Форум » Дом у Моста » «Боевое крещение, или камикадзе-неудачник», 28-й день, около двух часов дня » Ответить

«Боевое крещение, или камикадзе-неудачник», 28-й день, около двух часов дня

Наваждение: Площадь Побед Гурига VII

Ответов - 18

Наваждение: К моменту появления Тайных Сыщиков на месте преступления число сострадающих и любопытных не только не уменьшилось, но даже напротив, увеличилось. Толпа плотным кольцом обступила пострадавшего и виновника происшествия по совместительству. Это был симпатичный молодой человек с правильными чертами лица и слегка взъерошенными светлыми волосами, не скрытыми валявшимся рядом темно-лиловым тюрбаном. Его по виду новенькое и дорогое лоохи было не совсем в порядке: казалось, оно слегка оплавилось. От тела молодого человека шел едва заметный пар, но через несколько минут этот эффект совершенно исчез. Лицо "пострадавшего" выглядело на редкость умиротворенным и даже счастливым. При взгляде на него возникало ощущение, что он сладко спит, просто по необъяснимым причинам избрал для этого занятия не собственную спальню, а самый центр площади Побед Гурига VII.

Джиффа Менерго: /"У семи нянек дитя без глазу"/ Возница, как ни странно, оказался довольно лихим - он гнал с какой-то непривычной для Джиффы скоростью... Больше, чем мог предположить Менерго. На ходу, практически, выпрыгивая из амобилера, Джиффа увидел весьма странную вещь - какого-то непонятного молодого человека, что использовал страннейшую магию, причем не самых хилых ступеней... Сэр Шурф, позвольте мне. - произнес Менерго, и рванул вперед. Глаза его потихоньку начали отсвечивать зеленым - не шутки, этот изумрудный свет значил, что кто-то из Водянной Вороны, что сверкает очами, решил как следует поколдовать. Тайный Сыск! - рявкнул Джиффа, пролетая сквозь толпу, как снаряд из бабума сквозь бумагу. Парень лежал на мозаичных мостовых с блаженно-отрешенным лицом, и, что еще хуже - от него шел пар... Даже Джиффе доводилось только слышать про такие чары, да и то расплывчато... Все-таки, его орден специализировался на других вещах. Сэр Менерго нашел только один выход - он присел, и его левая рука с растопыренным пальцами легла на лицо парню, закрывая выражение блаженства на его лица, а вторая ударила плотно сжатым кулаком чуть пониже сердца, одновременно с заклятьем... между прочим, сто двадцать девятая ступень белой магии - локальная свертка времени, в пределах тела, на которое нацеленно заклятье. Темно-синие тонкие волокна, как паутина, оплели лежащего на земле - это давало шанс выигарть время... Зеваки, меж тем, убедившись (особенно после взгляда на сэра Шурфа) что это и в правду Тайный Сыск, поспешили рассосаться, что бы не попасть господам шибко тайным сыщикам под горячую руку... Я свернул время, сэр Лонли-Локли, но боюсь, это не на долго... Надо что-то еще предпринять. Если бы я толкьо знал, чем именно он таким занимался, я бы мог хотя бы приторомзить действие... Джиффа обеспокоенно посмотрел на сэра Шурфа. Провалиться сейчас он не мог... На лбу Менерго, под растрепанным тюрбаном, выступили капельки пота... Вме таки, было очень сложно после сто пятидесяти лет без практики магии высоких ступеней, вот так сразу использовать такие сильные чары, тем более - требующие постоянной поддержки. Джиффа сидел рядом с парнем, держа руку на его лице... оффтоп: возница это один из тех парней, которых Макс в свою веру обратил... их, по моему, коло трех было.

Наваждение: Все внешние эффекты от заклинания успели полностью исчезнуть, и уже ничто не говорило о том, что здесь совсем недавно была использована совершенно запредельная ступень магии. Что бы ни думали о произошедшем присутствующие на площади, лежавшего на мозаичных плитах молодого человека это мало беспокоило. Только когда Джиффа поднес руку к лицу "пострадавшего", тот фыркнул, не приходя в сознание... а потом безмятежно захрапел.

Шурф Лонли-Локли: /"У семи нянек дитя без глазу"/ Сэр Шурф Лонли-Локли дождался, пока возница остановит амобилер, и лишь тогда покинул транспортное средство. Тяжко вздохнув, он направился к Джиффе и лежащему на плитах мостовой молодому человеку. По-хорошему, сэра Менерго следовало бы немедленно арестовать за использование недозволенных ступеней Очевидной магии, раз уж не удалось предотвратить совершение сего преступления заранее. Но этот вариант пришлось отложить как временно нецелесообразный. Так же как и прочие варианты действий, не относящиеся непосредственно к выполнению текущего задания, либо противоречащие ему. В первую очередь необходимо разобраться с несостоявшимся (это Шурф уже успел отметить) самоубийцей. Лонли-Локли присел на корточки и провел рукой над телом безмятежно храпящего парня. Результат обследования оказался не шибко оптимистичным: магия, использованная Джиффой, причудливо переплелась с магией, наложенной на "пострадавшего" ранее. Поэтому Шурф даже приблизительно не мог определить суть чар, приведших парня в столь плачевное состояние. - Сэр Джиффа, сколько примерно по времени вы сможете еще удерживать наложенные вами чары? В ожидании ответа сэр Шурф окинул взглядом Площадь Побед. Хоть какой-нибудь свидетель происшествия оказался бы сейчас весьма кстати.

Джиффа Менерго: Да что такое? Что тут вообще происходит то?! - Джифффа был в недоумении. Свертка времени предполагала полное обездвиживание цели. Однако, не смотря на то, что, разумеется, парню теперь ничто не угрожало, он... Продолжал двигаться. Тщательно изучив происходящее, Менерго понял, что чары на парне вобрали в себя всю силу его заклятья - и замерли сами, но на объект это никак не подействовало. Сэр Шурф, в свою очередь, уточнил, сколько Джиффа сможет поддерживать свои чары. Если вы, сэр Лонли-Локли, будете любезны принести и воткнуть рядом со мною две веточки, а так же - извлечь из мостовой два камушка и положить их парню на глаза, то до полутора часов, если мне не будут мешать. Джиффа решил, что пришло время использовать накопленный в странствиях багаж знаний - веточки по бокам - традиционный ритуал Хонхоны. Камушки на глазах цели - излюбленный прием знахарей Чирухты. Вкупе, как он уже не раз убеждался, они дают прекрасный результат. Вообще, сэр Джиффа тысячу раз убеждался, что если компилировать магию Сердца Мира с традиционными практиками, причем несколькими традиционным практиками, что так же скомпилированы между собой - то результаты будут самые что ни на есть удивительные. "овеществленные" чары, что действовали вдали от сердца мира, и строились не на потоках силы, а на ритуалах, и прекрасно дополняли "силовую" Очевидную Магию, если верно подобрать заклятья... Впрочем, у Джиффы было 150 лет, что бы научиться их подбирать на ходу.

Шурф Лонли-Локли: Шурф едва заметно нахмурился. К чему может привести смешение упомянутых ритуалов друг с другом, да еще и с чарами, которые уже были наложены на несчастного парня, - он в точности предсказать не мог. Почти любое, доступное в данный момент решение, подкрепленное действиями, могло повлечь за собой весьма неприятные последствия. В конце-концов сэр Лонли-Локли пришел к выводу, что в такой ситуации он не имеет права единолично принимать решения. Поэтому он послал зов сэру Джуффину Халли и как можно более кратко изложил суть сложившейся ситуации, завершив рассказ вопросом: - Стоит ли мне принести сэру Джиффе то, что он требует, или же следует избрать какой-то иной вариант действий? К примеру, я могу попытаться спрятать пострадавшего молодого человека в горсть и доставить к вам в Дом у Моста.

Джуффин Халли: Зов Шурфа настиг господина почтеннейшего начальника всего происходящего в разгар беседы с Айсой, которую он вынужден был прервать с неудовольствием, однако обстоятельный рассказ сэра Лонли-Локли все же выслушал со всем вниманием - благо, отчет Мастера Пресекающего был подробным, но лаконичным, как всегда. - Значит, сэр Шурф, этот правонарушитель беззаботно дрыхнет посреди улицы? На вашем месте я бы попытался просто его разбудить, не сходя с места, и попросить рассказать, что он изволил натворить и почему. Если не выйдет - не трогайте его пока: неизвестно, почему чары Джиффы не подействовали должным образом; возможно, мы имеем дело с силой более могущественной, чем кажется на первый взгляд. Поспрашивайте свидетелей: ни за что не поверю, что все они попрятались по домам, как только заметили, что кто-то начал колдовать. Человеческое любопытство - сила, в десятки раз превышающая страх, знаешь ли. Действуйте. Дотащить парня до Дома у Моста всегда успеется.

Наваждение: Не успел сэр Шурф закончить разговор, как из толпы, растолкав собравшихся локтями, появилась пожилая леди в дорогом лоохи цвета ночного неба. Из-под изящного тюрбана выбивались несколько светлых прядей, а лицо ее сохраняло отпечаток былой красоты. Едва разглядев безмятежно посапывавшего на мостовой молодого человека, эта дама вскрикнула и всплеснула руками. - Марик, мальчик мой! Что здесь случилось? - строго обратилась леди к Шурфу, не убоявшись ни его сурового выражения лица, ни огромных защитных рукавиц. - Что вы с ним сделали?! - требовательно спросила она склонившегося над юношей Джиффу. - Немедленно перестаньте! Это же Марик, мой милый маленький Марик! Оставьте его в покое, не трогайте! Или... сначала помогите мне донести его до амобилера! - скомандовала эта пожилая леди, нисколько не смутившись быстрой переменой в собственных взглядах. - Вы же из полиции? Прекрасно! Как только поймаете того негодяя, который посмел поднять руку на моего мальчика, дайте мне знать - хочу лично посмотреть ему в глаза. Ах, мой бедный славный Марик! Из-за плеча громко причитавшей дамочки возникла светившаяся любопытством физиономия Нумминориха: он немного замешкался, вылезая и служебного амобилера и отвлекся на слабый знакомый запах, природы которого все никак не мог вспомнить, а позже оказался оттесненным в сторону железными локтями той самой пожилой леди, которая теперь с энтузиазмом заламывала руки в центре сцены действия. - Я что-то пропустил? - спросил Нумминорих с робкой улыбкой, переводя взгляд с одного участника действия на другого.

Джиффа Менерго: Джиффа оторвал взгляд от бедного Марика, и посмотрел в глаза крикливой леди. Да, между прочим - его глаза все еще светились бледно-изумрудным огнем. Однако, выполнять требования сэр Менерго не спешил. Вижу вас как наяву, леди, но вынужден вас разочаровать - мы не из городской полиции. Мы из Малого Тайного Сыскного Войска города Ехо. Джиффа Менерго, приятно познакомиться. Я, конечно, могу прекратить колдовать, но тогда я не смогу больше сдерживать в тисках своих чар заклятье, что гасит жизнь в вашем, судя по всему, сыне, и я не знаю, к чему это приведет. Руки все еще покоились на парне по имени Марик, которому приспичило поколдовать... Да, вот до чего доводит неумелая ворожба -Решил сэр Джиффа, продолжая сковывать заклятье внутри парня. Или же, ему помог кто-то очень крутой. - Подумал Менерго, решив, что это было бы еще хуже, чем если бы парень оказался гением неумехой - что смог сотворить такое, но не смог справиться с последствиями. На лбу новоявленного тайного сыщика выступила капля пота... Все-таки, это было сложное заклятье. Простите, но мне сейчас трудно говорить. Сэр Шурф, вы не могли бы обьяснить этой достойной леди, и сэру Нумминориху заодно, что тут происходит? - прохрипел Джиффа. Сковывать заклятье оказалось куда сложнее, чем он предпологал - в глотке уже пересохло, как в Красной пустные Хмиро. Оставалось только держать заклятье и ждать.

Шурф Лонли-Локли: - Хорошо, сэр Джуффин. Я постараюсь действовать согласно вашим инструкциям. Закончив таким образом безмолвный диалог, Лонли-Локли встал, вытянувшись во весь свой немалый рост. Спокойно выслушал возмущенные словоизлияния леди, почтившей сыщиков своим присутствием, и реакцию на эти вопли сэра Менерго. В ответ на вопрос, заданный Джиффой, он кивнул: - Мог бы. И с удовольствием это сделаю, - последнее Шурф произнес, глядя уже на пожилую леди. Затем прикрыл глаза рукой и возвестил: - Вижу вас как наяву, незабвенная, - опустив руку, он продолжил. - Рад назвать свое имя: сэр Шурф Лонли-Локли, Мастер Пресекающий ненужные жизни. Как уже сообщил вам сэр Джиффа, мы принадлежим к организации, известной как Тайный Сыск города Ехо. Молодой человек - лежащий в данный момент на мостовой - к тому моменту, как мы его увидели, уже находился в весьма плачевном состоянии. Чары, с помощью которых было достигнуто сие состояние, нам доподлинно не известны. В данный момент сэр Джиффа с помощью своей магии пытается удержать вашего мальчика хотя бы в мире живых. Вы мать сэра Марика? - Неожиданно спросил он.

Наваждение: Пожилая леди по-новому посмотрела на Шурфа, не преминув несколько раз оглядеть его с ног до головы оценивающим взглядом, и наконец кокетливо поправила выбивавшуюся из-под тюрбана прядь. - Нет, я его бабушка. Леди Харида Неро, вижу вас как наяву! - Говорить о том, что приехала в Ехо из провинции не более четверти дюжины дней назад, она не стала. Вместо этого пожилая кокетка обольстительно улыбнулась сэру Лонли-Локли. Вот это настоящий Тайный Сыщик! Не то что тот второй, с его ужасными глазами, хриплым голосом, да и одетый... непонятно во что. Тут леди Харида спохватилась, что именно этот "жуткий тип" склонился над ее драгоценным внуком и, кажется, колдовал. На лице этой эксцентричной особы попеременно выразились испуг и сомнение, но так как ни одно из этих ощущений не могло заставить ее замолчать надолго, очень скоро она снова обратилась к Шурфу, решив вести дальнейшие переговоры именно с ним: - А вам не кажется, что он просто спит? - Словно в подтверждение ее слов юноша громко всхрапнул. - Я могу забрать его домой? Вы говорите, кто-то сделал что-то с моим милым мальчиком? Вы уже схватили того злодея? Его же накажут по всей строгости? В продолжение этой сцены стоявший рядом Нумминорих только и успевал переводить откровенно заинтересованный взгляд по кругу: с пожилой леди на Шурфа, а с Шурфа на Джиффу и его подопечного.

Джиффа Менерго: Джиффа отметил, что у сэра Шурфа отлично получается общаться с пожилой леди - а потому предоставил эту часть работы ему. Бороться с таким умелым заклятьем было слишком сложно, что бы еще и силы растрачивать на общение с нервозными дамами. Однако, Менерго понимал, что он не удержит этих чар долго, если не проведет ритуал. Оставались лишь два варианта - либо повторять просьбу о помощи. либо пытаться уничтожить чары. Ну или хотя бы ослабить. Джиффа закрыл свои сияющие глаза, и изумрудное пламя пропало - а когда он их открыл, то сияние пропало. Теперь глаза сэра Менерго стали угольно-черными - ни белка, ни радужки. Зато он начал видеть тонкую сеть чар, что лежала на злосчастном Марике, и место пересечения своей магии с этим заклятьем. Темно-синяя паутина, останавливающая время, захватила несколько ключевых узлов, что давали колдовству силу, и заморозила их, но на большее её не хватило. Сила таких заклятий, вроде наложенного на Марика - в их феноменальной стойкости. Слабость - в том, что если лишить их ключевых узлов, то они перестают действовать, до самого своего конца замирая на стадии, когда ключевые участки были разрушены. Это было на руку сэр Джиффе. Аккуратно убрать руки с лица и груди парня. Хорошо, сделано. Левой рукой приподнять свои чары, обнажив нервные узлы заклятья. Хорошо, сделано. Сто тридцать вторая ступень белой магии - и пальцы сэра Менерго словно бы обросли тонкими лучиками света - после чего - точечный удар, словно бы солнечный зайчик пробежался по телу Марика. Лопнул первый нервный узел. Затрещал и рассыпался второй. Распался третий. Расторгся четвертый. Последний. Ядовито-желтая паутина губительных чар вздрогнула, и как-то опала, сразу посерев. Вообще-то, Джиффа лелеял надежду, что на распадется - это значило бы, что сэру Марику в его самоубийственной попытке никто не помог - но она устояла. Либо парень настоящий гений Очевидной Магии, либо же - ему помогли и еще как. Однако, заклятье перестало действовать. Все, что оно теперь могло - удерживать беднягу в царстве снов, но ни коим образом не могло отобрать его жизнь. В Водяной Вороне свое дело знали крепко. Менерго вздохнул и снял чары остановки времени, после чего самолично (руки-то теперь свободны!) вытащил из мостовой два камушка и положил их на глаза сэру Марику, начав шептать на диалекте горных колдунов Чирухты - чары снятия порчи. Разумеется, против такой сильной, пусть и обескровленной магии, они не могли много - но от них требовалось только контролировать заклятье и дать знать Джиффе, если оно оживет. Ритуал был закончен, и камушки распались невесомой пылью, которую тут же унес веселый ветер с Хурона. Готово. Я не смог полностью уничтожить чары, но смог их обезвредить. Сэр Марик пока что не проснется, но его жизнь теперь вне опасности. Мне не под силу сейчас полностью разрушить чары, но я слежу за ними, и как только восстановлю силы, попробую уничтожить эту запредельную дрянь до конца. - произнес Джиффа, и обессилено сел на мостовую. Раньше он мог бы сразу разделаться с таким заклятьем, но полтора века без практики подточили его силы.

Шурф Лонли-Локли: - Прошу прощения за ошибку, леди Харида. Я не подумал, что у сэра Марика может быть такая молодая бабушка, - Шурф галантно склонил голову. После принялся методично отвечать на вопросы: - Нет. К сожалению, я знаю, что он не просто спит. Увы, забрать домой вы его не можете. По крайней мере, в данный момент. Да, с вашим мальчиком явно кто-то что-то сделал (о том, что этим кем-то мог быть сам упомянутый мальчик, Шурф тактично умолчал). Злодея мы не схватили, но обязательно схватим и накажем по всей строгости, можете быть уверены. Наконец Мастер Пресекающий ненужные жизни обратил внимание на манипуляции бывшего Младшего Магистра Ордена Водяной Вороны. Вмешиваться не стал, зная, насколько это может быть опасно, но и отказывать себе в удовольствии наблюдать за действиями сэра Менерго - он причины не увидел. Поэтому и отказывать не стал, жадно ловя взглядом каждое видимое движение экс-Младшего Магистра и накрепко его запоминая. После того, как Джиффа отчитался о проделанной работе, Лонли-Локли твердо решил, что если парня не упекут в Холоми, то он, Шурф, во что бы то ни стало должен расспросить его подробнее обо всех приемах, использованных для спасения сэра Марика. В общем, не повезло парню - его ожидает либо тюрьма, либо ежедневные визиты сэра Шурфа Лонли-Локли с тетрадью и карандашом наперевес. Вслух же он произнес: - Хорошая работа, сэр Менерго. Похоже, что теперь молодому человеку нет необходимости и дальше лежать на мостовой, - Шурф подошел к Марику и осторожно взял его на руки. - Думаю, что в амобилере он будет смотреться гораздо уместнее. Сэр Нумминорих, леди Харида, прошу вас следовать за мной. Сэр Менерго, вас тоже, если вы в состоянии передвигаться. Если же нет, то прошу вас дождаться моего возвращения, - с этими словами и с сэром Мариком на руках он направился к оставленному служебному амобилеру.

Наваждение: В этот момент снова подал голос сэр Нумминорих. - Я понял: это же запах той зеленой лисички! - воскликнул он, предварительно хлопнув себя по лбу. - И он ведет куда-то туда, - смущенно добавил Нюхач, махнув рукой в сторону одной из улиц. - Может быть, стоит попробовть пройти по его следу? То есть, по запаху? По-моему, теперь, когда жизни сэра Марика ничего не угрожает, его вполне может доставить в Дом у Моста кто-то один. - Нумминорих вопросительно посмотрел на каждого из своих коллег по очереди. - Сэр Менерго, может быть, вы захотите составить мне компанию в поисках? Сам я понятия не имею, что делать, если этот демон обнаружится, а вы только что так впечатляюще колдовали... - пояснил он. - Только сначала глотните вот этого, - Нумминорих извлек откуда-то из складок лоохи крохотную бутылочку и протянул ее Джиффе. - Бальзам Кахара. Сэр Джуффин как-то дал мне немного и приказал беречь для особых случаев... Нумминорих перевел взгляд на Шурфа. - К тому же, с сэром Лонли-Локли сэр Марик точно будет в безопасности, а сэр Халли, если я правильно понял, все равно не велел убивать этих симпатичных пушистых существ...

Джиффа Менерго: Если вы, сэр Нумминорих, проконсультируете меня на счет этих существ - я могу проследовать за вами. И спасибо за бальзам. Утомленный Джиффа спокойно сделал несколько крупных глотков - и будто родился за ново. В былые дни Менерго легко обходился вовсе без тонизирующих, но сейчас, с непривычки - это было самое то. Он словно бы вспорхнул на ноги, обратился к сэру Шурфу Внимательно следите за веками сэра Марика сэр Лонли-Локли. Если на них начнут проступать к расновате пятна - это эзначит, что враждебное заклятье нашлось, кому поддеражть и восстановить, и оно начало пробуждаться. Отдав все необходиме инструкции сэру Шурфу, удостоверившись в том, что сэру Марику сейчас ничто не угрожало, Джиффа повернулся в Нумминориху. Отлично, сэр Нумминорих. Ведите.

Наваждение: Смущённо улыбнувшись, Нумминорих попросил у Джиффы обратно бутылочку с бальзамом Кахара. Сделал совсем маленький глоток, на мгновение зажмурился от восхитительного ощущения нахлынувшей бодрости, убрал склянку туда же, откуда извлёк минутой раньше, и втянул носом воздух. - Я готов, сэр Менерго. Запах отчётливый, хоть и немножко... - Нюхач замялся, пытаясь подобрать нужное слово, - не знаю, как сказать, у меня от него першит в горле и в носу щекочет, будто туда пыли насыпали. Но найти лисичку мне это не помешает. В общем, пойдёмте?.. - Нумминорих сделал пару шагов, а потом неожиданно сорвался и припустил бегом с площади на улицы Ехо, оставив позади изумлённую леди Хариду. Толпа зевак оттеснила благообразную леди от сэра Шурфа, который как раз принялся осторожно загружать свою спящую ношу на заднее сидение амобилера. Женщина хотела было потребовать, чтобы её забрали вместе с внуком, но в последний момент передумала. Тайный сыщик в белых одеждах Истины непременно позаботится о её Марике, если на последнего действительно наложено какое-то заклятье. А как только всё образуется, мальчик сразу придёт домой. Он никогда не заставляет бабушку нервничать. Успокоенная этой мыслью, леди Харида незаметно растворилась в толпе, напоследок пообещав себе каждые шесть дюжин минут посылать зов сэру Шурфу Лонли-Локли и справляться о здоровье любимого внука.

Джиффа Менерго: До встречи, сер Шурф, до свидания, леди Харида! - выкрикнул Менерго на бегу, уже устремившись за взявшим след Нумминорихом. Да парень-то нюхач! Да, умеет же Кетта... сэр Халли кадры подбирать. Сквозь истершиеся до пергаментной толщины подошвы сопог явно ощущалась мостовая, над головой маячило светлое небо, что, впрчоем, уже перестало впечатлять после неба над красной пустыней - а холодный ветер с Хурона приносил бодрость и свежесть, которые, впрочем, и так сообщал бальзам Кахара. Следом, в переулки, где невысокие дома то сходяться плотно, то расступаются, образуя палисадники, где каждая дорога может вести к чудесам или в тупик, вперед, в переулки Ехо, что стоит в Сердце Мира, где уже сто пятдесят лет не был сэр Джиффа Менерго, бывший Младший Магистр ордена Водяной Вороны. Возможно, это бальзам так подействовал на сэр Джиффу, но теперь Ехо, в котолрый он вернуля, начинал казаться странным и чудесным городом из его детства. Тем самым городом, куда он так хотел вернуться. Разумеется, детских полетов не вернуть, но теперь жизнь, вообщем-то, налаживалась. И если сэр Джуффин хочет заполучить зверушку - он её получит. Живой и невредимой, что бы там не говорили про Водянную Ворону и её методы работы. Вообще, зачем уничтожать мир? Порой он весьма не плох. Главное - пробраться в это "порой" и надежно там закрепиться, да и остаться на постоянных основах. И будет тебе счастье и все чудеса вселенной в придачу. /"Лойсо в городе, или Смерть зеленой лисички"/

Шурф Лонли-Локли: Покончив с осторожным размещением многострадального парня в амобилере, Лонли-Локли выпрямился и неодобрительно покачал головой, глядя на стремительно удаляющихся Джиффу и Нумминориха. Последнему тут же вдогонку прилетел зов: - Сэр Нумминорих, учтите, что теперь вам придется присматривать за нашим новым сотрудником, - лаконично сообщил Шурф. То, что он сам, строго говоря, не справился с аналогичным указанием от сэра Джуффина, Шурф сознавал. Однако приказ есть приказ, и передать его необходимо. Так же как записать и проанализировать собственные ошибки - но это уже в свободное от работы время. Лонли-Локли сел в амобилер и велел вознице возвращаться в Дом у Моста. /"О том, что плохие новости распространяются быстро"/



полная версия страницы