раз окунувшись с головой в "славное прошлое", он испытывал далеко не лучшие чувства. Нет, были, конечно, там и хорошие моменты, но они подчас просто тонули в море крови, пролитом Джиффой в смутное время. Тогда это его не смущало... Но вот теперь... Вот, например, за что он убил того мальчишку? А просто так. Взял - и убил. Ни за что. Или вот эту пожилую леди? Кажется, она просто косо глянула на него? Словом, конечно, лихой хмель разрушения прошлых лет был очень приятен, но вот теперь - оказавшись выжившим и в одиночестве - столкнутся с похмельем, что затянулось на полтораста лет - был не очень то приятно.

Джуффин Халли: На бурное излияние восторга по отношению к "Мастеру Ворону" со стороны Мелифаро сэр Джуффин никак не прореагировал, ибо ничего непривычного в этом поучительном зрелище не было: от Девятого Тома энциклопедии Манги Мелифаро любому еще и не такое могло перепасть. Поэтому на предложение устроить тотализатор господин Почтеннейший Начальник только ухмыльнулся, по достоинству оценив тираду своего Дневного Лица, и более для виду укоризненно покачал головой – мол, мы тут о серьезных вещах разговариваем, а не на ушах походить собрались. Вмешиваться в гипотетический конфликт сэр Халли, впрочем, не спешил: если кто-то из этих двоих, образно выражаясь, наступил другому на полу лоохи, лучше им разобраться с этой маленькой неувязочкой самостоятельно и без посторонней помощи. И, удивительное дело, сэр Менерго тут же сделал первый шаг к примирению после так и не состоявшейся ссоры. Джуффин словно бы невзначай скользнул взглядом по лицу Мелифаро – вот, наверное, расстройство для парня, такая потеха сорвалась! Перепады настроения новоиспеченного Тайного Сыщика поражали, но сэр Халли не торопился их комментировать, предпочитая продолжить наблюдение, поэтому он только понимающе покивал бывшему магистру ордена Водяной Вороны. – Ничего страшного, сэр Джиффа, с каждым может случиться с непривычки, – примиряюще заметил сэр Джуффин, все-таки имея в виду в большей степени первое столкновение с Мелифаро, чем что-либо другое. Но вбил же парень себе в голову, что тот несчастный пропал! Господин Почтеннейший Начальник страдальчески поднял глаза к потолку. – Хорошо. Что-то подсказывает мне, что сэр Макс должен был дождаться смены, а значит, он еще бродит где-то в стенах Дома у Моста. Как только он заявится, опросим его по всей строгости, – оптимистично пообещал сэр Джуффин. – Но снять свои роскошные одеяния тебе, сэр Джиффа, все-таки придется. Не навсегда, конечно, а только на время выполнения задания: слишком уж этот шикарный наряд мешает конспирации! Ты готов послужить на благо Мира, сэр Менерго? – все еще весело осведомился господин Почтеннейший Начальник, но взгляд его уже стал тяжелым и пронзительным – от такого ничего не укроется. – Тогда слушай внимательно. Тебе предстоит найти своего бывшего патрона. И снова войти к нему в доверие, – сэр Джуффин сделал паузу, чтобы насладиться произведенным впечатлением и дать Джиффе немного времени опомниться. – В городе ты всего несколько часов, и о твоем поступлении в Тайный Сыск Лойсо не знает. Наплетешь ему что-нибудь сообразно собственным способностям. Сомневаюсь, что наш друг сентиментален, но ты, наверное, единственный из его бывших соратников, кому удалось уцелеть. По меньшей мере ему должно стать любопытно. А ты, как-никак, знаешь Лойсо лучше, чем кто-либо другой, да к тому же, как я уже говорил, ты везучий, так что шанс справиться у тебя есть... Ну как, возьмешься за такое дело? Собственно, выбора-то у сэра Менерго как раз и не было – только ускользающая иллюзия оного. Но не говорить же ему об этом прямо.

Мелифаро: Мелифаро секунду пристально смотрел на Джиффу. Потом махнул рукой. - Какие проблемы, сэр Менерго. Если ты всерьёз вознамерился задержаться в нашем скромном приюте безумных, уверяю тебя, что всем твоим скелетам в шкафу придётся изрядно потесниться. Новые экземпляры могут оказаться ничуть не меньше по размеру. А то и больше. Разве что повеселее предыдущих. И заталкивать их будет труднее. А ещё будь морально готов к тому, что периодически кто-то из нашей бравой компании будет наведываться к тебе под покровом ночи с парой собственных образчиков подмышкой и оставлять оные на сохранение, дескать, у самих не помещается, надо утрамбовывать, потом заберём. Мелифаро заговорщически подмигнул Джиффе. Оставалось только надеяться, что эту тираду о бренных останках сэр Менерго воспримет с должным пониманием: не посчитает пустой болтовнёй, но и панику сразу наводить тоже не кинется. В каждой шутке есть доля шутки, остальное – правда. Просто ни излишнее легкомыслие, ни чрезмерное драматизирование разрешению той или иной проблемы не способствует. Мелифаро поёрзал на подоконнике. Становилось всё интереснее. Какой-то пропавший Марик, и связанные с ним худшие опасения. А Джуффин всё гнёт своё про спасение мира при условии снятия Джиффой помпезного наряда, чтобы… Дослушав это самое «чтобы что», сказанное нарочито беззаботным тоном, Мелифаро в недоверчивом изумлении выгнул бровь. Почувствовал, как перекосило лицо, с трудом вернул бровь в исходное положение, но от того, чтобы присвистнуть, всё-таки не удержался. После некоторой паузы, заботливо подвешенной Джуффином в воздухе, - чтобы осознали и прониклись - сыщик тихо пробормотал себе под нос, не обращаясь ни к кому конкретно: - Если это дело со всеми предполагаемыми ходами и последствия действительно выгорит… - Фразу он не закончил. Попросту не знал, как её закончить. Бывшего адепта мятежного Ордена посылать следить за главой этого самого Ордена? Что из себя теперь представляет глава Ордена? Сомнительно, чтобы легендарный Лойсо Пондохва растерял в изгнании свою силу. Ведь он как-то умудрился вернуться оттуда, откуда обычно не возвращаются. Обычно... - Мелифаро задумчиво покусал нижнюю губу. - Великий Магистр Ордена Водяной Вороны был во всех смыслах человеком необычным. И определение Великий для него имело смысл не только как обозначение верховной должности в Ордене. Не только и не столько. Джуффин между тем закончил свой краткий монолог, поясняющий, почему столь рискованное задание будет поручено именно Джиффе и никому другому, и завершил выступление поистине демократическим вопросом в духе «А не будете ли Вы, пожалуйста, так любезны…». Мелифаро покосился на предполагаемую жертву демократии и представил как в случае отказа сэр Халли в лучших традициях максовых мультиков хватает Джиффу за шиворот, открывает какой-нибудь портал, из которого вырываются языки пламени, и волшебный пенделем отправляет новоявленного подчинённого выполнять задание. Там ещё было что-то про барабан на шее и пёрышко для баланса в заднице, но что именно, Мелифаро навскидку вспомнить не смог, поэтому задумчиво почесал треугольный шрам над бровью и обратился к начальнику на безмолвной речи. Смотрел он при этом на Джиффу. Что-то выкинет этот непонятный парень, услышав столь занимательную новость?.. - Сэр Джуффин, похоже, Ваш бальзам Кахара был злостно разбодяжен нашим штатным чудовищем. Потому что я чувствую, что так и не проснулся до конца. По крайней мере, у меня есть сомнение. Одно, но очень разбухшее за последнюю дюжину минут. Этот Джиффа… Вы не опасаетесь того, что он может рискнуть просто угробить своего бывшего патрона? Из ненависти, из страха. Или ещё из каких-то личных побуждений. Очень уж дёрганый. Вчера он был насторожен, сегодня – вот буквально только что – высокомерен и даже чванлив, а потом вдруг раз – и он уже вроде бы искренне раскаивается и просит прощения. Безумием от него не пахнет, но он же, в конце концов, из Водяной Вороны, а там все такие были. Буйные и со странностями. – Не сводя глаз с Джиффы, Мелифаро коротко повёл плечами, словно разминая затёкшие мышцы. Мол, извини, начальник, но этот тип мне не нравится. Врать не врёт, но тёплых чувств всё равно не вызывает.

Джиффа Менерго: В ответ на тираду Мелифаро Джиффа только бледно улыбнулся, потому что... Потому что он услышал, что именно сказал сэр Джуффин Только глубокий вздох вырвался из груди сэра Джиффы. Он печально вздохнул, пожал плечами и поднялся. Как скажете, сэр Халли. - Было, чего испугаться, и было, от чего отчаяться, но Менерго как-то стало все равно. Пофиг, как сказал бы сэр Макс. Лойсо дак Лойсо, искать дак искать. Никуда не денешься, знал, на что идешь. Поздно пить бальзам Кахара, так сказать. Итак, сэр Менерго, готовитесь узреть полный конец обеда и поздороваться с Темными Магистрами. Джиффа встал. Поправил тюрбан, и обратился к сэру Джуффину: Есть ли у вас какие-нибудь рекомендации, сэр Халли? Я сам планировал начать вот с этого... Джиффа с глубоким вздохом повел руками вдоль своего тела, меняя сначала тюрбан, а затем - лоохи, сакбу и сапоги. Последними изменились перчатки. Всего то двадцатая ступень черной магии - сделать из хорошей вещи негодную. За несколько секунд сэр Джиффа, по сути, вернулся к исходному своему облику - обшарпанному и непритязательному. Думаю, так лучше. Эх, прощай, костюмчик. Я тебя восстановлю, но это уже восьмидесятая... придется у сэра Халли разрешения испрашивать. Я, пожалуй пойду. Не поминайте лихом... - на этом месте Джиффа обернулся в Мелифаро, и, подмигнув, весело завершил: Если что, передам от вас привет Темным Магистрам, а то извелись уже, бедные, почему Тайный Сыск про них забыл - хихикнув, и насвистывая под нос бесшабашную песенку, сэр Менерго оправился куда-нибудь по далее, что бы детально обдумать план. Сэр Халли... пожалуйста, если что-то касающееся этого вопроса, или же сэра Марика случится, сообщайте мне немедля. – обратился совершенно серьезно Джиффа уже из коридора по безмолвной речи в господину почтеннейшему начальнику. А что поделать? Психовать уже поздно, его подписали под это дело. Оставалось только радоваться жизни, что скоро может оборваться, и все таки попытаться выжить.

Джуффин Халли: Лицо сэра Джуффина не дрогнуло, когда у него в голове неожиданно зазвучала безмолвная речь сэра Мелифаро - не самый приличный, но иногда более чем полезный способ обсудить одного из присутствующих, не ставя его об этом в известность. - Джиффа - и угробить Лойсо? Нет, Мелифаро, не думаю. Он, конечно, субъект нервный и нестабильный, но на безумца, как ты и сам только что заметил, не похож. Уж кому и знать о могуществе Лойсо, как не членам его Ордена? Младший Магистр, да еще и бывший, должен быть не только беспросветным идиотом, но и редкостным счастливцем, чтобы вступить в схватку с Лойсо Пондохвой и продержаться дольше пятнадцати секунд. Джиффа действительно не самый обычный парень, как и все в Ордене Водяной Вороны, и именно это дает ему шанс. Но я все-таки не совсем понимаю причину твоих опасений: боишься лишиться свеженькой жертвы своих ужасающих шуточек? - ехидно добавил сэр Халли напоследок. Сам же объект безмолвного обсуждения за это время, по-видимому, успел лишиться дара речи, снова его обрести, выпасть в осадок и прийти в себя - насколько это было возможно при текущем положении дел. Более того, сэр Менерго ухитрился еще и "принарядиться" соответственно случаю, разразиться короткой тирадой и выскочить из кабинета - от безотчетного ужаса, наверное, не иначе! - На месте стой, раз-два! - весело скомандовал сэр Джуффин вслед удаляющемуся Джиффе, который еще явно не мог уйти достаточно далеко, чтобы этого не услышать. - Сэр Менерго, вернитесь, я все прощу! И даже подарочек напоследок обеспечу, - невозмутимо ухмыльнулся господин Почтеннейший Начальник, прекрасно осознавая, какие чувства могло вызвать это легкомысленное заявление у самого Джиффы. - Или вы желаете отправиться на поиски своего бывшего патрона в гордом одиночестве и рассчитывая только на свои силы? Решение героическое, но не самое разумное, тем более когда есть возможность воспользоваться самым надежным защитным амулетом в этом Мире - обществом сэра Шурфа Лонли-Локли! Он, кстати, будет здесь с минуты на минуту, если еще не появился. Да и кроме того, мы с вами еще не закончили. Сэр Джуффин покосился на Мелифаро, подозрительно долго пребывавшего в одной точке пространства. Страсть как хотелось выслушать, наконец, его душещипательную (и вне всякого сомнения, занимательную) историю, но сначала следовало бы все-таки разобраться с делом более важным.

Мелифаро: - Ну что Вы, сэр Джуффин! По крайней мере одна жертва моих шуточек всё ещё где-то поблизости бродит. Или дрыхнет. Или жуёт. Одним словом, смертельно заскучать мне всё равно не удастся даже при большом желании. Разве что на Арварох сбежать, но и там ведь найдёт. Кстати, ещё неизвестно, что ужаснее – мои шуточки или моя, так называемая, жертва, дырку над ним в небе. – Мелифаро еле удержался, чтобы не расплыться в широченной ухмылке. Джиффа, на котором в данный момент лица не было, мог бы принять её на свой счёт и, чего доброго, оскорбиться. Они там все в младенчестве уроненные, в этой Водяной Вороне. Поэтому шуточки пришлось отложить до лучших времён и вернуться к обсуждаемой проблеме. – Если честно, опасаюсь я того же, чего и все, а именно, чрезмерного могущества Лойсо, сдерживаемого… чем? Джиффа, как бывший член ордена, несомненно, посвящён во многие его тайны, но чтобы Лойсо Пондохва кому-то раскрыл ВСЕ свои карты… - Мелифаро покачал головой. Сэр Менерго как раз успел поколдовать над своим внешним видом и со скорбным выражением лица прошествовал вон из кабинета. – В общем, я сомневаюсь, что Джиффа сможет подойти к Лойсо незамеченным. Именно потому, что когда-то был его учеником, и просто потому что Лойсо не дурак. Но это Вы и без меня знаете, следовательно, учли. – Последнюю фразу Мелифаро произнёс вслух, а про себя подумал: «Он жираф, ему виднее». Кто такой жираф, кроме Макса, периодически смущающего умы коллег непонятными, но крайне занимательными фразочками, доподлинно не знал никто. Однако, существо, судя по всему, было либо очень умное, либо просто всегда оказывалось в нужное время в нужном месте. Мысленно отложив эту головоломку на ту же полочку, что и шутки - до лучших времён - Мелифаро поёрзал на подоконнике, сунул нос в кувшин с камрой и вылил холодные остатки себе в кружку. Судя по тому, что шеф посулил Джиффе в сопровождающие самого Лонли-Локли, денёк, похоже, выдастся жаркий. Может, и случая пожрать в ближайшие сутки не выпадет. Мало ли, конец света… Так бывает, когда всесокрушающая сила встречается с несокрушимым препятствием.

Джиффа Менерго: В голове Джиффы лихорадочно вертелись мысли. Он думал, что же делать, и как выйти на Лойсо. В конце-концов, он уже было решил, что проделает о же фокус, что и с сэром Халли, Великим и Ужасным, но тут... тут сам Великий и Ужасный его окликнул. Пришлось вернутся. Джиффа дисциплинированно вошел в кабинет, и замер над тем самым креслом, где еще недавно сидел. Сэр Халли... Я, наверное, рискну влезть со своими рац. предложениями, но посылать со мною Безу... - чуть не оговорился сэр Менерго по старой памяти - сэра Лонли-Локли не самый лучший выход, увы. Я крайне польщен вашим предложением, но... Знаете, если я пойду один, действительно один, безо всякой страховки - то шанс, что Лойсо мне поверит, куда выше. Почему? Лойсо всегда бы абсолютным нулем в вопросах предвиденья и предчувствий. Он верит в логику. И если я расскажу ему логичную историю - сразу он меня из любопытства не убьет - он ее проверит. Поверьте мне, даже сэру Шурфу не скрыться, если Лойсо начнет шерстить местность поисковыми заклятьями на предмет личностей, упавших мне на след. В лучшем случае он решит, что это за мной погоня - и тогда, скорее всего, начнется бой. Либо он поймет, что его подставляют - а это весьма вероятно - и тогда он убьет меня, а потом примется за сэра Лонли-Локли. о же очень хорошо, верно? Словом, тот, кто должен обеспечить безопасность, окажется главным фактором риска - и для себя, и для меня, и для ваших планов. Глубоко вздохнув, Джиффа все-таки сел обратно в кресло, и взял со стола кружку с камрой, что бы промочить пересохшее от нервов и разговоров горло. Пил он быстро, глубокими глотками, пока не осушил всю кружку, и глубоко вздохнул. От - внезапно, во только сейчас, от того, что сэр Халли сбил "бесшабашный настрой обреченного" пробудившихся нервов - Джиффе стало как-то нехорошо. Он обрадовался, что вовремя присел. Ох, гори жизнь моя синим пламенем, но попал я по самое не балуйся и куда как крепко. Жизнь моя, золотое и злое кольцо. Смех твой, плач твой - не к добру, не к добру. Наши души - усталые пики бойцов. Наши души - как бубенцы на ветру... - продекламировал внезапно сэр Джиффа стихи своего учителя, колдуна с Чирухты, а по совместительству - поэта. Вырвалось это у него совершенно неожиданно, и он сам несколько удивился тому факту, что произнес это. Авторство строчек - мое

Джуффин Халли: Сэр Джуффин спокойно кивнул в ответ Мелифаро, после чего воззрился на вернувшегося страдальца, выслушал его со всем подобающим моменту вниманием, а под конец удивленно изогнул бровь: – Да ты поэт, сэр Менерго? Над словами Джиффы сэр Халли задумался всерьез – и отнюдь не только потому, что его возражение было вполне резонно: если Лойсо начнет проверять, не сидит ли кто-нибудь на хвосте у единственного выжившего младшего магистра его ордена, сэра Лонли-Локли он, вероятнее всего, обнаружит. Означать это могло только одно: надо сделать так, чтобы великий и ужасный Лойсо Пондохва не вспомнил об этой мере предосторожности. И такой способ можно было отыскать. Однако сэр Халли думал не об этом. На опасное задание экс-Вороненок подозрительно быстро согласился, а от помощников еще быстрее отказался. И решение аргументировал логично и спокойно – что есть, того не отнять. Вот только мотивы здесь могут быть скрыты самые разные. В глазах Джуффина полыхнуло пламя, более соответствовавшее образу Кеттарийского Охотника, нежели господина Почтеннейшего Начальника, но хищный оскал так и не был продемонстрирован малочисленной общественности. Играть так играть! Сэр Халли помолчал еще пару секунд, изображая задумчивость, а потом решительно кивнул. – Хорошо. Пусть будет так. Рисковый ты парень, сэр Менерго! На вот, глотни бальзама, – сэр Джуффин протянул отважному волонтеру невидимую бутылку. – Настроение эта штука, кстати, тоже поднимает, так что не отказывайся, тебе сейчас полезно. Господин почтеннейший начальник скользнул взглядом по лицу своего дневного заместителя, пытаясь определить, что он думает о происходящем, не прибегая к помощи безмолвной речи. – А теперь о деле. Слишком часто выходить на связь рядом с Лойсо опасно, поэтому основные моменты придется обсудить заранее, а дальше – импровизировать. Прежде чем я отпущу тебя одного к этому ужасному человеку, сэр Джиффа, я должен лично убедиться в состоятельности твоей легенды. Поэтому излагай.

Мелифаро: Доводы бывший член ордена Водяной Вороны привёл вполне логичные. Человек вроде Лойсо Пондохвы не только не станет доверять кому бы то ни было, но сперва просто обязан выяснить кому доверяет тот, с кем ему предстоит иметь дело. Проще говоря, попытается всеми способами узнать, не привёл ли кого с собой незваный гость, а если привёл, то насколько может этот кто-то поспособствовать или помешать планам Лойсо. - Сэр Менерго, а не хочешь ли на досуге податься в «Трёхрогую Луну»? Наши местные поэты страсть как любят наблюдать пополнение в своём стане! – Ухмыльнулся Мелифаро, выслушав зачитанные стихи. Потом заговорил сэр Джуффин. Мелифаро ожидал, что шеф прочтёт новоиспечённому сотруднику краткую лекцию на тему «Как быстро и без лишних усилий скрутить могущественного магистра» или что-нибудь в этом духе. После чего сунет Джиффе в руки какой-нибудь неимоверно пыльный, но невообразимо могущественный древний артефакт, который секундой раньше извлечёт из верхнего ящика своего стола. Вопреки ожиданиям, сэр Халли одарил Джиффу своим фирменным хищным взглядом, извлёк из стола бутылочку бальзама Кахара и предоставил собеседнику самому выбираться из той ямы, которую тот себе старательно вырыл минуту назад. Ну, или самому же в ней схорониться. Это уж во что горазд сэр Менерго. Одним словом, Мелифаро решил, что удивляться поводов нет. Ничего необычного пока не происходит. А вот выслушать план обведения вокруг пальца самого Лойсо Пондохвы было интересно. Правда, сидеть на одном месте стало уже просто невмоготу. Поэтому сыщик спрыгнул с подоконника, с хрустом потянулся и изрёк: - Лично мне ещё любопытно, как ты собираешься искать своего бывшего патрона. Не для протокола, просто мало ли шаманить по каким-то вашим страшным обычаям возьмёшься, а я одет неподобающе и подпевать не умею… Сыщик подскочил к Джиффе и ободряюще хлопнул его по плечу. Был бы на месте сэра Менерго Макс, о возможной гибели мира все присутствующие позубоскалили бы вдоволь. После чего бодро разбежались бы спасать каждый свою часть. Но Джиффа к местным порядкам привыкнуть ещё не успел, и потому выглядел убийственно серьёзным.

Джиффа Менерго: Джиффа фыркнул Это не мои стихи. Мой учитель, великий шаман и поэт с Черухты. Сэр Халли, я верю вам. Если вы сделаете так, что Лойсо ничего не заметит, то я буду рад принять помощь. Ну а до прочего... Все просто. Джиффа потянулся, и с благодарной улыбкой посмотрел на Мелифаро. Этот парень бодрил - куда там бальзаму! Но и бальзам пришелся кстати. Менерго взял невидимый бутылек из рук сэра Халли, и сделал пару аккуратных глотков, после чего, произнеся: Благодарствую.... Вернул бутыль хозяину. Однако, тут его пробило. Темные Магистры, какой я идиот! Я же не рассказал вам о своей встрече с Лойсо. Разумеется, наверняка вам уже поведали или сэр Нумминорих, или сэр Шурф или сэр Макс... Но все равно, вы не против, если я сам перескажу ее еще раз? - Джиффа собрался с духом и кратко, но подробно выложил все факты, связанные с кратковременным свиданием с Лойсо. Вот так... а теперь, я думаю, в делам насущным. Ну что, давай, разбирайся в ситуации, Джиффа, индючья твоя голова! Итак, как я буду его искать? А просто. Зачем по вашему нужна безмолвная речь? Просто огражу себя всеми способами, какими смогу, что бы он не смог мне ничего сделать, скроюсь от внешнего внимания и пошлю зов. Так же, как я свое время поступил, выходя на связь с вами, сэр Халли. - Джиффа улыбнулся. Все таки, не худший план. Почему то, что хорошо прошло с Джуффином Халли, плохо для того, что бы достичь таких же результатов с Лойсо Пондховой? Чем, собственно, не вариант то? Далее. Общаюсь, стараюсь пробудить в нем любопытство... Ну, словом, вы уже поняли, по какой схеме я иду, верно? Разумеется, самое главное - что ему рассказать о себе, если он снизойдет до беседы. Все просто... Тут главное - врать по минимуму. Ну совсем по минимуму! Я расскажу ему чистую правду...Изменю только цель визита в Ехо... Ну... давайте подумаем вместе и пойдем логическим путем. - Джиффа пожал плечами и посмотрел на Джуффина и Мелифаро. -Итак, во-первых отпадает то, что я прибыл сюда "просто так" Во вторых, не с целью нажиться. В третьих, не с целью мести - Лойсо меня знает, я не из тех ребят, что полезли бы мстить очертя голову, да и продуманно бы не стали. Остается только один здравый выход - я пришел за силой... И тут начинаются варианты. Вариант первый - я хочу украсть либо у еще живущих тут мирных экс-магистров некую "вещь", либо у Тайного Сыска, либо - у Семилистника. Надеюсь, вы согласитесь, что это не подойдет. Тогда вариант второй - сила Сердца Мира. Но что она мне такого даст, что бы я рискнул прийти сюда? Зачем мне она нужна? - Джиффа лукаво посмотрел на двоих джентльменов, которым, судя по всему, был интересен его рассказ. Не забывайте, я учился традиционным магиям Хонхоны, Черухты и Уандука. О чем это говорит? Вы же знаете, что такое "Простые Волшебные Вещи"? Вещи, которые слабы в дали от Сердца Мира, но обретают огромную силу в нем, так? А что, если некоторые Простые Заклятья того же места происхождения так же обретают силу в Сердце Мира? Силу огромную, невообразимую шаманам, что их создали? Ну чем не повод для риска? Правда, артефакты, удалившись от Угуланда вновь теряют силу... Но ведь ритуалы меняют суть! А что, если они... Навсегда изменят меня, если я вложу в них силу Сердца? Это же какую силищу можно захапать, а? Захапать - и свалить. В худшем случае, вдали от Сердца они станут вновь слабы. Но если они, созданные с помощью Силы Сердца не изменятся... Ох... словом, тогда лично я собираюсь поехать к Изнанке Сердца Мира, что бы получить силу как каждый, кто там побывает. Стяжать силу - вот моя цель! Зачем мне власть, деньги, влияние? Ну зачем? Сила в чистом виде -моя цель! А зачем я убегал? Мне пора было делать первый ритуал - на проверку, легонький, быстрый, но если он окажется сильный, то и прочее - то же... Джиффа все более вживался в роль и входил в раж. Постепенно он приподнимался в кресле, пока уже в запале не привстал, опершись на стол руками, и, вот только закончив и сказав все, что хотел, что, словно без сил рухнул обратно в кресло. Он ведь и сам поверил в свои слова, словно бы не Джуффину адресовал их, а уже - самому Лойсо. Да, и мне надо будет показать последствия этого ритуала. Поэтому, сэр Халли, прошу у вас разрешения его провести по всем правилам. Кстати, всегда было интересно, прав я в этой гипотезе на счет силы или нет. Разумеется, ритуал будет пустяковый. Зато подтверждение. А что до того, зачем же мне тогда Лойсо... А что бы выжить. И обрести еще большее могущество... Он ведь вырвался из лап смерти... А мне то же не помешает такой секрет. Ну а ему, наверное, не помешает старый пособник и преданный аколит, верно? Джиффа рассмеялся хриплым гортанным смехом.

Джуффин Халли: Теоретические выкладки своего нового сотрудника сэр Джуффин выслушал с восхищенным вниманием, и с неменьшим же вниманием подождал, не пожелает ли Джиффа продолжить упражнения в ораторском искусстве. Сэр Джиффа этого, однако, делать не собирался, и потому слово взял господин Почтеннейший Начальник. – Так вот какова истинная цель твоего визита в Ехо, сэр Менерго! А я-то всё гадал! – Джуффин ухмыльнулся самым подлым образом. – Возможно, нам с сэром Мелифаро имеет смысл отправить тебя в Холоми прямиком из этого кабинета, во избежание претворения в жизнь планов по обретению безграничного могущества и захвата Мира? Сэр Халли умолк на несколько секунд, давая присутствующим время задуматься над тем, насколько мала (или велика) была доля шутки в его словах и с наслаждением потянулся до хруста в суставах. – Полный провал, парень! – злорадно констатировал он и заботливо придвинул к Джиффе полную чашку камры – для успокоения нервов. – Да ты не волнуйся, сэр Менерго, пей спокойно, и закусывать не забывай. Это у нас традиция – как следует откармливать сотрудников перед опасным делом, – ехидно добавил сэр Джуффин, не найдя в себе сил удержаться от этого замечания. – Нет, твои рассуждения не так плохи сами по себе, – это сомнительное утверждение в устах сэра Халли должно было считаться высшей похвалой, – Но на месте Лойсо я испепелил бы тебя сразу и не задумываясь. Прийти к Великому, пусть и бывшему, Магистру своего ордена и заявить, что вознамерился обрести силу, и не просто силу, а Силу с большой буквы – мероприятие, сопряженное со смертельным риском. Ну какой здравомыслящий мятежный магистр позволит стать могущественнее другому, особенно если этот другой некогда был всего лишь Младшим Магистром его собственного Ордене? Скорее всего, услышав об этом, Лойсо попытается сначала вытянуть из тебя всю информацию о новом способе обретения могущества, а потом одним махом избавит себя от возможного конкурента. Это несложно: раз и нету, – Сэр Джуффин тут же проиллюстрировал свои слова, с невозмутимым видом отправив в рот маленький хрустящий пирожок, а затем продолжил деловым тоном: – Видишь ли, сэр Менерго, в любом деле важно правильное начало. А душеспасительную беседу с Лойсо следует начинать не с того, зачем он понадобился тебе, а с того, чем можешь быть полезен ему ты сам. Вот и думай, сэр Джиффа, чем ты можешь своего патрона заинтересовать, чтобы не поплатиться за это головой. Ритуал свой, конечно, можешь провести, но рассказывать Лойсо сказки о скором обретении могущества я бы не советовал – себе дороже. Лучше придумай цель попроще: скажем, в изгнании надоело, или слух дошел, что кто-то из бывших товарищей выжил, или просто, на других глядя, в столице захотелось поселиться, развлекаясь мелким мошенничеством... Это, между прочим, тоже своего рода искусство! В общем, сочини что-нибудь незамысловатое. В простое объяснение и поверить легче. А потом... Вернулся в Ехо, увидел живого и здравствующего Великого Магистра, поздороваться не подошел, потому что Тайный Сыск на хвосте сидел (что, кстати, чистейшая правда!), как только смог – вышел на связь. От правосудия вынужден скрываться, а возвращению Лойсо так рад, что готов хоть сию секунду Орден возрождать. Преданный помощник даже Великом мятежному магистру не помешает – это ты, сэр Менерго, верно заметил! Главное, убеди своего патрона, что жаждешь возвращения старых порядков и готов служить ему верой и правдой. – Взгляд сэра Джуффина на несколько мгновений стал тяжелым и неподвижным. – Так в чем, собственно, суть твоего ритуала? – вдруг безо всякого перехода небрежно поинтересовался господин Почтеннейший Начальник, натягивая на лицо приветливую улыбку, как будто они все это время обсуждали открытие нового трактира, а не планировали заговор против великого и ужасного Лойсо Пондохвы.

Мелифаро: Мелифаро немного постоял над душой Джиффы, потом окончательно от стояния заскучал, вернулся к подоконнику и водрузил себя на прежнее место. Последнюю кружку камры сэр Джуффин заботливо пододвинул новоиспечённому подчинённому, так что Мелифаро пришлось проявить чудеса ловкости, дабы незаметно стащить с тарелки последний хрустящий пирожок. Тот уже, правда, остыл, и больше напоминал нечто прорезиненное, но всё ещё был вполне съедобен. Влезать в диалог Джуффина с Джиффой не представлялось ни возможным, ни нужным. Поэтому, продолжая в пол уха прислушиваться к словесному выстраиванию грандиозного заговора против Лойсо Пондохвы, Мелифаро сделал вещь, практически кощунственную в стенах Дома у Моста - разбудил мирно дремавшего на спинке кресла Куруша. - Просыпайся, милый, - он погладил мягкие перья буривуха. - Пока эти могущественные колдуны упражняются в тактических выкладках, не пороешься ли для меня в своей феноменальной памяти на предмет ковров. Ну, то есть не самих ковров, а кого-нибудь, кого они могли заинтересовать до такой степени, что этот кто-то их украл. Куруш открыл один глаз и недовольно скосил его на Мелифаро, потом всё же соизволил открыть и второй. Внимательно выслушал, чего от него хотят, и чопорно заявил: - А я-то полагал, будто самый странный из людей у нас Макс. Но ты, сэр Мелифаро, его превзошёл. Я храню в своей памяти даты важных политических и исторических событий. Кража ковров не относится ни к тем, ни к другим. У тебя есть ещё вопросы? Мелифаро почесал треугольный шрам над бровью – это уже входило в привычку – и сказал: - Вообще-то, весь вопрос состоял в том, кто теоретически может вломиться в дом служащего Тайного Сыска. Заведения, название которого рядовые граждане вслух произносят с некоторым содроганием. И упереть оттуда ковёр! Не деньги и не драгоценности, не какие-нибудь грешные магические хреновины, а потрёпанный напольный ковёр! Очень уж странное воровство получается. Запахов безумия у себя в гостиной я не учуял. Но и коврик всё равно кто-то увёл. Зачем только… - Ну и что ты хочешь от меня? - Буривух укоризненно посмотрел на Мелифаро, - Я ещё раз повторяю, что никаких сведений о кражах ковров в моей памяти нет. Есть только дата, когда посол Куманского Халифата преподнёс королю Гуригу пару перчаток из баснословно дорогого меха какого-то редкого куманского зверя. Но вряд ли тебя интересуют перчатки. - Конечно, - хмыкнул Мелифаро, - из меховых предметов гардероба меня интересуют только полуметровые шапки. И чтобы к ним обязательно прилагались лосины, в которых старейшины вот-вот спустятся с гор – и тогда будет беда-а-а! Куруш наградил сыщика долгим хмурым взглядом, отвернулся и нахохлился. Обиделся на дурацкие человеческие шутки, не иначе.

Шурф Лонли-Локли: "Утро вечера мудренее" Прибыв на работу точно к сроку и даже без эксцессов (водитель служебного амобилера, доставивший Мастера Пресекающего ненужные жизни к Дому у Моста, по какому-то невероятному событийному выверту оказался среднестатистическим водителем, не оскверненным максовскими скоростями), сэр Шурф, однако, не спешил направляться прямиком в кабинет сэра Джуффина. Для начала он послал зов хозяину кабинета: - Сэр Джуффин, вы уже переговорили с нашим новым сотрудником? Мне стоит к вам подойти сейчас, или пока что следует подождать в своем кабинете?

Джиффа Менерго: Джиффа только улыбался, слушая советы сэра Халли. Он, собственно, и не надеялся, чо сей сшитый белыми нитками план окажется удачен. Лойсо он наверняка преподнес бы что-то другое - если бы ушел сразу и получи шанс немного подумать. А так... Как скажете, сэр Халли. Врун, в отличие от драчуна, из меня всегда был ниже среднего. Я предпочитал говорить правду в глаза и наслаждаться ошеломленными лицами. Как говорится - "чем юлить и притворятся, лучше стырить и молчать." Менерго хрипло рассмеялся. На реплику о то, что пора бы ему в Холоми, он только пожал плечами, и произнес, отвечая так же и на вопрос о сути ритуалов: Ну, сэр Халли, это вам виднее. Только вот загвоздка есть - могущество от этих ритуалов получается весьма... специфичное. Сами ритуалы, по сути, вовсе не требуют очевидной магии - но тогда и проводить их придется где-то неделю каждый. По моим расчетам - если я получу от вас разрешение использовать магию обоих цветов ступени до двадцать пятой, то смогу сократить срок, не теряя в качестве, где-то до часа-двух. Техническую сторону дела лучше видеть лично, объяснить это на пальцах слишком сложно, а что до того, что я могу получить... ну... Знаете, и в правду специфическое могущество. Власть над снами, управление животными и растениями, корректировка погоды, и самое главное - то, чего я лишен в силу направленности Водяной Вороны - предчувствия и предвиденье; кроме того, есть какие-то намеки на уж совсем запредельные вещи. Цитирую своего учителя в этом ремесле - "Ниткой будней сшит ковер миров, видишь черное небо с изнанки." Это, конечно, все поэзия, но посвященная именно тому, как он видит то, что получил. У него, правда, в отличие от меня талант к этому делу... Так что, что бы получить как можно больше мне нужно могущество Сердца Мира... даже не столько для усиления, сколько для того, что бы не камлать неделями. Вот такие вот шутки... У меня сложилось впечатление, что эти ритуалы имеют отношение скорее к Невидимой Магии, о которой, я, правда только слышал - да и то давно, и, боюсь, не правду. Джиффа закончил рассказ, и допил последний глоток камры, после чего пожал плечами и решил, что надо бы прояснить, зачем ему весь это сыр-бор вообще понадобился. Понимаете, сэр Халли... в Очевидной магии я достаточно умел. Конечно, есть много личностей более умелых - например, вы, Лойсо, сэр Кофа... Но тут я могу многое наверстать - надо только начать снова ей заниматься и обучаться. А вот всякие мистические штучки, которые презирали в Водяной Вороне, но явно -судя по моему опыту общения с другими орденами и традиционными колдунами мира - полезные для мага, который никогда не станет Великим Магистром, но и застрять на уровне готовки камры не хочет, мне иначе не получить. И, как вы уже поняли, на достигнутом я останавливаться отнюдь не согласен. Так что мир с их помощью не захватишь, но это и не было моей целью... Как однажды сказал все тот же Лойсо - "меня никогда не интересовала власть. Только сила в чистом виде. Только магия." Вот с этой его позицией я согласен на все сто... С методами, правда - теперь уже - не согласен.

Джуффин Халли: Бывший Мокрый Вороненок еще не успел и рта раскрыть, когда господин Почтеннейший Начальник получил зов от педантичного сэра Лонли-Локли – единственного человека на этой половине Дома у Моста, который имел хоть какое-то представление о хороших манерах. – С Джиффой мы как раз заканчиваем, так что заходи, сэр Шурф. Твое появление будет как нельзя более кстати. Послав мысленный ответ своему сотруднику и краем глаза понаблюдав за попытками Мелифаро войти в контакт с самой мудрой и самой избалованной из птиц, сэр Джуффин продолжил выслушивать речи господина Менерго, и чем дольше он их слушал, тем сильнее хмурился. – Значит, власть над снами, животными, растениями и погодой, а также дар предвидения? Добавь сюда возможность управлять временем и получишь почти абсолютное могущество, – лицо сэра Халли снова приобрело бесстрастное выражение, когда он обратил на Джиффу ледяной взгляд слегка раскосых глаз. Воз и маленькая тележка весьма полезных навыков, и ко всему прочему – Истинная магия. Есть над чем подумать. Пожалуй, запрещать этому парню проводить свои ритуалы нет смысла: все равно не удержится. К тому же, любопытно было бы взглянуть... – Вот что, сэр Джиффа. Наше служебное положение, конечно, дает нам право время от времени применять магию высоких ступеней. Однако без лишней надобности заниматься подобными вещами вне специально предназначенных для этого изолированных помещений не позволяет кодекс Хрембера, а я, видишь ли, по какой-то нелепой случайности как раз должен следить за порядком в нашем прекрасном городе, а не способствовать его нарушению и расшатыванию мирового равновесия. Вывод прост: можешь проводить свои загадочные ритуалы, сколько влезет – но в свободное от службы время и под моим чутким руководством. Надеюсь, этот вариант тебя устраивает? Вот и славно! – обезоруживающе улыбнулся сэр Халли, не давая Джиффе возможности вставить слово протеста. – А сейчас пора бы заняться делом, то есть поисками Лойсо Пондохвы, великого и ужасного. Сэр Джуффин перевел взгляд на своего истомившегося от безделья заместителя. – Мелифаро, – проникновенно начал он, – я понимаю, что ты соскучился по славным обитателям далекого Изамона, но не обязательно изливать свою неземную тоску Курушу – он все равно не сможет поспособствовать появлению здесь пары дюжин эксклюзивных меховых шапок и лосин по моде нового сезона! Между прочим, не понимаю, чего ты тут рассиживаешься: давно мог бы сбегать в Большой Архив, пообщаться с Луукфи и его буривухами. Глядишь, и разузнал бы что!

Мелифаро: - Шеф, а я уж грешным делом подумал, что Вы про меня забыли! - обрадовался Мелифаро, оторвавшись от медитативного созерцания пернатой спины Куруша и заслушав ехидную тираду сэра Джуффина о шапках, лосинах и Большом архиве, до отказа набитом всезнающими буривухами. – Заговоры тут строите, об истинной магии страшными словами «абсолютное могущество» ругаетесь… Ну а мне что прикажете делать? Остатки камры я уже выпил, а посылать за новой – Магистры Вас знают, грозных колдунов со стажем – что вы сделаете с несчастным курьером, который краем левого уха случайно услышит с порога кусок вашей миросокрушительной беседы. Вот и пытался общаться с нашим надутым умником. А поскольку он мне уже даже отвечать перестал, ещё немного – и начну разговаривать с Вашим креслом. Благо оно само ко мне спинкой повернуться не может. И в Большой Архив я не пойду! Считайте это моим величайшим капризом. Тамошние птахи никого у себя в гостях не жалуют, а Луукфи я и так зов послать могу – меньше телодвижений, меньше разрушений вокруг! – бодро подытожил Мелифаро и ненадолго умолк, перейдя на безмолвную речь, обращённую к Мастеру Хранителю Знаний. - Ну, так. – Заявил он после непродолжительной паузы, - Задание государственной важности выдано, этот дивный парень уже опрокидывает стулья по дороге на свидание со своими любимыми буривухами. А Вы, Джуффин, не забывайте: пока я в Вашу меховую кеттарийскую жилетку о несправедливости жизни и процветании воровства не поплачусь – пинками меня отсюда не выгоните! А если ещё и камры не дадите, я у Вас тут поселюсь! Буду спать, задрав ноги на стол, а когда не сплю - жрать орехи Куруша! – угрожающе закончил сыщик, всем своим видом демонстрируя, что сказанное – самая настоящая угроза. Если бы ещё от хохота не давился при этом – точно бы всех убедил.

Шурф Лонли-Локли: - Не престало Тайному Сыщику угрожать кому-либо покушением на чужую собственность, сэр Мелифаро. К тому же ваше высказывание звучит крайне нетактично по отношению к Курушу, - строго сообщил Лонли-Локли, как-то разом возникая в кабинете. - Хорошее утро всем присутствующим, - возвестил он затем, не забыв церемонно кивнуть.

Джиффа Менерго: - Доброе утро, сэр Лонли-Локли. - дисциплинированно поздоровался Джиффа. Все таки, хорошо что они не встретились в смутные времена. Поскольку лично Джиффа не хотел бы вступать в такую неопределенную драку, как бой с некогда - Безумным Рыбником. Зачем ему оно? И все таки, как меняюся люди... По этому бессрастному господину никак не скажешь, что он когда-то был тем самым Рыбником. Однако, следовало окончательно прояснить ситуацию не счет ритуалов. - Как скажете, сэр Халли. Но я вынужден вас разочаровать - вы, разумеется, понимаете, что "Некая власть" и "Абсолютная власть" вещи различные. Так что, думаю, дело далеко не зайдет. Поскольку одно дело - вырастить редкий цветок, вовремя призвать дождик что бы его полило, и успокоиться брехливого пса, а вот выращивание на месте Сердца Мира за одну ночь ядовитого леса, население его волками-людоедами и полное затопление остатков Ехо, уж простите, откладываются на неопределенный срок. Впрочем, думаю, вы бы и сами с этим справились, если бы захотели. - Менерго усмехнулся. - Сны, конечно, дело серьезное. Вот только тут накладочка есть - говорили мне о власти только над своими снами. Так что при всем моем желании послать сэру Мелифаро кошмар, что вы его продали изамонцам в рабство и те его заставили носить лосины и шапку, увы, не смогу. А вот защитится от неприятных видений самому, думаю, светит... - экс-младший-магистр-того-самого-ордена потянулся в кресле и продолжил: - А вот что на счет предчувствий, то тут надежды мои велики, и еще как... Думаю, и объяснять ничего не надо. Что же до Невидимой Магии, то я знаете, ничего не знаю. Один Старший Магистр как-то сказал мне, что это сила столь огромная, что не имеет никакого практического применения - мол, приложить такую силищу просто и банально некуда, и даже уничтожение мира для нее недостойная задача... Брехня, наверно. Однако, все равно же интересно. Я, знаете, стал таким прижимистым во время своих мытарств... Итак, вперед на поиски Лойсо? Отлично. - Сэр Халли, я бы хотел уйти немедленно. А что до моего прикрытия... Знаете, лучше бы и я сам ничего не знал о нем - правдивее врать буду. Поэтому я бы хоте уйти сейчас... Думаю, связываться с вами я не смогу- Лойсо учует... Ну что же, тогда посмотрим, что из этого выйдет, верно? И еще - до полудня можете слать мне зов и вносить корректировки, я буду готовиться, а на охоту за бывшим шефом выйду чуть погодя. Сказав так, Джиффа встал и направился к выходу из кабинета Джуффина, на ходу произнося: - До свидания, сэр Халли, сэр Мелифаро, сэр Шурф. Надеюст, мы еще встретимся. "Одиночество на троих", 29-й день года ,около полудня.

Джуффин Халли: Убедили ли сэра Халли разъяснения Джиффы или нет, сказать было сложно: господин Почтеннейший Начальник в ответ многозначительно хмыкнул, и только. Не исключено, впрочем, что эта реакция относилась вовсе не к содержательной части сообщения экс-Мокрого-Вороненка: она с не меньшей вероятностью могла выражать изумление сиятельного начальника Тайного Сыска по поводу того, что у его нового сотрудника начало, наконец, проклевываться чувство юмора. – Ну что же, сэр Менерго, если тебе не терпится нас покинуть, не смею дольше задерживать. Иди, готовься к великим свершениям! Джуффин перевел взгляд на безукоризненно белоснежное лоохи Лонли-Локли. – А ты, сэр Шурф, присаживайся – разговоры будем разговаривать! Выждав, пока бывший Младший Магистр ордена Водяной Вороны покинет пределы не только кабинета, но и Дома у Моста, и употребив это время на отсылание зова в "Обжору" и ликвидацию последних остатков съестного, сэр Халли торжественно изрек: – А Джиффа-то этот не промах: тут же разгадал, что мы его без присмотра не оставим! Понял, сэр Шурф? И вот с этим человеком ты нынче будешь иметь дело! Но пока пусть себе походит, подышит воздухом – напоследок, как ему, должно быть, мнится! – сэр Джуффин презентовал присутствующим одну из своих хищных улыбочек. – А мы пока займемся делом: посидим, поболтаем. Камры попьем, опять же. Мелифаро, ты там еще не лопнул? Выкладывай, что стряслось с твоим грешным барахлом и что тебе удалось узнать от Луукфи! Сэр Халли с наслаждением потянулся. Знать бы еще, где магистры носят этого ужасного "грозного сэра Макса" и что сталось с виновником вчерашней суматохи на Площади Побед! Но это, пожалуй, могло немножко подождать...

Мелифаро: - Вот пришёл Лонки-Ломки и привёл с собой Великую Хану веселью! - громко посетовал Мелифаро, страдальчески заламывая руки. - Хорошего утра, о Полная Противоположность Лжи в одеждах цвета, что чёрным наоборот зовётся! - Сыщик широко расставил ноги, чуть присел, пару раз хлопнул себя ладонями по щекам и развёл руки в стороны. - Ку. И не смотрите на меня так, мне Макс показал. При этом лыба у него была невозможно широкая и нереально хитрая, мне такое повторить даже не снилось. Что-то там вещал про старинные традиции и обычаи своего пустынного народа. Но я лично как представлю сотню тех дядек в платках и шортиках, чтобы в такт приседали и хлопали себя по щекам перед лицом Его Величества... Не знаю уж, как короля, а меня бы истерика сутки не отпускала. Сэр Джиффа между тем продолжил образно вещать о магии, власти и изамонском рабстве. При упоминании о последнем Мелифаро хотел было вставить своё веское, дескать ночных кошмаров ему и так за глаза хватает. Но бывший Магистр Ордена Водяной Вороны так увлёкся, что не переставал говорить до самого порога. За который и выскочил, едва услышав великодушное «Иди» господина Почтеннейшего Начальника. - Я ещё не лопнул, – вздохнул Мелифаро в ответ на вопрос Джуффина. - Но только чудом. – И сыщик пустился в подробный рассказ о происшествиях накануне. В завершение душераздирающей истории о краже из холостяцкого дома, горемычный хозяин сунул под начальственный нос уже отодвинутые на край стола и благополучно забытые ранее останки книги и браслета. – Вот. Луукфи пока молчит, видимо, Высший Коллективный Пернатый Разум ещё ничего не выдал. А вообще, хрень какая-то несусветная творится, шеф. Одно личное имущество спёрли, другое попортили до непотребного состояния. Знали бы Вы, какие в этой книжки были буривухи!.. – Куруш, однако, на провокацию не поддался и продолжал сидеть, демонстративно отвернувшись и нахохлившись.

Шурф Лонли-Локли: - Вы, должно быть, ошиблись, сэр Мелифаро. Никто из означенных вами людей в Дом у Моста не приходил. По крайней мере, я их не встретил, - невозмутимо отреагировал сэр Шурф. Выслушав и просмотрев дальнейшее приветствие в исполнении Дневного Лица, он лишь пожал плечами: - Надо будет уточнить у Макса. Всего хорошего, сэр Джиффа, - кивнул он спине уходящего Менерго, после чего тщательно разместился в кресле, последовав приглашению Джуффина, и обратился в слух.

Джуффин Халли: Выслушав богатый на эмоции и цветистые словечки рассказ Мелифаро, сэр Джуффин задумчиво покрутил в руках бренные останки безвременно лишенных права на безбедное существование где-нибудь в пыли за шкафом браслета и книжки и посмотрел на своего дневного заместителя едва ли не с восхищением. – Даже и не знаю, кем мне больше восторгаться в данной ситуации: грабителями, пробравшимися в дом к Тайному Сыщику и умудрившимися стащить какое-то никому не нужное барахло, или самим Тайным Сыщиком, который уже скоро полчаса как сидит у меня в кабинете и не пытается отстоять права на свое законное имущество. Книжка о буривухах – это же такой ценный экземпляр! Признайся, Мелифаро, что ты все еще не избавился от привычки ежедневно читать ее на ночь вместо сказок, и только поэтому до сих пор не плюнул на это дело! – ехидно заметил сэр Халли, однако нашел в себе силы ненадолго перейти на более приличествующий его должности тон. – И все-таки это настолько нелепо, что может даже оказаться любопытным... Попробуем дождаться ответа от Луукфи, а дальше – если наш рассеянный Мастер Хранитель Знаний еще не успел забыть о твоей просьбе – сориентируемся по обстановке. Видимо, посчитав, что уделил этому делу уже достаточно времени, господин Почтеннейший Начальник повернулся к сэру Лонли-Локли. – Тут у нас кое-что поинтереснее... Не обижайся, Мелифаро: все, что связано с именем Лойсо Пондохвы, для нашего ведомства является интересным по умолчанию и почти священным! ...Итак, сэр Шурф, последние слова Джиффы ты слышал и, следовательно, знаешь, что задача несколько усложняется из-за догадливости нашего Мокрого Вороненка. Теперь он понимает, что не останется без сопровождения, поэтому тебе придется быть вдвойне осторожным – на тот случай, если они с Лойсо действительно решат объединиться. Разумеется, лучше всего будет, если ни один из них вовсе не заметит твоего присутствия неподалеку. Как думаешь, это возможно? – дожидаясь ответа Шурфа, сэр Джуффин рассеянно побарабанил пальцами по гладкой поверхности стола, не без удивления констатировав отсутствие кувшина со свежесваренной камрой и решив немедленно исправить это досадное упущение.

Мелифаро: - О том, что всё это барахло, можете на досуге сказать моему славному папеньке, сэр Джуффин, - вкрадчиво произнёс Мелифаро, переходя на интимный полушёпот. – Он, знаете ли, такие надежды возлагал на эту книжку про буривухов! Мечтал, что я вырасту умным. А когда мечты пошли прахом, приволок вот эту дивную заморскую побрякушку и торжественно подарил мне со словами: «Вырос идиотом, так будь хотя бы идиотом красивым!» Впрочем, судя по всему, наши с ним представления о красоте схожи в той же степени, что наши с Вами о вкусовых пристрастиях… - Мелифаро выдержал печальную философскую паузу. – Хотя, что тут сравнивать, Вы ведь так и не посвятили меня в секрет приготовления фирменного блюда «вяленые магистровы ушки в древесном соке вахари». Так ведь и помру в неведении! И вообще, это мировой заговор! Луукфи тоже решил уморить меня неизвестностью. Молчит! Лично я вижу тут два варианта развития событий: либо буривухи ничего интересного не вспомнили, либо наш Мастер Хранитель Знаний, пока шёл к месту наибольшего скопления этих пернатых умников, дюжину раз подряд забыл, зачем шёл. И теперь с чистой совестью занимается делом государственной важности: подсчитывает количество перьев третьего слева от входа буривуха. Мелифаро изобразил возмущение, демонстративно сложив руки на груди и громко засопев что-то на мотив «В пустом сердце моём…» Однако подобное развлечение быстро наскучило, поэтому сыщик снова уселся на стол и активно включился в беседу о Лойсо, которая – беседа - лично к нему – Мелифаро - в данный момент не имела ни малейшего отношения. Но долго молчать Дневное Лицо господина Почтеннейшего Начальника природой не приспособлено, поэтому вряд ли кто-то удивился. - Сэр Шурф, тебе достаточно просто сменить свои заметные белые шмотки на что угодно другое, снять эти прекрасные рукавицы и не менее прекрасные перчатки, убрать их подальше с глаз долой, после чего сделать лицо попроще… – ехидно ухмыльнулся Мелифаро, обвёл Лонли-Локли пристальным взглядом и обречённо закончил, - что невозможно по определению, поэтому вся остальная маскировка неизбежно пойдёт насмарку.

Шурф Лонли-Локли: - У страха глаза велики, - равнодушно заметил Лонли-Локли. - Посему было бы более удивительно, если бы у сэра Джиффы даже не мысли не возникло о возможной слежке. Однако, я бы не сказал, что настороженность нашего нового сотрудника существенно усложнит мне задачу. В поле его зрения находиться я не собирался в любом случае, а количество магов, для которых необходимо оставаться незамеченным, - не имеет особого значения. В данном случае, конечно. Замечание Мелифаро Шурф стойко пропустил мимо ушей. - Мне следует уже отправиться на задание, сэр Джуффин?

Джуффин Халли: Выслушав тираду Мелифаро с благосклонной улыбкой знахаря в Приюте Безумных и чуть более серьезно – терпеливо дождавшегося ее окончания Лонли-Локли, сэр Халли счел возможным обратиться сразу к последнему. – Если ты больше ничего не хочешь уточнить, то, пожалуй, это будет разумно, сэр Шурф. Чем менее наш Мокрый Вороненок успел удалиться от Управления, тем легче найти его так, чтобы сам он этого не заметил, верно? Впрочем, чашечку камры можешь выпить, – великодушно добавил Джуффин, имевший глубокое убеждение, что это занятие относится к числу тех, ради которых можно повременить с другими делами. – Ну что там Луукфи, по-прежнему молчит? – осведомился господин Почтеннейший Начальник, переводя взгляд на своего заместителя, нетерпеливо ерзавшего по столу. – Что, шило колется? – сочувственно заметил сэр Джуффин. – Так давно бы наведался в Большой Архив сам. Заодно мог бы вынести вердикт по состоянию памяти нашего Мастера Хранителя Знаний. Глядишь, и буривухов бы расспросить не забыли – бывают же в Мире чудеса! Сэр Халли расплылся в ехидно-жизнерадостной улыбке: при общеизвестной рассеянности Луукфи такое чудо было бы посолиднее какой-нибудь там Очевидной магии.

Мелифаро: - Молчит наш Луукфи, как пирожных в рот набрал. - Мелифаро весело покосился на Куруша, но обиженный буривух в который уже раз никак не отреагировал, тем самым, очевидно, продемонстрировав своё умственное превосходство над словоохотливым сыщиком. Последнему не оставалось ничего, кроме как комично изобразить на лице сожаление пополам с растерянностью и развести руками, вслед за чем снова мгновенно сменить выражение - теперь уже на нарочито испуганное. - Что Вы, сэр Джуффин! Да меня в Большой Архив на порог не пустят! Буривух, как известно, птица гордая, а целая толпа буривухов - воплощённый символ Гордости Абсолютной! - Он наставительно поднял палец. - Что касается чудес, они почему-то всегда предпочитают случаться не со мной, а с каким-нибудь Максом. Ходит тут один такой по утрам - в чёрном лоохи, сапогах жутко пафосных и с кислой миной. - Мелифаро тоскливо глянул на дверь, из которой в такое время суток ну никак не мог явиться вышеупомянутый Макс, если только не грянет конец света. Конца света вроде бы не намечалось. За окном ярко светило утреннее солнышко, которое не заставило испуганно съёжиться и притушить собственное сияние даже явление народу сэра Лойсо Пондохвы - Великого и Ужасного. Мелифаро отвлёкся от размышлений и искоса воззрился на сэра Джуффина, мол, обещал сориентироваться по обстановке, если Луукфи по своему обыкновению забыл всё, что забывать категорически не следовало, вот и ориентируйся теперь. И меня ориентируй заодно, пока моё именное шило дырку в месте ёрзанья не просверлило.

Шурф Лонли-Локли: Пока Мелифаро говорил, Шурф думал. Думал он и некоторое время после, но уже над последним заявлением Дневного лица. В конце-концов он все еще задумчиво выдал: - Сэр Мелифаро, мне кажется, что вы заблуждаетесь насчет чудес. Если смотреть объективно, чудеса случаются с вами - и часто. Я сам тому свидетель. Однако, скорее всего, вы просто к ним привыкли и перестали считать чудесами. Похоже, что для вас чудеса - это то, что удивляет лично вас. Весьма субъективная точка зрения. Лонли-Локли покачал головой и переместил задумчиво-строгий взгляд на начальника Тайного Сыска: - В данный момент я не нуждаюсь в дополнительной информации, и от камры, пожалуй, тоже откажусь. Однако, я хотел бы кое о чем попросить вас, сэр Джуффин. Во-первых, хотелось бы получить разрешение поколдовать в вашем кабинете, так как мне, возможно, придется использовать магию запретных ступеней. Во-вторых, было бы неплохо иметь возможность сменить мою рабочую одежду на менее приметную, не покидая здания Управления Полного Порядка. Я был бы весьма вам признателен за помощь.

Джуффин Халли: Выслушав Мастера Пресекающего ненужные жизни, господин Почтеннейший Начальник удовлетворенно кивнул: приятно, все-таки, когда человек понимает, что делает! – Резонно, сэр Шурф! Само собой, можешь уединиться в моем кабинете и поколдовать вволю. Мелифаро, конечно, не вынесет этого горя, но уж это не наши с тобой проблемы, – Джуффин легкомысленно подмигнул как всегда невозмутимому и безукоризненному сэру Лонли-Локли. – А что касается одежды, то это не проблема: заставим Мелифаро снять свое распрекрасное лоохи, и готово! – радостно заявил господин Почтеннейший Начальник и злорадно ухмыльнулся, покосившись на своего дневного заместителя. – Ну а если серьезно, я уже давно послал одного из младших служащих к тебе домой за более подходящим нарядом, так что много времени это не займет. Можешь пока заняться магической частью приготовлений, сэр Шурф. А мы с Мелифаро, так и быть, пошепчемся в Зале Общей Работы, чтобы не отвлекать тебя от дела своей болтовней.

Мелифаро: - Сэр Шурф, ты же знаешь, насколько я самовлюблённый и эгоистичный! - счастливо заржал Мелифаро в ответ на серьёзное замечание Лонли-Локли о природе происхождения чудес и того угла, под которым на них нужно смотреть, дабы видеть происходящее в правильном свете. - Поэтому для тебя не будет большим потрясением, я думаю, если я скажу, что это не чудеса со мной случаются, а я с ними! И то, сколько стараний прикладываю - подумать страшно! Ношусь за ними, как угорелый, всю свою сознательную жизнь, а они постоянно ёрзают, снуют, уворачиваются и, не успеешь "а" сказать, они уже - шмыг! - и к другому! Так и получается, что место моё на границе. На невидимой черте между обыденностью и чудесами. Оно и не плохо: надо же хоть кому-то в нашем скромном приюте безумных уметь всегда находиться в одном и в нескольких местах одновременно. На то и Страж в хозяйстве! Мелифаро ухмыльнулся и даже не сразу уловил смысл ехидной реплики сэра Джуффина, походя брошенной относительно одежды для Мастера Пресекающего. А когда уловил, изобразил натуральное возмущение, негодующе вопя, размашисто жестикулируя и всем своим видом выражая упрёк, несогласие и прочие сопутствующие случаю эмоции. - Магистры с Вами, сэр! Да он из моего новенького салатового лоохи фиг знает что сделает! Зуб даю - вот этот, верхний, четвёртый слева - что не пройдёт и часа, как оно из салатового станет белым! И куда я его потом дену?! Белый же совершенно не мой цвет, его в люди-то надеть стыдно! Ну уж нет! Одёжку - не дам! И сыщик с самым неприступным видом скрестил руки на груди, для убедительности притопнув пронзительно-голубым сапогом. А дослушав речь господина Почтеннейшего Начальника до конца, молча развернулся и гордо прошагал вон из кабинета в Зал Общей Работы. "Коврокрады ковры крали, но украли ли ковры?", 29-й день года, 10 часов утра

Сэр Куруш: Буривух, доселе в сознании собственной важности восседавший на спинке джуффинова кресла, проводил "Дневную половину" недовольным взглядом. Если бы в этот момент проводился финал конкурса придворных философов Его Величества Гурига, мудрая птица, несомненно, заняла бы почетное место. - У тебя очень странные приятели,- изрек он, обращаясь к Джуффину.- Они думают, что если ощипать птицу сыйсу, она от этого перестанет нести яйца. На этого назойливого малого можно напялить хоть корону соединенного королевства, но вести себя по-королевски он все равно не научится. Будет делать ровно то, на что сам жалуется: ёрзать, сновать, производить никому не нужные звуки... Дайте орехов, что ли, раз разбудили!- и мудрая птица, нахохлившись так, будто пыталась выдавить из себя все перья и подтвердить собственную гипотезу, требовательно посмотрела на господина Почтеннейшего Начальника.

Джуффин Халли: Сэр Халли выслушал речь своего пернатого любимца с неподдельным восхищением. – "Ёрзать, сновать и производить никому не нужные звуки"? Это надо записать, определенно! – Джуффин ласково погладил буривуха по перьям. – Люди вообще очень странные создания, не так ли? – ухмыльнулся он. – Сэр Мелифаро еще вполне приличный экземпляр... И даже без короны! – неожиданно подмигнул Курушу господин Почтеннейший Начальник, потом пошарил рукой в ящике стола и извлек оттуда пригоршню орехов. – Держи, умник! Ни в чем себе не отказывай. Сэр Шурф тут немного поколдует. Надеюсь, это не отвлечет тебя от сна или, магистры упаси, от поедания орехов! А мы с Мелифаро пока пошепчемся снаружи, чтобы вам не мешать. – И сэр Джуффин незамедлительно выполнил свою угрозу, покинув кабинет, прежде чем что-нибудь успело этому воспрепятствовать. "Коврокрады ковры крали, но украли ли ковры?", 29-й день года, 10 часов утра



полная версия страницы