Форум » Ехо » "Тяжело в учении, или О магии и кулинарии". 32-й день года, после заката » Ответить

"Тяжело в учении, или О магии и кулинарии". 32-й день года, после заката

Элия Тэн: "В гостях хорошо, а дома лучше"

Ответов - 37, стр: 1 2 All

Элия Тэн: Элия проснулась внезапно, словно что-то ее разбудило. Но вокруг была тишина, даже с улицы звуков почти не доносилось. Некоторое время она лежала, прислушиваясь к своим ощущениям и вспоминая недавние события. Да... теперь все изменится... К лучшему, очень хотелось на это надеяться. Тело немного ныло, как от физической нагрузки, и голова была тяжелой, но разлеживаться Элия не стала. Она села, с удивлением отметив, что не помнит, как снимала лоохи и укрывалась одеялом... Может, Анхало?.. Улыбнувшись, хозяйка кондитерской поднялась с постели, привела себя в порядок, мельком глянув на часы. Уже вечер... Оставалось надеяться, что того же дня... Проходя через гостиную, Элия слегка поежилась - никто так и не закрыл окно, и прохладный вечерний ветер гулял по комнате. Она выглянула на улицу - там царил вечерний Ехо. Именно царил, во всем великолепии огней и звуков. Вдохнув полной грудью, она закрыла окно и спустилась вниз. На кухне ее встретили остатки завтрака... Вернее, утреннего приема пищи. На одном из столиков в зале кондитерской тоже стояла посуда и недоеденная индейка, уже негодная в пищу. Элия сложила грязную посуду в мойку, убрала сладости в шкафчик, остатки индейки выбросила, протерла столы и задумалась о том, чтобы приготовить сейчас. За этим занятием ее застала Микка. У девушки был заспанный вид, волосы торчали во все стороны, и лоохи было надето немного неправильно. - О... Элия, ты уже встала? Или не ложилась? - Микка с подозрением посмотрела на хозяйку кондитерской. - Да поспала я, - улыбнулась Элия. - А вот тебя нужно немножко привести в порядок. - Она подошла к девушке, поправила лоохи и пригладила волосы. - Вот так, - сказала она, оглядывая девушку. - Сварить тебе камры? А я пока приготовлю что-нибудь... Булочки испеку, например. - Ой... а я никогда не видела, как булочки пекут... - проговорила Микка. - Можно посмотреть? - Можно не только посмотреть, но и поучаствовать, если хочешь. Тут Элия неожиданно чихнула. И еще разок.

Анхало Хьюсс: - Будьте здоровы, леди Элия! - послышался голос с лестницы. По лестнице спускался сэр Анхало в своём обычном плаще. Под мышкой у него была книга, прихваченная в Храме Времени. - Я рад, что вы уже проснулись. Собираетесь готовить что-то? Нужна моя помощь? Он прошёл к кухонному столу, улыбнувшись Микке. Подойдя к Элии, он положил книгу на стол и опёрся руками о край столешницы. - Я проснулся пару часов назад. Не стал вас будить: решил пока ознакомиться с этой книгой... - Анхало кивнул на фолиант. - Просто удивительно. Не думаю, что в современном Ехо можно найти что-нибудь подобное. Знаете... - Он помедлил. - Я тут решил: ключи от Храма и от дома Латхи у нас. Надо будет заказать вторую пару и оставить их в самом Храме: чтобы если Латхи или кто-либо ещё явится... ну, оттуда, они смогли выбраться. И ещё: раз вы теперь хозяйка этого дома, надо как-нибудь на днях наведаться и забрать часть книг. Полагаю, они нам пригодятся.

Элия Тэн: - Благодарю, - отозвалась Элия, утираясь платочком. - Кажется, я немного простыла в той неожиданной зиме... - Я вам отдам ключи от дома сэра Латхи, так что можете в любое время туда наведываться. Не думаю, то он был бы против, - она пожала плечами. - В конце концов вы состояли в одном Ордене... Элия хотела еще что-то сказать, но кашель ей помешал. - Да что ж такое! - она нахмурила брови. - Всего один день в другом климате, и вот, пожалуйста... Ладно, не важно... Я хотела испечь фруктовые булочки, - сказала хозяйка кондитерской, обращаясь к Анхало. - С этим я сама справлюсь, но если вы помоете посуду, буду вам очень благодарна. Время от времени покашливая, Элия принялась замешивать тесто, показывая каждый шаг Микке. - А чтобы тесто быстрее подошло, я использую одно простенькое заклинание, - добавила она, когда основа для булочек была готова. - "Нитвели", - произнесла хозяйка кондитерской, склонившись над тестом. Оно тут же стало увеличиваться в объеме. - Теперь нужно подождать несколько минут, а пока подготовим фрукты. Вместе с Миккой они промыли сухофрукты и цукаты и тщательно их высушили. Ну а потом осталось только перемешать их с тестом и разделать булочки. Микка с таким энтузиазмом лепила из теста комочки, что весь перед лоохи оказался в муке. Даже на волосах белели хлопья. Смеясь, Элия отправила девушку приводить себя в порядок, а сама поставила противень в духовку и присела за стол, устала потирая лоб. Он показался ей горячее обычного... Но она решила не обращать внимания. Нужно ведь еще столько сделать... Подготовиться к завтрашнему дню, испечь сладости, которые закончились, посмотреть, чего не хватает из заморских... Хозяйка кондитерской посмотрела на Анхало. - Кажется, вы обещали мне коктейль... - улыбнулась она. - А я вам - рассказ о параллельном мире...

Анхало Хьюсс: - О, разумеется. - отозвался Анхало. Пока хозяйка и гостья занимались готовкой, он успел перемыть и насухо вытереть посуду, и теперь сосредоточенно рассматривал какие-то сложные рисунки и символы на страницах книги. Отложив фолиант, он уже привычным движением снял с полок несколько бутылей, расставил их на столешнице... и замер. Задумчиво взглянув в сторону книги, он потёр подбородок, словно задумавшись над чем-то. - Хм... - пробормотал он. - А ведь можно было бы попробовать. Раньше я этого не умел; но коль скоро у вас на кухне разрешена магия до двадцатой ступени включительно... С вашего позволения... Открыв один из шкафчиков, он порылся на полках и добыл небольшую связку свечей, припасённых на случай перебоев с газовым освещением и просто для декора. Покосившись на окно, за которым сгущались пронизанные светом уличных фонарей сумерки, Анхало прикрыл глаза и поднял вверх правую руку. На кончике его пальца вспыхнул и затрепетал яркий сиреневый язычок пламени. Микка, показавшаяся было на пороге кухни, ойкнула и слегка попятилась. Пустынник широким движением руки сдвинул в сторону часть кухонного инвентаря, освобождая половину столешницы. Протянув руку, он почти коснулся пальцем поверхности стола... и, словно спохватившись, взглянул на Элию. - Мои извинения, леди Элия. У меня возникло желание испробовать кое-что, о чём я прочёл в этой книге. Вы не будете возражать против... хм-м... против небольшого сеанса магии одиннадцатой ступени? Насколько я помню, у вас это не запрещено, если используется в кулинарных целях.

Элия Тэн: Элия обернулась на Микку. - Не бойся, - улыбнулась она. - Наш сэр Анхало еще и не на такие чудеса способен. Девушка неуверенно покивала, зашла на кухню и села поближе к Элии, на всякий случай. А хозяйка кондитерской задумчиво посмотрела на Пустынника. - Одиннадцатая ступень? Нет, - она решительно помотала головой. - У меня нет серьги Охолла, сюда могут ворваться эти блюстители закона, потрясти своим жезлом, и забрать виновника в Холоми, не особо разбираясь, для чего применяли магию - чтобы пирог испечь или причинить кому-то вред... Разрешенных ступеней магии ведь вполне достаточно, чтобы создавать маленькие шедевры... Она поднялась и принялась убирать со стола вещи, которые мешали Анхало. - У вас ведь получались изумительные коктейли и без всякой магии, правда? - улыбнулась она, но, вешая на место венчик для взбивания, вдруг зашлась в очередном приступе кашля, ее охватил жар и перед глазами поплыло. Она сделала несколько неуверенных шагов к столу и почти упала на стул, прижимая руку к груди. - Что-то мне дышать тяжело... - пробормотала она.

Анхало Хьюсс: - Леди Элия?!? - Пустынник выронил бокал, который только что взял в руку. Бокал с жалобным звоном разлетелся на осколки, ударившись о пол: но Анхало этого даже не заметил. На миг возникла мысль об очередной пакости со стороны той силы - но он тут же её прогнал. Вряд ли та способна на такое: нет, дело в другом... - Что случилось? - испуганно поинтересовалась Микка, вскочив со стула. - Элия, ты не... - Помолчи, девочка. - бросил Анхало. Микка, запнувшись, умолкла. Пустынник, закусив губу, осмотрел Элию: взял её за запястье, нащупывая пульс, затем приложил ладонь ко лбу. Секунду помедлив, щёлкнул пальцами - и на кончике его пальца вновь вспыхнул огонёк, на сей раз зелёный. Пустынник начертал в воздухе фигуру, составленную из нескольких сцепленных колец, перечеркнутых в нескольких местах прямыми и изломанными линиями. Светящийся зелёным узор повис в воздухе, озарив помещение слабым зеленоватым сиянием: спустя несколько секунд линии его налились оранжевым светом. Что ж... уже хорошо: это болезнь, вызванная естественными причинами. Если бы причиной было колдовство или проклятие - узор вспыхнул бы алым или фиолетовым. Анхало склонился к леди Элии, вслушиваясь в её дыхание. Выждав несколько секунд, он мрачно кивнул. - Так и есть: булькающие хрипы... Воспаление легочного древа. - проронил он, выпрямляясь. В памяти вновь воскресали некогда прочитанные в университете и в Ордене страницы фолиантов по знахарской магии. Не будучи профессиональным знахарем, Анхало тем не менее постигал основы лечения людей - в эпоху Орденов, когда все воевали со всеми, без этого было не обойтись. - Это от переохлаждения. - От переохлаждения? - робко подала голос Микка. - Ой... Она же, наверное, у нас простыла: там же зима, холодно, не то, что здесь... Что же делать? - "Что делать"... - Анхало напряжённо размышлял. - К знахарю отвести, конечно, проще всего: да боюсь, прицепится, как в такую тёплую погоду можно такое воспаление схватить. Нет, нельзя... Пустынник бросил взгляд на Элию, затем на Микку: после - на стол, расчищенный от посторонних предметов. - Эх... Ладно, где наша не пропадала. - Он повернулся к Микке. - Так, давай-ка быстро в кладовую. Тащи мяту, ромашку, сушёные корни краснолиста... эх, да ты не найдёшь! Ладно, притащи любые травы, какие увидишь - и побольше!

Анхало Хьюсс: Повернувшись к столу, он резким движением вскинул правую руку - и размашисто очертил на столешнице круг. Вписав в него три кружка поменьше правильным треугольником, он принялся расчерчивать внутреннее пространство прямыми и изогнутыми линиями, кое-где помеченными странными символами: линии узора тотчас вспыхивали ровным сиреневым светом. Закончив чертить узор, Анхало выбрал из связки свечей три штуки: поочерёдно зажёг их щелчком пальцев - и расставил на столешнице, поместив каждую в маленький кружок. Тем временем вернулась Микка с охапкой сушёных трав и кореньев. Не глядя на неё, Пустынник взял с полки большой медный кубок и бутыль самого крепкого вина: наполнив кубок, он принялся крошить в него принесённые травы. Мята, корень краснолиста, сушёные синекрапчатые грибы, тёртый перец, ромашка - всё сыпалось в кубок. В довершение Анхало взял очищенную луковицу, развалил её ударом ножа и покрошил четвертинку в кубок. Отложив нож, Пустынник медленно поднял руки и простёр их над колдовским кругом. Фиолетовое сияние озаряло его лицо, придавая ему диковинный вид. Глаза Анхало жутковато вспыхнули. Медленно, нараспев он принялся произносить странные и немного пугающие слова, складывающиеся в непривычно звучащие фразы. Заклинания на древнем языке, обращённые к неведомым силам... Сколько это длилось - минуту, две, пять? Как бы то ни было, в какой-то момент круг вдруг полыхнул алым светом. Жидкость в кубке вскипела ключом, вспенилась, на миг озарившись изнутри тем же алым свечением: по всей кондитерской словно бы пронёсся несильный, но ощутимый порыв холодного ветра. Микка испуганно пискнула, схватив Элию за плечо... И всё закончилось. Круг на столешнице истаял и погас. Опустив руки, Анхало взял со стола кубок, наполненный исходящим паром зельем и поднёс его Элии. - Выпейте, леди. Это должно помочь.

Элия Тэн: Элия наблюдала за действиями Анхало словно сквозь какую-то дымку, давно ей не было так плохо, наверняка поднялась высокая температура, дышать было все тяжелее. Она едва могла сидеть, и когда Пустынник закончил осмотр, положила голову на скрещенные на столе руки, прикрыв глаза. Она услышала, как Анхало просит Микку принести какие-то травы, и, приоткрыв глаза, увидела, что Пустынник готовится творить колдовство. Она хотела запротестовать, попросить позвать знахаря, но вместо слов вырвался только кашель. Хозяйка кондитерской вновь закрыла глаза. Будь что будет... Вряд ли может быть хуже... хуже этого ужасного жара в груди. Она чувствовала, что вся горит... Когда Анхало принялся произносить какие-то жуткие слова, она открыла глаза и, приподнявшись, посмотрела на него. Вид Пустынника ее напугал, и воспаленное сознание Элии нарисовало ей какие-то жуткие ассоциации, ей даже захотелось куда-нибудь убежать и спрятаться. Но все же здравый смысл взял верх, и хотя она тоже вздрогнула, когда по помещению пронесся порыв ветра, у нее еще хватило сил потрепать Микку по руке, шепнув: "Не бойся, он знает, что делает". Элия осторожно принюхалась к зелью, оно пахло горячим вином, травами и чем-то незнакомым, островато-холодным. Взяв кубок слегка дрожащей от слабости рукой, она, не поморщившись, выпила горячее снадобье до дна. - Спасибо, - шепнула она Анхало, ставя кубок на стол, но в следующее мгновение ее глаза закрылись, и Элия погрузилась в глубокий сон.

Анхало Хьюсс: ...Трудно сказать, сколько времени длилось забытье Элии. Как бы то ни было, в какой-то момент застилающая сознание сонная пелена начала рассеиваться. Окружающий мир вновь обретал реальные черты... и очертания знакомой комнаты. Да, Элия находилась в своей комнате. Она лежала в постели, укрытая одеялом по самую шею. Комната была озарена трепещущим светом множества свечей, вставленных в подсвечники - похоже, их пришлось собирать по всему дому. Подсвечники были расставлены повсюду: и на полках, и на ночном столике, и прямо на полу. За неплотно зашторенным окном царила ночь. Напротив Элии прямо на полу восседал Анхало. Скрестив ноги затейливым образом и положив ладони на колени, он выглядел так, словно отрешился от всего окружающего. Глаза его были закрыты, лицо бесстрастно. А в кресле, свернувшись калачиком, посапывала Микка, во сне прижимая к себе подаренную Элией куклу. Словно почувствовав взгляд хозяйки, Анхало слегка шевельнулся: веки его дрогнули, и он открыл глаза. - О, леди Элия, вы проснулись! - констатировал он. - Рад, что это заняло меньше времени, чем я ожидал... Это побочный эффект зелья: вам был необходим крепкий сон, чтобы тело могло восстановиться. Он поднялся с пола и прогнулся назад, упершись руками в поясницу и запрокинув голову. - Й-ех! Вот так-то лучше... Когда вы уснули, я перенёс вас сюда: надеюсь, вы не в обиде, что я зашёл в вашу комнату без спроса. - Он кивнул на спящую Микку. - Я хотел отправить девочку спать, но она не желала оставлять вас. Так и уснула в кресле... Как вы себя чувствуете?

Элия Тэн: - Душно здесь... - проговорила Элия, оглядывая комнату. - Из-за свечей, наверное. Вот уж не думала, что у меня в доме столько свечей, я ими и не пользуюсь почти. А зачем они были нужны? Что-то случилось с газовыми светильниками? Она приподнялась на локте, посмотрела на Микку, потом перевела взгляд на Анхало. В ее глазах светилась искренняя благодарность. - Мне намного лучше, все благодаря вам, - сказала Элия. - Чувствую слабость, чуть-чуть в груди ноет, но, кажется, я скоро буду совсем в порядке, да? Что со мной случилось? Вечно мне не везет... А... как вы? Вы же магию применили? Потратили много сил... - Вдруг ее глаза округлились. - Какую ступень магии вы использовали? Сюда никто не приходил из служителей закона? Хозяйка кондитерской ужасно боялась, что кто-то может арестовать Анхало за применение недозволенной магии и увести его куда-то... и все из-за нее.

Анхало Хьюсс: Анхало подошёл к окну, взялся за ставни и распахнул их настежь. В комнату ворвался прохладный ночной ветерок, всколыхнув занавески: огоньки свечей тревожно затрепетали. Микка недовольно поморщилась во сне. Бросив взгляд на ночную улицу, Анхало повернулся к хозяйке. - Со светильниками всё в порядке. - промолвил он. - Просто я счёл необходимым закрепить эффект лекарства, и на фитиль каждой свечи, - он двумя пальцами затушил огонёк свечи на подоконнике, - капнул немного кремниевого масла: его испарения способствуют очистке дыхательных путей... - Он усмехнулся. - И за маслом, и за свечами пришлось наведаться к вашей соседке - ну, той склочной старухе-знахарке. Как там её... леди Ригало? Нет, леди Ригари, точно. Поначалу она и слышать ни о чём не хотела, но когда я пригрозил подать на неё в суд за неоказание помощи болящей... Видели бы вы, как она засуетилась! Пустынник ехидно улыбнулся. Видимо, маленькая победа над склочной старухой, не далее чем позавчера оклеветавшей их с леди Элией, доставила ему удовольствие. - Какую ступень магии, говорите? - Анхало что-то прикинул. - Хм... двенадцатую. Конечно, можно было обойтись и одиннадцатой, и даже девятой - но я не целитель, поэтому пришлось потратить лишние силы... Ничего страшного. А что по поводу служителей закона - никто не заявился. Надо полагать, решили, что мы тут взялись что-нибудь состряпать на завтра... - Он взглянул на Элию с некоторой толикой весёлого удивления. - Вы что, испугались, что меня загребут в Холоми?

Элия Тэн: - Да, испугалась, - немного смущенно проговорила она, глядя на Анхало. - Вам же пришлось из-за меня колдовать... Но, видимо, и вправду говорят, что сейчас на магию ниже двадцатой ступени, особенно в районе трактиров и похожих заведений, перестали обращать внимание... Хорошо, если так, - она улыбнулась. - Спасибо вам, сэр Анхало. Вы спасли мне жизнь... Элия немного помолчала, глядя на трепещущее пламя свечи и с наслаждением вдыхая свежий воздух. - Значит, леди Ригари помогла? - немного недоверчиво переспросила она. - Вот уж не ожидала от нее. Я думала, она даже под страхом суда ни за что не станет помогать... интересно, она взяла с вас плату или так отдала? Микка заворочалась в кресле, пытаясь сжаться в более плотный комочек, но не проснулась. Элия с улыбкой посмотрела на нее, ее сердце снова дрогнуло. В глубине души она всегда мечтала, чтобы рядом с ней были люди, которым она дорога. Конечно, родители ее любили и приезжали время от времени, но когда тридцать лет назад случилась трагедия, и Элия была прикована к постели, рядом с ней был лишь знахарь, который проверял ее состояние и приносил, если что нужно было. Так уж случилось, что мама и папа уехали в Нумбану, и смогли добраться до Ехо лишь через дюжину дней, если не больше, а ее единственная на тот момент подруга уехала к дальним родственникам за пределы Соединенного Королевства. Сейчас же все было по-другому, это грело и исцеляло не хуже какого-нибудь зелья.

Анхало Хьюсс: - Ну, не преувеличивайте. - Похоже, Анхало слегка смутился. - "Спас жизнь", прямо-таки... Скорее всего, вы бы просто долго и мучительно болели. Кашель, температура, бред и прочие радости жизни... Ничего, теперь всё в порядке. Он потянулся, сцепив руки в замок и хрустнув костяшками пальцев. Словно заслышав этот звук, Микка завозилась на кресле, подняла взлохмаченную голову с подлокотника и разлепила глаза. Сонно моргнув, она заметила Элию - и, мигом оживившись, выпрямилась. - Элия! Ты уже проснулась! - Она села в кресле, поджав под себя ноги и по-прежнему держа в руках куклу. - Фух... Тебе полегче, да? Хьюсс... то есть, Анхало говорил, что это зелье поможет... Здорово! Я и не знала, что он так умеет. Ой... уже ночь? Она бросила взгляд в тёмное окно; затем повернулась к Анхало. Смерив его взглядом, она посмотрела в сторону Элии. - Слушай, Элия... Я вот тут пока ты спала, подумала... - Она немного смутилась. - Знаешь, если Анхало такое умеет... ну... В общем, может, он и меня чему-нибудь научит? Анхало прямо-таки вздрогнул. Похоже, просьба застала его врасплох. - Научить? Тебя? - Он удивлённо взглянул на Микку. - Научить тебя... магии? Я... - Пустынник вопросительно посмотрел на Элию. - Право, не знаю... Леди Элия, что вы скажете?

Элия Тэн: Элия задумалась. Вообще-то, наверное, и правда этому делу чем раньше начнешь учиться, тем лучше. А там, глядишь, у Микки обнаружится талант к магии, и ее потом возьмут в Орден Семилистника или еще куда... - Можно попробовать, - немного нерешительно сказала она, переводя взгляд с Анхало на Микку и обратно. - Но только не выше десятой ступени, ладно? Наверное, и тут многому можно научить... Мне кажется, из вас получится неплохой учитель, сэр Анхало, - улыбнулась Элия. - Вы столько умеете... Я бы тоже поучилась. Может быть, для начала - смешивать коктейли и приправлять их магией... Кстати, Микка, если хочешь, я тебя и кулинарному искусству буду учить. Научишься варить камру, какой еще никто не пробовал, а? - она подмигнула девушке. - А чувствую я себя намного лучше, - добавила она. - Не знаю, сэр Анхало, может, вы меня избавили и от мучительной болезни, может, и от чего похуже... Просто мне в какой-то миг показалось... Впрочем, ладно, не важно, главное, что сейчас все в порядке. Хозяйка кондитерской села в постели и посмотрела на своих... а собственно, как их назвать - друзей? жильцов? В общем, на Микку с Анхало. - Кажется мне, что кому-то необходимо хорошенько выспаться. Днем сна явно было маловато... А ночь для того и существует, чтобы спать. И не в кресле или на полу, а в своей кровати.

Анхало Хьюсс: - Ну-у! - Микка моментально надулась. - "Спать"... Не хочу, я уже выспалась. - Вряд ли. - заметил Анхало. - Ночью в самом деле нужно спать. Ты ребёнок, для твоего организма вредно сбивать режим и бодрствовать ночь напролёт. Будет лучше, если ты проспишь до утра. - А я не хочу спать! - упрямо заявила Микка: ей явно не хотелось отправляться в постель. - Может, лучше давай ты меня чему-нибудь... ну, такому... колдовскому научишь? Ну давай сейчас! Я, честно, не хочу спать. Анхало покосился на Элию и слегка улыбнулся. Затем приблизился к Микке и склонился над ней. Его глаза оказались как раз напротив расширенных очей девочки. - Нет, Микка, ты ХОЧЕШЬ спать. - мягко, но настойчиво проговорил он: подняв руки, дотронулся пальцами до висков девочки. - Ты ОЧЕНЬ хочешь спать. - С этими словами он слегка надавил ей пальцами на виски и выпрямился. Глаза Микки тут же стали сонными: она часто заморгала, зевнула - и, поникнув, склонила голову на подлокотник и тихо засопела. - Вот так это и делается. - констатировал Пустынник. - Магия внушения, седьмая ступень. На детей и стариков действует на раз. Проспит до самого утра. Склонившись, он подхватил девочку на руки. Микка сонно уткнулась головой ему в плечо, по-прежнему держа в руках куклу. - Я отнесу её в спальню. - сообщил Анхало. - Леди Элия, думаю, вы и сами желаете выспаться как следует?

Элия Тэн: Элия хотела уж вмешаться, уговорить девушку отправиться спать и не приставать сегодня к Анхало, которому и так пришлось сегодня поколдовать, но Пустынник и сам прекрасно справился. Хозяйка кондитерской только улыбнулась и покачала головой, глядя как Анхало усыпляет Микку. - Можно сказать, первый урок магии состоялся, - сказала она. - Ей нужно хорошенько выспаться. Да и вам тоже не помешает, сэр Анхало, - добавила Элия. - Жаль только, пока я не смогла выполнить свое обещание и рассказать вам о своем путешествии... Ну да это потом. Идите, я тоже скоро лягу. Завтра поговорим... Она проводила Пустынника взглядом, потом еще немного посидела, вдыхая свежий ночной воздух и глядя на трепещущее пламя свечей. Как же приятно было снова дышать полной грудью, не чувствуя боли... Все-таки не зря люди учатся магии. Элия твердо решила для себя научиться целительской магии, хотя бы в том объеме, что знает сам Анхало. А там.. все может быть... Она поднялась, обнаружив, что Пустынник снял с нее лоохи и положил его на край постели. Уже второй раз... Элия невольно улыбнулась. Она отвыкла от этой заботы, но как же она грела сердце... Ей хотелось сделать все, что в ее силах, чтобы и Анхало здесь было уютно, почти как дома, насколько у Элии это получится. Ей казалось, что Пустынник успел отвыкнуть от комфорта и домашнего тепла, и считает себя кем-то вроде слуги, а ей хотелось видеть рядом с собой просто друга. Она прошлась по комнате, задувая свечи. Потом подошла к окну и выглянула наружу. Полусонный Ехо в ночном великолепии был с другой стороны дома, здесь же слегка шевелили кронами деревья, и доносились приглушенные звуки - шуршание шин амобилера, чьи-то шаги и отдаленные голоса. Слабость, которая осталась от борьбы с болезнью, понемногу уходила, и снова хотелось жить, да так, как последние годы никогда не хотелось. От нахлынувших чувств даже слезы выступили, но Элия взяла себя в руки, и, оставив окно открытым, чтобы выветрить запах свечей, спустилась вниз, даже не накинув лоохи. В той суматохе, что вызвал приступ Элии, кто-то все же вспомнил про булочки в печи и не дал им сгореть, и теперь они лежали на противне, чуть более румяные, чем нужно, но свежие и аппетитные. На столе был небольшой беспорядок, и хозяйка кондитерской отнесла все мешочки и баночки с травами в кладовку, разложив их там по местам, помыла посуду, протерла стол, потом подогрела себе молока и присела за стол, захватив самую румяную булочку. Она и раньше устраивала себе такие ночные посиделки в компании с выпечкой, когда не очень хотелось спать или мучили разные мысли.

Анхало Хьюсс: На лестнице послышались тихие шаги. По ступенькам спускался Анхало, несущий в руке серебряный подсвечник с пятью свечами. На нём по-прежнему был плащ, но повязки на волосах не было - те свободно рассыпались по плечам. Подойдя к столу, Пустынник поставил канделябр на столешницу. - Леди Элия... Не возражаете, если я присоединюсь? - поинтересовался он, опершись рукой о спинку стула. - Мне всё равно теперь не уснуть. Я не привык спать подолгу... Он слегка улыбнулся, словно извиняясь. - Впрочем, если вам хочется побыть одной, я могу уйти. Ничего страшного, я всё понимаю.

Элия Тэн: Элия тепло улыбнулась Анхало. - Конечно же не возражаю. Одиноких ночей в моей жизни предостаточно было. Позвольте, я налью вам молока? Не дожидаясь ответа, она поднялась, налила в расписную глиняную кружку свежего горячего молока и поставила ее перед Анхало. Потом положила на блюдо несколько булочек из печи и тоже поставила их на стол. - Вы ведь почти не ели ничего... Как-то все не до того было, - покачала она головой. - Может, бутербродов сделать? Или еще что-нибудь посерьезнее? Она задумчиво посмотрела на Пустынника. - Без повязки вы выглядите немного по-другому, - проговорила Элия.

Анхало Хьюсс: - Да ну? - Анхало слегка поднял брови. - Как-то не замечал... Спасибо. Нет, бутербродов не нужно. Он осторожно отпил глоток молока - похоже, ему уже давно не доводилось пробовать сего питья. Откусив кусочек булки и пожевав, он ненадолго прикрыл глаза, смакуя вкус. - Надо же... Знаете, я тут подумал. Возможно, в первое время я показался вам... ну, странным. Сами понимаете, все эти чужеземные привычки, и всё в этом роде... Да ещё нежелание держаться в рамках дозволенной магии. Извините, если что не так. Дожевав булку, он положил руки на столешницу и слегка наклонился вперёд. - Понимаете, леди Элия... Признаться в этом новом Ехо я чувствую себя немного непривычно. Я помню этот город совсем другим. В Смутные Времена здесь всё было по-другому. Люди на улицах, дома, транспорт... Даже небо. Обычно оно было белым - а иногда вдруг случалось так, что с утра оно окрашивалось в иной цвет, когда какой-нибудь Орден желал заявить о своём могуществе... Всё быстро заканчивалось, но уже через пару-тройку дней небо опять становилось другим. А горожане! Он усмехнулся. - Да уж. В те времена никто не мог чувствовать себя защищённым. Редко кто выходил на улицу без зачарованного меча или хотя бы кинжала на поясе - и без пары-тройки смертельных трюков в рукаве... - Анхало на миг запнулся. - Ну вот, опять чужеземное выражение: откуда у лоохи рукава? Как бы то ни было, различные колдовские стычки были не редкостью. Да, порой случались жертвы, а иногда истребляли целые ордена... Но знаете что? В те времена у людей было то, чего нет сейчас: умение постоять за себя! Каждый знал, как следует защититься от врага - и как дать сдачи. Городские полицейские могли в одиночку разделать всмятку двух-трёх младших Магистров. Женщины вырезали на дверных косяках руны для защиты от злых духов и самолично изгоняли из домов всякую мелкую нечисть. Старики носили в тросточке клинок, на котором было выгравировано не меньше трёх убийственных заклятий. Да, это была война, и в городе было неспокойно - но, по крайней мере, каждый мог надеяться на себя.

Элия Тэн: - Я помню эти времена, сэр Анхало, - тихо сказала Элия. - Конечно, мы тогда жили в Ахо, но и там было небезопасно жить. Горожане предпочитали пореже выходить из дома, не доверяли незнакомцам. Несколько раз мы приезжали в Ехо, и один раз... мой отец... в общем, он умудрился ввязаться в какую-то стычку. Он знал пару заклинаний и умело держал в руке кинжал. Я даже не помню причину драки, я тогда была маленькая. Но отца арестовали. Впрочем, большую часть ареста он провел под присмотром знахарей, и с тех пор прихрамывает на левую ногу. Да, он мог постоять за себя. Но это потому, что ему было от чего защищаться! Сейчас же мои родители могут не бояться оставить дверь дома незапертой, зная, что никто туда не войдет в их отсутствие. И они спокойно отпустили меня одну в Ехо. Потому что стало возможным просто жить, а не выживать, понимаете? Раньше учились магии, потому что без этого было никак, сейчас - потому что просто хочется, потому что это интересно. Элия задумчиво отщипнула кусочек булочки. - Конечно, люди сейчас ведут куда более праздный образ жизни, и не могут постоять за себя, если вдруг случается что-то из ряда вон выходящее, но это происходит, к счастью, не так уж часто. Разве это так плохо - доверять незнакомым людям? Не запирать двери? Видеть на лицах других людей улыбки? Обсуждать не кто кого убил, а последние фасоны лоохи и новый пирог в "Скелетах"? Возможно, в новом Ехо многое изменилось, но мне хочется верить, что эти изменения к лучшему. Как показало мое путешествие в параллельный мир, бдительность и умение постоять за себя не помогут избежать трагедии, если уж ей суждено случиться... Хозяйка кондитерской немного помолчала. Потом осторожно коснулась руки Анхало. - Пусть вы ведете себя немного не так, как обычные горожане, но в этом ваша уникальность. Я очень надеюсь, что вы сможете принять этот новый Ехо и почувствовать, наконец, себя дома, где вам рады, где вас ждут...



полная версия страницы