Форум » Ехо » "Проклятый старый дом, или Ищу героя по сдельной цене". 32 день года, после полудня » Ответить

"Проклятый старый дом, или Ищу героя по сдельной цене". 32 день года, после полудня

Анхало Хьюсс: Южное Левобережье. Трактир "Серебряный Олень". Послеобеденное время. * * * В этот послеобеденный час зал трактира со странным названием «Серебряный Олень» был почти пуст. Собственно говоря, сам трактир и в иное время суток не пользовался особой популярностью. Невысокое здание из зеленоватого замшелого камня с двускатной черепичной крышей и узкими оконцами, забранными оранжево-зелёными витражами, приютилось на одной из окраинных улочек южного Левобережья, в окружении близко подступающих деревьев с раскидистыми кронами и разросшегося кустарника. Трактир скорее походил на какую-нибудь лесную сторожку: при желании посетителю легко было представить, что забрёл в чащу леса и вышел к жилищу охотника или егеря. Над входом красовалась несколько выцветшая и потёртая деревянная вывеска, изображавшая белого оленя на зелёном фоне, вставшего на дыбы и склонившего голову. Внутри трактира, как уже упоминалось, посетителей почти не было. За стойкой скучал трактирщик, грузный бородатый человек с широченными плечами и могучими ручищами, с повязкой через правый глаз: он лениво протирал бокалы, и казалось странным, что такой дюжий тип так ловко управляется с хрупкой посудой. Две служанки сплетничали о чём-то, прислонившись к деревянной опоре, поддерживавшей потолочные балки. Больше народу в зале не было: лишь за дальним столом, похоже, разгорался настоящий спор. - Это неприемлемо! – кипятился упитанный лысоватый человек в богатом изумрудном лоохи, расшитом красными и золотыми узорами. – Вы не можете отказаться от выполнения задания сейчас! Мы с вами договорились! - Мы с вами ни о чём не договаривались. – скучающим тоном возражал ему долговязый тип средних лет в чёрном кожаном лоохи, прошитом заклёпками. Голова типа была повязана чёрным платком, а за спиной красовались ножны, из которых выглядывала рукоять меча. Длинное остроносое лицо выражало недовольство. – Я всего лишь сказал, что рассмотрю ваше предложение. Но такие условия меня не устраивают. Я не занимаюсь подобными делами. - Как это возможно?!? Мне рекомендовали вас как профессионала в… в известной области! Не забывайте, я обещал вам хорошую оплату! В конце концов, это-то должно вас убедить? - Деньги деньгами, господин Майгель, - наставительно произнёс долговязый, - а жизнь жизнью. Есть проблемы, в решении которых я ничем помочь не могу. Если вас это не устраивает – дело ваше. Здесь я вам не помощник. - Да вы… как вы смеете! – В гневе упитанный хлопнул ладонью по столу, приподнимаясь со скамьи. – Вы… вы подлый авантюрист и пустослов! Я требую… Глаза «чёрного платка» опасно сверкнули. Его рука молниеносно метнулась под лоохи – и в ней сверкнуло лезвие ножа. Размахнувшись, меченосец всадил нож в столешницу как раз между растопыренными пальцами нанимателя. Тот недоумённо моргнул, перевёл взор на нож – а затем побледнел, как мел, и осел на скамью. В его глазах плескался ужас. - Слушай, ты, пузырь. – недоброжелательно процедил «чёрный платок», выдернув нож и убрав обратно в ножны. – Держи язык за зубами. Ещё никто и никогда не смел так ко мне обращаться. Тебе ясно?!? – И, не дожидаясь ответа, поднялся из-за стола и направился к выходу.

Ответов - 54, стр: 1 2 3 All

Элия Тэн: Когда явился переодетый Ломион, Лита смерила его презрительным взглядом. - Что это на вас надето, сэр? - проговорила она. - Неужто у вас нет денег, чтобы купить себе приличное лоохи и тюрбан? Впрочем... мне без разницы, лишь бы вы мою шкатулку нашли. Судя по всем этим орденам, вы чего-то, да стоите, - из ее уст это прозвучало вполне как похвала. А вот амобилер сэра Майгеля явно пришелся по вкусу это взбалмошной леди. Она с удовольствием приняла приглашение - Лите нравилось быть в гуще событий, особено когда это касалось ее лично - и первой забралась на сидение амобилера, расправляя лоохи изящным движением.

Ломион: Тео, помог леди забраться в амобилер, сел рядом с ней, достал трубку, набил и раскурил ее. - Это мой мундир, еще со времен службы в Гугланде, я пошил его по образу мундира моего деда, в Кумоне мне пошили такой же только серый, леди, поверьте, это превосходная вещь, в которой удобно работать, и сражаться, не боясь запутаться в этой грешной ткани, и меня сразу отличали от остальных, если мне это было нужно. Сэр Майгель, едем в ваш особняк, там я оставлю вещи, только попросите слуг не притрагиваться к замку сундука, вам же не нужны лишние трупы в доме. - сказал Ломион, с ехидной улыбкой. - Мне еще много чего нужно выяснить. Начнем с того, что за постояльцы жили в доме и ваших домыслах насчет происходящего,а я вижу что они у вас есть, просто не могут не быть. И еще, где здесь продают лампы? Я пожалуй куплю пару. Амобилер резво катился по мостовым Ехо, и Тео с наслаждением смотрел в окно за проплывающим за окном городом своего детства. теперь он займется этим городом в плотную. - Кстати, а что за существо у вас завелось тут - этот сэр Макс? Я много собрал на него информации, ради того что бы удовлетворить любопытство халифа Нубуйлибуни цуан Афия, и даже следил краем глаза за его передвижениями по Кумону, я мало во что из этих небылиц, но он по истине удивительное существо. - начал разговор Тео, что бы расположить к себе собеседников. В Ехо любили подобные разговоры, да и сэр Макс был своеобразной гордостью горожан.

Анхало Хьюсс: Амобилер свернул на поперечную улицу и покатил меж тянущихся по сторонам низких оград, над которыми нависали раскидистые ветви деревьев, одетые кудрявой зеленью: среди зелени кое-где высились крытые черепицей крыши особняков. Возничий неотрывно смотрел вперёд, не поворачивая головы и не проявляя никакого интереса к разговорам в обитом зелёно-жёлтым бархатом салоне экипажа. Казалось, жили лишь его руки, лежащие на рулевых рычагах. Майгель, до этого смотревший в окно, достал из-за пазухи лоохи короткую резную трубочку и кисет. Набив трубку золотисто-коричневым табаком, он щёлкнул кремневой зажигалкой и закурил. Сделав первую затяжку, он покосился на леди Литу и слегка опустил стекло дверцы, чтобы дым тянулся наружу. После этого он повернулся к Ломиону. - Сундук, говорите? Хорошо, по поводу вашего багажа я распоряжусь. И не волнуйтесь: у слуг в моём особняке нет привычки рыться в чужих вещах... Эй! - Он повернулся к возничему. - На Улице Красных Лотосов остановишься у магазина. Господин Ломион желает купить пару ламп. Понял? Ливрейный слуга молча кивнул. - Вот так. Теперь касательно вашего вопроса о постояльцах. - Он вновь покосился на леди Литу и вздохнул. - Ладно, обо всех по порядку. Первым был Кесьен Ратхолли, бывший ландаландский шериф в отставке. Приезжал в город на свадьбу дочери. Снял комнату на две дюжины дней: сьехал на восьмой, после того, как в одну из ночей пропали несколько наград с его парадного мундира в шкафу и тесак в ножнах. Мне удалось уговорить его не обращаться в полицию, пока проблема не будет решена.... Далее. Чиуна Квист, молодая свободная художница. Приехала из Пшорри на какой-то художественный фестиваль. Большую часть времени проводила в своей комнате, занималась живописью. На пятый день пребывания в доме явилась ко мне и заявила, что утром обнаружила, что все её холсты залиты кровью: собиралась съехать на следующий день. В ту же ночь... - Майгель вздохнул, - исчезла без следа. В её комнате я нашёл лишь холсты и разбросанные художественные принадлежности. Следующий. Хикрае Цупаджи, иррашиец, приехал в Ехо по делам бизнеса. Снял комнату на десять суток: исчез на седьмую ночь. В последние двое суток жаловался на то, что ночами не может уснуть из-за ощущения того, что в комнате кто-то есть и наблюдает за ним. Боялся подходить к зеркалам, говорил, что в зеркале видит "не себя". Далее - леди Лита Дэнир... - Сэр Шапширо осёкся. - Леди Лита, думаю, вы сами желаете обо всём рассказать?

Элия Тэн: - Мундир... - проговорила леди Дэнир, словно пробуя слово на вкус. Ей явно до этого не приходилось сталкиваться с подобной формой одежды. Она недовольно покосилась на трубку сэра Майгеля, но ничего не сказала, демонстративно отвернувшись к противоположному окну. Возможно, в другое время она бы и посплетничала об этом... ах... ужасном и загадочном сэре Максе, благо непроверенной и не всегда достоверной информации она знала много, каждый раз покупала "Суету Ехо", приезжая в город. Но обстановка была не та. Ее в самом деле волновала судьба ее фамильной шкатулки. Она, затаив дыхание, слушала сэра Майгеля - ведь она не слишком много знала о других постояльцах. - О да, я расскажу! - с энтузиазмом сказала она, делая большие глаза. - Я приехала в Ехо пять дней назад. У меня здесь дядя живет, и отец попросил съездить к нему, забрать фамильную шкатулку. Я хотела у него остановиться, немного погулять по Ехо, повидать подруг, но дядюшка куда-то уезжал по делам, и порекомендовал остановиться в доме сэра Шапширо. Мне как-то сразу там не по себе было, уже в первую ночь. Я слышала чьи-то шаги в коридоре, хотя, выглядывая, никого не обнаруживала. А еще кто-то переворошил всю мою одежду, пока я была в комнате для омовения. Это на вторую ночь случилось, и я уже подумывала уехать домой, но меня пригласили на ужин, так что пришлось еще задержаться. И на третью ночь меня разбудил чей-то стон. Я перепугалась, но пошла посмотреть, кто это может стонать - вдруг помощь кому-то нужна. Никого я не обнаружила, только книги в гостиной были разбросаны по полу. А вот из моей комнаты пропала шкатулка, она у меня лежала в ящике комода. Я все перерыла, но не нашла. И это при том, что комната была заперта! - Девушка вызывающе смотрела на мужчин, мол, осмелятся ли они подвергнуть ее слова сомнению.

Ломион: Тео внимательно слушал и прикидывал свои шансы на победу. История была ясна, однако он не совсем понимал что за тварь живет в доме. А это был определённо кто-то, а не что-то. Он спал днем, набирался ночью сил... Что же учудил этот грешный магистр ордена Танцующих Теней? Неужели призвал какую-то ночную тварь? Выяснить можно было лишь один способом - сунуться в этот дом. Единственное, у Тео была одна идея и он очень хотел ее проверить, для этого они ехали в лавку на улице Красных Лотосов. Амобилер подкатил к лавке, Ломион выскочил из повозки, взял в лавке две лампы и, подленько смеясь, попросил записать их стоимость на счет сэра Майгеля, который даже прикуривал от довольно хитрой зажигалки, а не как Тео - от пальца. "Вот богатей!" - почему-то негодовал Тео, хотя сам обожал выернуть что-нибудь этакое. - А теперь едем к какому-нибудь трактиру подальше. - сказал Тео, забираясь назад в амобилер. - И еще, сэр Майгель, не забудьте зайти в эту лавку перед последним днем года, вас там будут ждать. Возница развернул повозку и вся компания выехала на окраину нового города. -Подождите, я скоро приду или камры попейте. - Весело сказал Ломион и побежал с лампами к трактиру, свернул в небольшой безлюдный тупик, зажег лампы. Тусклое оранжевое пламя плясало за стеклом ламп, Тео поднял одну руку к небесам, а вторую погрузил в огонь. Тупик озарился ярким белым светом, и Ломион погасил горящую, теперь уже серебристо-белым пламенем, лампу и проделал тоже со второй. Потом взял их обе и со всех ног побежал к амобилеру. -Возница! Ходу отсюда! Сэр Майгель, извините, но теперь у нас на борту два артефакта, полные незаконной магии. - сказал Тео хищно улыбаясь чему-то своему. Началась охота.

Анхало Хьюсс: Майгель лишь покосился на него и сделал жест возничему. Тот молча тронул рычаги, и амобилер стронулся с места, набирая скорость. Спустя пару секунд Улица Красных Лотосов осталась позади: по сторонам замелькали вывески магазинов и фасады трактиров. Только тогда Майгель наконец повернулся к Тео. - Умный ход, сэр Ломион. - заметил он. - Вы специально предложили подъехать ближе к трактиру, чтобы ваше заклинание было принято за кухонную магию? Прекрасно. Я ещё раз убеждаюсь, что не ошибся в вас. До моего особняка ехать ещё несколько минут: думаю, вы пожелаете услышать об остальных пропавших постояльцах? Возможно, это поможет что-нибудь прояснить. Итак... Следующим был сэр Митлух Тайхело, старый университетский преподаватель на пенсии. Приезжал в город на ежегодную встречу товарищей по кафедре. Снял комнату на три дня: исчез на вторую ночь. Первые два дня жаловался на непонятные приступы слабости, головокружения, "колотья в сердце", то и дело происходящие с ним в доме: я посоветовал обратиться к знахарю. После него был господин Гуанкон. Мужчина средних лет, темноволосый, смуглый - вроде ташерец или куманец... Кроме имени ничего не сообщал - так что, скорее всего, ташерец. Турист, приплыл в город "для ознакомления с достопримечательностями". Снял комнату на восемь дней, исчез на пятую ночь. До этого сообщал, что в первые три ночи видел один и тот же кошмарный сон: как будто он лежит на полу посредине комнаты, по всем углам горят свечи - и вокруг него поднимаются какие-то одинаковые тёмные силуэты, обступают его... И последний. Сэр Рашфуро Туонх, бывший магистр Ордена Дымного Солнца. Приехал в город в связи с какой-то судебной тяжбой с бывшей женой. Человек вспыльчивый, разговорчивый: мы с ним подолгу болтали... Снял комнату на дюжину дней: исчез на десятую ночь. Утром его комната выглядела так, словно в ней полыхал пожар: все стены в обгорелых пятнах, мебель обуглена. Его Орден специализировался на магии огня и горения: быть может, он пытался защищаться... Но от кого? Не знаю. Что самое жуткое - на следующее утро я обнаружил комнату почти целой, разве что без мебели и со слабыми следами гари на стенах и потолке: а к вечеру исчезли и они... Дом как будто заживил раны! Шапширо вопросительно взглянул на Тео. - Что скажете, сэр Ломион? У вас есть какие-либо соображения по этому поводу?

Элия Тэн: Лита совершенно не понимала, что творит Ломион, и когда тот вскочил в амобилер, заявив, что у него с собой два артефакта, посмотрела на него как на сумасшедшего. - Это что, какие-то лампы у вас теперь артефактами называются? И вы не боитесь, что Тайный Сыск об этом узнает? По правде сказать, этот человек немного пугал эту избалованную леди, привыкшую общаться с людьми совсем иного круга. Но если он отыщет ее шкатулку, она была готова потерпеть его выходки. Вздохнув, Лита продолжила слушать сэра Майгеля. По всему выходило, что ей еще повезло, что пропала лишь ее шкатулка, а не она сама, и отделалась она лишь испугом и легкой головной болью.

Ломион: Ломион спрятал лампы в пригоршню. "Надо как можно быстрее расправиться с этим делом и разрядить лампы. Малое тайное сыскное войско его за девятнадцатую ступень белой магии его по головке не погладит, нужно действовать быстро" - думал Тео и пыхтел трубкой. Затем ответил. - Мои соображения сэр Майгель? На мой взгляд этот ваш бывший владелец открыл путь в наш мир неким очень неприятным ночным существам, вопрос - зачем им вещи? Не знаю. Зачем им люди? Тоже смутно себе представляю. Больше всего меня интересует что их пробудило. С кого это все началось? С сэра...Кесьена Ратхолли? Что в нем было необычно, по сравнению с другими постояльцами, с которыми было все в порядке? Меч, ордена - что в них было необычного или магического? Шериф из Ландаланда... Серьезный человек. С ним сейчас все в порядке? Он ничего не привозил странного в подарок молодоженам? Где он сейчас?

Анхало Хьюсс: - Не все вопросы сразу! - поднял руки Майгель. - Погодите немного. Значит, сэр Кесьен... Сейчас он, надо полагать, в Ландаланде - после тех неприятных событий он покинул город. Однако с тех пор несколько раз слал мне Зов, интересуясь ходом дела: я пообещал ему, что в случае благополучного решения проблемы уведомлю его, в противном случае он грозился подать на меня в суд. Когда он уезжал из города, он был вполне здоров. Что до украденных вещей... - Он призадумался. - Хм, а вот это уже интересно. Как он мне сообщил, пропали три награды - орден "Королевское сердце" второй степени, Малый дворцовый сапфировый бант и орден Двойного Семилистника четвёртой степени. Все три награды - магические, выданы ещё в Смутное Время: первая, насколько я помню, защищает от враждебной магии до тридцатой ступени включительно, две других - просто красивые вещицы. Меч - наградное оружие. Я такие видел: с легкостью рубит любые доспехи. А если так... Майгель взглянул на Тео с интересом. - Послушайте, а ведь в этом кое-что прослеживается, не правда ли?

Ломион: Тео азартно ухмыльнулся. Майгель оказался человеком понятливым и очень умным, в отличии от многих известных ему богачей. -Итак, древний магистр экспериментирует у себя дома с магией, это раз. Его насколько я знаю убили лишь под конец эпохи орденов, но дом остался стоять, а не разрушен до основания, как это практиковалась в эти лихие времена, это два. В дом вселился вояка, да еще и с орденами за заслуги во времена смутных времен, да еще и с оружием, это три. Мое мнение - этот темный магистр Шио Чин Шино вызвал в свой дом парочку тварей -охранников. Возможно поэтому в смуту не удалось снести дом - его яростно защищали, однако потом никто не входил в дом ни с магией ни с оружием и эти твари утихли. Но тут этот ваш грешный постоялец появляется в защитных орденах и при палаше. Домашние обитатели сочли его опасным, но сил у них было маловато, и все что им удалось - нейтрализовать опасность. Кесьен во время выселился, дальше они крепли с каждой ночью и ему могло бы хорошенько не поздоровиться. Далее, как мне кажется, магия вещей открыла древние порталы, откуда приходят эти твари, поэтому вы слышите крики и лезет всякая гадость. Ваш маг ордена дымного солнца окончательно взбесил существ. Они привязаны к этому дому, они восстанавливают его, "лечат его раны", спасают от нарушителей. Вы, леди Лита, не погибли лишь потому, что не представляли угрозы для дома. Но зачем им ваша грешная шкатулка... Тео шумно втянул дым из трубки. - А вообще, я тоже вызывать умею всякую дрянь, сундук именно ими и охраняется. но это так -шалости, по сравнению с вашими охранниками.

Элия Тэн: Лита демонстративно покашляла, морщась от запаха дыма. Неужели мужчины не могли подождать, пока окажутся в более просторном помещении? Но на самом деле девушка запоздало испугалась... Ведь она действительно могла пропасть в том грешном доме, и не сидела бы сейчас в амобилере сэра Майгеля, выслушивая о судьбе других постояльцев. - Вот уж не знаю, что такого эти загадочные охранники могли найти в простых украшениях, - покачала она головой, потом задумалась на минутку, машинально заправляя выбившуюся прядь за ухо. - Впрочем, там было одно кольцо... Отец говорил, что оно самое древнее из всех фамильных украшений, его надевал еще сэр Олатри Дэнир, больше тысячи лет назад. Отец говорил, что он состоял в каком-то могущественном Ордене... Это кольцо одевает на похороны глава семьи. Я его никогда не видела и в руках не держала, - девушка растерянно пожала плечами. - И, по-моему, дядюшка Сотр забирал шкатулку именно для того, чтобы хорошенько ее изучить. Когда он у нас останавливался в прошлом году, то долго разглядывал содержимое шкатулки, а потом ее забрал. Сказал, что хочет показать кому-то из Ехо.

Анхало Хьюсс: - С этого и следовало начинать, госпожа Лита. - немного укоризненно заметил Майгель. - Вы же понимаете, сейчас важны любые сведения... О, кстати! Мы приехали. Амобилер проехал по улице, утопающей в пышной зелени - и, свернув, остановился у кованых ворот, украшенных гербом в виде всё того же меча, увитого лозой. За воротами раскинулся обширный парк - с обилием раскидистых тенистых деревьев, живописными лужайками, усыпанными гравием аллеями. За деревьями на холме вздымались стены внушительного трёхэтажного особняка, напоминающего небольшой дворец. Розоватый резной камень кладки, стрельчатые окна, арочные проёмы, ступенчатые крыши, крытые темно-зелёной черепицей - загляденье да и только. Похоже, сэр Майгель Шапширо в самом деле не бедствовал. Притормозив у ворот, возничий пару раз просигналил в рожок. Спустя полминуты к воротам подошли двое слуг в ливреях - оба похожи на возничего как братья-близнецы: такие же лысые, в круглых зелёных очках. Молча взявшись за створки, они потянули их в стороны и ворота отворились. Амобилер вкатился внутрь и поехал по аллее в окружении деревьев с широкими кронами и благородной замшелой корой. Миновав несколько поворотов, экипаж затормозил у парадного входа особняка. Возничий выбрался из амобилера, отворил дверцы пассажирам и вновь согнулся в полупоклоне. - Ну вот мы и на месте! - провозгласил Шапширо. - Сэр Ломион, леди Лита, добро пожаловать. Прошу пройти внутрь.

Ломион: Тео вышел из амобилера, подал руку леди Лите, и, постукивая тростью о мраморную лестницу, ведущую в дом, осматривал великолепие фасада особняка и близлежащий пейзаж. - Отлично устроились, - мрачно буркнул Тео, - каким путем этот дом заполучили? И как же нас здесь будут развлекать до заката? Кстати, мне нужны будут чернила, бальзам Кахара, белая маска и комната на солнечную сторону и что бы туда никто не входил пару часов. Мне нужно подготовиться к встрече с охраной вашего многострадального дома.

Анхало Хьюсс: Сэр Шапширо выбрался из экипажа и сделал жест возничему. Тот всё так же молча сел за рулевые рычаги: амобилер стронулся с места, проехал по аллее и свернул за угол особняка. Майгель же повернулся к Тео. - О, этот особняк - фамильная резиденция моей семьи. - молвил он, предпочтя не заметить иронии в словах Ломиона. - Семья Шапширо более двух тысяч лет проживает в Ехо. Разумеется, дом несколько раз перестраивался... Ладно. Вы говорили о чернилах, маске и бальзаме? Всё это у вас будет, не сомневайтесь. Что до комнат, у меня их превеликое множество. Можете выбрать любую. Идёмте! Майгель поднялся примерно до середины лестницы, когда двери отворились. На пороге стоял ещё один лакей в зелёных очках, точная копия возницы и двоих привратников: разве что ливрея на нём была побогаче, алого бархата с серебряным шитьём. Слегка поклонившись, он отступил в сторону и сделал широкий приглашающий жест. За дверью открылась роскошно обставленная прихожая. По всему было видно, что хозяин не привык стеснять себя в средствах: об этом говорили устилающие пол ковры, лепнина на потолке, статуи дев со светильниками в руках. В широком проёме двери виднелись обитые бархатом диваны не менее роскошной гостиной. Майгель по-свойски прошёл внутрь, поманив за собой спутников. - Проходите, не стесняйтесь. Желаете чего-нибудь выпить? Я немедля прикажу подать.

Элия Тэн: Благодарно кивнув Тео, Лита выбралась из амиобилера и разглядывала роскошный дом с любопытством. Он явно ее впечатлил. - У вас красивый дом, сэр Шапширо, - сказала леди Дэнир. - Такие сейчас нечасто увидишь, еще реже - посетишь... Хотя наш фамильный особняк ненамного хуже, - тут же добавила она, явно решив, что комплиментов достаточно. Она с неодобрением покосилась на сэра Ломиона, когда тот попросил какие-то странные вещи. Ей самой, сказать по правде, даже бытовая магия с трудом давалась, и она не слишком любила все то, что было связано с таинственным ритуалами и магическими силами. Поэтому хотелось побыстрее вернуть свою шкатулку и уехать домой, а потом еще долго рассказывать всем желающим о том, что с ней тут приключилось. Во всех подробностях. - Какие-то у вас слуги странные, - сказала она Майгелю, проходя в гостиную и присаживаясь на диван. - Зачем они носят эти ужасные очки? - Я бы выпила чашечку камры, - добавила девушка. - Хотя... учитывая все эти переживания... Можно и покрепче... ликер или вино. Полагаю, у вас богатая коллекция напитков?

Ломион: Тео не много отстал от остальных - левую ногу словно опутало огненной веревкой. Боль пульсировала и расходилась от колена по всей ноге. Он больше не бодрился, пытался раствориться - незаметно отстав от своих клиентов, стал жутко мрачным и больным. С трудом доковыляв до гостиной, он тихо рухнул в кресло в углу и ушел в себя. Когда подали напитки он отказался. Ему предстояло выпить кучу зелий и лишние, пусть даже очень малые капли, магии ему были не к чему, при смешении они могли дать неведомый побочный эффект. -Сэр Майгель, я пожалуй откланяюсь, и отправлюсь в предоставленную вами комнату. - Хриплым голосом пробурчал из угла Тео.

Анхало Хьюсс: - Уже? - поднял брови Майгель. Сам он, взяв бокал с услужливо поднесённого очкастым слугой подноса, расположился в кресле напротив леди Литы. - Что ж, не смею вас задерживать. Эй! - Он сделал повелительный жест молчаливому лакею. - Проводить сэра Ломиона в комнату с окнами, выходящими на солнечную сторону. Слуга молча кивнул. Поставив поднос с бутылями и фужерами на столик рядом с леди Литой, он развернулся и направился к лестнице, ведущей на второй этаж. Поднявшись по лестнице, слуга провёл Тео по коридору, с потолка которого свисали светильники на цепях. Подойдя к одной из дверей, он отворил её перед Тео - и отступил на шаг в сторону, предлагая Ломиону войти. Комната оказалась довольно просторной и почти лишённой мебели. Стены, обитые узорчатым сиреневым бархатом, светло-серый ковёр на полу, диван да столик на резных ножках - вот и всё. На стене висела картина в резной рамке из чёрного дерева, изображающая затянутый туманом лес. Шторы трёх высоких арочных окон были раздвинуты: комнату заливал свет солнца, уже начинавшего клониться к закату. За окнами виднелась зелень парка и пестреющие вдали крыши кварталов. Позади Тео послышались тихие шаги, и мимо него прошёл ещё один лакей в зелёных очках. В руках у него был поднос, на котором были расставлены и разложены несколько предметов: чернильница с торчащей из неё кисточкой, белая фарфоровая маска вроде театральной и гранёная бутыль с бальзамом Кахара. Слуга подошёл к столику, поставил на него поднос - и, развернувшись, так же молча вышел из комнаты. В дверях он на миг задержался перед вторым лакеем, приведшим сюда Тео. Оба они были похожи друг на друга как братья-близнецы. Как все слуги в этом поместье. Секунду помедлив, слуги повернулись и направились прочь по коридору.

Ломион: Тео не давали покоя эти загадочные близнецы, прислуживающие Майгелю, попахивало не то магией, не то тайной, не то и тем и дураким вместе взятым, он очень хитер и нельзя недооценивать, как это делал Тео раньше. Ломион запер комнату, в один угол бросил из пригоршни сундук, из другой пригоршни, по среди просторной комнаты вывалил лампы. Затем, сильно хромая он подошел к окну, приставил к стеклу, выражающую полное безразличие, маску и бормоча под нос какие-то заклинания, стал рисовать на ладонях символы.

Ломион: Потом он расстегнул мундир, и вязь черных письмен, ведомая кистью, пошла по левой, а потом и по правой руке к самому сердцу, место которого, Тео обрамил восьмигранником и описанным вокруг него кругом. Каждая грань была подписанна неразборчивыми словами. Последней, в центр сердца и круга Тео поставил точку, отложил кисть, и поднес палец левой руки, из которого вырвалось пламя, прямо в эту точку. Затем, снова взяв кисть он изрисовал рунами больное колено, начертил на лице крест и четыре круга и лег на пол

Ломион: Пока чернила сохли и из точки посреди сердца горело не большое пламя, Тео лежал неподвижно и читал про себя заклятия. Прошло более часа, а затем, чернила резко расстеклись по его телу. Вся кожа стала черной, он растворялся в чернилах, а затем вспыхнул в одночасье и потух. За все это время Тео ничего не почувствовал. Он впитывал силу огня, силу света падающего из окон и силу зачарованных им же чернил. Потом он встал, одел мундир, опустил закатаную левую штанину, одел белые перчатки взятые из сундука.



полная версия страницы