Форум » Ехо » "Проклятый старый дом, или Ищу героя по сдельной цене". 32 день года, после полудня » Ответить

"Проклятый старый дом, или Ищу героя по сдельной цене". 32 день года, после полудня

Анхало Хьюсс: Южное Левобережье. Трактир "Серебряный Олень". Послеобеденное время. * * * В этот послеобеденный час зал трактира со странным названием «Серебряный Олень» был почти пуст. Собственно говоря, сам трактир и в иное время суток не пользовался особой популярностью. Невысокое здание из зеленоватого замшелого камня с двускатной черепичной крышей и узкими оконцами, забранными оранжево-зелёными витражами, приютилось на одной из окраинных улочек южного Левобережья, в окружении близко подступающих деревьев с раскидистыми кронами и разросшегося кустарника. Трактир скорее походил на какую-нибудь лесную сторожку: при желании посетителю легко было представить, что забрёл в чащу леса и вышел к жилищу охотника или егеря. Над входом красовалась несколько выцветшая и потёртая деревянная вывеска, изображавшая белого оленя на зелёном фоне, вставшего на дыбы и склонившего голову. Внутри трактира, как уже упоминалось, посетителей почти не было. За стойкой скучал трактирщик, грузный бородатый человек с широченными плечами и могучими ручищами, с повязкой через правый глаз: он лениво протирал бокалы, и казалось странным, что такой дюжий тип так ловко управляется с хрупкой посудой. Две служанки сплетничали о чём-то, прислонившись к деревянной опоре, поддерживавшей потолочные балки. Больше народу в зале не было: лишь за дальним столом, похоже, разгорался настоящий спор. - Это неприемлемо! – кипятился упитанный лысоватый человек в богатом изумрудном лоохи, расшитом красными и золотыми узорами. – Вы не можете отказаться от выполнения задания сейчас! Мы с вами договорились! - Мы с вами ни о чём не договаривались. – скучающим тоном возражал ему долговязый тип средних лет в чёрном кожаном лоохи, прошитом заклёпками. Голова типа была повязана чёрным платком, а за спиной красовались ножны, из которых выглядывала рукоять меча. Длинное остроносое лицо выражало недовольство. – Я всего лишь сказал, что рассмотрю ваше предложение. Но такие условия меня не устраивают. Я не занимаюсь подобными делами. - Как это возможно?!? Мне рекомендовали вас как профессионала в… в известной области! Не забывайте, я обещал вам хорошую оплату! В конце концов, это-то должно вас убедить? - Деньги деньгами, господин Майгель, - наставительно произнёс долговязый, - а жизнь жизнью. Есть проблемы, в решении которых я ничем помочь не могу. Если вас это не устраивает – дело ваше. Здесь я вам не помощник. - Да вы… как вы смеете! – В гневе упитанный хлопнул ладонью по столу, приподнимаясь со скамьи. – Вы… вы подлый авантюрист и пустослов! Я требую… Глаза «чёрного платка» опасно сверкнули. Его рука молниеносно метнулась под лоохи – и в ней сверкнуло лезвие ножа. Размахнувшись, меченосец всадил нож в столешницу как раз между растопыренными пальцами нанимателя. Тот недоумённо моргнул, перевёл взор на нож – а затем побледнел, как мел, и осел на скамью. В его глазах плескался ужас. - Слушай, ты, пузырь. – недоброжелательно процедил «чёрный платок», выдернув нож и убрав обратно в ножны. – Держи язык за зубами. Ещё никто и никогда не смел так ко мне обращаться. Тебе ясно?!? – И, не дожидаясь ответа, поднялся из-за стола и направился к выходу.

Ответов - 54, стр: 1 2 3 All

Ломион: Тео, которого еще утром принесла нелегкая из Кумона, праздно шатался по Ехо, раздумывая где бы ему временно поселиться. В доках, он пытался поговорить на тему жилья с господами таможенниками, но те явно разочаровались в нем как в человеке во время досмотра ("Зачем это тащиться невесть откуда и не привести с собой что-нибудь этакое...контрабандное и занятное!") и не были намерены разговаривать. Сэр Ломион прогулялся по родному городу, забрел в пару трактиров, но левое колено, будь оно не ладно (а оно и так и не ладно, зачем только проклятьями усугублять) явно намекало что пора бы и честь знать - обрести покой, лежа в комнате какой-нибудь гостиницы. И у Тео был отличный способ найти желаемое - использовать свою трость. Он крепко сжимал черную гладкую древесину и сосредоточился на своем желании. Вурдалакова палка не могла его привести к чему-нибудь вроде несметного сокровища или "смыслу его жизни", но мелкие бытовые проблемы она решать умела. Да и в драке всегда могла пригодиться. На этот раз, трость, ведомая каким-то неведомым юмором и иронией, поиздевалась над Тео и привела его к невысокому зданию с вывеской "Серебряный олень". Он знал этот трактир. Он жил с родителями на этой улицы и порою захаживали в это (тогда, еще более или менее приличное на вид, не в пример нынешнему) заведение. "Будет весело..." - мрачно подумал Тео и хромая пошел к двери. Не успел он взяться за ручку, как из трактира выскочил, как снаряд из ба-бума, человек в черном лоохи, платке на голове и мечом за спиной. Он явно был раздражен. "Будет очень весело..." - еще более мрачно резюмировал Тео, когда незнакомец чуть не сбил его с ног (и трости). Тео зашел внутрь. В помещении было очень мрачно, тусклый свет, пробивающийся сквозь витражи мало чем помогал, лишь усугублял чувство заброшенности. Ломион доковылял до стойки, где скучал одноглазый трактирщик, сел, хищно улыбнулся и показал бородачу зажатую между одетых в перчатку пальцев левой руки золотую монету. -А не сообщите ли вы мне, любезный, где тут можно пожить пару дней приезжему? - весело спросил Тео и пару раз ударил себя по носу указательным пальцем правой руки. Тео еще с детства помнил ворчание отца: "этот толстый кеттариец сущий прохиндей! Я точно помню что он вчера носил повязку на левом глазу, а сегодня она на правом!..", поэтому сразу смекнул подход к бородачу. Еще чуть покапавшись у себя в памяти он добавил: -Ну так что ты мне предложишь... Хула Шахор? Трактирщик вздрогнул от упоминания своего имени, оценивающе посмотрел на Тео и спросил: - Ну, тут надо подумать... и что это вас, господин хороший, в такое место занесло? Тео, показал хозяину "Оленя" трость, и рассмеялся. Полез в карман за второй монетой. -Да, старые раны дело такое... - с пониманием ответил трактирщик, поправил повязку и продолжил, - ну, думаю, я могу вам кое-чем помочь. -А что это у вас за печальный субъект в углу сидит? Откуда такая печаль в столь богатых глазах? - спросил Тео, давно разглядывающий толстяка в зеленом лоохи. "Похоже это будет мой первый клиент в Ехо" - азартно подумал Тео. -Ну вы тоже не сильно бедный. Это сэр Майгель. А чужие тайны меня не касаются. - буркнул трактирщик. "Так уж не касаются!" - Ухмыльнулся про себя Тео, - "как говаривал мой дедушка: "Хочешь информации - заплати трактирщику."". Но "одноглазый" и так уже получил сверх меры, поэтому, Тео, заказав себе выпить, твердо вознамерился поговорить с "человеком в зеленом".

Анхало Хьюсс: Между тем сэр Майгель, переведя дух, поднял руку и щёлкнул пальцами, подзывая служанку. Девушка приблизилась, боязливо покосившись на шрам от удара ножа, белеющий на потемневшей столешнице. - Бокал вина. Искристого, куанкулехского. - чуть сипло промолвил клиент. Ему всё ещё было не по себе: перед глазами стоял образ ножа, вонзившегося в столешницу меж его пальцами. Проклятье! Этот гнусный головорез... Он-то думал, что наконец нашёл подходящего исполнителя для своего дела, а всё обернулось так неудачно. Майгель мысленно посетовал на свою подлую судьбу, обрекшую его на столь досадную оплошность. И как теперь быть? О-ох... Служанка вернулась с бокалом вина на подносе: прозрачная зелёная влага искрилась россыпями мельчайших пузырьков. Господин Майгель отпил, не почувствовав поначалу вкуса. Сделав ещё несколько глотков, он наконец заметил новое лицо, появившееся в трактире. Человек у трактирной стойки! Отставив бокал, сэр Майгель присмотрелся к нему повнимательнее. А ведь примечательный типаж... Рослый, неприметно одетый мужчина с взъерошенной шевелюрой, чьё лицо несло на себе явственную печать бурно прожитых лет. Вдобавок опирающийся на трость из чёрного дерева. На первый взгляд, он не слишком подходил для выполнения запланированного: явно ведь хромой - если только не прячет в трости клинок, по примеру некоторых умельцев Эпохи Орденов. Но ловкость - не главное: в конце концов, она может и не понадобиться. Майгеля привлекло другое: аура изрядной магической силы, окутывавшая незнакомца. Вот это уже лучше! Тот, прежний претендент не был так силён даже наполовину. А если его умения не уступают его потенциалу... Ого! Сэр Майгель мысленно повинился перед судьбой, на которую только что возводил напраслину: похоже, та всё же решила даровать ему искомое... С этой мыслью Майгель поднялся из-за стола, и с бокалом в руке приблизился к незнакомцу. - Кхем. Хорошего дня, сэр: вижу вас как наяву! - Он приложил руку к глазам. - Майгель Шапширо, с вашего позволения. Будет ли мне дозволено узнать ваше уважаемое имя?

Ломион: Тео покрутил в руке грязный стакан ("о темные магистры!" - подумалось ему, -"этот Хула так драит свои стаканы, а все равно такое чувство, что их после сотни лет вытащили из болота где-нибудь в Гугланде!") и не решился пить из него. Стоило Тео повернуться спиной к трактирщику, как удача уже сама торопливо переваливалась к нему - печальный богатей подошел к Тео и поздоровался. -Вижу вас как наяву! - ответил он, приложил руку к глазам и расплылся в жуткой улыбке чиффы поедающей кролика. - Мое имя Тео Ломион, это раз. Я только что сам желал подойти к вам, уважаемый, и осведомиться о состоянии ваших дел, это два. И был бы очень рад с вами выпить, это три. "Эх, придется все-таки пить, ну что поделаешь..." - подумал Тео, и почувствовал сильный укол в районе сердца. Интуиция подсказывала ему, что он попался и сейчас будет какой-то очень неприятный подвох. - Всегда есть подвох... - тихо пробурчал он под нос себе, успокаивая себя, но зря только себя обманывал. Сердце было не на месте.

Анхало Хьюсс: - Прекрасно. - Лицо Майгеля озарилось немного наигранной улыбкой. Отодвинув стул, он сел напротив Ломиона. - Хула! Бокал... нет, два бокала твоего лучшего. И живее. - Он многозначительно взглянул в сторону Хулы. - И смотри, если опять окажутся такими же захватанными, как обычно... - Да ну, что вы, что вы, почтенный! - сделал невинный глаз Хула. Сам он между тем сноровисто извлёк из-под стойки два изрядных бокала, как ни странно, совершенно чистых - по-видимому, приберегаемых специально для знатных гостей. Склонившись, трактирщик скрылся под стойкой: долго чем-то там гремел и звенел, передвигая с места на место что-то тяжёлое, пару раз приглушённо ругнулся - и наконец вынырнул обратно, выставив на стол порядочную бутыль чёрного стекла, закутанную в густую шубу пыли и паутины и запечатанную сургучом. Краем передника Хула смахнул пыль: обнажилась выцветшая этикетка с изображением силуэта хищной дикой кошки на утёсе на фоне заходящего солнца. Надпись на этикетке гласила: "Чёрная Рысь. Розлив 3500 года Э.О." - Извольте, господа: самое лучшее! - Хула сорвал печать, выдернул пробку и разлил вино по бокалам. Густо-лиловый напиток казался почти непрозрачным: но стоило Майгелю взять бокал в руку и крутануть его посолонь - и жидкость, всколыхнушись в бокале, мгновенно сменила цвет на рубиново-алый. - Настоящее. - кивнул Майгель. Сунув руку за отворот лоохи, он добыл пару корон и небрежно брякнул их на стойку. Трактирщик вроде бы не сделал ни одного движения, но монеты тотчас исчезли. Майгель отпил маленький глоточек и, прикрыв глаза, посмаковал вкус. - М-м-м... Восхитительно. Старая винодельческая магия... Говорят, Великий магистр Ордена Посоха в Песке купил секрет этого вина, отдав взамен половину своей жизни. Думаю, я могу его понять. Ладно, поговорим о деле. - Отпив ещё глоток, он поставил бокал на стойку. - Скажите мне, сэр Ломион... Вы мне кажетесь человеком, скажем так, бывалым. Похоже, вам в своё время довелось пройти через кое-какие... м-м... перипетии. Позвольте узнать: вам когда-нибудь приходилось иметь дело.. хм, скажем так, с враждебной магией?

Ломион: Тео был мрачен. Этот Майгель бросался деньгами, догадывался о мыслях Тео, трактирщик от его денег прыгал на задних лапках. "И и он хочет от меня того, на что похоже не согласился делать тот парень с мечом. Дело будет опасным, это раз. Меня не раз попытаются одурачить (на правду можно даже не рассчитывать), это два. Ну и третье - раз этот тип не побежал в Дом у моста, это еще и не законно". - рассуждал Тео, пригубив вино. - Это только так кажется, сэр! Я отнюдь не великий герой которого потрепали сотни приключений. Я простой человек, который возится с бумагами. Я занимаюсь информацией. что-нибудь разузнать, что-нибудь исказить и все тому подобное, ничего интересного. А нога... это мне довелось встретиться с парой разбойников в Кумоне, хвала магистрам, что жив остался! - врал Тео и ужасался с того, как неумело он сейчас городил эту чушь. Зачем он только в это ввязался...

Элия Тэн: Дверь трактира в очередной раз распахнулась и на пороге появилась молодая женщина. На ней было темно-зеленое лоохи, изумительно контрастировавшее с ее рыжими, аккуратно уложенными волосами, и идеально подходящее под ее зеленые глаза. Если бы не гневное выражение на ее лице, то даму можно было бы назвать красивой. Она оглядела зал трактира и стремительными шагом направилась прямиком к столику, за которым сидели сэр Ломион и сэр Шапширо. - Я бы пожелала вам хорошего дня, если бы он не был столь отвратительным, - вместо приветствия проговорила она голосом, в котором плескалось недовольство. - Сэр Шапширо, я хочу чтобы вы лично, прямо сейчас ответили мне, где моя фамильная шкатулка? По Безмолвной речи вы можете сколь угодно отпираться, а я хочу ваши глаза увидеть. Ну, где она? Я до сих пор ума не приложу, куда она могла пропасть за несколько минут из запертой комнаты? А мне без нее возвращаться нельзя вы понимаете? Я вам это тысячу раз говорила!

Ломион: Когда в трактир вбежала разгневанная леди и стала ругаться с сэром Майгелем, у Тео отлегло от сердца. Да он чуть не рассмеялся, от того что его сердце покинула треклятая невидимая "иголка", и от вида того как бранят его собеседника. "У тебя паранойя. Ты на Каифу Нуримара бросался без страха! Хотя и с невероятной глупостью. Вот он твой подвох - Майгель мало того что богач и мот, так еще и чужие вещички не брезгует прихватить." - думал Тео, расплываясь с своей дурацкой улыбке. -Вижу вас как наяву, несравненная! - вставил он приветствие в поток разгневанных речей милой фурии. - Позвольте представиться, я - Тео Ломион, к вашим услугам. - Тео схватил трость, встал со стула и поклонился. Девушка посмотрела на него взглядом говорящим "А это здесь откуда?". -Сейчас я очень хотел бы, что бы вы остановили свою тираду, а потом, вместе с сэром Майгелем, по очереди, рассказали мне что у вас стряслось. Вполне возможно, что я могу помочь вам обоим. Если это что-то заурядное и простое, то считайте мои услуги чистым и бескорыстным энтузиазмом, однако если меня ожидает нечто непредвиденное и довольно опасное, - Тео азартно взглянул на сэра Шапширо, - то не обессудьте, но вам придется раскошелиться, сэр Майгель. Тео подозревал, что приступ паранойи мог быть вызван парой глотков вина, но теперь, когда оно немного выветрилось, да еще и в присутствии прелестной дамы, к нему вернулся азарт.

Анхало Хьюсс: Оборвав свою гневную реплику, дама взглянула на Тео с подозрением. Окинув его фигуру пристальным взором с головы до ног, она гордо вздёрнула подбородок, словно бы выражая снисходительное согласие. - Кхм... О, разумеется, почтенная, разумеется! - радуясь паузе в разговоре, зачастил растерявшийся было Майгель. - Будьте благоразумны, умоляю вас. Уверяю, скоро всё будет в порядке! Только проявите немного терпения - и в самом скором времени ваша шкатулка снова будет у вас. Позвольте мне только переговорить с сэром... Ломионом, так? Да, сэром Ломионом. Он вновь повернулся к Тео. - Вы правы, почтенный сэр. Проблема, для решения которой я хочу нанять вас, имеет мало общего с чем-либо обыденным. Однако я склонен считать, что именно вы справитесь с ней лучше других. Разумеется, вы вправе утверждать, что всю жизнь проработали с бумагами, а своё увечье получили в стычке с разбойниками... - На лице Майгеля внезапно проступила многозначительная усмешка. - Только вот мне до этого что-то не приходилось слышать о разбойниках, владеющих заклинанием "Калечащих Пут"! Он многозначительно кивнул на колено Тео. - Впрочем, я вовсе не собираюсь уличать вас... хм, в излишней скромности. Это ваше право. Знайте: за выполнение задания я очень хорошо заплачу вам. Более чем хорошо. Поэтому, полагаю, я должен ввести вас в курс дела. Итак... Майгель оперся локтями на столешницу, сложив пальцы "домиком". - Видите ли, сэр Ломион, я - человек обеспеченный. О роде своей деятельности распространяться не буду, это не суть важно. Всё дело в том, что я, как любой порядочный горожанин, располагаю определённой недвижимостью. И помимо своего жилища я также владею ещё одним домом. Жилой дом, старой постройки, но хороший и надёжный. Он достался мне ещё в последние годы Эпохи Орденов: об обстоятельствах пока умолчу - вам достаточно знать, что с юридической точки зрения я вступил в наследство вполне законно. Я - человек одинокий, семьи и ближайших родственников у меня нет. А своё состояние я нажил по той причине, что никогда не упускал выгодных источников прибыли. Поэтому на протяжении многих лет я занимался тем, что сдавал доставшийся мне дом постояльцам. В столице немало людей, желающих снять пристойное жилище по приемлемой цене. Поверьте мне, это весьма выгодный бизнес. И всё шло вполне благополучно. Но недавно... - Он сделал многозначительную паузу.

Ломион: Тео поморщился, когда его собеседник упомянул "калечащие путы", которыми его в юности чуть не превратил в фарш треклятый Каифа. Затем он было удивился, когда сэр Майгель упомянул о своей недвижимости - Тео слабо верил в совпадения, однако виду не показал, так и сидел с видом чрезвычайно заинтересованного слушателя и прикидывал в уме то, сколько он может за это выручить. Однако больше всего его занимало участие в этом деле воинственной незнакомки и ее шкатулки, а так же то, что может быть такое в грешном доме, что он ищет "вояку" искушенного в магии и не обратился при этом куда следует. Тео отхлебнул еще вина, улыбнулся во всю ширину своего рта, и приготовился услышать что же притаилось в доме Майгеля. "Будет очень-очень весело," - мысленно заверил себя Тео

Элия Тэн: - Да-да, расскажите сэру Ломиону, - леди произнесла имя Тео с каким-то особым выражением, в котором сквозило недоверие, - в каком замечательном доме вы сдаете комнаты добропорядочным гражданам! - Она вновь вздернула подбородок и уселась на стул за соседним столиком, изящным движением одергивая лоохи. По ее лицу было видно, что сэр Ломион вызвал у нее интерес, хотя бы тем, что вознамерился взяться за это дело.

Анхало Хьюсс: Майгель Шапширо печально вздохнул, словно готовясь совершить что-то не слишком приятное, но необходимое. Повернувшись к трактирщику, он сделал многозначительное лицо. Хула понимающе кивнул - и, отойдя к дальнему краю стойки, принялся протирать очередной бокал, всем своим видом показывая, что его разговор не касается ничуть. Шапширо склонился вперёд и понизил голос, покосившись на вспыльчивую леди за столиком. - Видите ли, сэр Ломион, дело заключается в следующем. Дом, который ныне является моей собственностью - не просто жилище. В Эпоху Орденов он принадлежал Шио Чин Шино, Великому магистру Ордена Танцующих Теней. - Майгель слегка поморщился. - Этот Орден просуществовал до конца Смутных Времён и пал одним из последних. Вся их магия была связана с темнотой и ночным временем суток. Строго говоря, их стихией была Ночь. И все их магические приёмы были основаны на этом. Тьма, тени, иллюзии, потусторонние силы, призыв сущностей из-за пределов нашего Мира... Дым, зеркала и лунный свет - вот что такое их магия. Он отпил ещё глоток из бокала. - И вот примерно полгода назад в доме начали происходить странные вещи. Это началось в одну из ночей. Сперва постояльцы начали жаловаться на то, что наутро их вещи каким-то образом оказываются не там, где их оставили вечером. Потом вещи начали пропадать без следа. Затем некоторые постояльцы начали слышать по ночам странные звуки: чьи-то голоса, шаги, хлопанье дверей... Притом, что никто тайком в дом не пробирался! Я нанял охранников - но оба сбежали спустя несколько ночей, даже ничего не объяснив. А потом... Потом начало твориться необъяснимое. Постояльцы рассказывали о совершенно абсурдных вещах. О светящихся буквах и знаках, проступающих на стенах и на потолке. О каких-то тёмных фигурах, ночами бродящих по коридорам. О дверях, за которыми вместо комнат неожиданно открывались какие-то жуткие места: мрачный сырой коридор, или ледяная пещера, или вообще затянутая туманом чаща леса. Один постоялец даже осмелился войти в такую дверь... - Майгель передёрнулся, - и исчез! И тогда-то началось самое худшее: в доме начали пропадать люди. Несколько постояльцев исчезли без следа, всего за одну ночь! Тем, кто покинул дом раньше - например, леди Лите, - он кивнул в сторону рыжеволосой девушки, - повезло: они потеряли только некоторые личные вещи. А другие... Майгель ещё сильнее подался вперёд, неотрывно глядя в глаза Ломиона. - Я не знаю, что происходит в этом доме. - тихо произнёс он. - Не знаю, кто или что творит всё это. Но знаю одно: ОНО обретает силу по ночам. И чем бы ОНО ни было, дом в его власти. - Он вновь опустился на скамью. - Именно поэтому я и хочу нанять вас, сэр Ломион. - твердо произнес он. - От вас потребуется проникнуть в этот дом. Не сейчас - ночью: днём внутри не происходит ровным счётом ничего, всё начинается с закатом. Пробраться в дом, найти то, что правит по ночам весь этот бал... И уничтожить. - Он отвёл глаза. - И ещё... если хоть кто-нибудь из постояльцев жив... Возможно, удастся их спасти.

Ломион: Тео внимательно выслушал сэра Майгеля - все это ему напоминало начало детской страшилки. Он сделал скучающее лицо, краем глаза следил за трактирщиком Хулой, ибо тот не вызывал у Тео доверия, потер колено, и положил голову на рукоять трости. -Итак, сэр Майгель, подведем итоги. У вас есть дом полный не понятной магии, в котором, как в ловушке оказались несколько человек, и вполне возможно что они уже мертвы, это раз. Он доставляет вам кучу хлопот и затрат, которые во много превышают доход от него, но вы от него не избавляетесь, это два. При этом, если вы так печетесь о своих жильцах, то вы должны были отправиться в Дом у моста, ибо магия и мертвые магистры это по их части, это три. Ну и четвертое, это странная просьба проникнуть в дом. У меня возникает чувство, что вы хотите что бы я оказался в этой грешной ловушке. Тео поднял голову, достал трубку, набил ее табаком, раскурил в полной тишине под озадаченными взглядами своих собеседников. А затем продолжил: - А у вас, несравненная, жаль, что до сих пор не знаю вашего имени, я так понимаю шкатулка осталась внутри этого веселенького дома. И раз вы так рветесь заполучить ее обратно, значит она очень и очень занятная. так что у нас за шкатулочка, что у нее за тайны? - Тео подмигнул девушке, затянулся трубкой и хищно улыбнулся. - Значит так, господа хорошие, если вы ответите на эти мои вопросы без утайки, так как я должен знать, почему я должен рисковать своей жизнью, и согласитесь предоставить мне любую информацию которую я у вас попрошу, будь то вопрос о том что вы ели на завтрак или в каком возрасте утратили не порочность, то я возьмусь за это дело. Ах, да, еще одно. С вас, леди, я денег не возьму, хоть я и довольно циничен, но все равно имею представление о чести, а вот с вас, Майгель, я возьму не очень большую сумму, зато вы выполните одну мою просьбу, не связанную с делом, хотя и имеющую прямое отношение к нему. Итак, вы согласны? Выкладывайте. Тео закончил свою речь, посмотрел на недовольного трактирщика, у которого было явное желание засунуть трубку Ломиона в недра его тела. И с улыбкой уставился на своих клиентов - парочку в зеленых лоохи.

Элия Тэн: Леди Лита старательно делала вид, что не слушает, что там сэр Майгель рассказывает, но на самом деле она изо всех сил напрягала слух, чтобы не упустить ни словечка, благо слух у нее был неплохой, тренированный желанием быть в курсе последних сплетен. Она была явно возмущена стремлением сэра Ломиона вызнать об ее тайнах, которых, на самом-то деле, и не было вовсе. Впрочем, факт того, что этот загадочный господин намерен помочь ей, да еще и бесплатно, ей явно польстил. Она заправила за ухо выбившуюся рыжую прядь и холодно улыбнулась, изображая дружелюбие. - Меня зовут Лита Дэнир, - сказала она. - Род Дэниров - один из старейших родов Соединенного Королевства, да будет вам известно, некогда даже приближенный к королевскому двору. Это в Смутные Времена моей семье пришлось уехать из Ехо... В любом случае, фамильная шкатулка испокон веков передается из поколения в поколение. Никаких особенных тайн в ней вы не найдете, уж поверьте мне... Там простые украшения, которые надевают члены нашей семьи на свадьбу, рождение и похороны... Теперь вы понимаете, почему она так важна для меня? - Девушка вызывающе посмотрела на Майгеля и - чуть мягче, с оттенком надежды, - на Ломиона.

Анхало Хьюсс: Майгель недовольно нахмурился. Он надеялся, что лишних вопросов не будет: однако этот человек оказался чересчур требователен. Увы... И всё же нельзя было отступить: второго такого шанса у него не будет. Поэтому сэр Шапширо выпрямился, сцепив руки в замок на столешнице. - Что ж, если вас это заинтересует, я могу ответить на ваши вопросы. - несколько холодно произнёс он. - В первую очередь, касательно убытков... Увы, отказаться от дома я не могу. Мало того, что я потеряю источник прибыли - на которую смею надеяться, если вам удастся решить проблему: но подумайте сами, какая пойдёт обо мне слава, когда новые хозяева обнаружат, что в новом жилище творится невесть что. По поводу Дома-у-Моста... - Майгель вздохнул. - Что ж, давайте начистоту. Во-первых, я не хочу посвящать в это власти. Во-вторых, мешает один неприятный факт: что бы ни творилось внутри - снаружи дом не излучает никакой активной магии. Он словно бы поглощает энергию того, что происходит. Поэтому снаружи выявить что-либо невозможно, а если кто-нибудь из сотрудников Тайного Сыска пойдёт внутрь и там сгинет... Боюсь, пожизненное заключение в Холоми мне обеспечено. И наконец в-третьих... Я не лгал, когда говорил, что получил дом законно - но я имел в виду законы Смутного Времени. Если вы понимаете, о чём я... Одним словом, дом мне достался не самым праведным путём. И не стоит меня судить: почти у всех, кто пережил Эпоху Орденов, руки по локоть в крови. А что касается ваших подозрений касательно того, что я хочу заманить вас в ловушку... Уверяю вас, вы не правы. Доселе я не имел чести знать вас, и не питаю к вам никакой вражды. Наоборот, я склонен считать, что человек со столь... хм, выдающимися способностями, имеет все шансы решить эту проблему. - Он улыбнулся. - Магистры с вами, сэр Ломион! Да если бы я желал просто отправить вас в этот дом - мне всего-то нужно было бы подмигнуть трактирщику, чтобы он бросил вам в вино крупинку сонного яда! А потом оттащить вас, спящего, к дому и закинуть в дверь! Но, с вашего позволения... Он взял бокал Ломиона и демонстративно сделал глоток. - Видите? Всё в порядке. Уверяю, я не желаю вам зла. Напротив, предлагаю хорошее денежное вознаграждение... если вы, конечно, согласны.

Ломион: Тео продолжал курить, лукаво посмотрел на бывшую незнакомку, а ныне - леди Литу, выпустил кольцо дыма и задумчиво ответил: - Леди Дэнир, это не праздное любопытство, с целью выяснить что вы такое храните, что бы потом стащить, а с тем что бы разобраться в нюансах этого дела. Ваш дух и его магия какое-то время спали и особых проблем не возникало, это раз. Вещи обладают особым свойством впитывать эмоции людей, получать от них силы и становиться своеобразными талисманами. Поэтому драгоценности, которые одевали на свадьбы из поколения в поколение просто пропитаны счастьем носивших их молодоженов, а те то что одевалось на похороны переполнены печали и боли. Вы не слышали о кольце смерти Камы Безбородого? Кама был царем какого-то позабытого богами и магистрами народа, и частенько совершал казни. И каждый раз, перед казнью он одевал приговоренному обычное серебряное кольцо, ведь серебро, лучше других металлов улавливает чувства и магию, а затем после казни снимал. И через какое-то время, это кольцо было настолько проникнуто страхом, безнадежностью, смертью, что любой кто прикасался к нему умирал на месте, это два. И третье это вывод - что-то разбудило то что спало в доме, так почему бы это не были ваши "простые" украшения, напитанные эмоциями ваших предков? Это конечно не обязательно, но одна из версий, так что сами понимаете, мне нужно это знать. Тео затянулся и думал над тем что ответить Майгелю.

Ломион: Тео попыхтел трубкой, посмотрел на сэра Майгеля и ответил: -Вы могли бы оказаться человеком, который заманивает наемников - заведомо одиноких людей, что бы их исчезновение не было столь заметно, с той целью, что покормить силы, живущие в доме, они вполне могли опутать ваш разум своими щупальцами или обещать невиданную доселе силу или еще темные магистры знают что. Но хорошо, вы меня убедили. Я берусь за это дело. Денег я возьму только на расходы связанные с делом, однако попрошу вас об одном одолжении. Мне нужен первый этаж вашего грешного дома, если мне удастся очистить его не разнеся на куски. Кстати, бойтесь и такого исхода дела, если так произойдет, то я вообще с вас ничего не возьму. Ну, если вы на это согласны, то я сейчас же возьмусь за дело. Но от моих расспросов это вас не освободит. и вас милая леди это тоже касается. Тео погасил трубку, встал со стула и уставился на своих клиентов в ожидании их согласия.

Элия Тэн: Леди Дэнир слушала сэра Майгеля с выражением, в котором явно читалось "Теперь-то с вами все ясно, сэр...". Хозяин дома вызывал у нее еще меньше уважения, чем раньше. - Ни о каких кольцах смерти я не слышала, рассказываете тут какие-то страшные вещи, сэр Ломион, - надменно проговорила леди Лита, хотя в ее голосе промелькнул испуг. - Никаких таких особых сил в наших украшениях нет. Это просто очень давняя традиция. Ее нельзя нарушать, иначе несчастье постигнет... - впрочем, леди Лита произнесла эту фразу немного неуверенно. Ее явно не радовала вероятность того, что она могла быть причиной всех этих ужасов, творящихся в доме. - К тому же, все эти странные вещи в доме происходили там еще до того, как я шкатулку принесла, я ее должна была забрать... у дядюшки Сотра, - Лита проговорила последнюю фразу задумчиво, словно вспомнив о чем-то. Но делиться этой информацией она явно не собиралась, посчитав, что сказала достаточно.

Анхало Хьюсс: На лице сэра Майгеля промелькнуло удовлетворённое выражение. Ему всё же удалось склонить этого экстравагантного господина на свою сторону. Допив своё вино, он поставил бокал на столешницу. - Прекрасно, сэр Ломион. Я рад, что нам удалось договориться. Что по поводу вашего вознаграждения... - Он вновь улыбнулся. - Сэр Ломион, я готов дать даже больше. К сожалению, из-за всего вышеперечисленного я лишился клиентов: надеюсь, что нам удастся решить проблему, прежде чем слухи дойдут до чутких ушей Тайного Сыска... Как бы то ни было, я сомневаюсь, что мне удастся найти новых клиентов: вряд ли кто-то захочет останавливаться в доме, о котором идёт недобрая слава. Собственно, я не продал его лишь по вышеперечисленными причинам. И хоть это и не в моих принципах, но если вам удастся разобраться с этим делом... - Он сделал паузу. - То я уступлю вам весь дом безвозмездно. Согласитесь, так будет лучше для нас обоих: вы получите дом вместе со всем, что в нём находится, а я - буду избавлен от внимания Тайного Сыска. Он поднялся из-за стола.

Ломион: Тео пожал Майгелю руку, поцеловал ручку леди Дэнир и позвал Хулу. -Любезный, сколько с меня? и где тут у вас можно привести себя в порядок? Трактирщик получил от Ломиона пару горстей и провел его в небольшую комнату с умывальником. Тео встряхнул рукой и из пригоршни вылетел стремительно увеличивающийся в размерах кованный сундук на четырех не больших колесиках и закрыл дверь. Через пол часа Тео вышел уже побритым, свежо выглядящим, и в совершенно ином костюме - черных штанах, черном мундире, застегнутом до самого горла и не менее черной шляпе и начищенных ботинках. Самое смешное, что этот господин нацепил на себя почти дюжину орденов, которые на самом деле были не украшением, а защитными амулетами (Тео долго вертел в руках орден, врученный халифом - "Куманский горшок меда, первой степени", но счел что это слишком, да и магии в нем никакой, бросил назад в сундук). В таком преображенном виде он предстал перед своими первыми клиентами, чуть не рассмеялся над их удивлением, и, практически не хромая, прошел по залу трактира, крутя в руках трость черного дерева (знали бы они сколько ему пришлось выпить сейчас зелий что бы достигнуть этого эффекта). -Итак, мастер частных дел и сведений к вашим услугам! Вперед, в ваш грешный дом Майгель!

Анхало Хьюсс: Майгель при виде преображённого Ломиона вздёрнул брови. Ого... Пожалуй, сей господин в самом деле непрост! Сейчас он походил скорее на гажинского военно-морского офицера - с той лишь разницей, что у тех цвет мундира традиционно был тёмно-бирюзовым. И ещё эти регалии... Не будучи особо искушённым в предметной магии, сэр Шапширо тем не менее ощутил магию, заключённую как минимум в пяти наградах. Надо же! Похоже, у этого Ломиона в самом деле есть все шансы справиться с той силой, что таится в доме. Если конечно собственные предположения Майгеля по поводу её природы в самом деле были верны... - Превосходно. Что ж... Сэр Ломион, леди Лита, позвольте пригласить вас в свои владения. - С этими словами он прошёл к двери трактира и распахнул её. У тротуара напротив трактира уже дожидался роскошного вида амобилер: лакированное красное дерево, золочёные витые украшения, накладки в виде виноградных и кленовых листьев, фонари в кованых ажурных оправах. Дверцы амобилера были украшены изображением фамильного герба: меч, обвитый виноградной лозой. На месте возницы восседал худощавый пожилой мужчина мрачного вида, совершенно лысый и в круглых тёмно-зелёных очках, облачённый на чужеземный манер в сине-серую ливрею. При виде Майгеля он сноровисто выбрался из амобилера, обогнул экипаж спереди, открыл обе дверцы - переднюю и заднюю - и молча согнулся в полупоклоне, словно приглашая всех троих садиться. - Прошу. - молвил Майгель. - Я послал Зов своему возничему как только вы отправились приводить себя в порядок... До заката ещё несколько часов: идти в дом раньше не имеет смысла. Если пожелаете сразу осмотреть дом - милости прошу, но вряд ли это вам пригодится: с наступлением ночи всё меняется... Поэтому, если хотите, мы сейчас можем поехать в мой особняк. Там мы сможет обсудить все детали предстоящего мероприятия.

Элия Тэн: Когда явился переодетый Ломион, Лита смерила его презрительным взглядом. - Что это на вас надето, сэр? - проговорила она. - Неужто у вас нет денег, чтобы купить себе приличное лоохи и тюрбан? Впрочем... мне без разницы, лишь бы вы мою шкатулку нашли. Судя по всем этим орденам, вы чего-то, да стоите, - из ее уст это прозвучало вполне как похвала. А вот амобилер сэра Майгеля явно пришелся по вкусу это взбалмошной леди. Она с удовольствием приняла приглашение - Лите нравилось быть в гуще событий, особено когда это касалось ее лично - и первой забралась на сидение амобилера, расправляя лоохи изящным движением.

Ломион: Тео, помог леди забраться в амобилер, сел рядом с ней, достал трубку, набил и раскурил ее. - Это мой мундир, еще со времен службы в Гугланде, я пошил его по образу мундира моего деда, в Кумоне мне пошили такой же только серый, леди, поверьте, это превосходная вещь, в которой удобно работать, и сражаться, не боясь запутаться в этой грешной ткани, и меня сразу отличали от остальных, если мне это было нужно. Сэр Майгель, едем в ваш особняк, там я оставлю вещи, только попросите слуг не притрагиваться к замку сундука, вам же не нужны лишние трупы в доме. - сказал Ломион, с ехидной улыбкой. - Мне еще много чего нужно выяснить. Начнем с того, что за постояльцы жили в доме и ваших домыслах насчет происходящего,а я вижу что они у вас есть, просто не могут не быть. И еще, где здесь продают лампы? Я пожалуй куплю пару. Амобилер резво катился по мостовым Ехо, и Тео с наслаждением смотрел в окно за проплывающим за окном городом своего детства. теперь он займется этим городом в плотную. - Кстати, а что за существо у вас завелось тут - этот сэр Макс? Я много собрал на него информации, ради того что бы удовлетворить любопытство халифа Нубуйлибуни цуан Афия, и даже следил краем глаза за его передвижениями по Кумону, я мало во что из этих небылиц, но он по истине удивительное существо. - начал разговор Тео, что бы расположить к себе собеседников. В Ехо любили подобные разговоры, да и сэр Макс был своеобразной гордостью горожан.

Анхало Хьюсс: Амобилер свернул на поперечную улицу и покатил меж тянущихся по сторонам низких оград, над которыми нависали раскидистые ветви деревьев, одетые кудрявой зеленью: среди зелени кое-где высились крытые черепицей крыши особняков. Возничий неотрывно смотрел вперёд, не поворачивая головы и не проявляя никакого интереса к разговорам в обитом зелёно-жёлтым бархатом салоне экипажа. Казалось, жили лишь его руки, лежащие на рулевых рычагах. Майгель, до этого смотревший в окно, достал из-за пазухи лоохи короткую резную трубочку и кисет. Набив трубку золотисто-коричневым табаком, он щёлкнул кремневой зажигалкой и закурил. Сделав первую затяжку, он покосился на леди Литу и слегка опустил стекло дверцы, чтобы дым тянулся наружу. После этого он повернулся к Ломиону. - Сундук, говорите? Хорошо, по поводу вашего багажа я распоряжусь. И не волнуйтесь: у слуг в моём особняке нет привычки рыться в чужих вещах... Эй! - Он повернулся к возничему. - На Улице Красных Лотосов остановишься у магазина. Господин Ломион желает купить пару ламп. Понял? Ливрейный слуга молча кивнул. - Вот так. Теперь касательно вашего вопроса о постояльцах. - Он вновь покосился на леди Литу и вздохнул. - Ладно, обо всех по порядку. Первым был Кесьен Ратхолли, бывший ландаландский шериф в отставке. Приезжал в город на свадьбу дочери. Снял комнату на две дюжины дней: сьехал на восьмой, после того, как в одну из ночей пропали несколько наград с его парадного мундира в шкафу и тесак в ножнах. Мне удалось уговорить его не обращаться в полицию, пока проблема не будет решена.... Далее. Чиуна Квист, молодая свободная художница. Приехала из Пшорри на какой-то художественный фестиваль. Большую часть времени проводила в своей комнате, занималась живописью. На пятый день пребывания в доме явилась ко мне и заявила, что утром обнаружила, что все её холсты залиты кровью: собиралась съехать на следующий день. В ту же ночь... - Майгель вздохнул, - исчезла без следа. В её комнате я нашёл лишь холсты и разбросанные художественные принадлежности. Следующий. Хикрае Цупаджи, иррашиец, приехал в Ехо по делам бизнеса. Снял комнату на десять суток: исчез на седьмую ночь. В последние двое суток жаловался на то, что ночами не может уснуть из-за ощущения того, что в комнате кто-то есть и наблюдает за ним. Боялся подходить к зеркалам, говорил, что в зеркале видит "не себя". Далее - леди Лита Дэнир... - Сэр Шапширо осёкся. - Леди Лита, думаю, вы сами желаете обо всём рассказать?

Элия Тэн: - Мундир... - проговорила леди Дэнир, словно пробуя слово на вкус. Ей явно до этого не приходилось сталкиваться с подобной формой одежды. Она недовольно покосилась на трубку сэра Майгеля, но ничего не сказала, демонстративно отвернувшись к противоположному окну. Возможно, в другое время она бы и посплетничала об этом... ах... ужасном и загадочном сэре Максе, благо непроверенной и не всегда достоверной информации она знала много, каждый раз покупала "Суету Ехо", приезжая в город. Но обстановка была не та. Ее в самом деле волновала судьба ее фамильной шкатулки. Она, затаив дыхание, слушала сэра Майгеля - ведь она не слишком много знала о других постояльцах. - О да, я расскажу! - с энтузиазмом сказала она, делая большие глаза. - Я приехала в Ехо пять дней назад. У меня здесь дядя живет, и отец попросил съездить к нему, забрать фамильную шкатулку. Я хотела у него остановиться, немного погулять по Ехо, повидать подруг, но дядюшка куда-то уезжал по делам, и порекомендовал остановиться в доме сэра Шапширо. Мне как-то сразу там не по себе было, уже в первую ночь. Я слышала чьи-то шаги в коридоре, хотя, выглядывая, никого не обнаруживала. А еще кто-то переворошил всю мою одежду, пока я была в комнате для омовения. Это на вторую ночь случилось, и я уже подумывала уехать домой, но меня пригласили на ужин, так что пришлось еще задержаться. И на третью ночь меня разбудил чей-то стон. Я перепугалась, но пошла посмотреть, кто это может стонать - вдруг помощь кому-то нужна. Никого я не обнаружила, только книги в гостиной были разбросаны по полу. А вот из моей комнаты пропала шкатулка, она у меня лежала в ящике комода. Я все перерыла, но не нашла. И это при том, что комната была заперта! - Девушка вызывающе смотрела на мужчин, мол, осмелятся ли они подвергнуть ее слова сомнению.

Ломион: Тео внимательно слушал и прикидывал свои шансы на победу. История была ясна, однако он не совсем понимал что за тварь живет в доме. А это был определённо кто-то, а не что-то. Он спал днем, набирался ночью сил... Что же учудил этот грешный магистр ордена Танцующих Теней? Неужели призвал какую-то ночную тварь? Выяснить можно было лишь один способом - сунуться в этот дом. Единственное, у Тео была одна идея и он очень хотел ее проверить, для этого они ехали в лавку на улице Красных Лотосов. Амобилер подкатил к лавке, Ломион выскочил из повозки, взял в лавке две лампы и, подленько смеясь, попросил записать их стоимость на счет сэра Майгеля, который даже прикуривал от довольно хитрой зажигалки, а не как Тео - от пальца. "Вот богатей!" - почему-то негодовал Тео, хотя сам обожал выернуть что-нибудь этакое. - А теперь едем к какому-нибудь трактиру подальше. - сказал Тео, забираясь назад в амобилер. - И еще, сэр Майгель, не забудьте зайти в эту лавку перед последним днем года, вас там будут ждать. Возница развернул повозку и вся компания выехала на окраину нового города. -Подождите, я скоро приду или камры попейте. - Весело сказал Ломион и побежал с лампами к трактиру, свернул в небольшой безлюдный тупик, зажег лампы. Тусклое оранжевое пламя плясало за стеклом ламп, Тео поднял одну руку к небесам, а вторую погрузил в огонь. Тупик озарился ярким белым светом, и Ломион погасил горящую, теперь уже серебристо-белым пламенем, лампу и проделал тоже со второй. Потом взял их обе и со всех ног побежал к амобилеру. -Возница! Ходу отсюда! Сэр Майгель, извините, но теперь у нас на борту два артефакта, полные незаконной магии. - сказал Тео хищно улыбаясь чему-то своему. Началась охота.

Анхало Хьюсс: Майгель лишь покосился на него и сделал жест возничему. Тот молча тронул рычаги, и амобилер стронулся с места, набирая скорость. Спустя пару секунд Улица Красных Лотосов осталась позади: по сторонам замелькали вывески магазинов и фасады трактиров. Только тогда Майгель наконец повернулся к Тео. - Умный ход, сэр Ломион. - заметил он. - Вы специально предложили подъехать ближе к трактиру, чтобы ваше заклинание было принято за кухонную магию? Прекрасно. Я ещё раз убеждаюсь, что не ошибся в вас. До моего особняка ехать ещё несколько минут: думаю, вы пожелаете услышать об остальных пропавших постояльцах? Возможно, это поможет что-нибудь прояснить. Итак... Следующим был сэр Митлух Тайхело, старый университетский преподаватель на пенсии. Приезжал в город на ежегодную встречу товарищей по кафедре. Снял комнату на три дня: исчез на вторую ночь. Первые два дня жаловался на непонятные приступы слабости, головокружения, "колотья в сердце", то и дело происходящие с ним в доме: я посоветовал обратиться к знахарю. После него был господин Гуанкон. Мужчина средних лет, темноволосый, смуглый - вроде ташерец или куманец... Кроме имени ничего не сообщал - так что, скорее всего, ташерец. Турист, приплыл в город "для ознакомления с достопримечательностями". Снял комнату на восемь дней, исчез на пятую ночь. До этого сообщал, что в первые три ночи видел один и тот же кошмарный сон: как будто он лежит на полу посредине комнаты, по всем углам горят свечи - и вокруг него поднимаются какие-то одинаковые тёмные силуэты, обступают его... И последний. Сэр Рашфуро Туонх, бывший магистр Ордена Дымного Солнца. Приехал в город в связи с какой-то судебной тяжбой с бывшей женой. Человек вспыльчивый, разговорчивый: мы с ним подолгу болтали... Снял комнату на дюжину дней: исчез на десятую ночь. Утром его комната выглядела так, словно в ней полыхал пожар: все стены в обгорелых пятнах, мебель обуглена. Его Орден специализировался на магии огня и горения: быть может, он пытался защищаться... Но от кого? Не знаю. Что самое жуткое - на следующее утро я обнаружил комнату почти целой, разве что без мебели и со слабыми следами гари на стенах и потолке: а к вечеру исчезли и они... Дом как будто заживил раны! Шапширо вопросительно взглянул на Тео. - Что скажете, сэр Ломион? У вас есть какие-либо соображения по этому поводу?

Элия Тэн: Лита совершенно не понимала, что творит Ломион, и когда тот вскочил в амобилер, заявив, что у него с собой два артефакта, посмотрела на него как на сумасшедшего. - Это что, какие-то лампы у вас теперь артефактами называются? И вы не боитесь, что Тайный Сыск об этом узнает? По правде сказать, этот человек немного пугал эту избалованную леди, привыкшую общаться с людьми совсем иного круга. Но если он отыщет ее шкатулку, она была готова потерпеть его выходки. Вздохнув, Лита продолжила слушать сэра Майгеля. По всему выходило, что ей еще повезло, что пропала лишь ее шкатулка, а не она сама, и отделалась она лишь испугом и легкой головной болью.

Ломион: Ломион спрятал лампы в пригоршню. "Надо как можно быстрее расправиться с этим делом и разрядить лампы. Малое тайное сыскное войско его за девятнадцатую ступень белой магии его по головке не погладит, нужно действовать быстро" - думал Тео и пыхтел трубкой. Затем ответил. - Мои соображения сэр Майгель? На мой взгляд этот ваш бывший владелец открыл путь в наш мир неким очень неприятным ночным существам, вопрос - зачем им вещи? Не знаю. Зачем им люди? Тоже смутно себе представляю. Больше всего меня интересует что их пробудило. С кого это все началось? С сэра...Кесьена Ратхолли? Что в нем было необычно, по сравнению с другими постояльцами, с которыми было все в порядке? Меч, ордена - что в них было необычного или магического? Шериф из Ландаланда... Серьезный человек. С ним сейчас все в порядке? Он ничего не привозил странного в подарок молодоженам? Где он сейчас?

Анхало Хьюсс: - Не все вопросы сразу! - поднял руки Майгель. - Погодите немного. Значит, сэр Кесьен... Сейчас он, надо полагать, в Ландаланде - после тех неприятных событий он покинул город. Однако с тех пор несколько раз слал мне Зов, интересуясь ходом дела: я пообещал ему, что в случае благополучного решения проблемы уведомлю его, в противном случае он грозился подать на меня в суд. Когда он уезжал из города, он был вполне здоров. Что до украденных вещей... - Он призадумался. - Хм, а вот это уже интересно. Как он мне сообщил, пропали три награды - орден "Королевское сердце" второй степени, Малый дворцовый сапфировый бант и орден Двойного Семилистника четвёртой степени. Все три награды - магические, выданы ещё в Смутное Время: первая, насколько я помню, защищает от враждебной магии до тридцатой ступени включительно, две других - просто красивые вещицы. Меч - наградное оружие. Я такие видел: с легкостью рубит любые доспехи. А если так... Майгель взглянул на Тео с интересом. - Послушайте, а ведь в этом кое-что прослеживается, не правда ли?

Ломион: Тео азартно ухмыльнулся. Майгель оказался человеком понятливым и очень умным, в отличии от многих известных ему богачей. -Итак, древний магистр экспериментирует у себя дома с магией, это раз. Его насколько я знаю убили лишь под конец эпохи орденов, но дом остался стоять, а не разрушен до основания, как это практиковалась в эти лихие времена, это два. В дом вселился вояка, да еще и с орденами за заслуги во времена смутных времен, да еще и с оружием, это три. Мое мнение - этот темный магистр Шио Чин Шино вызвал в свой дом парочку тварей -охранников. Возможно поэтому в смуту не удалось снести дом - его яростно защищали, однако потом никто не входил в дом ни с магией ни с оружием и эти твари утихли. Но тут этот ваш грешный постоялец появляется в защитных орденах и при палаше. Домашние обитатели сочли его опасным, но сил у них было маловато, и все что им удалось - нейтрализовать опасность. Кесьен во время выселился, дальше они крепли с каждой ночью и ему могло бы хорошенько не поздоровиться. Далее, как мне кажется, магия вещей открыла древние порталы, откуда приходят эти твари, поэтому вы слышите крики и лезет всякая гадость. Ваш маг ордена дымного солнца окончательно взбесил существ. Они привязаны к этому дому, они восстанавливают его, "лечат его раны", спасают от нарушителей. Вы, леди Лита, не погибли лишь потому, что не представляли угрозы для дома. Но зачем им ваша грешная шкатулка... Тео шумно втянул дым из трубки. - А вообще, я тоже вызывать умею всякую дрянь, сундук именно ими и охраняется. но это так -шалости, по сравнению с вашими охранниками.

Элия Тэн: Лита демонстративно покашляла, морщась от запаха дыма. Неужели мужчины не могли подождать, пока окажутся в более просторном помещении? Но на самом деле девушка запоздало испугалась... Ведь она действительно могла пропасть в том грешном доме, и не сидела бы сейчас в амобилере сэра Майгеля, выслушивая о судьбе других постояльцев. - Вот уж не знаю, что такого эти загадочные охранники могли найти в простых украшениях, - покачала она головой, потом задумалась на минутку, машинально заправляя выбившуюся прядь за ухо. - Впрочем, там было одно кольцо... Отец говорил, что оно самое древнее из всех фамильных украшений, его надевал еще сэр Олатри Дэнир, больше тысячи лет назад. Отец говорил, что он состоял в каком-то могущественном Ордене... Это кольцо одевает на похороны глава семьи. Я его никогда не видела и в руках не держала, - девушка растерянно пожала плечами. - И, по-моему, дядюшка Сотр забирал шкатулку именно для того, чтобы хорошенько ее изучить. Когда он у нас останавливался в прошлом году, то долго разглядывал содержимое шкатулки, а потом ее забрал. Сказал, что хочет показать кому-то из Ехо.

Анхало Хьюсс: - С этого и следовало начинать, госпожа Лита. - немного укоризненно заметил Майгель. - Вы же понимаете, сейчас важны любые сведения... О, кстати! Мы приехали. Амобилер проехал по улице, утопающей в пышной зелени - и, свернув, остановился у кованых ворот, украшенных гербом в виде всё того же меча, увитого лозой. За воротами раскинулся обширный парк - с обилием раскидистых тенистых деревьев, живописными лужайками, усыпанными гравием аллеями. За деревьями на холме вздымались стены внушительного трёхэтажного особняка, напоминающего небольшой дворец. Розоватый резной камень кладки, стрельчатые окна, арочные проёмы, ступенчатые крыши, крытые темно-зелёной черепицей - загляденье да и только. Похоже, сэр Майгель Шапширо в самом деле не бедствовал. Притормозив у ворот, возничий пару раз просигналил в рожок. Спустя полминуты к воротам подошли двое слуг в ливреях - оба похожи на возничего как братья-близнецы: такие же лысые, в круглых зелёных очках. Молча взявшись за створки, они потянули их в стороны и ворота отворились. Амобилер вкатился внутрь и поехал по аллее в окружении деревьев с широкими кронами и благородной замшелой корой. Миновав несколько поворотов, экипаж затормозил у парадного входа особняка. Возничий выбрался из амобилера, отворил дверцы пассажирам и вновь согнулся в полупоклоне. - Ну вот мы и на месте! - провозгласил Шапширо. - Сэр Ломион, леди Лита, добро пожаловать. Прошу пройти внутрь.

Ломион: Тео вышел из амобилера, подал руку леди Лите, и, постукивая тростью о мраморную лестницу, ведущую в дом, осматривал великолепие фасада особняка и близлежащий пейзаж. - Отлично устроились, - мрачно буркнул Тео, - каким путем этот дом заполучили? И как же нас здесь будут развлекать до заката? Кстати, мне нужны будут чернила, бальзам Кахара, белая маска и комната на солнечную сторону и что бы туда никто не входил пару часов. Мне нужно подготовиться к встрече с охраной вашего многострадального дома.

Анхало Хьюсс: Сэр Шапширо выбрался из экипажа и сделал жест возничему. Тот всё так же молча сел за рулевые рычаги: амобилер стронулся с места, проехал по аллее и свернул за угол особняка. Майгель же повернулся к Тео. - О, этот особняк - фамильная резиденция моей семьи. - молвил он, предпочтя не заметить иронии в словах Ломиона. - Семья Шапширо более двух тысяч лет проживает в Ехо. Разумеется, дом несколько раз перестраивался... Ладно. Вы говорили о чернилах, маске и бальзаме? Всё это у вас будет, не сомневайтесь. Что до комнат, у меня их превеликое множество. Можете выбрать любую. Идёмте! Майгель поднялся примерно до середины лестницы, когда двери отворились. На пороге стоял ещё один лакей в зелёных очках, точная копия возницы и двоих привратников: разве что ливрея на нём была побогаче, алого бархата с серебряным шитьём. Слегка поклонившись, он отступил в сторону и сделал широкий приглашающий жест. За дверью открылась роскошно обставленная прихожая. По всему было видно, что хозяин не привык стеснять себя в средствах: об этом говорили устилающие пол ковры, лепнина на потолке, статуи дев со светильниками в руках. В широком проёме двери виднелись обитые бархатом диваны не менее роскошной гостиной. Майгель по-свойски прошёл внутрь, поманив за собой спутников. - Проходите, не стесняйтесь. Желаете чего-нибудь выпить? Я немедля прикажу подать.

Элия Тэн: Благодарно кивнув Тео, Лита выбралась из амиобилера и разглядывала роскошный дом с любопытством. Он явно ее впечатлил. - У вас красивый дом, сэр Шапширо, - сказала леди Дэнир. - Такие сейчас нечасто увидишь, еще реже - посетишь... Хотя наш фамильный особняк ненамного хуже, - тут же добавила она, явно решив, что комплиментов достаточно. Она с неодобрением покосилась на сэра Ломиона, когда тот попросил какие-то странные вещи. Ей самой, сказать по правде, даже бытовая магия с трудом давалась, и она не слишком любила все то, что было связано с таинственным ритуалами и магическими силами. Поэтому хотелось побыстрее вернуть свою шкатулку и уехать домой, а потом еще долго рассказывать всем желающим о том, что с ней тут приключилось. Во всех подробностях. - Какие-то у вас слуги странные, - сказала она Майгелю, проходя в гостиную и присаживаясь на диван. - Зачем они носят эти ужасные очки? - Я бы выпила чашечку камры, - добавила девушка. - Хотя... учитывая все эти переживания... Можно и покрепче... ликер или вино. Полагаю, у вас богатая коллекция напитков?

Ломион: Тео не много отстал от остальных - левую ногу словно опутало огненной веревкой. Боль пульсировала и расходилась от колена по всей ноге. Он больше не бодрился, пытался раствориться - незаметно отстав от своих клиентов, стал жутко мрачным и больным. С трудом доковыляв до гостиной, он тихо рухнул в кресло в углу и ушел в себя. Когда подали напитки он отказался. Ему предстояло выпить кучу зелий и лишние, пусть даже очень малые капли, магии ему были не к чему, при смешении они могли дать неведомый побочный эффект. -Сэр Майгель, я пожалуй откланяюсь, и отправлюсь в предоставленную вами комнату. - Хриплым голосом пробурчал из угла Тео.

Анхало Хьюсс: - Уже? - поднял брови Майгель. Сам он, взяв бокал с услужливо поднесённого очкастым слугой подноса, расположился в кресле напротив леди Литы. - Что ж, не смею вас задерживать. Эй! - Он сделал повелительный жест молчаливому лакею. - Проводить сэра Ломиона в комнату с окнами, выходящими на солнечную сторону. Слуга молча кивнул. Поставив поднос с бутылями и фужерами на столик рядом с леди Литой, он развернулся и направился к лестнице, ведущей на второй этаж. Поднявшись по лестнице, слуга провёл Тео по коридору, с потолка которого свисали светильники на цепях. Подойдя к одной из дверей, он отворил её перед Тео - и отступил на шаг в сторону, предлагая Ломиону войти. Комната оказалась довольно просторной и почти лишённой мебели. Стены, обитые узорчатым сиреневым бархатом, светло-серый ковёр на полу, диван да столик на резных ножках - вот и всё. На стене висела картина в резной рамке из чёрного дерева, изображающая затянутый туманом лес. Шторы трёх высоких арочных окон были раздвинуты: комнату заливал свет солнца, уже начинавшего клониться к закату. За окнами виднелась зелень парка и пестреющие вдали крыши кварталов. Позади Тео послышались тихие шаги, и мимо него прошёл ещё один лакей в зелёных очках. В руках у него был поднос, на котором были расставлены и разложены несколько предметов: чернильница с торчащей из неё кисточкой, белая фарфоровая маска вроде театральной и гранёная бутыль с бальзамом Кахара. Слуга подошёл к столику, поставил на него поднос - и, развернувшись, так же молча вышел из комнаты. В дверях он на миг задержался перед вторым лакеем, приведшим сюда Тео. Оба они были похожи друг на друга как братья-близнецы. Как все слуги в этом поместье. Секунду помедлив, слуги повернулись и направились прочь по коридору.

Ломион: Тео не давали покоя эти загадочные близнецы, прислуживающие Майгелю, попахивало не то магией, не то тайной, не то и тем и дураким вместе взятым, он очень хитер и нельзя недооценивать, как это делал Тео раньше. Ломион запер комнату, в один угол бросил из пригоршни сундук, из другой пригоршни, по среди просторной комнаты вывалил лампы. Затем, сильно хромая он подошел к окну, приставил к стеклу, выражающую полное безразличие, маску и бормоча под нос какие-то заклинания, стал рисовать на ладонях символы.

Ломион: Потом он расстегнул мундир, и вязь черных письмен, ведомая кистью, пошла по левой, а потом и по правой руке к самому сердцу, место которого, Тео обрамил восьмигранником и описанным вокруг него кругом. Каждая грань была подписанна неразборчивыми словами. Последней, в центр сердца и круга Тео поставил точку, отложил кисть, и поднес палец левой руки, из которого вырвалось пламя, прямо в эту точку. Затем, снова взяв кисть он изрисовал рунами больное колено, начертил на лице крест и четыре круга и лег на пол

Ломион: Пока чернила сохли и из точки посреди сердца горело не большое пламя, Тео лежал неподвижно и читал про себя заклятия. Прошло более часа, а затем, чернила резко расстеклись по его телу. Вся кожа стала черной, он растворялся в чернилах, а затем вспыхнул в одночасье и потух. За все это время Тео ничего не почувствовал. Он впитывал силу огня, силу света падающего из окон и силу зачарованных им же чернил. Потом он встал, одел мундир, опустил закатаную левую штанину, одел белые перчатки взятые из сундука.

Ломион: Затем, Тео выпил пол бутылки бальзама, кучу небольших флакончиков с зельями, все из того же сундука, одел маску, закрывавшую все его лицо, шляпу, взял трость и лампы, и, вышел из комнаты. В Таком пугающем виде он предстал перед хозяином дома и леди Литой. - Скоро закат, дамы и господа! Какой адрес у вашего проклятого жилища? - глухо, сквозь маску, возвестил Тео. "какая жалкая театральность..."- подумалось ему, но по другому и быть не могло в Таком виде.

Элия Тэн: Лита устроилась в кресле, изящно положив ногу на ногу, и теперь неспешно пила вино, разглядывая интерьер комнаты. Ей здесь нравилось, она чувствовала себя в своей стихии. Ее семья была богата, и торжественные приемы были частью ее жизни с малых лет. В Ехо в том числе. - Что-то сэр Ломион задерживается, - сказала она, спустя какое-то время, наполненное молчанием. Сэр Майгель встрепенулся, словно очнувшись от своих мыслей. - Странный он. Вроде у него нога болит, а он то хромает, нет... И с лампами что-то непонятное делал... Вы уверены, что он в состоянии справиться с тем, что в том доме обитает? Я как вспомню все эти стоны и звуки, аж жутко становится... Какое счастье, что я вовремя съехала... Хоть бы предупреждали... Хотя да, кто тогда стал бы снимать у вас комнаты... А вы ведь недешево берете. Неудивительно, что ваш собственный дом такой роскошный... - девушка укоризненно покачала головой, словно осуждая Майгеля за его шикарный образ жизни, нажитый... не вполне честным образом. - Уже скоро закат... - добавила она, глядя в окно. - Ох... надеюсь, фамильная шкатулка в скором времени найдется... Мне нужно домой ехать, а как же я могу вернуться без шкатулки? Увидев Тео, леди Дэнир даже тихонько ахнула от неожиданности, расплескав немного вина на лоохи. - Сэр Ломион? - проговорила она. - Что за вид! Прямо член какого-то страшного Ордена из вас получился...

Анхало Хьюсс: Майгель, доселе слушавший благородную леди с выражением лёгкой скуки на лице (он уже не раз выслушивал её жалобы и сетования с тех пор, как пропала эта треклятая шкатулка), даже обрадовался появлению Тео. Хотя вид нанятого исполнителя его поначалу тоже поверг в изумление. Надо же... В этаком наряде сэр Ломион походил скорее на какого-нибудь героя из театральной пьесы о тёмных временах Эпохи Орденов. Сейчас бы прибавить к его облику полыхающее за спиной пламя и горящие зловещим светом прорези маски - вот вам и Тёмный Магистр, призванный незадачливым магом из преисподней и готовый сеять на земле разрушение и страх. - Рад видеть вас, сэр Ломион! - произнёс он, поднявшись с кресла. - И вы, и леди Лита правы: дело и впрямь к вечеру... Посему предлагаю отправиться немедля, если вы готовы. - С этими словами он повернулся и прошёл к двери. Створки бесшумно отворились перед хозяином и его гостями: двое слуг, застывших по сторонам лестницы, слегка поклонились. Майгель спустился по ступеням. Солнце и впрямь клонилось к закату: небо, доселе белое, подёрнулось розовато-лиловой вечерней дымкой, кое-где уже вспыхнули на небосводе первые звёздочки. По земле протянулись длинные вечерние тени: парк погрузился в сумерки. Амобилер уже ждал их напротив входа. За рулевыми рычагами восседал возничий в очках: тот самый или другой - не понять. Слуги спустились по лестнице следом за хозяином, прошли к амобилеру и отворили дверцы. - Прошу садиться. - сделал приглашающий жест Майгель. - Мой возничий довезёт нас до места. Вас интересует адрес? Улица Туманных Снов: это в паре кварталов от старого кладбища... Залезайте, поехали. - С этими словами он забрался в амобилер. Слуги закрыли двери за Ломионом и леди Литой: экипаж стронулся с места и покатил в сторону главных ворот. Проехав под ними, он свернул на улицу и скрылся под сенью деревьев. Двое привратников молча застыли по ту сторону ворот, словно провожая взорами исчезнувший экипаж. Оба лысые, в круглых зелёных очках, в одинаковых ливреях... Похожие друг на друга, как два отражения одного человека. От заходящего солнца на мостовую легли длинные вытянутые тени. Тень кованой ограды и ворот: наслаивающиеся друг на друга тени деревьев: тощие скошенные тени фонарных столбов... Только вот от фигур слуг не тянулось никаких теней. Даже призрачных, даже зыбких. Оба привратника не отбрасывали тени.

Ломион: Тео сел в амобилер, взглянул на лакеев Майгеля напоследок. Что-то ему в них сильно не нравилось, помимо схожести, но, что, именно он так и не понял. "всегда есть подвох" - мрачно подумал он. - Сэр Майгель, я еще могу понять, зачем сейчас в этом амобилере едете вы, но зачем снами едет леди Лита? Я не уверен что там будет безопасно. Тем более, что в дом войду я один. - сказал Тео, достал трубку, но потом вспомнил про маску, и убрал ее назад, в карман.

Анхало Хьюсс: Майгель уставился в окно, за которым проносились дома утопающей в сумерках улицы: во многих окнах уже зажглись огни, и уличные фонари налились зыбким газовым светом. Заслышав вопрос Тео, он повернулся к нему. - Кхм... Вы, конечно правы. - промолвил сэр Шапширо. - Я и сам понимаю, что поход в этот дом - не увеселительная прогулка... Однако таково было собственное желание леди Литы. Не знаю уж, чем это вызвано: возможно, она опасается за сохранность своей драгоценной шкатулки... - Майгель взглянул на Литу с некоторым раздражением. - Леди, может, сами объясните сэру Ломиону, что именно побудило вас последовать за ним?

Элия Тэн: Леди Дэнир наморщила носик, недовольно и немного вызывающе глядя на мужчин. - Да, опасаюсь! Хочу быть уверена, что все пройдет, как надо. Эта шкатулка слишком ценна... для меня, я имею в виду, для моей семьи, - быстро поправилась она. - Для постороннего она не имеет практически никакого интереса... Поэтому хочу ее сразу получить, как вы вернете, сэр Ломион. Меня уже заждались дома. В ее голосе сквозило некоторое беспокойство, словно она боялась, что ей не поверят.

Ломион: Тео тяжело вздохнул. -Хорошо, но ближе чем на сотню шагов, к дому не приближайтесь, а лучше - дюжину сотен. С вашим проклятым домом есть другие здания, с жильцами, по соседству? Они еще живы? Или вы не интересовались? Если кто остался, то лучше, что бы они все побыстрее покинули свои дома, а то магистры знают, что устроят эти твари, когда я их хорошенько разозлю своим присутствием. Ломион был бодр и ожидал схватки.

Анхало Хьюсс: - Жильцы по соседству? - Майгель на миг задумался. - Хм... Да в общем-то нет. Та улица не слишком густо заселена: большинство людей не любят селиться там, где кладбище под боком... Вокруг дома довольно обширное пустое пространство. За пределами самого жилища никогда ничего необычного не происходило - по крайней мере, со времён Эпохи Орденов. А вот в те годы, когда это здание ещё принадлежало магистру Шио... - Сэр Шапширо отчего-то смешался и выглянул в окно. - Ну вот... Мы подъезжаем! Амобилер сделал плавный поворот - и остановился у невысокой кованой ограды, которой был обнесён просторный и довольно запущенный двор. Вокруг в самом деле не было видно других домов: лишь в дальнем конце улицы в сгущающихся сумерках высились контуры зданий. Улица Туманных Снов противоположной стороной примыкала к широкому, забранному в камень каналу, через который был перекинут невысокий крутой гранитный мостик. По ту сторону канала высились фонари, соседствующие с высаженными через равные промежутки деревьями. Сам дом, прежде принадлежавший магистру Шио чин Шино, выглядел довольно эффектно и немного жутковато. Сложенный из тёмного камня трёхэтажный особняк с узкими стрельчатыми окнами, с непривычно высокими двускатными крышами, крытыми тёмно-фиолетовой черепицей и огороженными коваными перильцами. Архитектура особняка была такова, что здание казалось расширяющимся кверху за счёт выступающей по всему периметру третьего этажа галереи, а также нескольких балкончиков. С одного боку строение было подпёрто аккуратным флигелем. Вдобавок над стыкующимися друг с другом крышами особняка выступали две башенки с высокими коническими крышами: одна, со стороны фасада, более основательная и широкая, вторая - тонкая и стройная. Словом, здание выглядело довольно странным и каким-то сумрачным: самое место для магистра ордена, чья магия была неразрывно связана с тьмой и сумерками. Ни одно окно не горело: дом и сад были погружены в сумрак. Зато два уличных фонаря по сторонам от ворот уже озарились изнутри газовым светом. Они освещали каменную арку, на ключевом камне которой был вырезан странный символ: круг, а внутри него - три взявшихся за руки человеческих фигурки, какие-то странно вытянутые и заострённые, словно бы кружащиеся в танце. Древний символ Ордена Танцующих Теней. Остановив машину, возничий выбрался наружу и уже привычно открыл двери перед пассажирами. - Выбирайтесь, сэр Ломион. - предложил Майгель. - Солнце уже зашло: думаю, сейчас самое время наведаться в дом.

Элия Тэн: Лита тоже выбралась из амобилера и теперь, хмуря брови, смотрела на дом, хоть он был прекрасным образцом архитектурного искусства. И кто знал, какие мысли роились в этой симпатичной головке. Девушка на мгновение отключилась от окружающего мира и смотрела на дом невидящим взглядом, словно сквозь стену. Впрочем, через какое-то время она встряхнула головой, привычным движением заправила за ухо выбившуюся прядь, и недовольно посмотрела на мужчин, мол, чего они там медлят. - А снаружи и не скажешь, что в доме происходит что-то странное... - сказала она. - Все так аккуратно. Похоже на особняк хмурого аристократа.

Ломион: Тео вышел из амобилера, долго рассматривал одинокий дом, где затаились ночные твари, и заявил: -Что ж, самое время проститься. Прощайте, леди Лита, сер Майгель. И еще – что бы не случилось – в дом не суйтесь, даже если кто-то начнет орать из него, моля о помощи, и постарайтесь никого к нему не подпускать.

Анхало Хьюсс: Майгель, вышедший из амобилера, остановился перед воротами и заложил руки за спину, вглядываясь в сумерки ночного сада. Заслышав слова Ломиона, он обернулся. - Прощаетесь? - поднял он бровь. - Ну что вы... Я уверен, что у вас всё получится. В конце концов, вы же профессионал, а я... - Оборвав фразу, он качнул головой, подав знак слуге. Тот молча подошёл к воротам, лязгнул щеколдой - и, взявшись за кованые решетчатые створки, потянул их на себя. С тихим скрипом ворота распахнулись. Возничий отошёл в сторону и встал под фонарём, сложив руки на груди, будто ожидая новых приказов. - Удачи, сэр Ломион. - кивнул Майгель. - Не беспокойтесь: я никого не подпущу к дому. И прослежу, чтобы леди Лита не соизволила вмешаться в ваши дела! - Он многозначительно взглянул на бывшую постоялицу.

Элия Тэн: Лита только насмешливо посмотрела на Майгеля, пожала плечами и перевела взгляд на Ломиона. - Ни о каких прощаниях и речи быть не может, - холодно сказала она. - Вы обещали вернуть мне шкатулку, так что надеюсь вскоре увидеть вас с ней в руках, выходящим из этого дома. Не зря ж вы так готовились, - она кивнула на Тео, имея в виду его маску и прочие атрибуты. Я буду ждать неподалеку, - добавила она и пошла прочь по улице.

Ломион: Тео рассмеялся, развернулся на каблуках и пошел в дом. Дверь была нараспашку - похоже кто-то спешил покинуть здание, не боясь кражи. Тео вошел в просторнейшую прихожую и закрыл за собой дверь. Первое что бросилось ему в глаза - распластанное на ковре тело. Осмотрев его, Ломион пришел к выводу, что это был вор, тем более что у того в руках был мешок, в котором лежал разный хлам, который мог представлять хоть какую-либо ценность. Тео поднялся, сделал еще пару шагов в темноте и наступил на что-то мягкое. Это была рука. Под широкой тумбой на высоких массивных ножках лежало тело. Возникло чувство, что его кто-то туда старался спрятать. Самое удивительное, что Тео узнал мертвеца - это был совершенно лысый человек в очках и ливрее. -Так-так-так, а вот это уже интересно... - протянул Тео.

Анхало Хьюсс: В эту минуту над улицей Туманных Снов прокатились звуки ритмичного перезвона. Над крышами города зазвучали вечерние колокола, знаменуя миг заката. Солнце в последний раз сверкнуло острым лучиком - и кануло за горизонт. А спустя миг в тёмной прихожей неожиданно раздался тихий смешок. Тонкий, словно перезвон серебряных колокольчиков. Тени, затягивающие комнату, как-то странно и почти незаметно переменились, словно бы сгустившись за спиной Тео. Казалось, тьма гостиной ожила - и обратила внимание на нежданного гостя. Труп лысого человека в ливрее, распростёртый на ковре перед Тео, не шелохнулся, как и подобало мёртвому телу. Непроницаемые стёкла круглых очков жутковато выделялись на слабо различимом в сумерках лице: казалось, мертвец рассматривает Ломиона в упор... И вдруг в стёклах очков качнулось чьё-то едва различимое отражение, призрачный силуэт. Что-то за спиной Тео пришло в движение... и миг спустя стало ясно - что. Тело незнакомца, которого Тео определил для себя как вора, медленно поднималось с ковра. Движения его были совершенно нечеловеческими: как будто у марионетки, которую кто-то потянул за невидимые нити, уходящие в потолок. Мертвец даже не поднялся на ноги - он всплыл над полом, будто повиснув на тех самых нитях: носки сапог едва касались ковра. Голова, безвольно свисавшая на грудь, рывком поднялась: на Тео уставилось бледное, плохо выбритое лицо с остекленевшими неживыми глазами. И глаза эти внезапно налились мертвенным синеватым светом.



полная версия страницы