Форум » Ехо » «Паломничество мощей или книжный допрос с пристрастием», 31 день года, полдень » Ответить

«Паломничество мощей или книжный допрос с пристрастием», 31 день года, полдень

Психе Химсул:

Ответов - 26, стр: 1 2 All

Психе Химсул: Комплимент насчет сложности по идее должен был благотворным бальзамом излиться на издерганную душу девушки, которую всю жизнь никто не воспринимал всерьез. Но вот поди ж ты, леди только нахмурилась. Такая проницательность ее совсем не радовала. Хотя, наверное, и не огорчала тоже. Просто казалась досадным недосмотром. На деле же Психе послушно последовала за Мастером, пресекающим ненужные жизни, гадая про себя, каким образом он отыскивает дорогу в этом непостижимом месте. Надо сказать, что ориентироваться на Темной стороне Ехо было ни чуть не сложнее, чем там, где она проводила часы и недели несколькими дюжинами лет ранее. Девушке стоило, лишь опустить глаза вниз, как на «земле» появлялись отчетливые отпечатки ступней незадачливого любителя посмертных прогулок. Впрочем, этот нехитрый фокус не обязательно был знаком всем посетителям Темной стороны, а посему леди с искренним интересом наблюдала за своим спутником. Надо думать, хотела научиться чему-то новенькому на халяву. - Надеюсь вы понимаете, что все случившееся строго говоря не должно было случиться вовсе… Но кто я такая, чтобы плевать в лицо судьбе и раскидываться ее непредсказуемыми подарками? Леди сухо улыбнулась, после чего поймала крошечный вихрь лилового ветра ладошкой, погладила его бархатную спинку и отправила дальше дрейфовать по загадочной изнанке мира. - Раз уж все совпало именно так… Психе недоверчиво покрутила головой, все еще не веря, что влипла в какое-то приключение, да еще и не одна, а в сомнительной компании. С ее точки зрения просто исключительно сомнительной. Девушка никак не могла определиться в своем отношении к сэру Лонли-Локли. Леди просто разрывали противоречия: первое «я» относилось к странному, слегка сумасшедшему типу с нескрываемой симпатией, а вот второе «я» подозрительно принюхивалось и настойчиво твердило, дескать, что от него можно ожидать что угодно. В то же время в ответ на такую искреннюю улыбку, которая похоже навечно поселилась на лице ее спутника корреспондентка время от времени просто не могла не отвечать такой же сумасшедшей улыбкой. Уладив внутренний разлад некоторым компромиссом, на время устроившим обе стороны, девушка вернулась к интересующей начатой теме. - Так вот, один из моих жизненных принципов: начатое дело доводить до конца. Поэтому вам придется смириться с моим обществом до конца этого грешного приключения, которое вряд ли закончится поимкой и испепелением неусидчивого живчика. Психе хмыкнула и, не скрывая удовольствия, кончиками пальцев коснулась янтарных полупрозрачных камней ближайшего здания. Стена была теплой, почти живой и слегка вздрогнула от чужого прикосновения. - И да… Будьте готовы, что некоторые вещи я откажусь обсуждать даже под угрозой смертной казни или мук длинною в вечность. Леди строго нахмурилась и неожиданно рассмеялась, представив себя со стороны. Гуляет она значит себе по Темной стороне с государственным служащим, надо думать, могущественным колдуном, и пытается его напугать. Тоже мне Лойсо Пондохва нового тысячелетия, Великий Магистр несостоявшегося Ордена.

Шурф Лонли-Локли: К тому, чтобы следовать за беглым покойником, Шурфу не приходилось прикладывать практически никаких усилий. Темная сторона сама каким-то совершенно непостижимым образом делала всю «грязную» работу за своих любимчиков, к числу которых он имел счастье принадлежать. Надо полагать у леди Психе тоже сложились с этим прелестным местечком очень благоприятные отношения, так как она явно получала удовольствие от прогулки. Хотя Лонли-Локли отчетливо чувствовал, что удовольствие девушки было бы много большим при условии отсутствия рядом Мастера Пресекающего ненужные жизни. Осуждать кого-либо за опасения относительно сохранности собственного существования вцелом и здравия в частности, было бы ужасно глупым занятием, противоречащим глубинным законам бытия, так что Шурф ограничился лишь снисходительным взглядом да чуть удивленно приподнятой бровью. - Вы как раз не похожи на человека, слепо следующего предначертанию. Взять хотя бы сегодняшнюю вашу выходку: приняли решение и поступили в соответствии с собственной волей, легкомысленно наплевав на все предостережения судьбы, хотя сейчас вам и кажется, что все было в точности противоположно, – слова звучали совсем не осуждающе, а скорее даже наоборот. – Но собственный выбор всегда чреват последствиями, за которые приходится отвечать. А значит, незабвенная, теперь вам придется принимать участие в этом сомнительном деле. Хотя я полностью одобряю и разделяю ваш жизненный принцип. Лонли-Локли, естественно, говорил чистую правду – он был готов в поисках ожившего трупа кружить по Темной стороне до изнеможения, но понимал, что вряд ли потребуются такие жертвы – объект преследования уже недалеко, а еще одного шанса на побег у него просто не будет. Уж об этом Шурф позаботится. - Только вот не понимаю вашего пессимизма относительно исхода нашей небольшой проблемы… Леди, уверяю вас, справиться с этим неупокоенным обитателем кладбища не составит никакого труда. Тем более, что посмертное существование, скорее всего, доставляет мучения ему самому. Нет ничего хуже неопределенности, даже для мертвого человека, а уж о живых я и вовсе молчу. За беседой вынужденные спутники незаметно для себя самих вдруг оказались в нескольких шагах от ограды, преграждавшей путь к Зеленому кладбищу Петтов, что теоретически находится на левом берегу Хурона. Впрочем, никакой реки или чего бы то ни было вокруг не существовало – только внушительный кусок суши за кладбищенскими воротами медленно плыл в густом золотистом мареве. Оглянувшись, сыщик обнаружил, что улочка, по которой они пришли уже тоже неспешно растворялась, тонула во влажном тумане. Ничего необычного, всего лишь недвусмысленная подсказка Темной стороны: цель впереди, смысла возвращаться нет.

Психе Химсул: Не переставая наслаждаться прогулкой, Психе с готовностью поддержала разговор: - Вопрос так называемого свободного выбора очень неоднозначен по своей природе, мало кто может провести четкую границу между прихотью судьбы и собственным желанием. Более того многие люди ошибочно полагают себя хозяевами своих судеб… Девушка только начала входить во вкус этой необычной беседы, как чуть в прямом смысле не «вошла» прямо в прозрачную ледяную ограду, неожиданно возникшую перед ней. Пейзаж за узорной решеткой больше всего напоминал поляну для детского пикника: ослепительно голубое небо с редкими облаками, неестественно зеленая трава одной длины насколько хватало глаз и маленькие клумбы с экзотическими цветами. Немного ошарашенная зрелищем и сгорающая от любопытства леди первой миновала арку ворот и была вознаграждена за свою храбрость сполна. По правую руку от нее прямо из клумбы поднимался давешний покойник. Рубище полицейского, весьма потрепанное и тусклое, составляло странный контраст с ослепляющее ярким пейзажем. Злополучный смертник вынырнул из цветочной оранжереи внезапно, да еще и сопровождал каждое свое движение отвратительным похрустыванием и чавканьем. Рука Психе нервно дернулась, и с ее пальцев слетела серебристая бабочка. Сияющее насекомое, пару раз взмахнув крылышками, достигло цели и приклеилось ко лбу неугомонного трупа. Виновник библиотечных беспорядков неподвижно застыл на месте, равнодушно уставившись пред собой. Девушка заворожено проследила за полетом бабочки, мимоходом порадовавшись, что длинные нудные заклинания оказались необязательными, все произошло само собой. Когда неупокоенное творение природы застыло на месте леди храбро сделала пару шагов вперед и помахала рукой перед его носом. Как и следовало ожидать реакции на это действие со стороны покойника так и не последовало. Разобравшись с насущной проблемой, корреспондентка повернулась к своему спутнику и прояснила свои недавние слова: - Справиться с этим чудом науки – легче легкого… только вот не думаете же вы, что он сам выкопался и пошел прогуляться… Ему явно кто-то помог… Психе с удовольствием присела на траву, скрестив ноги и голосом отлично вышколенной секретарши отрапортовала: - Ваш клиент готов к беседе.

Шурф Лонли-Локли: Легко преодолев несколько женских шажков собственным размашистым шагом в количестве одной штуки, Лонли-Локли поравнялся с неугомонной леди как раз в тот момент, когда та принялась колдовать. Мертвеца он заметил боковым зрением еще секундой или двумя ранее, так что был готов в случае чего незамедлительно подстраховать спутницу. Но, к счастью, помощь не потребовалась. Шурф даже беззаботно подмигнул корреспондентке: - Вы отнимаете мой хлеб, незабвенная. Теперь я могу со спокойным сердцем откусить себе правую руку, к темным магистрам, на кой она нужна, когда по Ехо расхаживают такие мастера обездвиживания! Тайный сыщик, одобрительно оглядев «работу» леди Психе, чуть посторонился, опершись спиной о широкий ствол одного из ближайших деревьев. То слегка шевельнулось, принимая белее удобную для человеческого тела форму, отодвигая излишне разлогие ветви и незаметно сглаживая сучки. В ответ на реплику девушки Мастер Пресекающий неопределенно пожал плечами. - По-разному бывает … Может, кто помог, а может, и сам справился. Сейчас выясним. Но беседу лучше будет провести именно вам, ведь это не мое колдовство. – Лонли-Локли выразительно указал одними глазами на трепещущую бабочку, примостившуюся прямо в центре лба покойника, что смахивало на диковинное, но чудовищно не подходящее ситуации украшение, прилепленное там в качестве злой шутки над умершим. - Тем более у вас хорошие профессиональные навыки в этой области, - мужчина широко ухмыльнулся и демонстративно скрестил на груди руки в огромных, нелепых рукавицах. Следующие пол минуты он посвятил тому, чтобы спокойно и одновременно восхищенно обвести взглядом окружающий пейзаж. Склонности к ностальгии сэр Шурф не замечал в себе давненько, а если быть до конца откровенным, то, пожалуй, никогда. Но против Темной стороны не попрешь – здесь все бывает совсем не так, как предполагаешь. Видимо, она просто очень любит удивлять редких гостей, доставлять им небольшие сюрпризы. Что ж, каждый развлекается, как может. Одним словом, совсем близко от странной компании вдруг возникла знакомая сыщику ветхая сторожка. Возникла – конечно, грубо сказано. Скорее уж она находилась там всегда, но лишь в данный момент пожелала быть замеченной. Много времени утекло с тех пор, как он видел ее в последний раз. Вероятно по ту сторону Ехо, которую Лонли-Локли приходилось лицезреть почти каждодневно, этого здания давно уже не было и в помине. Слишком оно выглядело хлипким, заброшенным и никому не нужным. Зато когда-то эта самая покосившаяся дверь сыграла не последнюю роль в судьбе Безумного Рыбника. Забавы Темной стороны были весьма утонченной разновидностью мучения. С одной стороны, прошлое есть прошлое – не следует его ворошить, но с другой – так заманчиво повернуть надщербленную кованую ручку и проверить, не скрывается ли за порогом вереница новых, невиданных чудес. Шурф смог отвернуться, только приложив к этому простому движению головы все усилия, на которые был способен. - Начинайте же, - чуть осипшим голосом произнес он.

Психе Химсул: - Отнимать ваш хлеб государственное преступление… - Леди искренне улыбнулась, мысленно выметая за дверь все свои недавние опасения. – Интересно, а за такое вопиющее нарушение прав человека как кража жизненно необходимых продуктов питания у лиц при исполнении, мне обеспечат самую уютную камеру в Холоми на ближайшую дюжину лет? - Вы мне льстите… Этот фокус я проделала первый раз в жизни, да и то, только потому что мы на Темной стороне. Психе нахмурилась и повернулась к «обездвиженному» покойнику. «Ну… и что же с ним делать? Вопросы задавать?...» Почему-то эта идея показалась девушке глупой и абсурдной. Если уж данная пародия на человека до сих пор издавала только звуки, которые с очень большой натяжкой можно назвать животным воем, то с чего же вдруг ей изъясняться нормальным человеческим языком? «В общем, как обычно, выпендрилась и села в лужу… Что же делать-то теперь?..» Ответ как ни странно пришел интуитивно. Корреспондентка пару раз глубоко вздохнула, закрыла глаза и тихо произнесла, обращаясь к спутнику: - Вопросы задавать придется вам… Видите ли этот красавчик не в состоянии членораздельно общаться, поэтому мне придется переводить его слова. Психе понимала, что туманное объяснение вряд ли донесет до ее собеседника суть процесса, но вдаваться в подробности в которых она сама почти ничего не смыслила было глупо и бесполезно. Оставалось надеяться, что сэра Лонли-Локли вряд ли удивишь капризами юных столичных колдуний.

Шурф Лонли-Локли: Оценив шутку (что есть совершенно особое удовольствие, так как редко доводится его испытывать), Шурф иронично хмыкнул, поддерживая тему: - Одно ваше слово и мы без проблем предоставим вам лучшую камеру в Холоми на неограниченный срок пользования. У меня, знаете ли, там неплохие знакомства! Информацию о личном опыте он все же решил оставить при себе. Мало ли и без этого ходит слухов по Ехо. - Как скажете, незабвенная. Раньше, правда, мне доводилось общаться с мертвыми и все они могли говорить достаточно разборчиво. - Лонли-Локли выглядел немного удивленным. – Не слишком люблю касаться чужого колдовства, но, если нужно… Попробуем. Мужчина оттолкнулся от древесного ствола, оказавшись, таким образом, почти лицом к лицу с мертвецом, столбом маячившим посреди клумбы, будто памятник самому себе. Покойник, судя по всему, этой рокировки не заметил, оставаясь ко всему происходящему совершенно равнодушным. Даже взгляд по-прежнему был устремлен куда-то вдаль, сквозь сыщика, который как раз сделал еще один маленький шажок ему навстречу. Неожиданно воздух стал упругим, пружинистым, так что на миг пришлось замереть в нерешительности. Бабочка на лбу «пленника» шевельнулась, вдруг рассыпавшись на тысячи мелких копий, брызнувших во все стороны. Шурф слегка покачнулся под напором волны незнакомой реальности, накрывшей его с головой, как бывает во время шторма на пляже. Не контролируя собственного тела, Мастер Пресекающий ненужные жизни лишь осознал, что поднимает руку, без перчатки, совсем чужую. Ладонь раскрывается, и из нее наперегонки летят цепи. Достигнув цели, они жадно впиваются в без того уже мертвое, но от этого не менее страдающее тело. Человек медленно опускается на колени, а после – опрокидывается навзничь. Но как же это восхитительно… Лонли-Локли показалось, что сейчас он задохнется от прилива будоражащей силы. Что-то подобное он испытывал, но на столько давно, что забыл, как это бывает приятно. Мужчина рассмеялся от переполнявших его эмоций. - Могущество, - отдышавшись заявил Шурф. – Его убил очень сильный маг. Так опрометчиво было с моей стороны соглашаться на ваши эксперименты… Но мне понравилось! Выглядел сыщик, как начищенная крона с царским профилем, то есть довольным донельзя. А такого блеска в его глазах, пожалуй, не появлялось с тех пор, как он вернулся из Кеттари. - Леди, вы, надеюсь, смогли понять что-то кроме открывшегося мне сведенья? Оно было весьма и весьма занимательным, но все же малоинформативным… - и сэр Лонли-Локли выжидающе уставился на спутницу.



полная версия страницы