Форум » Ехо » "Блондинка за углом, или Красота требует жертв", 30-й день года, час дня » Ответить

"Блондинка за углом, или Красота требует жертв", 30-й день года, час дня

Наваждение: Узкий переулок самого негостеприимного вида.

Ответов - 33, стр: 1 2 All

Анхало Хьюсс: <<< "Трудовые будни, или Переполох в кондитерской" - Скорее, сэр сыщик, скорее. - Латхи на ходу то и дело озирался: его мелко трясло. - Грешные Магистры... Никогда ничего подобного не видел! Он нервно сглотнул. - Я просто шёл домой... И задержался на несколько минут у прилавка. Разговорился с продавщицей цветов, мы с ней часто болтаем... Ну и вот: значит, стою я, разговариваю - и тут чувствую, как будто что-то за спиной не так. Я оборачиваюсь. А там... У края тротуара этот амобилер стоит: подъехал, пока я в другую сторону смотрел. Весь чёрный, как смерть! И на дверцах - звёзды серебряные. И, главное, дверцы-то все настежь: и никого внутри. Ну, думаю, вышли хозяева за чем-нибудь: сейчас вернутся. Только чую нутром - что-то не так. И поставлен экипаж криво, и дверцы нараспашку - кто ж так амобилер бросает? Что-то, думаю, тут не так. А тут этот паренёк идёт. Газетчик. Весь рыжий такой, лоохи в клетку, в руках газет пачка - на продажу, видать, нёс. И только он с переулком поравнялся... Есть там такой переулочек, между антикварным магазином и жилым домом: шагов пять в ширину, не более... Ну и вот: поравнялся с переулком - и вдруг как будто в лице переменился. И туда свернул. А я смотрю и понимаю: как будто он не по своей воле идёт: боком как-то, и ногами перебирает так, как будто его на аркане тянут... Да только не видно аркана. Ну, я тут и понял: нечисто дело. И куда ему в тот переулок-то - там ведь тупик?!? Я человек не то чтобы в магии особо сведущий: но уж кое-что знаю, не без этого. Долго мешкать не стал - сразу за этим парнем в переулок. Как туда вступил - так и обратно вылетел! - Латхи передёрнулся. - Опоздал я... Парень-то лежит, и газеты все порассыпаны... А лицо всё синее, и поперёк горла две борозды. Удушили его, сэр Мелифаро, как индюшонка удушили! И - никого нет больше в переулке! Как будто в воздухе растаяли - ну, те, кто удушил... Я паники подымать не стал: живо в кондитерскую, помню ведь, вы там... Ну, вот и пришли! Латхи подвёл сыщика к узкому просвету меж стен двух домов. Неподалёку наискось притулился к тротуару тот самый амобилер. Дверцы в самом деле были нараспашку: внутри не было никого. Окутывающая экипаж тёмная аура изрядно ослабла, но не исчезла: казалось, кто-то опутал амобилер охранным заклятием. Перед Мелифаро открылся узкий прямой переулок длиной в пару десятков метров, заканчивающийся глухой каменной стеной. В дальнем конце, под стеной, виднелось скорчившееся на мостовой тело в разметавшемся клетчатом лоохи. Рассыпавшиеся газеты белели вокруг.

Мелифаро: <<< "Трудовые будни, или Переполох в кондитерской" - Грешные Магистры! - пробормотал Мелифаро, бросая быстрые взгляды по сторонам. Горожане в Ехо не из пугливых, как-никак живыми выкарабкались в светлое будущее Кодекса Хрембера из тёмного прошлого эпохи Орденов. Но боишься ты или нет надвигающейся погибели - дело десятое. Погибель, она ведь не спрашивает, с какими воплями ты намерен от неё бежать. Она просто подходит, и всё. Полный конец обеда, как любит приговаривать непризнанный поэт Андэ Пу. Блестящий чёрный амобилер с распахнутыми дверцами, похоже, вызывал не более одного заинтересованного взгляда, но появление тайного сыщика резко изменило ситуацию. Народ пока проходил мимо, но шаг замедлял и шеи выворачивал. Мелифаро как никогда в жизни был близок к кощунственной мысли: пожалеть о яркости собственной одежды. Но мысль была изгнана в мгновение ока. Наблюдательность жителей Ехо была неоспорима: одет ли ты самым скромным образом, замотан ли в тряпьё и перемазан грязью, или голым скачешь по Гребню Ехо с веером разноцветным перьев на голове - раз ты тайный сыщик, тебя узнают всегда. Такая прелесть, не правда ли... Среди фильмов, которые сэр Макс принёс из своего мира было много историй про шпионов. Вот уж где тайна! А тут - одна сплошная формальность названия. Мелифаро присмотрелся к амобилеру и различил слабую дрожь: искорки глянцевой черноты появлялись то тут, то там, окутывая машину. Подобно этому могла бы блестеть на солнце тончайшая металлическая нить - её как будто бы и нет, но стоит только лучу упасть под нужным углом... Чуждая магия с запахом... сумерек. Сыщик отступил на пару шагов и сделал два широких круговых пасса, создавая свою сеть и окружая ею зачарованный амобилер. Заклятье не накрыло машину и не вступило в противоборство с уже имеющимся колдовством. Оно всего лишь отводило глаза прохожим. Ни к чему привлекать лишнее внимание. И колдовать почём зря, не зная, как правильно это сделать в данный момент, тоже не стоит. Удостоверившись, что все случайные взгляды достаются исключительно ему, минуя таинственный амобилер, Мелифаро обратил взор в подворотню, поманив сэра Латхи. - А скажите, уважаемый, кроме Вас кто-нибудь видел то, что здесь происходило? Не может быть, чтобы ни один из наших любопытных горожан с этой многолюдной улицы не сунул нос туда, где интересно и носы не принимают.

Анхало Хьюсс: - Да нет... как ни странно. - пробормотал Латхи. - Цветочница видела, как я выскочил... Только я её сразу предупредил: никому ни слова, ни-ни! - Он кивнул в сторону пухленькой дамочки в сине-зелёном лоохи, встревоженно рассматривавшей странную парочку из-за утопающего в кущах пёстрых цветов прилавка. - Не тревожьтесь, ей доверять можно, я её знаю... Бр-р! - Он ещё раз взглянул на труп и поёжился. - И знаете ещё что? - совсем уж шёпотом продолжил он. - Я только сейчас вспомнил: эти следы от удушья, у него на шее... Они все в таких, знаете ли, вмятинках мелких. Как будто его не удавкой удушили, а... цепью! Цепью, да. И такое впечатление, как будто веет от них чем-то таким... тёмным. - Латхи сглотнул. - Вы бы сами подошли, посмотрели... я в этом мало разбираюсь. _ _ _ Выйдя из лавки, Пустынник бросил взгляд влево-вправо. Так, полицейские ушли туда... Стало быть, и им туда! Да, нужно поторопиться: мало ли что те трое учудят. Конечно, он не умелец боевой магии: но кое-что всё же может. Грешная судьба: первый день в Ехо - а уже успел дважды нарушить Кодекс! Просто отлично. - Идёмте, леди Элия! - бросил Анхало и зашагал по тротуару.

Элия Тэн: <<<"Трудовые будни, или Переполох в кондитерской" - Иду, - отозвалась Элия, запирая дверь кондитерской и кладя ключ во внутренний карман лоохи, не забыв при этом повесить табличку "Закрыто. Пожалуйста, приходите завтра". Она быстро нагнала Анхало и зашагала рядом. - Не волнуйтесь, я в драку не полезу. Буду держаться позади, - на всякий случай сказала она. - Все равно безопаснее рядом с вами, чем одной... Надеюсь, эти, из черного амобилера со звездами, не осмелятся открыто нападать на горожан... Хотя... если они чужеземцы... Кто знает, - Элия задумчиво пожала плечами, вышагивая по плиткам, которыми была вымощена улица - ей сразу понравились замысловатые разноцветные узоры на этой улице, когда она впервые приехала смотреть свой нынешний дом. Они навевали на мысли о море, солнце и разноцветных морских камешках. Казалось почти невозможным, что совсем рядом здесь только что убили человека...

Мелифаро: - Ох уж мне эти мало разбирающиеся в магии колдуны эпохи Орденов... - беззлобно проворчал Мелифаро, с милейшей улыбкой сделал ручкой пухленькой лоточнице и ещё раз обозрел подворотню. - Цепью, значит. Ну ладно, пойдём глянем, что за цепь такая, которую не лениво за собой таскать повсюду. Может, это направленная агрессия против газетчиков? Так тогда репортёров надо кончать, а не случайных мальчишек в подворотне. Хотя, и те ребята ничем не провинились вроде - леди Мелоника, например, довольно милая барышня. Лапшу на уши обывателям вешают дозированно, страшных катастроф мирового масштаба не предрекают. А ведь могли бы! Сэр Рогро у нас звездочёт, составитель гороскопов и просто душа-человек. Вполне мог бы попытаться всколыхнуть сонные народные массы нашего скучного времени! Продолжая свою болтовню ни о чём, Мелифаро вошёл в подворотню, сосредоточенно ощупывая воздух вокруг заклинанием Ряби. От сыщика расходились невидимые магические круги. Это было похоже на брод в стоячей воде. Если хотя бы одна из волн наткнётся на какое-либо препятствие - любой отголосок колдовства или действующее заклятье - то тут же вернётся обратно, дав хозяину знать об этом. Волны шли свободно. Почти. Они будто бы вязли в воздухе, почти незаметно замедляя движение. Но ни одна не возвращалась. И это беспокоило Мелифаро гораздо больше. Гораздо спокойнее идти и знать, что в каком-то месте тебе на голову может свалиться наковальня, чем смутно догадываться, что наковальня эта бесконечна, может рухнуть в любой момент, и увернуться от неё невозможно. Мелифаро, наконец, подошёл к телу. Лицо у паренька было синее. На ушах и под носом засохла кровь, на губах застыла восхищённая улыбка, в глазах - обожание. Сыщик передёрнул плечами и протянул руку, чтобы закрыть глаза покойнику.

Анхало Хьюсс: И именно в этот миг ушей сыщика коснулся тихий смешок. Женский смешок. В переулке вдруг словно бы поубавилось света: тени сгустились, откуда-то дохнуло холодом. За спиной Мелифаро раздалось сдавленное сипение сэра Латхи. Выпучив глаза от ужаса, поклонник кондитерских шедевров леди Элии отступил на пару шагов - и, развернувшись, бросился бежать. И почти сразу в воздухе что-то шелестнуло - и в паре шагов от сыщика на мостовую грузно приземлился спрыгнувший с крыши человек: фиолетовое лоохи взметнулось, словно крылья. Молниеносно выпрямившись, незнакомец скрестил руки на груди и сумрачно воззрился на Мелифаро. Крупный, немолодой мужчина с грубым и простым лицом, окаймлённым кустистой рыжей бородой: глаза под насупленными бровями ощупывали сыщика. Чем-то этот человек походил на пирата. Одежду бородача составляло темно-фиолетовое лоохи и сиреневый тюрбан, точно как у леди в амобилере: только без вуали. Позади Мелифаро раздался сдвоенный шум приземления - выпрямившись, ещё двое злоумышленников перегородили выход из переулка. Один - бледный черноволосый парень с длинной чёлкой и запавшими глазами. Вторая, точнее третья - уже знакомая сыщику леди из амобилера. Вуаль по-прежнему скрывала её лицо наполовину. Что примечательно, все трое - в совершенно одинаковых одеждах. Несколько секунд неизвестные хранили молчание. Потом на губах девушки проступила усмешка. - Заклинание "Ряби"? - Её голос, хотя и отдающий лёгкой хрипотцой, звучал довольно приятно. - Молодец, красавчик, уважаю. Только одного не учёл: оно по сторонам всё ощупывает, а вот вверх не распространяется. Не ожидал, что мы на крыше будем? - С этими словами она вскинула руку - движение сопровождалось странным металлическим лязгом - и сорвала с головы тюрбан вместе с вуалью. Роскошные вьющиеся рыжие волосы рассыпались по плечам. Лицо зловещей незнакомки казалось вполне обычным, достаточно привлекательным. Светлая, как у большинства рыжих, кожа с россыпями золотистых веснушек на щеках; чуть вздёрнутый носик; большие, слегка раскосые ярко-зелёные... Глаза! Вот в этом и заключалось дело. Правый глаз девушки сверкал зелёным, но левый - левый был льдисто-голубым и казался каким-то чужим на этом лице. Левую глазницу перечёркивал тонкий шрам. - Любуешься? - Девушка с вызовом усмехнулась, хотя во взгляде её явственно проступила боль. - Любуйся, сэр красавчик... пока собственные глаза целы! _ _ _ - Так... - Анхало остановился на углу двух улиц, огдянувшись по сторонам. - Он сказал: "на соседней улице"... Интересно, на какой именно? Леди Элия, - он обернулся к хозяйке - в какой стороне этот сэр Латхи живёт?

Элия Тэн: - Сэр Латхи? В той стороне, - показала Элия прямо. - Ох, я только сейчас поняла, что "соседняя улица" - понятие растяжимое... Убийство могло произойти где.... Но договорить девушка не успела. Из-за поворота вылетел перепуганный сэр Латхи, едва не сбив Элию и Анхало с ног. - Т-там... т-там... - проговорил он, указывая пальцем назад. - Сэр Мелифаро в беде... большой беде! - Сэр Латхи, что там? Что произошло? - попыталась выяснить леди Элия, успокаивающе коснувшись плеча пожилого мужчины. - Вы сами-то в порядке? Но тот лишь неопределенно покачал головой, оглядываясь назад.

Мелифаро: - Да, это я дурак, конечно. - Покаянно кивнул Мелифаро, обозревая край крыши, высящийся на высоте дюжины метров. - Не ожидал, что с такой высоты передо мной упадёт такая красота! - Сыщик отвесил низкий поклон прекрасной незнакомке. Девушка была и впрямь чудо, как хороша. Точёное личико, роскошные кудри, пронзительный взгляд зелёного глаза. Одного. - Незабвенная, я готов бы любоваться Вами хоть до следующего утра, но разглядывать незнакомую леди неприлично, поэтому предлагаю познакомиться! Умоляю Вас, сиятельная, назовите мне своё имя, дабы Ваши суровые спутники не смотрели на меня так, будто я готов схватить Вас и удрать, а они меня за это догнать и убить на месте! Мелифаро был готов изображать идиота сколько угодно. Лишь бы успеть придумать выход из ситуации. Дано: глухой тупик, три колдуна, удушенный (скромно лежащий у стеночки), россыпь газет на земле, дамская вуаль там же. Найти: способ решения проблемы. Сопутствующие условия: Отступать стыдно и некуда. Второй глаз у девушки выглядел жутко. Будто вырезали настоящий, а на его место вставили хрустальный дубликат. По-своему, может, и красиво, но ценителей такого рода красоты ой как немного найдётся. Что там красотка говорила-то на эту тему? - Леди, мои глаза не идут ни в какое сравнение с Вашими. Особенно с тем, который зелёный... - с печалью в голосе произнёс сыщик. У него уже созрел план - рискованный, но имеющий неоспоримое право на существование.

Анхало Хьюсс: Ох, не стоило сыщику говорить про "который зелёный"! Людям увечным вообще не стоит напоминать о их неполноценности: а уж девушку это, похоже, просто взбесило. Глаза её расширились, она глубоко вдохнула. Оба её спутника напряглись, черноволосый даже скрежетнул зубами, опасно сощурившись... Но уже секунду спустя рыжеволосая как-то поникла, на миг прикрыв глаза; при этом в уголке правого что-то подозрительно блеснуло. Когда же девушка вновь подняла голову, в её взоре не было ничего кроме глухой ненависти. - Смеёшься, сволочь королевская? - сдавленно проговорила она. - Ты вообще знаешь, каково это, когда тебе выжигают глаз? Раскалённым кинжалом?!? Ты это знаешь, сойди тьма на твой дом?!? - Её голос немного изменился: в нём проскользнули хищные нотки. - Ничего, один из тех, кто в этом участвовал, уже заплатил мне... Собственным глазом! - Она коснулась пальцем шрама. - Око за око, сэр красавчик. - Придушить его, магистресса? - хрипловато осведомился рыжебородый "пират" за спиной Мелифаро. Что-то вновь звякнуло. Леди с лёгкой улыбкой покачала головой. Затем неожиданно вцепилась рукой в лоохи под горлом - и, одним рывком сорвав, отшвырнула в сторону, как тюрбан парой минут раньше. Теперь на девушке осталась лишь чёрная атласная скаба, бесстыдно облегающая изгибы стройного тела. Но это было не главным. Девушка оказалась закована в цепи. Шею её охватывал металлический обруч-ошейник, изящные запястья - массивные браслеты кандалов. От ошейника к браслетам тянулась пара длинных сверкающих стальных цепей толщиной в палец, до этого скрытых под одеждой. Повыше кандалов цепи были прихвачены к предплечьям ещё одной парой браслетов - на этот раз кожаных, прошитых заклёпками. Словно по сигналу, оба её подручных подняли руки кверху - из-под одежды показались точно такие же браслеты с цепями. Можно было не сомневаться, что на обоих тоже ошейники. Рыжеволосая слегка шевельнула левой кистью - и браслет на левой руке со звоном разомкнулся, повис на цепи. С той же улыбкой девушка сделала некий пасс - и освобождённая цепь внезапно ожила, потянулась вверх и угрожающе поднялась над её головой, словно атакующая кобра, связанная с запястьем. То же самое проделал черноволосый. "Пират"не предпринял ничего. - Ты лично не сделал мне ничего плохого, сэр красавчик. - промолвила девушка. - Но ты служишь среди тех, по чьей вине меня заточили во Флицер, сотню лет назад... А такого я простить не могу. Впрочем, ты можешь заслужить милость... Не сопротивляйся - и всё закончится мгновенно. _ _ _ Анхало мгновенно сориентировался. Оборвав испуганное лепетание резким жестом, он схватил сэра Латхи за плечо. - Тихо!!! Что случилось? Где Мелифаро? Перепуганный до смерти мужчина ткнул дрожащим пальцем по направлению одной из улиц. Пустынник бросил взгляд в ту сторону. - Ясно. Вперёд! - И, выпустив Латхи, он бегом ринулся вдоль по улице.

Элия Тэн: Элия задержалась ненадолго - не бросать же сэра Латхи в таком состоянии? - Постарайтесь успокоиться, - сказала она, касаясь его руки. - Возвращайтесь домой - уверена, там вас никто не тронет, хорошо? И, ободряюще улыбнувшись, Элия поспешила вслед за Анхало, хотя здравый смысл и требовал остаться, а еще лучше - вернуться обратно в кондитерскую. Но... ей не хотелось оставаться сейчас одной. К тому же, может, там не все так страшно, как сэр Латхи описал? Говорят же - у страха глаза велики. Пусть Элия не была сведуща в магии, но вдруг сможет чем-нибудь помочь?

Мелифаро: - Леди, леди! - поднял одну руку Мелифаро, другую прижимая к груди. - Прошу Вас, не нервничайте так! Мы вместе отомстим Вашему обидчику за выжженный прекрасный глаз! Я сам лично выбью ему два жёлтых передних зуба, а вместо них мы ему вставим новые белоснежные! Вот тогда-то он и узнает, каково это - ходить с разноцветными глазами! То есть, извиняюсь, в его случае - зубами! А ты, сэр Борода, не влезай, когда прекрасная леди... Ооопаньки, что делается!.. Вот это леди!.. Сыщик вытаращил глаза, старательно изобразив идиота, когда колдунья одним рывком скинула своё лоохи под ноги. Но слюной истекать посчитал всё-таки лишним. Переигрывать в такой ситуации не стоит. А ситуация складывалась, надо сказать, очень и очень нехорошая. Даже в Эпоху Орденов никого просто так в цепи не заковывали. Все жители Соединённого Королевства в той или иной степени владели магией, и освободиться от простых железных оков - что бровью повести. То есть быстро и на усилия не затратно. Магические же кандалы... Мелифаро же судорожно пытался припомнить нечто важное о женщинах, закованных в цепи... Но единственное, что в настоящий момент лезло в голову - настойчивая мысль об опасности. Ещё чуть-чуть, и действовать придётся очень быстро. Внезапно сыщика посетило знакомое ощущение. Именно его он испытал, встретившись с сэром Анхало. Стало быть, новый знакомец геройски бежит на выручку. Или просто решил поглазеть на столичные магические беспорядки при участии представителя закона, Магистры его знают! В любом случае, надо бы определить его с местом грядущего происшествия... - Леди... Да как Вы... Да что же это Вы... Ка-ка-я на-ту-ра! Я же сейчас просто упаду к Вашим ногам в экстатическом приступе немого обожания! Хотя, почему немого?! КРАСОТА-ТО КАКАЯ!!! - прочувствованно завопил Мелифаро, одновременно с этим будто бы обрубая что-то в воздухе перед собой одной рукой.

Анхало Хьюсс: - Шут тряпочный. - пренебрежительно процедил черноволосый парень. - Не затрудняй себя пустословием. Того, кто сделал это с магистрессой, - в голосе парня послышались едва ли не благоговейные нотки, - больше нет. Я лично отпилил ему голову своей цепью, этому ублюдку. А ты... Магистресса! Берегитесь! НЕТ!!! - Он вскинул перед собой руку, словно отгораживаясь от чего-то: и одновременно цепь на освобождённой руке свилась в спираль - и выстрелила вперёд, извиваясь, словно атакующая мурена. Но Мелифаро уже успел взмахнуть рукой. Сверкнуло! Эффект от магической атаки сыщика оказался ошеломительным. Цепь на руке рыжеволосой девушки буквально лопнула посредине: раскалённые звенья брызнули во все стороны. Девушка вскрикнула, словно от острой боли. Браслет с обрывком цепи звякнул о мостовую. Что до цепи черноволосого, то она от столкновения с заклятием Мелифаро слегка отклонилась в сторону - и, просвистев в нескольких пальцах от головы сыщика, с треском врубилась в каменную стену дома, до половины исчезнув в дыре. Зашипев от злости, парень перехватил оружие рукой и резко рванул на себя: цепь вырвалась обратно в облаке каменной крошки и пыли, вырвав изрядный кусок каменной кладки и чудом не зацепив Мелифаро. Магистресса бросила на сыщика взгляд, исполненный ненависти; затем вскинула скованную руку и щёлкнула пальцами. Браслет с куском цепи неожиданно шевельнулся на мостовой, воспарил в воздух: оборванные концы цепей потянулись навстречу друг другу - и звенья, на миг разомкнувшись, со звоном сцепились! Совершенно целая цепь вновь выгнулась над воздетой рукой девушки. Между тем черноволосый встряхнул рукой, освобождаясь от второй цепи. Теперь уже два стальных "щупальца" тянулись от его запястий, готовясь к броску. - Эй! Что тут творится?!? - раздался за спиной магистрессы гневный вопль. Подоспевший сержант Кивумба и его напарник замерли напротив переулка, пытаясь оценить ситуацию. - А ну, немедленно бросьте ору... Черноволосый даже не обернулся; зато его цепи вдруг выгнулись и метнулись назад, стелясь над самой мостовой. Обвив ноги обоих полицейских, они натянулись... и резко рванулись вверх! Нелепо растопырив конечности, оба служителя закона взлетели на высоту нескольких этажей и рухнули на крышу: слитный вопль боли и ужаса оборвался глухим ударом. Черноволосый недобро усмехнулся: цепи медленно поднялись над его головой, словно пара скорпионьих хвостов... ...И внезапно колдун-убийца застыл, словно враз скованный оцепенением. Торжествующая усмешка замерла на его лице: цепи зависли в воздухе, не успев сорваться в бросок. Воздух вокруг парня замерцал россыпями зеленоватых искорок. - Действуйте, сэр Мелифаро! - донёсся до ушей сыщика яростный выкрик Анхало Хьюсса. Пустынник замер за спинами девушки и её подручного, выставив перед собой подрагивающую руку со скрещенными пальцами. - Я его долго держать не смогу: силён, сволочь... Осторожней! Рыжий "пират" позади Мелифаро взревел, словно медведь, вскинув кверху мощные ручищи. Браслеты на его запястьях были здоровенными и массивными, и вдобавок усажены мощными шипами. Кандалы рыжего напоминали два громадных кистеня - и сейчас он явно собирался пустить их в ход!

Элия Тэн: Элия замерла, стоя немного поодаль, позади Анхало, и широко раскрытыми глазами смотрела на творившуюся битву. Жуткие цепи, искаженные яростью лица, крики... Все это слишком... особенно, когда чувствуешь свою беспомощность... Элия второй раз в жизни пожалела, что никогда не училась магии. Ей так хотелось сейчас поддержать Анхало и Мелифаро, хоть как-то, ей даже показалось, что кончики пальцев закололо. Но единственно, на что ее хватило, - это юркнуть за угол дома и наблюдать за битвой с безопасного расстояния - оставалось только надеяться, что ее не успела заметить эта безумная закованная троица...

Мелифаро: Мелифаро крутился и скакал по переулку со всем проворством, на какое только был способен. Пока удача благоволила сыщику, и ожившие цепи с грохотом выбивали каменную крошку из окружающих стен и разноцветных булыжников под ногами. Едва увернувшись от очередного броска металлической "змеи", Мелифаро услышал предупреждающий возглас: двое полицейских показались у выхода из переулка. - БЕГОМ ОТСЮДА! - заорал Мелифаро так, что горло засаднило, и попытался совершить магический пасс, чтобы отшвырнуть их за угол, но было уже слишком поздно. Парализованные смесью изумления, страха и невольно завороженные скоростью разворачивающихся событий, патрульные встретили свою гибель, успев лишь издать короткие предсмертные крики. Глухой удар и два отвратительных чавкающих звука. На подол лоохи Мелифаро плеснуло красным. Кровь залила булыжник под ногами, стены и даже появившийся в проходе Анхало, кажется, запятнал одежду кровью. Пустынник парализовал убийцу заклятием, но и без его слов было очевидно - долго колдовство не продержится. Слишком силён был колдун. Ждать больше не имело смысла, И Мелифаро пустил вход то, что до сей поры лежало в кармане его лоохи - заледеневшая кружка, доверху наполненная загадочными красными шариками. Повинуясь магии Дневного Лица господина Почтеннейшего Начальника, лёд растаял в мгновение ока, и кружка описала широкий круг, рассыпая алые капли. Вырвавшись на свободу, те, будто живые существа, разделились на три потока и устремились к колдунам в цепях. Там, где красная нить касалась цепей, металл шипел и будто бы гнил, стекая на землю зловонными ручейками...

Анхало Хьюсс: - Будь ты проклят, сыщик! - яростно выкрикнула магистресса, заслоняясь скрещёнными руками. Одной цепи она лишилась почти мгновенно: с шипением распадающиеся звенья осыпались к её сандалиям. Невредим остался лишь сам браслет, вновь звякнувший о камни: то ли был выкован из иного сплава, то ли защищен особо сильными чарами. "Пират" с гневным рыком рванулся мимо Мелифаро, уклонившись от нити-ожерелья - прямо к Анхало Хьюссу. Пустынник, завидев опасность, резким движением отдёрнул руку и отскочил в сторону. Спустя мгновение на мостовую там, где он только что стоял, обрушились шипастые браслеты, выбив облако каменной крошки. Анхало выхватил меч: но рыжий, вырвавшись из переулка, воздел свои цепи над головой и перешёл в наступление. Его "кистени" свистали в воздухе, то и дело нанося удары по мостовой: Пустынник уклонялся от бросков стальных змей, безуспешно пытаясь найти брешь в обороне и прорватсья к противнику. Между тем вышедший из оцепенения черноволосый метнулся наперерез извивающимся багровым нитям, заслонив собой магистрессу. Глаза его яростно сверкнули: он перехватил обе свои цепи руками примерно посредине - и бешено раскрутил в воздухе. С пронзительным жужжанием цепи моментально слились в два мерцающих круга. Натолкнувшись на них, алые смертоносные "щупальца" брызнули в стороны россыпями мелких капелек. Капли смертельной субстанции вновь устремились к парню и магистрессе - но вновь встретились с беспощадной сталью. Цепи, казалось, сами раскалились: вокруг них возникло мерцающее красноватое гало, а смертоносная жидкость обернулась клубящимся паром. Наконец вращение замедлилось и чернявый опустил руки. Пар улетучился без следа: с грозным оружием было покончено. Цепи выглядели так, словно их глодала стая каких-нибудь металлоядных жуков: от них осталась пара коротких огрызков, остальное - кроме опять же браслетов - осыпалось на мостовую ржавой трухой. Парень гневно взглянул на сэра Мелифаро... А потом неожиданно сплёл руки в "замок" и со всего размаху врезал по ближайшей стене. Стена содрогнулась. От места удара по ней растеклись тонкие прожилки зелёного свечения, заполнив щели между камнями... А спустя миг кладка вдруг вспучилась и осыпалась на мостовую, открыв изрядную брешь. Из бреши, переплетаясь между собой, стремительно поползли какие-то длинные металлические то ли стволы, то ли коленчатые щупальца... Это были трубы - водопроводные трубы, совсем недавно подходившие к бассейнам в ванной комнате. За спиной черноволосого девушка вскинула руки и, запрокинув голову, стремительно начертала в воздухе некий сложный рисунок. Дзынннь! Трубы буквально "распустились" в воздухе, распавшись по всей длине на множество извивающихся стальных лент. Ленты моментально свились в клубки, опутывая вытянутые вперёд руки юноши и девушки, распустились кучерявыми завитками, переплетающимися друг с другом, свивающимися в кольца... в сцепляющиеся между собой стальные звенья. Спустя несколько секунд переулок озарили несколько вспышек яркого белого света - и остатки металлического крошева со звоном осыпались. Магистресса и её верный пёс торжествующе улыбнулись, демонстративно разведя в стороны руки: над их запястьями поднялись две пары цепей, сверкающих свежим металлом. - А ты умён, сэр красавчик. - негромко произнесла девушка. - Ты достойный противник. В Эпоху Орденов немного было таких, кто мог мастерски использовать оружие врага против самого же врага... - В её голосе проскользнула нотка печали.

Элия Тэн: Элия едва дышала, наблюдая за ходом битвы из своего укрытия. Пару раз она даже закрывала глаза от страха за жизни Анхало и Мелифаро. У нее промелькнула мысль позвать кого-то на помощь, но... Мелифаро сам был Тайным Сыщиком, и если б ему нужна была помощь, тут бы уже появились его коллеги, благо зов и Темный Путь позволяют быстро позвать на подмогу. Впрочем, Анхало был неплохим соратником. Элии даже на какой-то момент показалось, что троица побеждена, как вдруг стена дома, за которой укрылась девушка, содрогнулась, да так, что опирающаяся о нее Элия не удержалась на ногах, упав на мостовую. Она уже не видела, что происходит за углом, только несколько ярких вспышек. А в следующий момент что-то ударило ее по голове, и она на какое-то время отключилась.

Мелифаро: Разрушения начали принимать воистину угрожающий масштаб. Пошедшие в ход трубы, по которым осуществлялось всё, для чего они обычно и предназначены изначально, перестали выполнять свою прямую функцию, и из образовавшихся дыр в кладке стены устремились в переулок фонтаны воды и менее приятных на вид и запах жидкостей. Мелифаро только и успел, что хлопнуть по стене, в которую пришёлся удар. От ладони во все стороны потянулись серебристые липкие нити, как паутиной закрывшие брешь. Паутина, впрочем, была непроницаема, и жидкость за её поверхностью бурлила, не имея возможности выплеснуться наружу. Надо бы поскорее заканчивать с этим, - промелькнуло в голове у Мелифаро, когда он представил, что очень скоро жители дома - мокрые и злые - побегут на улицу выяснять причину своего плачевного состояния. - Так, стоп! - заявил Мелифаро, обращаясь к колдунье и её сподвижникам. - Давайте, может, пару минут спокойно постоим? А то так и город по камешку разнести недолго. Его Величество Гуриг будет ой как недоволен, на развалинах-то сидеть! Леди, может, Вы мне всё-таки скажете, какую цель, помимо убийства меня красивого да умного и уничтожения городского водопровода, Вы преследовали, появляясь в Ехо?

Анхало Хьюсс: Девушка смерила сыщика недоверчивым взглядом. Видно было, что колдовство далось ей нелегко: на лбу выступила испарина, грудь под скабой тяжело вздымалась. Её черноволосый спутник не сводил с Мелифаро враждебного взора, скрестив руки перед грудью: цепи медленно покачивались в воздухе над его головой. За их спинами рыжебородый продолжал яростно теснить Анхало Хьюсса - только цепи звенели о камни мостовой и стен. На улице давно не осталось народа - немногочисленные прохожие предпочли спастись бегством: просто удивительно, почему до сих пор не появилась полиция. - Хватит, Джедо! - наконец выкрикнула магистресса, даже не оборачиваясь. Как ни странно, рыжебородый мгновенно подчинился: оставив попытки раскроить сэру Пустыннику голову своими цепями, он принялся отступать, не сводя с противника глаз. Спустя пару секунд он упёрся спиной в спину черноволосого и замер, загораживая собой вход в переулок и прикрывая своих товарищей с тыла. Мимоходом он наступил на руку окровавленному полицейскому, скорчившемуся на мостовой: тот шевельнулся и издал слабый стон - похоже, жизнь ещё не оставила его. Анхало, переведя дух, явно собирался перейти в наступление... но тут его взгляд упал на изувеченных полицейских. Немного поколебавшись, он протянул вперёд руку и провёл ей в воздухе, одновременно чертя пальцами какой-то узор - похоже, многократно повторённое изображение песочных часов. Зелёная искристая дымка разлилась в воздухе над мостовой, окутав обоих стражей порядка. Анхало явно "заморозил" их, так же, как черноволосого убийцу несколькими минутами раньше, остановив истечение крови из ран и подарив им некоторый шанс на выживание - если, конечно, второй полицейский ещё был жив. Рыжий Джедо угрожающе зарычал. Оглядевшись, Пустынник заметил распростёртую у стены леди Элию и бросился к ней. Между тем рыжая магистресса демонстративно сложила руки на груди, изучая сэра Мелифаро. Видно было, что бдительности она при этом не утратила: да и её спутники явно были готовы встретить любую атаку со стороны сыщика. - Значит, хочешь, чтобы я тебе просто так всё рассказала? - В голосе магистрессы прозвучала горькая ирония. - Надо же... всего каких-то сто лет, а в Ехо нас уже не узнают. Скажи-ка, сэр красавчик, а ЭТО тебе о чём-нибудь говорит?!? - С этими словами она рванула скабу на левом плече: ткань сползла, обнажив девичье плечико с нежной светлой кожей. И кожа эта была помечена печатью татуировки: зелёный язык пламени, заключённый в треугольник. Приглядевшись, можно было заметить, что треугольник состоит из трёх перекрещивающихся цепей. Каждое звенышко цепи было выколото на коже с величайшим тщанием. - Конечно, не говорит... - с горечью проронила магистресса. - Кто сейчас вспомнит преданный и разорённый Орден? И девочку, обречённую сгнить в тюрьме... - Тон её изменился, став холодным. - Ты мне не враг, сэр красавчик: но на тебе - запах клятвы. Клятвы, которую все вы, королевские собаки, приносите при вступлении в Тайный Сыск! А ты думал, это пустые слова? Она сморгнула. Из её правого глаза выкатилась одинокая слезинка. - Я прекрасно знаю, что Тайный Сыск связан с королём и Семилистником. - промолвила она. - И я не стану щадить никого из приспешников Гурига и Нуфлина!

Мелифаро: - Леди, ну что мы как на рынке? Я не торговаться с Вами пришёл, да и Вы мне не сдохшую своей смертью овцу за свежий менкалий окорок выдать пытаетесь. - Мелифаро начинал злиться. Он понимал, конечно, что клеймённая девушка в таких "украшениях" и с такими суровыми охранниками, скорее всего, мало хорошего в своей жизни повидала. Но отделаться от ощущения, будто ты - рыба, которую оставляют поплавать в просторном аквариуме, пока сковорода не нагреется, никак не удавалось. С таким-то талантом воссоздавать свои цепи из всего, что плохо (да и хорошо тоже) лежит, и один из этой троицы может успеть в кратчайшие нанести ощутимый урон городу. А уж втроём-то они дел наделают будьте нате. Хорошо бы скрутить сейчас всех троих и в пригоршне донести до маленькой комнатки за кабинетом сэра Джуффина. Но для этого одного сэра Мелифаро мало. Анхало не в счёт. А полиция - сыщик бросил тревожный взгляд в сторону искалеченных тел, для которых Анхало позаботился ненадолго остановить время - не справится с парой амбалов-колдунов во главе с истеричной девицей, владеющей магическими тайнами некоего мрачного Ордена. Мелифаро попробовал послать зов коллегам, но ни один не отозвался. Колдовство это или роковое стечение обстоятельств - думать было некогда. - Не станешь щадить никого, леди? Тогда тебе придётся перебить весь город! Всех - от стариков до грудных младенцев. И пройтись по всему Соединённому Королевству, лишая жизни каждого встречного. Потому что все мы - служим королю. - Мелифаро сделал широкий жест рукой, будто обводя мир вокруг. - Тайный сыск, полиция, трактирщики, торговцы, моряки - все! А ведь кто-то ещё находится в других странах. Ты и до них добраться хочешь? Убить всех тех, кто ни разу не слышал твоей истории и неповинен в ней? Ты хочешь отомстить Ордену Семилистника? Так почему же по твоему желанию умирают другие люди? - Он резко взмахнул рукой в сторону скорчившихся полицейских. - Что сделали тебе и твоим прихвостням эти двое? А вон те? - кивок в сторону Анхало, склонившегося над бесчувственной Элией. - Леди... - Мелифаро устало провёл ладонью по лицу, возвращая себе привычную маску беззаботности. - Ты ведь прекрасно понимаешь, что я не могу вас отпустить. Давай всё-таки перестанем создавать вокруг живописные руины и просто поговорим. Может, оно так и лучше выйдет. Тем более, что слёзы, как и злоба, омрачают женскую красоту.

Анхало Хьюсс: - "Все мы служим королю..." - тихо, очень тихо повторила девушка, опустив взгляд. Затем вновь взглянула на Мелифаро. Из её голоса и взгляда исчезли истерические нотки и злоба: теперь она казалась скорее уставшей. Похоже, слова Мелифаро зацепили какую-то больную жилку в её душе. - Ты тоже веришь в такое, сэр сыщик? Веришь в то, что верные чему-то люди будут верны всегда? До конца? - Она покачала головой. - Сэр сыщик, не дай небо тебе узнать, что такое настоящее предательство. А мне пришлось познать его, уж поверь... - Да что вы его слушаете, магистресса? - рыкнул рыжебородый здоровяк Джедо. - Трусит, ясно же видно: зубы заговаривает, смерть оттягивает. Цепью по горлу - и все дела! К тому же... - А ну заткнись!!! - гневно обрубила девушка. Бородач поперхнулся и смиренно склонил голову. Между тем магистресса вновь обратила взор на Мелифаро. Черноволосый злобно сощурился на сыщика: по нему было видно, что уж он-то с охотой снёс бы Мелифаро голову одним ударом цепи. - Да, сэр сыщик, я знаю, каково это - быть преданной кем-то... Даже не кем-то, а всеми. Мне ведь тогда всего шестьдесят пять было, сыщик... Ты не знаешь, каково это: когда люди, которым всё детство верила, которые всегда тебе рады были, на коленях тебя когда-то качали, подарки дарили - указывают на тебя пальцем и зовут "отродьем"... И когда твоих родных у тебя на глазах казнят. И каково в тюрьме умирать, на вонючей подстилке, среди каменных стен - тоже не знаешь. Или думаешь, подонки со времён Эпохи Орденов на свете перевелись? Они никогда не переведутся! "Королю служите"... Упырь с ним, с королём вашим, мне от него ничего не надо. Но знай, сыщик, я... - Магистресса! - рявкнул Джедо, перебив её. Его возглас не был беспричинным. Из-за угла, взвизгнув на повороте шинами, стремительно вылетели два сине-белых амобилера Городской Полиции: тревожные фонари попеременно вспыхивали алым и зелёным. Оба экипажа резко затормозили напротив переулка. Секундой позже ещё три экипажа подъехали с противоположной стороны, перегородив улицу. Захлопали дверцы, полицейские в форменных лоохи посыпались наружу. Несколько стражей сразу вскинули металлически сверкнувшие рогатки, беря на прицел троицу злоумышленников - и коленопреклонённого сэра Анхало заодно. - Ни с места! - грозно прогремел пожилой полицейский чин с нашивками капитана на форме, выбираясь из экипажа. - Сейчас же всем бросить оружие! Магистресса и чернявый обменялись стремительными взглядами. - Уходим! - коротко бросила девушка, пихнув рыжего локтём. Черноволосый вскинул руку - и его цепь взметнулась вверх, выгнувшись дугой и зацепившись за край крыши...



полная версия страницы