Форум » Ехо » "В гостях хорошо, а дома лучше", 32-й день года, утро » Ответить

"В гостях хорошо, а дома лучше", 32-й день года, утро

Элия Тэн: "Все в этом мире бренно, или как выжить в неизвестности"

Ответов - 48, стр: 1 2 3 All

Элия Тэн: - Да я не хочу, чтобы все было как прежде, Микка, - немного печально улыбнулась Элия. Она украдкой глянула на Анхало, успев заметить, как тот на мгновение переменился в лице. Видимо, и у него когда-то была такая мечта... - Когда я открыла эту кондитерскую и сделала тут ремонт, у меня оставалась вот эта комната совсем не задействованной. Для гостей была гостиная и гостевая спальня, мне самой хватало моей комнаты, если я хотела почитать что-то, то делала это в гостиной, да и книги там же держу. Но в какой-то момент вдруг стала ловить себя на мысли, что часто заглядываюсь на игрушки и разные милые безделушки, мне хотелось их покупать. Но они смотрелись бы странно в моей гостиной, так что я решила держать их здесь. Ну и обстановку сделала соответствующей. Такая милая несбывшаяся мечта, - Элия развела руками. - Да что толку жить грезами, когда в реальности есть такой замечательный человек, как ты, Микка? И, наконец, здесь будет кто-то жить. Я так рада! Если тебе не будет мешать, то и не надо никуда ничего убирать. Игрушки ведь не для того, чтобы на них смотреть, верно? Вот, держи, - Элия сняла с полки куклу размером с две ладони, в розовом лоохи, с копной темных волос и серьезными карими глазами, и протянула ее Микке. - Пусть будет твоей. Хотя, наверное, ты уже слишком большая, чтобы в куклы играть... - лукаво добавила она. Потом оглядела комнату еще разок и направилась к выходу. - Пойду принесу белье, а то здесь только подушки одни, - сказала она. Но Элия прошла мимо бельевого шкафа, который стоял в гостиной. Она спустилась в кондитерскую и, взяв бокал со своим недопитым коктейлем, осушила его в несколько глотков. Он слегка обжег ей горло, но стало немного легче.

Анхало Хьюсс: Оставшись в комнате наедине с Анхало, Микка ещё раз огляделась по сторонам. Затем, невольно прижав к себе куклу, немного боязливо взглянула на Пустынника: тот ответил ей вопросительным взглядом. - Э... Слушай, Хьюсс... - Можно просто Анхало. - Ладно... Так получается, ты тоже здесь живёшь? - В некотором смысле. - проронил Анхало. - Я-асно... - протянула девушка. После чего с некоторым любопытством оглядела фигуру Анхало. - Слушай, а почему ты так одет? Плащ такой, и вообще... И меч ты носишь... Анхало внимательно взглянул на собеседницу. Спустя несколько секунд черты его лица немного смягчились. - Это чужеземная одежда. - пояснил он. - Такие плащи носят пустынные кочевники в Красной пустыне Хмиро: там всегда стоит жара, и потому для тамошней погоды годится только свободная одежда. Кроме того она должна быть светлой - белой или светло-серой: ткань такого цвета пропускает меньше солнца. - Ух ты! - Микка уставилась на Пустынника с любопытством. - Так что же, ты в Пустыне Хмиро был?!? - Я много где был. - кивнул головой Анхало. - Не только в пустыне. Много где бывал, много чего видел... Ничего не поделаешь, пришлось в своё время поскитаться. - Вот это да! - Глаза у девушки вспыхнули. - Слушай, а расскажешь как-нибудь? Я-то кроме Ехо нигде и не бывала даже, не знаю, что и как... Ну расскажешь, а? А? - Обязательно. - невольно улыбнувшись, пообещал Анхало. Похоже, меж ним и этой девочкой впервые протянулись нити понимания.

Элия Тэн: Элия вернулась в маленькую спальню с ворохом простыней, наволочек и одеял. Пару ночных скаб она тоже прихватила. - Ну вот, - улыбнулась она, выглядывая из-за складок чистой материи. - Сейчас устроим тебе королевское ложе. Хозяйка кондитерской сгрузила свою ношу на единственный свободный столик, потом отодвинула большую часть подушек к стене, сделав что-то вроде мягкой стенки. От помощи Анхало и Микки в этом деле она отказалась, ей хотелось самой. Хотелось себя чем-то занять. Она предложила им пока присесть на пуфики, подождать. - Это займет несколько минут, - пообещала она, наблюдая за своими... как бы это сказать... постояльцами? гостями?.. в общем, теми, кто будет жить с ней в доме, наполняя его разными звуками и разговорами, и при этой мысли сердце Элии радостно замирало. Кажется, они уже смогли найти общий язык. Хотя Микке, наверное, непросто. Она-то знала совсем другого Анхало... От свежего белья немного пахло цветами, она любила добавлять цветочные экстракты при стирке, и поэтому очень любила стелить постель. Простыни, наволочки, одеяло... - Ну вот, готово, - сказала она, поднимаясь на ноги и кидая поверх одеяла аккуратно сложенные ночные скабы. - Микка, если хочешь, ложись спать. Ты, наверное, устала - столько впечатлений...

Анхало Хьюсс: - Ну... - Микка с сомнением взглянула на ложе, прислушиваясь к своим чувствам. Вообще-то её действительно клонило в сон. Слишком много впечатлений навалилось на неё в это утро: сначала уличная битва, потом переход в иной мир, знакомый и в то же время совершенно другой город, неожиданная встреча с Ристом, весть о том, что её семья жива... И, к тому же, горячая ванна и сытный завтрак. После всего этого нервы девушки были измотаны до предела: и при виде мягкой постели она неожиданно почувствовала, что её веки подозрительно отяжелели. - Знаешь... Наверное, ты права. Мне что-то и в самом деле спать захотелось... - Она поднялась с пуфика. - Это для сна, да? Сейчас переоденусь только... - Она покосилась на Анхало. Без слов поняв намёк, Пустынник коротко кивнул и вышел за дверь.

Элия Тэн: Элия кивнула на слова Микки, убрала оставшиеся скабы в ящик комода, аккуратно сложила одежду Микки, которую она просто отбросила в сторону, на кресле, и с улыбкой посмотрела на девушку, которая устраивалась на мягком ложе, укутываясь в одеяло. - Приятных снов, Микка, - сказала Элия, склоняясь над девушкой и подтыкая одеяло, для уюта. Ее сердце екнуло. Когда-то она мечтала, что будет вот так укладывать спать своих детей... Повинуясь внезапному порыву, Элия поцеловала Микку в щеку и потом поднялась, глядя на девушку, которая смотрела на Элию широко раскрытыми глазами, со странным выражением на лице. Что она делает? Ведь эта девушка ей не родственница, тем более не дочь... И все же... Было так похоже... Еще раз пробормотав "приятных снов", Элия вышла из комнаты, но ей показалось, что она услышала вслед тихое всхлипывание. Хозяйка кондитерской прислонилась спиной к закрытой двери, на мгновение прикрыв глаза. Что она делает? Ведь Микке сейчас тоже нелегко... Нужно держать свои чувства под контролем... Ведь ей это всегда неплохо удавалось...

Анхало Хьюсс: За дверью, как оказалось, дожидался Анхало Хьюсс. Прислонившись к стене и сложив руки на груди, Пустынник терпеливо ждал хозяйку. Когда она закрыла за собой дверь, он скосил глаза и внимательно взглянул на неё. - Уже легла спать? - коротко осведомился он. - Надо же... Представляю себе, сколько всего ей пришлось пережить. Ему очень хотелось расспросить Элию подробней о том, что же всё-таки произошло после перехода. Узнать, каков тот, другой мир: кого она встретила там: как вышло, что тот Ехо оккупирован арварохцами. И что произошло меж ней и её мужем: и как вышло так, что с ней вернулась Микка... Но, взглянув на лицо хозяйки, он смолчал. Леди Элией сейчас явно владели сильные переживания. Отчасти Анхало понимал их причину: хозяйка столько времени жила одна - а теперь рядом с ней вдруг появилось сразу двое, и вдобавок оба поселились в её доме. Двое таких разных людей: немногословный и замкнутый слуга-охранник - и восторженная девочка, нуждающаяся в заботе и опёке. Конечно, нелегко просто так сломать устои привычного быта во имя новой жизни... Анхало сделал единственное, что сейчас мог. Он подался к Элии и мягко взял её за плечи. - Пойдёмте, леди Элия. - промолвил он. - Вам тоже нужно поспать. Вы выглядите усталой: слишком много всего случилось, понимаю... - Он легонько потянул хозяйку за собой. - Идёмте. А когда вы проснётесь, я приготовлю вам коктейль.

Элия Тэн: - Я... не знаю... - пробормотала Элия. - Вроде бы, не очень спать хочу... Она сама уже не знала, чего хочет больше - лечь, закрыть глаза и на какое-то время обо всем забыть, или же выговориться, наконец. Но она не хотела нагружать Анхало своими проблемами... Нужно все перерабатывать самой... Все сама... Когда они достигли ее комнаты, Элия почти автоматически направилась к ложу, но по дороге запнулась о ножку стола в своей комнате и чуть его не опрокинула, с трудом удержавшись на ногах. - Ох... кажется, мне и правда нужно поспать... - слабо улыбнулась она, почти падая на постель. - Сэр Анхало... спасибо вам... за поддержку, - сказала она, глядя на Пустынника пусть и усталым, но теплым взглядом. - Если хотите, завтра расскажу о своем путешествии в подробностях. По крайней мере, то, что поняла и видела сама... - Элия опустила голову на подушку - просто внезапно вновь охватила слабость такая...

Анхало Хьюсс: ...Анхало некоторое время смотрел на сморенную сном хозяйку. Потом, преодолев минутное смущение, опустился на колено и осторожно, чтобы не разбудить, стянул с её плеч лоохи. Набросив на Элию одеяло и подоткнув его по краям, он ещё несколько секунд смотрел в лицо спящей. Наконец его губы тронула улыбка. - Спите, госпожа Тэн. - шёпотом произнёс он, поднимаясь на ноги. Выйдя из комнаты, он осторожно прикрыл за собой дверь. Спустившись по лестнице, Анхало окинул задумчивым взглядом помещение кондитерской. Затем, подойдя к стойке, вооружился листом бумаги и пером и аккуратно вывел крупным почерком: "Сегодня кондитерская закрыта. Просим посетителей приходить завтра в обычное время". Пристроив объявление в витрине, он задёрнул шторы и запер дверь кондитерской. Подумав, начертал на двери оберегающий знак: если кто-то попытается проникнуть в кондитерскую тайком, он сразу почувствует это. Поднявшись к себе на второй этаж, Хьюсс подошёл к окну и некоторое время разглядывал улицу утреннего города. Затем задёрнул шторы: скинув с себя одежду, опустился на ложе и натянул одеяло. Он тоже не спал в эту ночь, если не считать той пары часов, на которую сморил его сон в Храме Времени: и сейчас сон был бы полезен и ему. Наконец-то можно отдохнуть. Но кто бы мог подумать, что события повернутся таким удивительным образом... Надо же... Кто бы мог подумать... Анхало понемногу начал чувствовать, как тяжелеют веки. Повернувшись на бок, он уткнулся щекой в подушку - и вскоре его сморил сон. * * *



полная версия страницы