Форум » Ехо » «Паломничество мощей или книжный допрос с пристрастием», 31 день года, полдень » Ответить

«Паломничество мощей или книжный допрос с пристрастием», 31 день года, полдень

Психе Химсул:

Ответов - 26, стр: 1 2 All

Психе Химсул: После утомительного общения с болтливыми коллегами Психе так хотелось тишины и покоя, в первую очередь внешних, во вторую, душевных. Поэтому, без сожалений покинув гостеприимный порог редакции она направила свои стопы в сторону самого волшебного, по ее мнению места, в Ехо. Без обиняков толкнув входную дверь девушка проскользнула в огромный зал, заполненный старинными шкафами и еще более старинными книгами. Слегка кивнув пожилой интеллигентной леди у входа, Психе переместилась в дальний конец зала, наполненный самыми интересными и ценными рукописями. «Какое счастье, что я могу здесь бывать…» Паршивое утреннее настроение сменилось легкой грустью о минувшем… Казалось жизнь налаживается, как вдруг… Хряп… Под ногой девушки что-то неприятно хрустнуло и она поспешила отступить назад, испуганно опустив глаза. На полу между стеллажами лежало человеческое тело. Почему-то озадаченная леди идентифицировала свою находку именно как тело. Глаза человека были плотно закрыты, и он вполне мог сойти за спящего пьяницу, если бы не легкая синева кожи. «Приехали…» Психе горько вздохнула, и, зацепившись взглядом на сломавшемся под ее ногой пальце, мрачно констатировала: «Труп…» Девушка хладнокровно принялась оглядывать бедолагу. «Так… кажется сегодня мое везение подсунуло мне редкостный трофей…» Одеяние мертвеца больше всего напоминало форму стражей закона. «Дырку в небе над моими мудрыми решениями… Вот тебе и покой…» Леди фыркнула, а потом не выдержав идиотизма ситуации осела на пол, задыхаясь от истерического смеха.

Шурф Лонли-Локли: С самого утра в Доме у Моста было тихо. В приемной, как ни странно, напрочь отсутствовали посетители, даже посыльные из «Обжоры» мелькали не каждую четверть часа, как обычно, а гораздо реже. Поэтому Шурф имел возможность в спокойной обстановке заполнить рабочую тетрадь и оформить отчеты, оставленные господами Тайными сыщиками еще со вчерашнего вечера. Сперва они хотя бы делали вид, что их самопишущие таблички оказываются на столе Мастера Пресекающего ненужные жизни по случайности, а потом, вконец обнаглев, стали приносить свои недоработанные документы прямо в его кабинет. Еще и обижались, если Лонли-Локли долгое время игнорировал растущую кучу табличек. Впрочем, он редко допускал подобный беспорядок в своем личном пространстве, так что все отчеты в результате были готовы к необходимому сроку. Таким образом, расправившись с насущными проблемами, сэр Шурф счел приемлемым посетить городскую библиотеку. Для собственного удовольствия, естественно. Неторопливо продвигаясь между книжными стеллажами, он внимательно вглядывался в корешки книг, разыскивая некий философский трактат Эпохи Орденов, который давно уже собирался проштудировать, но никак не выпадало возможности. Сегодня, видимо, тоже не судьба. Тишину читального зала разорвал на мелкие клочки чей-то заливистый хохот. Здоровые люди, у которых в жизни все как нельзя лучше, очень редко смеются именно так: срываясь на высокие ноты, задыхаясь и почти всхлипывая. Шурф отправился на звук, весьма скоро обнаружив его источник. Какая-то леди сидела на полу и пребывала явно не в себе. Хотя запах безумия не чувствовался, что уже не так плохо. Сыщик склонился над девушкой и беспристрастным тоном произнес: - С вами все в порядке, леди? Иногда даже сам по себе голос Лонли-Локли мог привести бьющегося в истерике человека в более менее сносное состояние духа, как бы заражая своим спокойствием. А если бы этого и не произошло, то всегда можно применить мизерную ступень черной магии, необходимую для утихомиривания страждущих. Однако, леди оказалась не одна, а в компании мертвого полицейского, судя по его лоохи. Шурф окинул тело цепким взглядом и снова перевел глаза на странную посетительницу библиотеки. На этот раз он выглядел уже более заинтересованным.

Психе Химсул: «Ой..» Обернувшись на обращенный к ней вопрос, Психе обнаружила рядом с собой сэра Лонли-Локли, тайного сыщика и грозу Мятежных Магистров. Его логичный вопрос и меланхоличное выражение лица настолько не вязались с происходящим, что девушка от истерического хохота перешла к идиотскому хихиканью. Ее внутренний голос развлекался вовсю, доводя свою хозяйку до белого каления. «Какая удача!!! Интересно это сэр Тайный Сыщик его так, или они вдвоем на охоту вышли… за мной…» Леди скорчила зверскую физиономию и погрозила пальцем молчаливому покойнику. «А я вам не дамся… Развели мне тут понимаешь самоуправство.!» От дикой ереси мелькавшей внутри своей многострадальной головушки Психе пришла в совершеннейший восторг, давно она так не развлекалась. «Надо будет в следующий раз на свидание с трупом обязательно прихватить все Малое Сыскное Войско разом, вообще весело будет!» С трудом взяв себя в руки, все так же сидя на полу, девушка покивала, выражая уверенность, что у нее, в общем-то, все в порядке. Ну а что такого в самом деле… Ну сидит она рядом с трупом в библиотеке, а над ней нависает Мастер Пресекающий Ненужные Жизни, с кем не бывает… Тут в хорошенькую темную головку закралась мысль, что ни с кем не бывает, и вообще это ненормальная ситуация… Серые глаза леди подернулись сомнениями и она отрицательно помотала головой, мол, нет, не все в порядке. Спустя секунду мыслительный процесс перешел на новый виток размышлений о том, что она жива и невредима, а значит все в порядке. Послушно соглашаясь с собственными мыслями Психе снова утвердительно покивала головой. Наверно это развлечение могло длиться до бесконечности, но бесстрастная внимательность сэра Шурфа в некотором смысле стала якорем для возвращения в реальность. За сим, завязав с метафизическими изысканиями, девушка наконец поднялась на ноги, подавила гнусное хихиканье и максимально серьезным голосом ответила на заданный Магистры его знают когда вопрос: - Все в порядке, по крайней мере, со мной. Достойным завершением этой фразы стал выразительный взгляд Психе на лежащего покойника.

Шурф Лонли-Локли: Дождавшись, пока девушка определится с ответом на четко поставленный вопрос, Шурф кивнул. - Очень хорошо. Судя по всему, ваши дела действительно обстоят лучше, чем у человека, лежащего на полу, если вы намекаете на это. Все-таки леди не внушала ему доверия. Мужчина еще раз сосредоточенно втянул ноздрями воздух, но никаких посторонних запахов выделить из обилия прочих так и не удалось. «Нужно будет попросить еще и сэра Нумминориха проверить, как обстоят дела», - решил он. Не то, чтобы Мастер Пресекающий ненужные жизни перестал доверять себе, но профессионалы своего дела на то и нужны, чтобы давать окончательное заключение по поводу спорного вопроса. В конце концов, это не специальность Лонли-Локли. А вот более подходящий под квалификацию Тайного сыщика объект находился неподалеку, весьма терпеливо дожидаясь своей порции внимания. Покойник был явно не слишком «свежим», однако сэр Шурф все равно осмотрел его на предмет признаков жизни. Последний не проявлял даже намека на них, и, вообще, производил впечатление совершенно безобидного спокойного мертвеца. Правда, лоохи, в которое он был облачен, имело неприглядно изодранный вид и изобиловало налипшими комками грязи, что почти равномерно перемежевывались с сухой травой и пылью. На каменном, до блеску натертом полу библиотеки, кое-где виднелась та же земляная композиция. Всю эту информацию Лонли-Локли аккуратно занес в свою тетрадь, которую в рабочее время держал при себе постоянно, как раз для подобных случаев. После этого можно было вернуться к допросу свидетеля. Немного запоздало мужчина представился: - Мое имя - Шурф Лонли-Локли. В данный момент я нахожусь на Королевской службе, так что хотел бы услышать вашу версию происходящего. Можете ли вы что-нибудь сообщить, леди? Только, прошу вас, по-порядку… И начните со своего имени, пожалуйста.

Психе Химсул: Дождавшись ответа на поставленный вопрос, сэр Тайный Сыщик удовлетворенно кивнул и на время утратил интерес к миру живых. Психе нетерпеливо топталась на месте, несмотря на ее биографию, общение с покойниками приносила ей мало радости, и потому ей хотелось уйти подальше от второсортной шутки. Леди считала второсортные шутки крайне нецелесообразным способом проведения времени, особенно в сложившейся ситуации. Но исчезнуть без объяснений ей не позволяла совесть, да и как можно исчезнуть из цепких лап Смерти на Королевской службе? Наконец сэр Лонли Локли оторвался от своей тетрадки и теплой компании холодного тела и повернулся к заскучавшей свидетельнице. Для начала он вежливо представился, чем чуть было не вызвал новый поток идиотского хихиканья. Почему-то именно в присутствии такого серьезного человека Психе была крайне трудно сдерживаться. Титаническим усилием подавив все несоответствующие обстановке поползновения, девушка представилась: - Мое имя Психе Химсул, я корреспондентка «Суеты Ехо». И, конечно же, я знаю кто вы такой… Мастер, Пресекающий Ненужные Жизни. Леди не удержалась от соблазна и бестактно брякнула. - Как видите в случае с этим беднягой вас кто-то уже опередил… Девушка иронично хмыкнула и расправила лоохи, слегка помявшееся от долгого сидения на полу. - Сообщить я вам могу про себя хоть всю биографию, но она вам без надобности, а с этим очаровашкой, - Психе покосилась на молчаливого полицейского. – Я познакомилась буквально за несколько минут до вашего появления. И знакомство наше состоялось самым банальнейшим образом – я об него споткнулась. Вот, в общем-то и все… Леди пожала плечами и уставилась на собеседника, в ожидании вопросов. А в том, что они будут, она не сомневалась ни минуты. С сэра Лонли–Локли станется выяснить всю ее родню до пятнадцатого колена в интересах дела.

Шурф Лонли-Локли: Психе Химсул пишет: как можно исчезнуть из цепких лап Смерти на Королевской службе? Если вы подразумеваете под этими словами Шурфа, то моя должность звучит несколько иначе. Хотя вы правы в том, что когда-то я имел честь носить именно этот чин. Теперь же Мантия Смерти по праву принадлежит сэру Максу. Девушка пыталась шутить, видимо, успокаивая, таким образом, саму себя, но Шурф не обратил на реплики подобного характера ровным счетом никакого внимания. Только сдержанно заметил: - Обстоятельства вашего знакомства не кажутся мне банальными. К тому же, слово «знакомство» в данном случае есть не совсем уместным. Или господин полицейский все же сообщил вам свое имя? Это, несомненно, было бы очень кстати… Лонли-Локли как всегда говорил вполне серьезно и размышлял логически. Если мертвец, исходя из специфических следов на полу, смог самостоятельно добраться сюда, предварительно побывав в каком-то месте, связанном с необлагороженным ландшафтом, то какие основания считать, что он не был способен представиться? В этот момент необычную компанию завсегдатаев читального зала разбавила своим присутствием пожилая дама весьма внушительной комплекции, что поспешила явиться на звук. Впрочем, излишне поспешить работнице библиотеки не удалось из-за перечисленных выше телесных характеристик, так что к кульминации беспорядков она немного припозднилась. Хотя данный факт совершенно не огорчил ее, поскольку зрелище и без того имело претензию на незаурядность. - Сэр Шурф, что здесь происходит? – скорее всего, сыщик показался ей самым авторитетным из присутствующих персонажем, а значит, ему и ответ держать. Только Лонли-Локли открыл рот для обстоятельного пояснения того, почему были так бесцеремонно нарушены правила соблюдения тишины в заведении, как новоприбывшая леди сама пронзительно завизжала, наконец, уразумев, что мужчина между стеллажами не просто прилег отдохнуть после утомительного чтения. Хватаясь пухлыми ладошками попеременно то за сердце, то за голову, леди медленно осела на пол, а после этого – растянулась там во весь свой небольшой рост. Теперь количество тел на полу увеличилось на порядок, правда, одно было бездыханным, второе просто недвижимым. Мастер Пресекающий ненужные жизни лишь устало вздохнул, с немым укором разглядывая "пополнение".

Психе Химсул: Я имела в виду не сколько вашу должность, сколько непосредственные обязанности, а так я в курсе, что теперь обязанности Смерти исполняет сэр Макс) Психе с тщательно скрываемым изумлением помотала головой в ответ на крайне логичный, но от этого не менее странный вопрос сэра сыщика. - К сожалению я не имела чести быть представленной этому господину... Девушка задумчиво потерла переносицу и перевела взгляд на покойника, внимавшего разговору с философским безразличием. - Видите ли... сэр Лонли-Локли, я обнаружила этого несчастного именно в такой позе и абсолютно неживого, это было видно с первого взгляда. Леди хмыкнула и подумала, что если бы не ее веселый нрав, ей бы очень подошло место кладбищенского сторожа. Тем временем, к месту трагедии прибыла смотрительница библиотеки, женщина с "большой душой", как ее за глаза называли посетители читального зала. Реакция этой леди на находку была менее бурной, нежели реакция Психе, зато куда более веселой. Девушка даже подпрыгнула от неожиданности, когда относительную тишину библиотеки разрезал абсолютно нечеловеческий визг. Чтобы не рассмеяться во весь голос, темноволосая леди уткнулась в рукав своего лоохи и пару раз тихо хрюкнула. Уж очень забавной ей показалась сложившаяся ситуация. Отвеселившись, Психе повернулась к сэру Шурфу и не без иронии уточнила: - Вас наверное интересует степень моего знакомства и с этой леди? Девушка сделала пару шагов ко второму телу и придала своему личику выражение крайней задумчивости: - К сожалению моего могущества явно не хватит, чтобы привести леди Тафту в чувство, зато я уверена, что в Тайном Сыске любой новичок знает пару полезных трюков на случай такой ситуации.

Шурф Лонли-Локли: Леди Химсул с упорством, достойным уроженца Арвароха, решившего, во что бы то ни стало немедленно умереть, продолжала вести себя крайне нерационально. Она веселилась, суетливо двигалась и делала поспешные, совершенно необоснованные выводы. Шурф был почти счастлив, что хотя бы леди Тафта в данный момент сохраняет молчание. Где-то на самой дальней окраине внутреннего мира Лонли-Локли радостно шевельнулся Безумный Рыбник, предвкушая будущую расправу. Хотя окончательно определиться с выбором он затруднялся: сразу разорвать девушку на куски, либо предварительно уединившись с ней. Пришлось его жестоко разочаровать, не совершив ничего из вышеперечисленного. Вместо этого Мастер Пресекающий чуть заметно сдвинул брови. - Будьте добры, не пытайтесь помочь леди Тафте. Моих познаний в знахарстве будет достаточно, чтобы привести ее в чувство, но я бы предпочел сделать это немного позже. После того, как выслушаю ваши показания. Иначе мне вряд ли это удастся. И он продолжил, будто и не происходило ничего: - Значит, вы утверждаете, что видите этого человека впервые? Простите, но я не верю в совпадения. Случайность – всего лишь событие, причины которого сокрыты от субъективного понимания. А у меня есть достаточно сильное желание докопаться до этих причин.

Психе Химсул: Психе равнодушно пожала плечами, подтащила один из библиотечных стульев поближе к телу смотрительницы и устроилась со всеми возможными удобствами. - Ваше решение не приводить леди Тафту в чувство прямо сейчас логично, вы и сами знаете какая это впечатлительная и склочная женщина. Но с другой стороны по отношению к ней это не гуманно. Девушка только диву давалась, почему ее настроение изменилось так резко. Ей больше не было смешно. Совсем. На секунду леди показалось, что в глубине глаз ее собеседника мелькнул какой-то призрак или воспоминание. В любом случае, от этого фантома ей стало здорово не по себе. А когда Психе начинает чувствовать нет, не опасность, но даже какую-то ее долю, она тут же становится сосредоточенной и серьезной, под стать самому сэру Шурфу. - Да я утверждаю, что я вижу этого человека впервые. Девушка скрестила руки на груди и невозмутимо встретила взгляд собеседника. - Знаете ли такое очаровательное зрелище трудно, да и невозможно забыть, - язвительность и злая ирония снова подавали признаки жизни, что не могло не радовать их обладательницу. - Ваше право мне не верить, но ведь в вашем распоряжении какая-нибудь 124 ступень черной магии, чтобы проверить правдивость моих слов. Леди грациозно потянулась и вопросительно посмотрела на сэра Лонли-Локли.

Шурф Лонли-Локли: - Что вы, для этого требуется значительно меньшая ступень, - произнес Шурф не потому, что это имело какое-то значение, а исключительно из любви к точности. Он еще какое-то время изучал лицо девушки, хотя прекрасно понимал, что сейчас она говорит откровенно. К тому же тело умерщвлено не менее суток назад, так что подозревать в содеянном корреспондентку было бы неразумно. А Лонли-Локли с некоторых пор такие поступки совершенно не свойственны. На обвинение в негуманности Мастер Пресекающий ненужные жизни никак внешне не отреагировал, так как это заявление относилось к длинному списку заблуждений, которым люди подвержены ввиду своей недостаточной наблюдательности. Леди Тафта в данный момент при всем желании даже простудиться не смогла бы оттого, что лежит на холодном полу. Но повседневным зрением, то есть единственно доступным большинству населения столицы, разглядеть подобные изменения в организме, к сожалению, невозможно. А объяснять – бесполезно, тут, даже Шурф был вынужден признать, теория бессильна. Вместо слов он повернул правую руку в защитной перчатке ладонью вверх, вслед за чем не в меру чувствительная дама послушно приподнялась над землей, описывая в воздухе ту же амплитуду. Еще два идеально четких пасса кистью и женщина заняла табурет по соседству с Психе. После легкого щелчка по лбу она открыла глаза, чтобы удивленно осмотреть присутствующих. Потом, кажется, все вспомнила и с неприязнью покосилась на мертвеца по-прежнему возлежащего неподалеку. - Леди, не волнуйтесь, - мягко сказал Лонли-Локли. – У меня есть несколько вопросов к вам. После нашей короткой беседы вы будете свободны и сможете вернуться на рабочее место. Хотя я бы настоятельно порекомендовал вам взять себе отпуск, по крайней мере, до конца этого дня. Та кивнула с готовностью, видимо, в большей степени воодушевившись второй идеей Шурфа. Не такая уж плохая формулировка прошения внеочередного Дня Свободы от забот у начальства: «По настоятельной личной просьбе сэра Лонли-Локли, Мастера Пресекающего ненужные жизни». И пусть попробуют не отпустить. - Знакомы ли вы с этой леди? - он немного склонил голову в сторону первой свидетельницы. Ответ очевиден, но инструкция требует бережного с собой обращения.

Психе Химсул: Скорее не почувствовав, а угадав перемену в настроении сэра Лонли-Локли, Психе расслабилась и с интересом наблюдала за возвращением к жизни леди Тафты. Смотрительница библиотеки, надо отдать ей должное, очухалась довольно быстро и не стала повторять на бис свой давешний концерт. На вопрос сэра Шурфа она неодобрительно покосилась на девушку рядом с ней и прокудахтала: - Эта леди неоднократно посещала сие образовательное учреждение под предлогом того, что она является работницей «Суеты Ехо». А что, она находится под следствием? Кажется, мстительную библиотекаршу чрезвычайно радовала такая перспектива. «Вот курица…» - Психе мрачно покосилась на бывшую обморочную и отвернулась от нее. – «И ведь понимает же, что я ни при чем, а все равно бочку катит… Ну и что с того, что я почитать люблю… тоже мне преступление века…» Девушка постаралась успокоиться и язвительно поинтересовалась: - Если у вас возникали сомнения в идентификации моей личности или места работы, леди Тафта, вы могли позвать зов главному редактору и получить разъяснения у него. Библиотекарша надулась и тут же наябедничала сэру Лонли –Локли. - Однажды, эта негодная девчонка вынесла очень важный пергамент из этих стен. Темноволосая леди ошалело уставилась на обидчицу и растерянно переспросила: - О чем это вы,? Когда это я… Леди Тафта торжествующе фыркнула и ткнула пальцем в собеседницу. - Она врет! Леди Химсул выносила из библиотеки очень важный исторический документ! Психе нахмурилась, соображая как ей выбраться из ловушки хитроумно придуманной нервной недалекой женщиной. И тут девушка вспомнила… Да, был в ее биографии один момент, когда она нарушила закон. В одном из дневников Психе обнаружила очень интересный рецепт камры. Сначала она хотела переписать его, но из этой затеи так ничего и не вышло. Девушка не могла запомнить ни строчки, чтобы перенести текст на чистую табличку. Владелец дневника позаботился о том, чтобы его любимый рецепт не достался всем трактирщикам Ехо. В общем, после применения безобидной 2 ступени Белой магии леди наконец стала обладательницей желанного листочка и незаметно вынесла его под лоохи. Вечером того же дня она подумала, что предусмотрительность автора была излишней, сваренное по рецепту пойло была весьма сомнительного качества и на вкус и на запах… В общем на следующий день Психе честно и благородно вернула листок в библиотеку, покаялась во всех грехах и уплатила положенный штраф. На этом дело было закрыто. Но как оказалось только для нее… В целом эта глава в биографии девушки относилась скорее к событиям комическим, нежели трагическим, поэтому в ответ на все обвинения она только улыбнулась и иронично хмыкнула. Леди было крайне интересно хватит ли у сэра Тайного Сыщика проницательности догадаться о невинном характере происшествия или же ей придется посветить ближайшую дюжину минут объяснениям.

Шурф Лонли-Локли: Шурф молчал все время, на протяжении которого длилось препирательство двух леди. Только глядел укоризненно то на журналистку, то на библиотекаря. Поочередно. - Благодарю за информацию, - наконец, обратился Лонли-Локли к леди Тафте. – Я, конечно, приму во внимание этот факт, но, вынужден вас разочаровать, Тайный Сыск не занимается подобными делами. Если вам будет угодно, то обратитесь со своими претензиями в Городскую Полицию. Полагаю, сэр Бубута Бох выслушает вас с большим удовольствием и лично займется этой проблемой. Женщина смерила «воровку» уничтожающе победным взглядом, а Мастер Пресекающий, могу поклясться, старательно спрятал ехидную улыбку в уголки тонких губ. Впрочем, уже мгновение спустя, он полностью взял себя в руки, со всеми потрохами вернувшись в порядком осточертевшую маску. - Но, прежде чем вы отправитесь в Дом у Моста, я хотел бы выяснить еще кое-что. По поводу господина полицейского, который так вас напугал. Сейчас, как видите, он мертв. Но каким образом он попал в библиотеку? Следы недвусмысленно говорят о том, что путь его лежал через холл, где вы теоретически должны были бы столкнуться… Сэр Шурф вопросительно поднял бровь, ожидая исчерпывающего ответа. - И еще, - добавил он. – Возможно, вы состояли в знакомстве с этим беднягой при его жизни? Ведь после смерти он по какой-то причине явился именно сюда, а не в какой-нибудь трактир, и даже не к себе домой… Действительно достойная восхищения страсть к чтению. Последнюю фразу сыщик сдобрил крупной порцией уважительности в тоне. Надо думать, не шутил.

Психе Химсул: После совета сэра Лонли-Локли обратиться в городскую полицию Психе старательно изобразила на своем лице взрывоопасную смесь ужаса и раскаяния, после чего расхихикалась не на шутку. В свое время ей довелось столкнуться с несравненным, единственным в своем роде сэром Бубутой Бохом. Как ни странно, после той встречи воспоминания у девушки остались самые радужные. Генералу не только не удалось напугать юную журналистку, ему даже не удалось заставить ее сохранить серьезное выражение лица. С удовольствием уделив пару минут приятным воспоминаниям о том эпохальном интервью, Психе вернулась в реальность и с интересом уставилась на леди Тафту. Той похоже приходилось невесело, в отличие от журналистки, почтенная матрона вряд ли могла счесть удачным событием – столкновение с Тайной Полицией, да еще и на своей территории. Леди Тафта мрачно и укоризненно посмотрела на сэра Лонли-Локли, адресуя ему упрек в напоминании бедной несчастной женщине о неприятных вещах, и неохотно пробубнила: - Не видела я этого вашего полицейского…Внешность у него достаточно заметная, я бы запомнила. Психе радостно хмыкнула про себя, понимая, что любая женщина возраста и комплекции леди Тафты ни за что не пропустит мимо себя одинокого и не очень мужчину без тщательного досмотра. Тем временем смотрительница библиотеки продолжала: - А как он попал в библиотеку сегодня… - леди пожала плечами. – Пришел да и все… Рано утром, я, пользуясь отсутствием посетителей, расставляла кое-какие книги на полках, когда возвращалась на свой пост, то видела спину человека, медленно бредущего между шкафами. Я, конечно, удивилась такой невоспитанности, но сейчас и не таких хамов встретишь… Библиотекарша не без злорадства покосилась на темноволосую девушку, на что та только изобразила смертную скуку на своем очаровательном личике и демонстративно зевнула.

Шурф Лонли-Локли: Не сказать, чтобы Шурф остался вполне доволен показаниями леди Тафты, и, тем не менее, конспектировал их по ходу, как это положено. Когда библиотекарь замолчала, он строго посмотрел на нее (от чего та чуть снова не лишилась чувств), после этого позволив себе сделать женщине замечание: - Вам следовало бы с большей ответственностью относиться к службе. В устах Мастера Пресекающего ненужные жизни прозвучало более чем назидательно. Лонли-Локли так и подмывало не ограничиваться коротким нравоучением, а прочесть обширную, как по объему, так и по временному отрезку, лекцию относительно рабочих обязанностей и долга их надлежащего исполнения, но пришлось воздержаться. Во-первых, ввиду явной бесполезности выговоров, а во-вторых, следовало, не откладывая заняться насущной неприятностью. То есть виновником сего переполоха. - В любом случае, благодарю за сведения, - вежливо повторился сэр Шурф, галантно подавая даме руку, чтобы помочь подняться, а на деле – чтобы поскорее спровадить. – Всего хорошего, леди Тафта. Ступайте и ни о чем не беспокойтесь, сейчас я здесь уберу… Вот это было тем редким случаем, когда слова сыщика разошлись с делом. Не по его воле, естественно, да и результат от изначально задуманного не слишком отличался, но все же. За спиной мужчины раздался странный хрустяще-булькающий звук. Нужно отдать должное молниеносной реакции Лонли-Локли, выработанной годами. Мертвец успел лишь неуклюже приподняться, когда защитная перчатка с левой руки уже была сброшена, и оставалось только пошевелить светящейся белесым сиянием кистью, чтобы загробному существованию полицейского пришел конец. Теперь уж точно навеки. Но покойник не проявлял никакой агрессии, а, напротив, неожиданно открыл провал рта и закричал с непередаваемым страданием, будто его тело подвергалось нечеловеческим пыткам. Длилось это представление, правда, совсем не долго, оборвавшись так же неожиданно, как и началось. Живой мертвец просто-напросто растворился в воздухе, оставив после себя лишь небольшой грязевой след на полу. Мастер Пресекающий ненужные жизни при этом совершенно не изменился в лице, а лишь сильнее обычного сжал от досады зубы. Как ни было велико его разочарование, но дыхательная гимнастика и самоконтроль, как всегда, помогали сохранять невозмутимое спокойствие. Поэтому Шурф неспеша вернул перчатку, испещренную защитными рунами, на положенное ей место, присел на корточки над тем местом, откуда только что прямо из под носа сыщика ускользнул труп.

Психе Химсул: Заскучавшая было во время допроса, Психе встрепенулась, услышав об уборке. Девушка твердо придерживалась принципа «увидеть все своими глазами и не умереть»… Сложившаяся ситуация явно располагала к интересным наблюдениям и при этом не несла никакой опасности для жизни. Передернувшись от хрипящих и булькающих звуков, леди высунулась из-за правого плеча, а скорее локтя сэра Лонли-Локли, чтобы посмотреть, что происходит. И вовремя. Теоретически мертвое тело, движимое неведомым инстинктом разинуло рот и исторгло такой вопль, что Психе очень захотелось, если не за лезть на самую высокую полку шкафа, то уж на шею сэру Тайному сыщику точно… Единственное, что ее остановило, это сверкающая левая рука сэра Шурфа, несущая смерть всему живому. Неземные дифирамбы из уст виновника этой вечеринки, наконец, иссякли и он самым подлым образом испарился. Девушка озадаченно помотала головой и рухнула обратно на стул. Невиданное дело, ее хваленое красноречие приказало долго жить на некоторое время. Леди задумчиво посмотрела на свои руки, пощупала ткань лоохи и глубоко выдохнула. Все проделанные действия, по крайней мере, убедили ее, что происходящее не имеет ничего общего с дурным сном. Скорее уж это дурная реальность. Признав сей безрадостный факт, Психе поднялась со стула и немного нерешительно спросила у сэра Лонли-Локли: - И что теперь? С одной стороны ей было страшновато, а с другой интересно, девушка уже предвкушала, какой волшебный материал может получиться из ее участия в расследовании Тайного Сыска. Главное было не упустить этот шанс. Только на этот раз вряд ли потребуется сесть на чью-то шею, скорее уж на хвост…

Шурф Лонли-Локли: Вопрос свидетельницы показался Лонли-Локли, мягко говоря, неуместным. Он оглянулся, в меру своих мимических возможностей изобразив на лице удивление. Правда, главным образом изменилось выражение глаз, все остальное же так расшевелить и не удалось. - Теперь вы отправитесь домой, леди Химсул. – сдержанно проинформировал девушку Шурф. С непонятливыми людьми ему приходилось в силу рабочих обязанностей сталкиваться достаточно часто, так что не мудрено и привыкнуть. - Если понадобитесь, я пришлю вам зов. Сочтя, таким образом, разговор оконченным мужчина вернулся к изучению места исчезновения резвых останков. Грязь он почти физически не переносил еще с детства, так что осматривание кучки влажной земли на полу вызывало некоторое внутреннее отторжение. Впрочем, Шурф покончил со своими маленькими слабостями, вроде этой, очень давно… Поворошив глинисто-травянистую горку, он обнаружил крайне полезную и занимательную вещь – совсем маленькую фалангу пальца мертвеца, видимо, являющуюся последствием столкновения бедняги с темпераментной леди Психе. Это уже было что-то. А точнее, отличный способ без особого труда обнаружить пропажу. Сэру Максу под силу было бы встать на след убиенного, но это принесло бы результаты лишь в случае побега покойника темным путем. Однако Лонли-Локли мог с уверенностью констатировать факт того, что в данной точке, да и нигде поблизости, нет проложенных путей, а трупу при всей его живости такая задача, как создание собственного, явно не под силу. Одним словом, Мастер Пресекающий ненужные жизни позволил максимально расслабиться мышцам и сосредоточился на своей находке. Этот мизерный кусочек тела вполне мог служить путеводной нитью, держась за которую не так уж сложно оказаться у цели. Нужно только дать молчаливое согласие на то, чтобы она сама вела тебя. Открыв глаза уже через несколько мгновений, Шурф понял, что все удалось как нельзя лучше, хотя результат и показался ему в какой-то степени удивительным. Долговязый сыщик в белых одеждах по-прежнему стоял в Городской библиотеке, но все оттенки вокруг приобрели неожиданно мягкий золотистый налет – верный признак Темной стороны Ехо.

Психе Химсул: Вот еще… Домой… Разбежался, как же… Психе только хмыкнула в ответ и изобразила на лице крайнее сомнение. Не имея ни малейшего желания следовать «приказу», леди застыла на месте, не спуская глаз с потенциальной дверцы в приключение. Сэр Тайный сыщик что-то выкопал в горстке пепла, сосредоточился и начал исчезать. Девушка чуть было не проморгала свою сенсационную статью, но в последний момент схватилась за белое одеяние спутника. Ощущения во время перемещения были очень странными, но подозрительно знакомыми. Осторожно приоткрыв глаза, перед прыжком в неизвестность Психе предусмотрительно их закрыла, она убедилась, что попала в очень интересное место. На Темную Сторону. Отодвинув в сторону волну воспоминаний по поводу своих первых прогулок по Темной стороне, леди огляделась вокруг, наслаждаясь волшебным пейзажем. Библиотека была полна света, Мохнатые полки шкафов мягко покачивались в такт неслышной музыке и были больше похожи на ветви деревьев, а книги на экзотические цветы. Все вокруг сияло и переливалось всеми оттенками зеленого цвета, дарило умиротворение и покой. «Кажется мое желание насчет покоя наконец исполнилась…» корреспондентка восхищенно вздохнула. «Как я могла забыть, что на Темной стороне так волшебно… А ведь в свое время вылезать отсюда не хотела… там в Ландаланде, конечно все по-другому и все же…» Психе напрочь забыла причины, сподвигшие ее на это внезапное путешествие. И зря… Между прочим она все еще стояла рядом с Сэром Шурфом, крепко вцепившись в край его белоснежного лоохи.

Шурф Лонли-Локли: Не смотря на то, что теоретически «проводник», в роли которого выступал кусочек тела беглеца, должен был привести точно к своему владельцу, в обозримом пространстве не наблюдалось ни одного даже завалящего покойника. Зато в шаге от Шурфа переминалась уже знакомая леди – так сказать, балласт, давший возможность мертвецу сделать ноги, пока они болтались между лицом и изнанкой мира. Лонли-Локли покачал головой, насмешливо глядя на шуструю корреспондентку. Легкомысленный тон мужчины совершенно не вязался с его повседневной манерой общения: - Вот интересно, а если бы вы все же затерялись где-нибудь на пол пути к Темной стороне, незабвенная, и за мной удалось бы последовать лишь части вашего тела, то какую из его прелестных половин я имел бы счастье лицезреть в собственной компании? Мастер Пресекающий плотоядно ухмыльнулся. Дышать полной грудью в прямом и переносном смысле этих слов было сейчас чрезвычайно приятно, а главное, легко. Что удивительно, изменялось здесь не только внутреннее состояние сыщика, а и отчасти внешний облик. Не кардинально, но вполне ощутимо: может быть, лицо Шурфа преображало такое несвойственное ему наличие самых разнообразных эмоций, сменяющихся почти дюжину раз за минуту, а может, в этом процессе играло свою скромную роль воображение наблюдателя. С уверенностью утверждать можно лишь одно – маска до колик серьезного дяди уступала место личине значительно помолодевшего, веселого парня. Но даже это обстоятельство не мешало ему выглядеть максимально внушительно: перчатки смерти по-прежнему пребывали там, где им и положено, мало того, предельно ясным казалось осознание готовности хозяина пустить их в ход по первому требованию. Попросить об этом дважды будет уже просто не кому. - Ну и что прикажете с вами делать, леди? Никакого желания злиться на нее Лонли-Локли не испытывал. Не в меру любопытная, она напоминала ему серебристую горную лисицу. Впрочем, наявность личного могущества – довольно весомый аргумент для уважения чужих намерений прогуляться по Темной стороне. При всем своем эйфорическом состоянии сыщик не мог не осознавать, что Психе не имела решительно никакой возможности оказаться здесь лишь за счет его силы. В таком деле извозчик не требуется, необходимо нечто большее. Нечто совершенно иного рода…

Психе Химсул: Человеческий голос прозвучал для девушки словно гром с ясного неба. Пришлось отвлечься от своего любимого экстатического созерцания и вернуться к делам насущным. Ситуация навалилась на любопытную леди вся и сразу. Во-первых, она на Темной Стороне Ехо. Проанализировав собственные ощущения, Психе сочла эту новость скорее приятной, нежели пугающей. Во-вторых, она тут не одна, а в компании сэра Лонли-Локли. Вот это уже новость сомнительного свойства… Темная Сторона иногда меняет людей, и от них можно ожидать всего что угодно. А противостоять смертельной перчатке сэра Шурфа можно разве что заручившись помощью какого-никакого сбрендившего Вершителя. Поскольку в радиусе видимости девушки ничего подобного не наблюдалось, вести себя следовало осторожно, как с Безумным Великим Магистром Эпохи Орденов. Выражение лица Тайного сыщика только подкинула пороху в пламя тревоги, поселившейся внутри Психе. Стараясь не делать резких движений она отпустила полу многострадального лоохи сэра Шурфа, одно что руками не разгладила… Побоялась надо думать. На вопрос о будущем своей персоны леди ответила вкрадчиво и мягко. - Холить и лелеять. Я могла бы покорчить из себя глупую дуреху, дескать – вы затащили, вы и расхлебывайте… Но не буду… Настроение не то, да и зачем? Девушка покачала головой, сорвала с ближайшей полки туманный цветок и вплела его себе в волосы. После чего вернулась к обсуждению назревших вопросов по степени их актуальности: - Как, когда и кто – сейчас не важно. Да, я могу уходить на Темную сторону. Думаю, на этом вопрос на время может быть закрыт. Психе настороженно посмотрела на собеседника, ее не оставляло ощущение, что знаменитый Мастер, пресекающий ненужные жизни на Темной стороне более живой и настоящий насколько это возможно конечно, в любом случае провоцировать его леди было не с руки. - Теперь о нашем общем знакомом, - девушка позволила себе ухмылку. – Далеко уйти он не мог, но если мы его найдем… В памяти мелькнули полузабытые обрывки заклинания, которые под влиянием близости Сердца мира внезапно собрались в логическую цепочку. Психе чуть нахмурилась, а потом, поддавшись обольстительному зову авантюры, решительно высказалась. - Если мы найдем нашего неуловимого покойничка, то я, возможно, смогу его разговорить… Корреспондентка, как бы нехотя произнесла последнюю фразу, но потом расслабилась, в конце концов, ее карты были вполне выигрышными. Во всех отношениях. А сбежать никогда не поздно...

Шурф Лонли-Локли: - Я очень рад, что вы сочли данный способ поведения не слишком перспективным, - Шурф вовсю продолжал улыбаться, видимо, совершая сие бесхитростное, по сути, действие впрок будущему возвращению в привычную шкуру. – Если бы вы запели эту песню, то все равно ей не было бы никакой веры. Я и сам вижу, что вам под силу самостоятельно совершать вылазки на Темную сторону, хотя, вы правы, сейчас не то время и не то место, чтобы заводить об этом длительные беседы. Может быть потом, за кружкой камры… Лонли-Локли огляделся. Изнанка Ехо оставалась столь же прекрасной, какой он видел ее в последний раз. Совсем недавно или целую вечность назад – зависит от избранной точки отсчета. Он сделал несколько шагов, ощущая, как движется не столько его тело, а скорее сама реальность. Перетекает, обволакивает, мягко подталкивает в нужном направлении. Спустя еще несколько шагов, стены библиотеки неуловимо даже для внимательных и зорких глаз Мастера Пресекающего ненужные жизни померкли, открывая вид на длинную, стрельчатую улочку, окутанную туманными золотистыми облаками. Мужчина оглянулся, чтобы удостовериться, что спутница следует за ним. - Раз уж по вашей милости, незабвенная, мертвец удрал, то вам действительно придется поучаствовать в его поимке и приведении в положенное ему – упокоенное – состояние. Не скрою, мне будет любопытно взглянуть на ваш хваленый ритуал развязывания языка покойникам. Раньше мне доводилось наблюдать такое разве что в исполнении сэра Макса или сэра Джуффина. Вы не так-то просты, как кажетесь на первый взгляд! Многострадальную фалангу пальца мертвого полицейского Лонли-Локли продолжал сжимать в руке, будто указывающий направление перст. Хотя почему же "будто"? Так оно и было в сущности. - Прошу вас, леди Психе, - Шурф сделал приглашающий жест в направлении конца улицы, попутно разгоняя с дороги прилипчивые клочки тумана. - Пусть я не Мастер Преследования, но уж этот труп чую великолепно.

Психе Химсул: Комплимент насчет сложности по идее должен был благотворным бальзамом излиться на издерганную душу девушки, которую всю жизнь никто не воспринимал всерьез. Но вот поди ж ты, леди только нахмурилась. Такая проницательность ее совсем не радовала. Хотя, наверное, и не огорчала тоже. Просто казалась досадным недосмотром. На деле же Психе послушно последовала за Мастером, пресекающим ненужные жизни, гадая про себя, каким образом он отыскивает дорогу в этом непостижимом месте. Надо сказать, что ориентироваться на Темной стороне Ехо было ни чуть не сложнее, чем там, где она проводила часы и недели несколькими дюжинами лет ранее. Девушке стоило, лишь опустить глаза вниз, как на «земле» появлялись отчетливые отпечатки ступней незадачливого любителя посмертных прогулок. Впрочем, этот нехитрый фокус не обязательно был знаком всем посетителям Темной стороны, а посему леди с искренним интересом наблюдала за своим спутником. Надо думать, хотела научиться чему-то новенькому на халяву. - Надеюсь вы понимаете, что все случившееся строго говоря не должно было случиться вовсе… Но кто я такая, чтобы плевать в лицо судьбе и раскидываться ее непредсказуемыми подарками? Леди сухо улыбнулась, после чего поймала крошечный вихрь лилового ветра ладошкой, погладила его бархатную спинку и отправила дальше дрейфовать по загадочной изнанке мира. - Раз уж все совпало именно так… Психе недоверчиво покрутила головой, все еще не веря, что влипла в какое-то приключение, да еще и не одна, а в сомнительной компании. С ее точки зрения просто исключительно сомнительной. Девушка никак не могла определиться в своем отношении к сэру Лонли-Локли. Леди просто разрывали противоречия: первое «я» относилось к странному, слегка сумасшедшему типу с нескрываемой симпатией, а вот второе «я» подозрительно принюхивалось и настойчиво твердило, дескать, что от него можно ожидать что угодно. В то же время в ответ на такую искреннюю улыбку, которая похоже навечно поселилась на лице ее спутника корреспондентка время от времени просто не могла не отвечать такой же сумасшедшей улыбкой. Уладив внутренний разлад некоторым компромиссом, на время устроившим обе стороны, девушка вернулась к интересующей начатой теме. - Так вот, один из моих жизненных принципов: начатое дело доводить до конца. Поэтому вам придется смириться с моим обществом до конца этого грешного приключения, которое вряд ли закончится поимкой и испепелением неусидчивого живчика. Психе хмыкнула и, не скрывая удовольствия, кончиками пальцев коснулась янтарных полупрозрачных камней ближайшего здания. Стена была теплой, почти живой и слегка вздрогнула от чужого прикосновения. - И да… Будьте готовы, что некоторые вещи я откажусь обсуждать даже под угрозой смертной казни или мук длинною в вечность. Леди строго нахмурилась и неожиданно рассмеялась, представив себя со стороны. Гуляет она значит себе по Темной стороне с государственным служащим, надо думать, могущественным колдуном, и пытается его напугать. Тоже мне Лойсо Пондохва нового тысячелетия, Великий Магистр несостоявшегося Ордена.

Шурф Лонли-Локли: К тому, чтобы следовать за беглым покойником, Шурфу не приходилось прикладывать практически никаких усилий. Темная сторона сама каким-то совершенно непостижимым образом делала всю «грязную» работу за своих любимчиков, к числу которых он имел счастье принадлежать. Надо полагать у леди Психе тоже сложились с этим прелестным местечком очень благоприятные отношения, так как она явно получала удовольствие от прогулки. Хотя Лонли-Локли отчетливо чувствовал, что удовольствие девушки было бы много большим при условии отсутствия рядом Мастера Пресекающего ненужные жизни. Осуждать кого-либо за опасения относительно сохранности собственного существования вцелом и здравия в частности, было бы ужасно глупым занятием, противоречащим глубинным законам бытия, так что Шурф ограничился лишь снисходительным взглядом да чуть удивленно приподнятой бровью. - Вы как раз не похожи на человека, слепо следующего предначертанию. Взять хотя бы сегодняшнюю вашу выходку: приняли решение и поступили в соответствии с собственной волей, легкомысленно наплевав на все предостережения судьбы, хотя сейчас вам и кажется, что все было в точности противоположно, – слова звучали совсем не осуждающе, а скорее даже наоборот. – Но собственный выбор всегда чреват последствиями, за которые приходится отвечать. А значит, незабвенная, теперь вам придется принимать участие в этом сомнительном деле. Хотя я полностью одобряю и разделяю ваш жизненный принцип. Лонли-Локли, естественно, говорил чистую правду – он был готов в поисках ожившего трупа кружить по Темной стороне до изнеможения, но понимал, что вряд ли потребуются такие жертвы – объект преследования уже недалеко, а еще одного шанса на побег у него просто не будет. Уж об этом Шурф позаботится. - Только вот не понимаю вашего пессимизма относительно исхода нашей небольшой проблемы… Леди, уверяю вас, справиться с этим неупокоенным обитателем кладбища не составит никакого труда. Тем более, что посмертное существование, скорее всего, доставляет мучения ему самому. Нет ничего хуже неопределенности, даже для мертвого человека, а уж о живых я и вовсе молчу. За беседой вынужденные спутники незаметно для себя самих вдруг оказались в нескольких шагах от ограды, преграждавшей путь к Зеленому кладбищу Петтов, что теоретически находится на левом берегу Хурона. Впрочем, никакой реки или чего бы то ни было вокруг не существовало – только внушительный кусок суши за кладбищенскими воротами медленно плыл в густом золотистом мареве. Оглянувшись, сыщик обнаружил, что улочка, по которой они пришли уже тоже неспешно растворялась, тонула во влажном тумане. Ничего необычного, всего лишь недвусмысленная подсказка Темной стороны: цель впереди, смысла возвращаться нет.

Психе Химсул: Не переставая наслаждаться прогулкой, Психе с готовностью поддержала разговор: - Вопрос так называемого свободного выбора очень неоднозначен по своей природе, мало кто может провести четкую границу между прихотью судьбы и собственным желанием. Более того многие люди ошибочно полагают себя хозяевами своих судеб… Девушка только начала входить во вкус этой необычной беседы, как чуть в прямом смысле не «вошла» прямо в прозрачную ледяную ограду, неожиданно возникшую перед ней. Пейзаж за узорной решеткой больше всего напоминал поляну для детского пикника: ослепительно голубое небо с редкими облаками, неестественно зеленая трава одной длины насколько хватало глаз и маленькие клумбы с экзотическими цветами. Немного ошарашенная зрелищем и сгорающая от любопытства леди первой миновала арку ворот и была вознаграждена за свою храбрость сполна. По правую руку от нее прямо из клумбы поднимался давешний покойник. Рубище полицейского, весьма потрепанное и тусклое, составляло странный контраст с ослепляющее ярким пейзажем. Злополучный смертник вынырнул из цветочной оранжереи внезапно, да еще и сопровождал каждое свое движение отвратительным похрустыванием и чавканьем. Рука Психе нервно дернулась, и с ее пальцев слетела серебристая бабочка. Сияющее насекомое, пару раз взмахнув крылышками, достигло цели и приклеилось ко лбу неугомонного трупа. Виновник библиотечных беспорядков неподвижно застыл на месте, равнодушно уставившись пред собой. Девушка заворожено проследила за полетом бабочки, мимоходом порадовавшись, что длинные нудные заклинания оказались необязательными, все произошло само собой. Когда неупокоенное творение природы застыло на месте леди храбро сделала пару шагов вперед и помахала рукой перед его носом. Как и следовало ожидать реакции на это действие со стороны покойника так и не последовало. Разобравшись с насущной проблемой, корреспондентка повернулась к своему спутнику и прояснила свои недавние слова: - Справиться с этим чудом науки – легче легкого… только вот не думаете же вы, что он сам выкопался и пошел прогуляться… Ему явно кто-то помог… Психе с удовольствием присела на траву, скрестив ноги и голосом отлично вышколенной секретарши отрапортовала: - Ваш клиент готов к беседе.

Шурф Лонли-Локли: Легко преодолев несколько женских шажков собственным размашистым шагом в количестве одной штуки, Лонли-Локли поравнялся с неугомонной леди как раз в тот момент, когда та принялась колдовать. Мертвеца он заметил боковым зрением еще секундой или двумя ранее, так что был готов в случае чего незамедлительно подстраховать спутницу. Но, к счастью, помощь не потребовалась. Шурф даже беззаботно подмигнул корреспондентке: - Вы отнимаете мой хлеб, незабвенная. Теперь я могу со спокойным сердцем откусить себе правую руку, к темным магистрам, на кой она нужна, когда по Ехо расхаживают такие мастера обездвиживания! Тайный сыщик, одобрительно оглядев «работу» леди Психе, чуть посторонился, опершись спиной о широкий ствол одного из ближайших деревьев. То слегка шевельнулось, принимая белее удобную для человеческого тела форму, отодвигая излишне разлогие ветви и незаметно сглаживая сучки. В ответ на реплику девушки Мастер Пресекающий неопределенно пожал плечами. - По-разному бывает … Может, кто помог, а может, и сам справился. Сейчас выясним. Но беседу лучше будет провести именно вам, ведь это не мое колдовство. – Лонли-Локли выразительно указал одними глазами на трепещущую бабочку, примостившуюся прямо в центре лба покойника, что смахивало на диковинное, но чудовищно не подходящее ситуации украшение, прилепленное там в качестве злой шутки над умершим. - Тем более у вас хорошие профессиональные навыки в этой области, - мужчина широко ухмыльнулся и демонстративно скрестил на груди руки в огромных, нелепых рукавицах. Следующие пол минуты он посвятил тому, чтобы спокойно и одновременно восхищенно обвести взглядом окружающий пейзаж. Склонности к ностальгии сэр Шурф не замечал в себе давненько, а если быть до конца откровенным, то, пожалуй, никогда. Но против Темной стороны не попрешь – здесь все бывает совсем не так, как предполагаешь. Видимо, она просто очень любит удивлять редких гостей, доставлять им небольшие сюрпризы. Что ж, каждый развлекается, как может. Одним словом, совсем близко от странной компании вдруг возникла знакомая сыщику ветхая сторожка. Возникла – конечно, грубо сказано. Скорее уж она находилась там всегда, но лишь в данный момент пожелала быть замеченной. Много времени утекло с тех пор, как он видел ее в последний раз. Вероятно по ту сторону Ехо, которую Лонли-Локли приходилось лицезреть почти каждодневно, этого здания давно уже не было и в помине. Слишком оно выглядело хлипким, заброшенным и никому не нужным. Зато когда-то эта самая покосившаяся дверь сыграла не последнюю роль в судьбе Безумного Рыбника. Забавы Темной стороны были весьма утонченной разновидностью мучения. С одной стороны, прошлое есть прошлое – не следует его ворошить, но с другой – так заманчиво повернуть надщербленную кованую ручку и проверить, не скрывается ли за порогом вереница новых, невиданных чудес. Шурф смог отвернуться, только приложив к этому простому движению головы все усилия, на которые был способен. - Начинайте же, - чуть осипшим голосом произнес он.

Психе Химсул: - Отнимать ваш хлеб государственное преступление… - Леди искренне улыбнулась, мысленно выметая за дверь все свои недавние опасения. – Интересно, а за такое вопиющее нарушение прав человека как кража жизненно необходимых продуктов питания у лиц при исполнении, мне обеспечат самую уютную камеру в Холоми на ближайшую дюжину лет? - Вы мне льстите… Этот фокус я проделала первый раз в жизни, да и то, только потому что мы на Темной стороне. Психе нахмурилась и повернулась к «обездвиженному» покойнику. «Ну… и что же с ним делать? Вопросы задавать?...» Почему-то эта идея показалась девушке глупой и абсурдной. Если уж данная пародия на человека до сих пор издавала только звуки, которые с очень большой натяжкой можно назвать животным воем, то с чего же вдруг ей изъясняться нормальным человеческим языком? «В общем, как обычно, выпендрилась и села в лужу… Что же делать-то теперь?..» Ответ как ни странно пришел интуитивно. Корреспондентка пару раз глубоко вздохнула, закрыла глаза и тихо произнесла, обращаясь к спутнику: - Вопросы задавать придется вам… Видите ли этот красавчик не в состоянии членораздельно общаться, поэтому мне придется переводить его слова. Психе понимала, что туманное объяснение вряд ли донесет до ее собеседника суть процесса, но вдаваться в подробности в которых она сама почти ничего не смыслила было глупо и бесполезно. Оставалось надеяться, что сэра Лонли-Локли вряд ли удивишь капризами юных столичных колдуний.

Шурф Лонли-Локли: Оценив шутку (что есть совершенно особое удовольствие, так как редко доводится его испытывать), Шурф иронично хмыкнул, поддерживая тему: - Одно ваше слово и мы без проблем предоставим вам лучшую камеру в Холоми на неограниченный срок пользования. У меня, знаете ли, там неплохие знакомства! Информацию о личном опыте он все же решил оставить при себе. Мало ли и без этого ходит слухов по Ехо. - Как скажете, незабвенная. Раньше, правда, мне доводилось общаться с мертвыми и все они могли говорить достаточно разборчиво. - Лонли-Локли выглядел немного удивленным. – Не слишком люблю касаться чужого колдовства, но, если нужно… Попробуем. Мужчина оттолкнулся от древесного ствола, оказавшись, таким образом, почти лицом к лицу с мертвецом, столбом маячившим посреди клумбы, будто памятник самому себе. Покойник, судя по всему, этой рокировки не заметил, оставаясь ко всему происходящему совершенно равнодушным. Даже взгляд по-прежнему был устремлен куда-то вдаль, сквозь сыщика, который как раз сделал еще один маленький шажок ему навстречу. Неожиданно воздух стал упругим, пружинистым, так что на миг пришлось замереть в нерешительности. Бабочка на лбу «пленника» шевельнулась, вдруг рассыпавшись на тысячи мелких копий, брызнувших во все стороны. Шурф слегка покачнулся под напором волны незнакомой реальности, накрывшей его с головой, как бывает во время шторма на пляже. Не контролируя собственного тела, Мастер Пресекающий ненужные жизни лишь осознал, что поднимает руку, без перчатки, совсем чужую. Ладонь раскрывается, и из нее наперегонки летят цепи. Достигнув цели, они жадно впиваются в без того уже мертвое, но от этого не менее страдающее тело. Человек медленно опускается на колени, а после – опрокидывается навзничь. Но как же это восхитительно… Лонли-Локли показалось, что сейчас он задохнется от прилива будоражащей силы. Что-то подобное он испытывал, но на столько давно, что забыл, как это бывает приятно. Мужчина рассмеялся от переполнявших его эмоций. - Могущество, - отдышавшись заявил Шурф. – Его убил очень сильный маг. Так опрометчиво было с моей стороны соглашаться на ваши эксперименты… Но мне понравилось! Выглядел сыщик, как начищенная крона с царским профилем, то есть довольным донельзя. А такого блеска в его глазах, пожалуй, не появлялось с тех пор, как он вернулся из Кеттари. - Леди, вы, надеюсь, смогли понять что-то кроме открывшегося мне сведенья? Оно было весьма и весьма занимательным, но все же малоинформативным… - и сэр Лонли-Локли выжидающе уставился на спутницу.



полная версия страницы