Форум » Ехо » "Кадры решают всё!". 30-й день года, поздний вечер » Ответить

"Кадры решают всё!". 30-й день года, поздний вечер

Аша Альфаи: Последняя яркая полоса закатного неба над Хуроном погасла, и на улицах, постепенно разгораясь, засияли фонари. В антикварной лавке «Нужные вещи», расположенной в маленьком переулке, ведущем к набережной, было совершенно темно, и никто даже заподозрить не мог бы, что она все еще открыта. Ее хозяйка, хмурясь и весьма удачно симулируя умственную активность, уже битых два часа сидела в мягком кресле и, судя по всему, ничего больше делать пока не планировала. А стоило бы. Завтра рано утром в Ехо прибывал корабль из Шиншийского халифата. Капитан Рэдо, которого Альфаи знала уже много лет, вез очень ценный груз. Аша ждала его давно, с тревогой считая часы до каждого следующего зова и с трудом сдерживаясь, чтобы не теребить Рэду каждый день, чего он крайне не любил, – не промокнет ли упаковка, правильно ли расставили груз в трюмах… Но все это были мелочи по сравнению с тем, что начнется завтра – нужно присутствовать при разгрузке и уладить все формальности на таможне, оповестить заказчиков, что приехали их вещи, распаковать все и проверить, находится ли оно в целости и сохранности, заказать грузовые амобилеры и грузчиков, чтобы развезти вещи по адресам, разорваться на много маленьких Альфаи, чтобы присутствовать при всем этом лично, и контролировать ситуацию, наконец, просто рассмотреть, дотронуться до совершенно новых чудесных вещей и их историй. Сейчас она сама себе напоминала паука, пытающегося удержать в лапках сигнальные нити от нескольких паутин сразу. Следовало найти грамотного и расторопного помощника. Тила, которой она еще два дня назад пожаловалась на грядущее светопреставление, предложила ей одного из своих работников, но Альфаи его решительно отвергла – молодой человек имел неосторожность быть небрежным с посудой, которую он собирал со столов. Она очень напоминала переборчивую невесту – один был не слишком пунктуален, второй – неряшлив, у третьего просто оказалось неумное лицо – и, как водится, осталась на бобах. А последний претендент, которого ей присоветовал знакомый торговец, на встречу так и не явился. Аша вздохнула и покосилась на листок бумаги, лежавший рядом на маленьком столике. В свете уличных фонарей, попадавшем в комнату через окно, можно было разобрать, что это список дел – исчерканный, покрытый галочками, звездочками и восклицательными знаками. Разобраться в этом не могла уже даже сама хозяйка. Дверь, по-видимому, неплотно прикрытая последним посетителем, скрипнула и приоткрылась. Ветер с Хурона колыхнул занавеси, поднял в воздух и закрутил лист бумаги, а затем швырнул его в порогу - весьма определенно выражая свои мысли по поводу ситуации в целом и организаторских способностей некоторых в частности.

Ответов - 40, стр: 1 2 All

Байланто Киву: На улицах постепенно разгорались фонари, и вечерний город стал совершенно другим на вид, будто каким-то волшебным, и можно было поверить, что за ближайшим же углом ожидает какое-то чудо, только вот Байланто не было сейчас никакого дела ни до чудес, ни до волшебников. Сегодня он свалял большого дурака. Ну, во первых, он почти все свои деньги потратил на покупку новых сапог. Но это еще не глупость, скажем прямо. Сапоги ой как снашиваются, когда днями напролет бегаешь по городу, выполняя различные поручения, и в конце концов наступает момент, когда никакая бытовая магия не может удержать их от того, чтобы они не просили каши. Глупость была в том, что сапоги Байланто купил дороже, чем это было ему по карману, и у него осталась горстка мелочи в одном кармане, и одна монета в другом. А еще глупость была в том, что он не посмотрел сразу, что за монета у него в другом кармане, а почему-то сразу наощупь решил, что это корона. И потратил всю мелочь на мороженое. Вот. А эта самая корона из другого кармана оказалась вовсе не короной, а медяком из каких-то заморских стран, и купить на этот медяк ужин не представлялось никакой возможности. Конечно, совсем уж безвыходным положение не было. Уж где-где, а в Ехо можно было преспокойно поесть за счет Его Величества, только вот Байланто ужас как не любил одолжаться у незнакомых ему людей, а вряд ли можно было рассчитывать, что он когда нибудь познакомится с самим королем, да еще сможет оказать ему ответную услугу, угостив ужином... Поэтому эту возможность Байланто отодвинул из мыслей подальше, а сам размышлял о том, как печально не иметь в городе близких друзей к которым можно вот так ненароком припереться в гости и пожрать на халяву. Его печаль была спугнута скрипом двери, мимо которой он проходил. Байланто на всякий случай шагнул в сторону, если бы вдруг из приоткрывшейся двери кто вышел, но дверь, похоже, была приоткрыта просто сквозняком, за ней не было никакого движения, а в лавке, вход в которую эта дверь прикрывала, было темно. Тогда Байланто встревожился. Чего это не заперта дверь, когда огни в лавке потушены? Может быть, в лавке побывали воры? Следовало бы позвать полицию, да только Байланто побоялся, что полицейские высмеют его, если всего лишь окажется, что в лавке все еще находится хозяин, собирающийся уходить. Он несмело встал на пороге и позвал, вглядываясь в темноту: -- Эй, есть кто? У вас дверь открыта, непорядок это... Вдруг Байланто заметил в кресле человеческую фигуру и, не видя, кто там, сказал неуверенно: -- Извините, сэр, но у вас дверь почему-то отперта... -- Фигура как будто не шевелилась, и Байланто сказал, вглядываясь в темный силуэт: -- Сэр, с вами все в порядке?

Аша Альфаи: - Непорядок, - согласился с Байланто женский голос, - Заходите и закройте за собой дверь. На столике рядом с креслом зажглась лампа и обнаружилось, что сэр вовсе не сэр, а очень даже леди, которая с интересом рассматривала позднего гостя. Стало понятно, что они находятся в большой комнате, углы которой совершенно терялись в темноте. Помещение оказалось плотно заставлено старыми вещами, но откровенной рухляди тут не было. Некоторые предметы выдавали свой возраст только старомодными силуэтом и декором. О долгой жизни остальных напоминали лишь благородная патина и легкие потертости, сродни человеческим морщинам. - Сэр Тори, разве ваш хозяин не говорил, что я ждала вас к восьми часам? А сейчас уже не меньше десяти. Чем вы объясните такое опоздание? Я уж не говорю о том, что вы могли бы уточнить, к кому идете - к сэру или леди. Аша покачивала головой и говорила строго, но раздражения в голосе не чувствовалось. Подойдет ей этот новый курьер или нет, леди еще не знала, но, по крайней мере, он отвлек ее от плохих предположений о не случившемся. А что может быть хуже, чем думать о дурном ближе к полуночи, оно ведь и осуществиться может. В том, что перед ней Тори Айона, младший служитель королевской гоф-интендантской конторы, она почему-то даже не усомнилась. Лично с Тори она не была знакома, а данное её приятелем описание: «Шустрый малый, волосы светлые, глаза умные, короче, таких на улицах десятки, но мне кажется, что ты его ни с кем не спутаешь», - ничем не противоречило тому, что она видела сейчас. - Не стойте у порога, присаживайтесь. - Альфаи указала на второе кресло по другую сторону стола. - Итак, вы хотели бы получить временную, но хорошо оплачиваемую работу?

Байланто Киву: Сэр Тори? Байланто даже не удивился и не огорчился. Кого-то ожидала хорошо оплачиваемая работа, только не его, а какого-то сэра Тори. Да, кому-то везет... Хм, а почему этого самого сэра Тори нету рядом с такой щедрой работодательницей? А раз сэра Тори нет, так может быть, и Байланто на что-то сгодится? А ну-ка, попробуем.. Он шагнул вперед, но в кресло, предложенное леди, пока садиться не стал. -- Дорогая леди, -- сказал он, улыбнувшись. -- я готов целовать ваши руки, чтобы получить ваше прощение ... и высокооплачиваемую работу, -- добавил он лукаво. -- Беда только в том, что я, к сожалению, не сэр Тори. Меня зовут Байланто Киву, и сэром меня никто никогда пока еще не называл -- не заслужил я этого. И меня никто не посылал. Я просто мимо шел, и увидел открытую дверь. Ну, и мне показалось, что в лавке что-то случилось... Не могу ли я заменить вам сэра Тори? Я простой курьер, но я с готовностью выполню любую порученную вами работу. Он чуть склонил голову и улыбнулся еще раз. Ну не всегда же ему дураком быть, как с этими сапогами и медяком, надо наконец ума набираться

Аша Альфаи: В первый момент Аша растерялась. Вот тебе и раз, и где была хваленая женская интуиция? Эдак она грабителя на работу наймет. Хотя было бы любопытно, уж кто точно должен хорошо разбираться в антиквариате, так это грабитель. Но ведь нет худа без добра. Альфаи наконец оценила забавную сторону ситуации и улыбнулась. - Просить прощения у меня пока не за что, разве что вы делаете это авансом. Но раз уж судьба привела вас сюда именно в тот момент, когда мне нужен работник, а вам служба... - Аша развела руками, - Давайте поговорим. Аша оглядела его критически. Выглядел молодой человек вполне прилично и аккуратно, вот, к примеру, сапоги новые и не из дешевых, значит, заработок у него есть. А кто станет платить плохому и нерасторопному курьеру? Правда, он еще очень молод, но молодые всегда легче учатся. А еще он вежлив, не равнодушен и, похоже, честен. - Мне действительно нужен человек, который был бы внимателен, аккуратен, обладал хорошей памятью. Где именно вы работали курьером, у вас есть рекомендации? И что немаловажно, сработаемся ли мы с вами, я не держу слуг, а из тех людей, которые до сих пор оказывались в моей лавке на временной работе, второй раз я не захотела бы нанять никого, да и у них желание устроиться ко мне снова вряд ли появится. Альфаи пожала плечами. Как работодатель она действительно уже имела не лучшую славу, несмотря на то, что оплата была щедрой, особой она бывала занудной, привередливой и мнительной. - Вот, скажем, у двери лежит список того, что нужно сделать завтра. Вы сможете в нем разобраться? Боюсь, пока я его составляла, у меня несколько раз поменялись планы. Было ощущение, что планы у хозяйки менялись неоднократно. Впрочем, после вдумчивого изучения чудесной бумажки можно было понять, что в основе два списка — фамилий и предметов. А в остальном это напоминало детскую головоломку: десять кротов ищут свои норки, дорогой дружок, помоги найти каждому свой путь.

Байланто Киву: Байланто сходил и поднял список. Критически посмотрел исчерканный листок. Даааа, понятно, пожалуй, почему служащие у леди не задерживаются. Ибо задачки леди умеет ставить не для простых людей, а для магистров. Попробуй разберись, какая фамилия какому предмету соответствует. Хм, да тут работа для какого-нибудь Мастера Преследования... если, конечно, существуют Мастера Преследования, которые преследуют не следы людей, а следы пера на бумаге. -- Я работаю на почте, поставляю посылки, если штатные посыльные не справляются. Ну, это не так часто и бывает. Разношу заказы из трактиров "Горбатый скелетик" и "Фурфики-шмурфики"... ну, это не очень популярные трактиры, вы, наверное, и не слыхали о них. Еще работаю в книжной лавке господина Шарга Лэо -- в дни поступления нового товара обычно. Байланто подсел к столу -- не очень близко к свету, а немного подальше, чтобы на бумаге, который он держал в руках, проявились тени от малейших вмятинок -- в том числе и от пера. Он перевернул бумагу исписанной стороной вниз и стал разбираться в путанице вдавленных линий. Потом нашарил у себя в кармане линзу и стал исследовать черточки повнимательнее. При достаточно вдумчивом разглядывании листка становилось все более очевидно, что какие-то из линий нанесены поверх других. Байланто посмотрел на одну сторону листка, потом на вторую, подумал, прикинул, потом протянул руку к чистым самопишущим табличкам, взял одну и сделал запись с решением заданной головоломки. Может быть, решение и не было правильным, но другого Байланто предложить не мог.

Аша Альфаи: Аша наблюдала за Байланто с восторженным умилением, которое появляется, когда некто совершенно неожиданно делает за вас неприятную и муторную работу. Причем делает ее хорошо и основательно. Пока Киву разбирал паутину черточек, она успела подумать, что это очень серьезный и приятный молодой человек, еще через пять минут она решила, что он выгодно отличается от современной молодежи, умеющей только шастать по трактирам и совать нос куда не надо, а когда она взглянула на самопишущую табличку, то окончательно пришла к выводу, что перед ней прямо-таки бриллиант чистой воды и надо брать, пока дают (ведь не каждый день вы встречаетесь с человеком, который по корявым строчкам может восстановить ход вашей мысли и даже исправить ошибки, тем более что рассчитывать на появление в лавке еще одного претендента уже не приходилось). - Ох, а ведь я и правда забыла, что леди Дика заказывала не несессер, а старинную лампу. Альфаи не стала даже изображать раздумья и хмурить брови. - Вы приняты. Завтра на рассвете, то есть уже сегодня, я жду вас в порту. Придет каруна с большим грузом, амобилеры и грузчиков я заказала. Скорее всего, вам придется сопроводить часть грузов к хозяевам, помочь мне с распаковкой и оформлением этих грешных бумаг. Я ведь даже самопишущими табличками не пользуюсь, потому что потом они выглядят еще хуже, чем этот список. - Аша широко улыбнулась и добавила самым жизнерадостным голосом, - Ну и имейте в виду, если вы что-то напутаете, я сниму с вас голову.

Байланто Киву: Быть принятым на работу было, конечно, приятно, но оставались еще несколько нерешенных проблем, которые могли, скажем прямо, повлечь прямо-таки немедленное увольнение. -- Леди, -- сказал Байланто. -- Во первых, я до сих пор не знаю вашего имени. Я, конечно, могу выйти на улицу и посмотреть, что написано на вывеске, но проще будет, если вы сами представитесь. Во вторых, порт в нашем городе большой, а где именно искать вашу каруну, вы не сказали, и не сказали даже ее название. Ну и последнее, если мне надо к рассвету прибыть в порт, то могу предложить вам на выбор несколько вариантов. Например, вы разрешаете мне переночевать где-нибудь здесь, а потом утром мы едем в порт вместе с вами. Другой вариант: вы даете мне небольшой аванс, и я живенько доберусь до дома на амобилере, успею поспать, и и в порт прибуду на амобилере. Дело в том, что вот как раз сейчас денег у меня в кармане нету ни горсточки, а если я пойду отсюда пешком в порт, то как раз к рассвету и прибуду, только сразу же свалюсь спать после бессонной ночи, уж прошу прощения, леди.

Аша Альфаи: Аше очень понравились все эти "во-первых и во-вторых". Очень рациональный и благоразумный юноша, хотя и хилый - в его-то возрасте ночь не поспать, какая мелочь. - А, ну да, - махнула рукой забывчивая леди, уже представлявшая, как Байланто решит половину ее завтрашних проблем, а заодно возьмет на себя общение с одной склочной и неприятной клиенткой, которая, как обычно, останется недовольна выполнением заказа. Угрызения совести Аша успокоила тем, что искусству дипломатии лучше обучаться вот прямо так - на деле. - На вывеске вы моего имени все равно не найдете. Меня зовут Аша Альфаи, я - хозяйка этой антикварной лавки уже семьдесят лет. - Альфаи хитро прищурилась. - Это на тот случай, если вы просите предоплату исключительно для того, чтобы получить гарантии. Но, вообще-то, вы правы. Мне следовало сказать что-то более определенное о вашем заработке. - И Аша назвала сумму. Хорошую сумму, даже очень хорошую. У человека благоразумного вполне могла возникнуть мысль: "За что курьеру и администратору собираются платить такие деньги?" - С авансом вопросов тоже не возникнет, десять процентов ваши. Что касается каруны, то я просто забыла спросить как она называется, но это мелочи, пошлю завтра зов Рэде. А вот ваше путешествие... Гм, даже не знаю. Если вы считаете, что живете слишком далеко... Даже отсюда до порта не близко, разве что возницей у вас числится небезызвестный сэр Макс. Но в моем доме нет спальни для гостей, только небольшая комната при кухне. Так что решайте сами.

Байланто Киву: Признаваться работодательнице, наверняка особе придирчивой и въедливой (недаром у нее служащие не задерживаются!), что на сегодняшнюю ночь Байланто строил планы наконец отоспаться -- впервые на трое последних суток, -- парнишка не рискнул. Может быть, леди уже забыла, каково это быть молодым, тратить ночи на танцы и спать от силы три часа в сутки? Но ведь на завтра предстояла ответственная и трудная работа, а что работа будет трудной, Байланто не сомневался: за просто так такие деньги не обещают. Значит, голова завтра нужна кристально ясная, а потому -- жрать и спать. И как можно быстрее, потому что времечко до рассвета -- оно все тает и тает. -- Ну, возможен еще вариант, если вы выдадите мне аванс: я иду в гостиницу здесь на углу, а с утра в условленный час прихожу вот сюда, и мы едем в порт вместе. А могу переночевать и у вас. Удобства мне не важны. Я могу хоть на полу спать, я не неженка. Как скажете, леди.

Аша Альфаи: А, может быть, зря не признался? Леди, которые быстро забывают о собственной молодости, нередко сами страдают бессонницей, а потому и к чужой бессоннице относятся как минимум с пониманием. - Хорошо, скажу. Раз вы такой неприхотливый - оставайтесь здесь. Все не так плохо и спать на полу не придется, там есть кровать - правда, небольшая, - и одеяла. - Альфаи покачала головой. "Спать на полу!" Какие ужасы приходят в голову этому молодому человеку. Может, у него было тяжелое детство? А вдруг он еще и голодный, но из гордости не признается. Представить себе голодного в Ехо было сложно, но раз уж у него появляются такие странные мысли, кто знает. Аша достала из мешочка на поясе несколько монет и положила на столик, - Это ваш аванс. Если захотите поужинать, то в кухне вы мало что найдете, я почти не готовлю. Так что попробуйте заглянуть или послать зов в трактир через два дома отсюда, обычно в это время он еще открыт. Но пользоваться вам придется вторым входом - через кухню. Держите ключ, только не потеряйте.

Родрегер: Все события, как это и водится, начались в достаточно скучном месте, ведь если бы они происходили не на таком контрасте, то никого бы и не заинтересовали. Место действия - тёмный переулок, выходящий на набережную Ехо и похожий на один из тех мировых переулков, где делаются такие-же тёмные дела как и он сам. Время действия - у Родрегера нет часов, но наверное где-то за полночь, т.е. как раз тогда, когда на улицах остаются либо праздношатающиеся туристы, либо полицейские, либо редкие гаражане, забывшие купить ингридиенты для камры, и поэтому торопящиеся в лавки, пока они не закрылись. Родрегер - весьма почтенного вида господин, направлялся в никуда, рассматривая архитектуру города в который только что приехал. Между ним и прохожими не было заметной разницы, разве что они все носили смешные платки, намотанные на голову, что казалось Родрегеру как-то нелепо в такой чудный летний вечер, когда так и хочется воспринимать прекрасную погоду и пространство какждой частичкой своего тела. Он был довольно красив, хотя и выглядел несколько тощим, его седые волосы развивались на ветру, а синие глаза смотрели чуть сумрачно. Вообще Родрегер любил, общаясь с живыми, использовать иллюзию - она передавала мимику и его настроение. Выбирая возраст иллюзии, он остановился на человеке лет тридцати(хотя источник на котором расположен город мог удлинять срок жизни его обитателей, поэтому тридцать можно смело умножить пять) - в самом рассвете сил, но когда уже все члены общества воспринимают его серьёзно. И вот Родрегер подошёл к лавке расположенной в том самом тёмном переулке и прочитав вывеску "Нужные вещи", подумал -Хм, а здесь могут быть нужные мне реагенты - после чего, проверил открыта-ли дверь, дёрнув тяжёлую медную ручку. Дверь приветливо открылась и лич зашёл внутрь.

Байланто Киву: Байланто запоздало сообразил, что, пожалуй, не стоило говорить леди, что он может спать даже на полу. Леди, похоже, приняла его за бродягу. Ну, не станешь же объяснять, что после танцев или работы заполночь не всегда есть желание и время тащиться домой, а местечко переночевать в этом городе без особых удобств можно подыскать всегда. Да, Байланто приходилось ночевать на полу в подсобках. Ну и что? Он же молодой, ему как-то все равно, на чем лежать, когда спишь. Голову к чему-нибудь прислонил -- и все, мрак и темнота до самого пробуждения, да еще вряд ли разбудишь, если сам не проснется. Но монеты были очень кстати. Байланто собрался было сбегать в трактир -- своими ногами, знал он по опыту, это всегда быстрее, чем вызывать курьера, -- но тут дверь в лавку открылась и вошел мужчина лет ста сорока, худой, с непокрытой головой, как ходят обычно малолетки -- значит, чужеземец. Тогда Байланто послал в трактир зов, а сам остался в зале. На всякий случай. Время позднее. А дверь они с леди, что поделать, закрыть вовремя забыли.

Аша Альфаи: Байланто взял ключ и деньги, а значит, возражений у него не было. Альфаи улыбнулась, ей нравилось, когда все так хорошо устраивалось само собой и не приходилось прикладывать почти никаких усилий. Что поделать, леди бывала очень ленива. Спать ей не слишком-то хотелось, она была в предвкушении завтрашнего дня и если бы Киву позволил себе неосторожный вежливый вопрос, могла бы долго рассказывать о своих клиентах, каруне, чудесном капитане Рэдо, которому очень хотелось послать зов, даже если услышишь в ответ не менее чудесную ругань, ведь это означало бы только, что все идет так как должно, и корабль пока тонуть не собирается. В общем, тараторила бы обо всем, что придет в голову, старательно обходя то главное чудо, которое вез корабль - в некоторых вещах Аша была суеверна. Но, даже не вылив на голову несчастному всей этой ненужной информации, Альфаи все равно пребывала в состоянии приятного умиротворения, поэтому раздражаться на позднего визитера не стала. - Добрый вечер, сэр. Вы что-то хотели? Боюсь, уже достаточно поздно, я как раз собиралась закрывать лавку, так что не смогу уделить вам слишком много времени.

Родрегер: Глаза Родрегера изменили фокус, словно он теперь глядел не вдаль, а на первый план картины всецело заполненый дамой, сидящей в кресле и молодым человеком стоящим рядом. -Добрый вечер, а у вас есть...- Родрегер потянулся за списком в карман плаща,и достав весьма длинный пергамент продолжил - котелок для плавки, пять унций кадмия, одна унция сульфата магния, пять риутальных свечей, голова лошади, кристалл кварца ну и хватит для начала.

Байланто Киву: Странный какой-то покупатель, решил Байланто, разглядывая запоздалого посетителя. Разве он не видит, что тут антикварный магазин, а не аптека и не магазин химреактивов? А лошадиная голова... Байланто вообще поразился. Вот кристалл кварца у Баланто как раз был. Он подобрал несколько, когда на днях гулял по берегу Хурона. Славные такие стеклянные галечки, окатанные почти докругла... Но посетитель был... ой, странный. Байланто с сомнением посмотрел на хозяйку. Все эти ингредиенты очень сильно напоминали о магистрах и о Кодексе Хрембера. Может быть, имеет смысл позвать господ из Тайного Сыска и пусть они разбираются с приезжим? Только тогда поспать так и не удастся, с тоской подумал Байланто. А завтра напряженный рабочий день. Высооплачиваемый...

Аша Альфаи: - А, так вы прибыли к нам из куманского халифата? - "Унция" была там в ходу, и эта версия объясняла чужеземный вид позднего гостя и его причуды. По мнению Аши, все чужеземцы желали странного, хотя бы потому, что родились не в Ехо, а иногда даже хотели вернуться обратно домой. - Вот только, сэр, у нас с вами разное понимание "Нужных вещей". Это антикварная лавка. Может быть вы хотите приобрести вместо настоящей конской головы бронзовую? Я могу вам предложить не только голову, но и целую лошадь со всадником. Это будет прекрасный подарок вашим близким в память о посещении нашего города. Она небрежным жестом указала на постамент у стены, на котором стояла монструозного вида лошадь, судя по всему, весила она как настоящая. Альфаи встретилась взглядом с Байланто, который вроде бы встревожился и, недолго думая, задействовала безмолвную речь: "Что, не нравится покупатель? Иностранец, что с него возьмешь". На самом деле в это время она решала маленькую задачку со многими неизвестными. Был у нее котелок. Даже не просто котелок, а тигель, когда-то принадлежавший одному из младших магистров ордена Диких Кротов. Тигель был ею честно проверен, не показал магии больше нормы, а потому Альфаи приберегла его на черный день. Орденские вещицы всегда стоили очень дорого, даже если не имели особых свойств. Хотя рассказывал тигель много интересного. Стоило ли его показывать, как к этому отнесется законопослушный Байланто, и, кстати, нет ли у господина с собой чего-то интересного. Таможня таможней, а жители халифата мастерски умели провозить контрабанду.

Родрегер: -Ах, это антикварный магазин -Родрегер, как любой учёный человек, отличался некоторой рассеяностью, и поэтому забыл ответить на первый вопрос. Оглядевшись вокруг, он продолжил, словно думая вслух - Ну чтож, да, наверное у вас действительно нет того,что я перечислил, впрочем я не уверен, что я смог бы создать, то что мне нужно с помощью всех этих вещиц. С другой стороны не зря же я к вам зашёл? Я бы хотел приобрести вон тот замечательный экспонат - и Родрегер показал на полку неприметного шкафчика, стоявшего в дальнем неосвящённом углу комнаты - вот этот котёл мне подойдёт.

Байланто Киву: Леди Аша, казалось, нисколько не была обеспокоена странными запросами ночного посетителя. Байланто ответил на безмолвную речь хозяйки: "Если вы этого господина не опасаетесь и не боитесь остаться с ним наедине, я бы, пожалуй, пошел ужинать и спать. Помочь вам в ваших делах я все равно не могу, а посыльный из трактира на углу уже топчется у задней двери" Он посмотрел на чужеземца, нашарил в кармане одну из кварцевых галечек и положил на стол перед рассеянным иностранцем. -- Возможно, вот этот кварц вам подойдет, -- сказал он приветливо.

Наваждение: Дверь резко распахнулась, и в помещении вдруг стало тесно от набившихся в него людей в форме городской полиции. Лица всех новоприбывших были суровы - очевидно большинство вытащили практически из постелей. - Вот он, вот он! - Заверещал низенький толстый малый, тыча пальцем в высокого худого мужчину. - Это он приплыл на той... том... на том предмете, которое сейчас пришвартовано в порту! Он точно какой-то беглый Магистр! Полицейским такие слова явно не понравились. Пару дюжин минут назад этот суетливый служащий Таможенного Управления чуть ли не кувырком вкатился на половину городской полиции, пытаясь сквозь одышку объяснить что-то про странного человека в порту и возможные неприятности. Генерал Бубута, которого как раз оторвали от чего-то важного (иначе он бы наверняка не кричал так громко), быстро собрал группу вынужденных добровольцев из числа своих подчинённых и отправил её в помощь. Наказ, впрочем, в случае "если окажется какая-то дерьмовая чушь, засунуть всем её участникам дерьмовые головы в их же дерьмовые задницы". С таможенником этот наказ с трудом, но мог быть осуществим, хоть и в фигуральном смысле, а вот проделать что-то подобное с беглым Магистром... Всем полицейским в этот момент сделалось очень нехорошо.

Аша Альфаи: - Ну что ж, если вы так настаиваете... Слово клиента - закон. Альфаи подошла к шкафчику и достала так понравившийся чужеземцу котелок. Очень хороший котелок. Был. Лет пятьдесят тому назад. Этот чудный антикварный тазик привезли Аше из пустых земель. Когда в Ехо появился ненормальный сэр Макс, он и всех жителей заразил повальным безумием. Это только раньше считалось, что сумасшествие - болезнь сугубо индивидуальная, сейчас она приобрела характер эпидемии, все поголовно хотели завести котов и приобрести для дома, для семьи что-нибудь эдакое из Пустых земель, на худой конец - из графства Вук. Вообще-то, продажа сомнительных лоханок и стрекал для менкалов не могла добавить опытному антиквару самоуважения, но если горожане готовы платить за эту ерунду большие деньги... "Люблю ненормальных, - восторженно сообщила Альфаи Байланто, - Неужели вам неинтересно, зачем ему лошадиная голова или этот чугунок, в котором какая-нибудь немытая красотка из племени варила жуткую несъедобную похлебку?" Аша действительно не слишком опасалась бывших магистров. Жили же как-то и до принятия кодекса, и в подвалах никто не отсиживался. А если тут запахнет магией, сюда с топотом примчится толпа... Гм. Вот именно, толпа сэров из Дома у моста. Альфаи на секунду застыла с дырявым котелком в руках, рассматривая тех самых сэров, которые решили заглянуть к ней в лавку на ночь глядя. Если бы речь действительно шла о магии, то простых полицейских сюда не послали бы, а вон того толстяка она видела в Таможенном управлении, дырку над ним в небе. Похоже, господин-то и правда привез что-то недозволенное и сейчас оно стремительно уплывает из ее рук. Ай-яй-яй, нехорошо-то как. - Хорошая ночь, незабвенные. Не припомню, чтобы я вызывала полицию, а время для незапланированных визитов не слишком подходящее. Вам так не кажется? - Альфаи сделала несколько шагов к полицейским и постаралась изобразить на своем лице нечто такое, чтобы господа сразу почувствовали неуместность своего присутствия в магазине.



полная версия страницы