Форум » Ехо » Шёпот тёмного начала, или Заветная тайна сэра Латхи. 31 день года, рассвет. » Ответить

Шёпот тёмного начала, или Заветная тайна сэра Латхи. 31 день года, рассвет.

Анхало Хьюсс: Анхало Хьюсс распахнул глаза - и несколько секунд глядел в затянутый тенями потолок гостевой комнаты, вспоминая, где он и как сюда попал. Затем воспоминания вчерашнего дня настигли его: он слегка расслабился. Так... Прибытие в Ехо. Чёрный амобилер с серебряными звёздами на площади. Кондитерская "Сладкий дождь". Леди Элия Тэн. Первое рабочее утро на новом месте. Сэр Латхи, странно знакомый. Сэр Мелифаро из Тайного Сыска... Вспомнив о том, что последовало за этим, Пустынник невольно покачал головой: однако! Кто бы мог подумать, что всё так повернётся. Первый день в столице - и уже такой поворот событий... Следовало бы ещё раньше оповестить Тайный Сыск о том амобилере. Но что теперь поделаешь... Отбросив ненужные размышления, Пустынник скинул одеяло и поднялся с ложа. Подняв руку, он быстро начертил в воздухе знак песочных часов - тот полыхнул синим светом. Кивнув, Анхало повелительно указал пальцем на пол: трепеща и подрагивая в воздухе, знак стремительно поплыл вниз, просочился сквозь пол и исчез. Спустя пару секунд знак вновь возник из пола, поднялся в воздух, устойчиво светясь синим - и рассыпался искорками. Отлично: на обоих этажах и в подвале кондитерской отсутствовали признаки враждебной магии. Анхало подошёл к окну и отодвинул штору. Улица была погружена в предрассветные сумерки: в небе, подёрнутом прозрачными облаками, ещё сверкали поздние звёзды, а на горизонте только-только проступило бледное зарево грядущего рассвета. Неплохо... Не теряя времени, Анхало облачился в свою обычную одежду - кирпично-красную скабу и серый плащ, перехватил волосы головной повязкой. Застегнув пояс с мечом и футляром, он взял со стола кошель и развязал тесёмки. Так... У него в наличии было шесть корон и пригоршня мелочи. Помимо этого в кисете имелись монеты других земель - несколько иррашийских, пара куманских, ещё кое-какие более мелкие, и даже одна арварохская, вырезанная из полупрозрачного голубоватого камня, с изображением буривуха и сложной вязью рун. Ну что ж... Время приступать к работе! Выйдя в коридор, Анхало подкрался к дверям комнаты леди Элии: послушав её ровное дыхание, удовлетворённо кивнул. Спускаясь по лестнице, он старался не скрипнуть ни единой ступенькой. Кухня была окутана сумерками, но на столе Анхало различил список продуктов, оставленный леди Элией с вечера. Отлично! Он отпер дверь кондитерской - и выступил на улицу, в рассветную прохладу. Закрыв за собой дверь, он помедлил - и размашисто начертил на двери знак Песочных Часов, после чего особым образом сплёл пальцы и что-то прошептал. На двери на миг проступил светящийся зелёным знак в окружении нескольких затейливых рун, и почти тут же погас. Превосходно. Теперь если кто-то в его отсутствие попытается тайно пробраться в кондитерскую - Анхало тут же почувствует это. Придерживая ножны меча, Пустынник зашагал по сонной улице. Он намерен был отыскать ближайшую лавку и прикупить продукты для кондитерской и для завтрака. Кроме того... Вчерашний день дал ему понять, что следует быть начеку. Поэтому он собирался найти оружейный магазин: нужно было обзавестись каким-нибудь оружием помимо меча, более подходящим охраннику заведения.

Ответов - 68, стр: 1 2 3 4 All

Элия Тэн: Элия отпила еще немного камры. Она начала успокаиваться после всего пережитого, и желудок уже не протестовал против принятия пищи, тем более, что она так аппетитно выглядела... Она задумчиво разглядывала изображение, созданное Анхало. Ни оно, ни воспоминание о том ужасном голосе больше не вызывали у Элии тот страх, как поначалу. - Искушение... это мощная сила, - проговорила она. - Особенно когда есть, чем искушать. Это существо умеет туманить разум... ведь у каждого человека есть самые сокровенные желания, которые он очень хочет исполнить. Только... - девушка печально улыбнулась, - это существо пыталось заставить меня сделать то, что когда-то забрало у меня самое дорогое... Лишить кого-то жизни, чтобы вернуть другую жизнь - это совершенно неправильно. И оно додумалось назвать мою кондитерскую "убогой лавчонкой" - это надо же придумать... - она недоверчиво покачала головой. Чуть помедлив, девушка взяла вилку и съела кусочек картошки с мясом, обмакнув его в густой соус. - Удивительно вкусно, - улыбнулась она, глядя на Анхало повеселевшими глазами. Элии очень хотелось задать один вопрос - что же такого в этой Жемчужине, что за ней охотится это загадочное существо, но она не решилась его озвучить. Ей почему-то казалось, что подобную информацию последний послушник Ордена Бегущего Песка предпочтет не раскрывать.

Анхало Хьюсс: - Да, вы правы. - кивнул Пустынник. То, что хозяйка немного успокоилась, было приятно: он и так испытывал стыд из-за того, что Элия по его вине перенесла такие мерзкие впечатления... Надо же, "отнять одну жизнь, чтобы вернуть другую". Его предположения оправдались. Интересно, кем был он... или она? Кого хозяйка кондитерской потеряла? Впрочем, он решил оставить этот вопрос на потом: зачем тревожить старые раны именно сейчас, когда она только-только начала оправляться после общения с этим? Он печально опустил глаза. Да, вернуть жизнь... Помнится, в первый раз его искушение было столь же велико, если не сильнее. Он столько всего потерял: любовь родных, друзей и соратников, первую любовь... И когда ему предложили исправить ошибки прошлого, изменить всё - каких же трудов ему стоило тогда устоять перед соблазном! И хуже всего то, что это нечто, являясь снова и снова, всякий раз возобновляет свои увещевания. Пора бы уже и привыкнуть - а всё равно, всякий раз появляется страх не устоять и поддаться. Нет, всё же за эти сто лет он почти не изменился. Так и остался послушником, не более того. Пусть его магические знания и жизненные умения за это время преумножились, это ничего не изменило: он так и не стал полноправным магом своего Ордена, последователем философии Великого Магистра Шамши. Да, воистину, последними настоящими Магистрами были те, кто ушёл во тьму прошлого вслед за самим Шамши Кицаво. То были настоящие герои: все до одного - и Нуилакх Трешеми, и Джийло Рашукава, и Латхи Мертимо, и... Что?!? Анхало рывком выпрямился на стуле. Глаза его изумлённо расширились. Фрагменты мозаики в его голове неожиданно сошлись воедино. Несколько секунд он просто боялся выдохнуть: потом медленно перевёл взгляд на Элию. - Леди Элия... - тихо, боясь поверить самому себе, произнёс он. - Скажите, этот сэр Латхи, который вчера заходил... Он ведь уже не в первый раз у вас? Что вам о нём известно?

Элия Тэн: Элия потянулась было за еще одним кусочком вкуснятины, но тут увидела, каким печальным стал взгляд сэра Лахти. Такая знакомая грусть. Неужели и он потерял кого-то близкого и родного? Сердце Элии сжалось от боли. Какой же сильной должна быть его воля, что он отказывался от искушения все вернуть, изменить прошлое раз за разом... Настал черед Элии накрывать своей рукой ладонь сэра Анхало. Сочувственно улыбнувшись, она убрала руку. Но резкое движение ее собеседника заставило девушку вздрогнуть и удивленно посмотреть на него. - Сэр Лахти? - повторила Элия. - Ну, я его давно знаю. Он в мою кондитерскую почти с самого открытия захаживает, благо живет в нескольких улицах отсюда. А вот последние пару лет стал приходить чуть ли не каждый день, - она задумалась, припоминая детали о своем клиенте. - Вообще сэр Латхи очень любит о себе рассказывать, правда, мне кажется, что большей частью это выдумки, или он приукрашивает сильно. По его словам, так в прошлом он был ужасно могущественным колдуном в каком-то ордене. Впрочем, в те времена, кто только ни состоял в ордене... особенно если в Ехо жил. А когда Кодекс Хрембера приняли, он однажды сорвался и наделал магических дел, за что его посадили в Холоми на несколько лет. С тех пор живет тихо-мирно. И он один живет, семьи у него, вроде, и не было никогда.

Анхало Хьюсс: - Лахти... - тихо повторил Анхало. - Ну да... теперь понятно, почему я всё время называл его "Латхи". Всего делов, поменять пару букв в имени местами - и уже другое имя. А я-то думал, где я его видел... Оборвав бессвязное бормотание, он уставился на Элию: затем моргнул пару раз и улыбнулся - просто и открыто. Подняв руку, он взмахом ладони стёр рисунок зловещей фигуры: картинка рассыпалась гаснущими искорками. Негромко щёлкнул пальцами, и светильники на стенах вновь налились светом. - Благодарю вас, леди Элия. - произнёс Пустынник. - Вы мне очень помогли. Видите ли, я теперь почти уверен, что этот Лахти, или Латхи - один из младших магистров моего Ордена! - Он хмыкнул. - Понятно, почему я его не узнал: он состарился лет на двести! Впрочем, он-то меня тоже не узнал... да оно, вообще-то, и к лучшему. Он взглянул на девушку. - Ах да, вы же не знаете... В общем-то, об этом я вам тоже могу сказать. Понимаете, в нашем Ордене тоже был такой, Латхи Мертимо. Самый молодой из Магистров. Перед самым крушением Ордена наши магистры провели некий... хм-м, ритуал. В подробности вдаваться не буду: главное - они предприняли попытку отправиться в прошлое, каждый в своё время. До сего момента это мне казалось невозможным: но теперь, если этот Латхи - в самом деле тот самый... Тогда, вурдалак побери, у них получилось! По крайней мере, у него... - Он возбуждённо щёлкнул пальцами. - Ну да, всё сходится. Латхи отправляется в прошлое, лет на двести назад: кажется, ему было велено отправиться именно туда. Оказавшись в прошлом, он совершает то, что намеревался... и дальше живёт и старится как простой человек! Ну да, конечно! Вот почему тогда он был молодой, а сейчас уже пожилой! Всё сходится! Осталось выяснить, действительно ли это он... Оборвав монолог, он повернулся к Элии и несколько смущённо усмехнулся. - Думаю, леди, я вынужден буду наведаться к этому Латхи... Но только позже. - Он подмигнул ей. - Сейчас, если не ошибаюсь, настало время выполнять свои обязанности по кухне. Какие будут приказания?

Элия Тэн: Элия была рада вернувшемуся привычному освещению. Она с интересом выслушала сэра Анхало. - Лахти... Латхи... знаете, я только сейчас осознала, что я его то так, то сяк называла, а он никогда меня не поправлял, - задумчиво сказала она. - Значит, путешествие во времени? Вот уж не думала, что это возможно... Это же очень опасно и непредсказуемо! Элия допила остатки камры и поднялась. - Если захотите навестить его, то он живет на Синей улице, это налево от кондитерской. Номера дома я не знаю, но он все хвастался, что недавно выкрасил дом заново, в фиолетовый цвет, и еще украсил зелеными узорами. Там наверняка один такой домик, - улыбнулась Элия, представив себе картину - она так и не успела сходить на него полюбоваться. - Впрочем, сэр Лахти наверняка на днях заглянет в кондитерскую. Он уже, кажется, жить не может без моих сладостей. Хозяйка кондитерской оглядела кухню. - Ну что ж, пора приниматься за выпечку, - сказала она. - Не могли бы принести мешочек муки из кладовой, а из холодника - яйца, молоко, масло и дрожжи? Вот, возьмите корзинку, я обычно с ней хожу за запасами, - девушка протянула Анхало большую корзинку без ручек, куда легко могли поместиться все вышеуказанные продукты. Сама же Элия, убрав со стола, стала доставать необходимую утварь. До прихода первых клиентов оставалось чуть менее полутора часов, надо было успеть.

Анхало Хьюсс: - Без проблем, леди! - кивнул Пустынник. Поднявшись, он принял из рук девушки корзину и прошёл в сторону кладовой. Отворив дверь, Анхало окинул взором заставленные продуктами полки, связки трав и луковиц под потолком, мешки и бочонки - и довольно кивнул. Сразу виден полный порядок в хозяйстве, не хуже, чем на кухне. И никаких следов вредителей, никаких эманаций тления и испорченности (за годы общения с потусторонним голосом у Пустынника на такое выработался нюх). Ну прямо-таки образцовая кладовка! Анхало не стал терять времени даром. Закинув в корзину ближайший мешок муки - небольшой, на полмеры: для теста должно хватить - он закрыл за собой дверь и прошёл к холоднику. Выбрал полдюжины индюшачьих яиц, плошку масла: на то, чтобы найти запечатанную миску с дрожжами, потребовалось чуть больше времени. Подхватив напоследок серебряный кувшин с молоком, Пустынник прошёл на кухню. - Всё здесь, леди Элия. - доложил он, выгружая продукты на стол. - Что дальше?

Элия Тэн: - А теперь я буду делать тесто, - улыбнулась Элия. Она уже успела аккуратно повесить лоохи на спинку стула, надеть фартук, закатать рукава скабы и завязать волосы в высокий хвостик - чтобы не падали на лицо. - Вы можете пока подготовить начинки. Нужно промыть изюм, истолочь, не очень мелко, орехи, смешать корицу с сахаром, ну и баночку варенья достать воон из того шкафчика. Берите любое, какое больше понравится, я из разных ягод и фруктов их варю. Там же вы найдете орехи и все остальное. И надо все по маленьким мисочкам разложить. Да и, конечно, вон в том ящике лежат плитки шоколада, обычного и белого. Нужно одну плитку темного раздробить на крошки, а одну темного и одну белого - растопить на водяной бане. Не очень много заданий? - вновь улыбнулась девушка, вынимая продукты из корзинки. В трех мисках она замесила, в небольшом количестве, три вида теста - для булочек, для печенья и для кексов, произнеся над ними простенькое бытовое заклинание дозволенной ступени, чтобы подходило тесто быстрее. Она редко пользовалась этим заклинанием, но сегодня времени было маловато. Накрыв две миски чистыми салфетками, а одно тесто скатав в шар и положив в место попрохладнее, девушка принялась варить сливочный крем и помадку, время от времени поглядывая на Анхало - как он там справляется?

Анхало Хьюсс: - Слушаюсь, хозяйка! - Анхало шутливо приложил пятерню к груди, на манер армейских чинов. Затем повернулся к столу. Ну-ка, значит, вот так... Ладно. Открыв шкаф, он пробежался взглядом по представленному содержимому и отобрал указанное. Для начала - орехи и изюм... Ссыпав орехи в деревянную ступку, он вооружился пестиком и принялся сосредоточенно перетирать похрустывающие золотистые ядрышки. Пару орехов, выскочивших на стол, он отправил обратно. Заглянув в ступку - не слишком крупно? не слишком мелко? да нет, вроде ничего - он высыпал растёртые орехи в миску. Так, теперь черёд корицы... Корица была представлена в двух видах - растёртый порошок в прозрачном сосуде и связка красновато-коричневых палочек. Остановив выбор на первом, Пустынник отмерил равные доли порошка и сахарного песка в кухонную мельницу и пару минут накручивал рукоятку, пока нижний ящичек не оказался заполнен мелкой красноватой пудрой. Уже ничего... Кто бы подумал, что когда-нибудь он будет таким заниматься? На промывку изюма - мелкого золотистого ташерского и крупного тёмного вперемешку - много времени не ушло. Варенье Анхало отобрал не самое плохое: голубичное, если верить этикетке, подписанной кудрявым почерком. Ну а теперь - время шоколада... Выдвинув ящик, Анхало недоверчиво взглянул на завёрнутые в вощёную бумагу плитки. В те времена, когда он жил в Ехо, подобные экзотические штучки были не в ходу: тогда любители сладкого по большей части жевали белую смолу пополам с кленовой патокой - продавалась она по полдесятка комков за медную монетку и была чуть ли не самым доступным лакомством. Ну ладно, шоколад так шоколад... Положив одну плитку на разделочную доску и не разворачивая бумагу, он вооружился деревянной колотушкой и тщательно расколотил плитку на мелкие кусочки. Затем водрузил на жаровню котёл с водой, на который поместил кастрюлю размером поменьше. Дожидаясь, пока закипит вода, он повернулся к Элии в ожидании новых указаний.

Элия Тэн: - Отлично, сэр Анхало, - улыбнулась Элия, осторожно пробуя крем и оглядывая мисочки на столе. - Да из вас выйдет неплохой кондитер. Ну что же, приступим к самом интересному. Если хотите - можете достать формочки для печенья и попробовать их применить по назначению, - она поставила на стол тяжелый шар песочного теста. - Обычно я делю тесто на несколько частей - в одну добавляю орешки, в другую изюм, в третью - шоколад, четвертую посыпаю корицей с сахаром, пятую оставляю так. Вот мука, вот скалка, - улыбнулась девушка, указывая на предметы. - А я пока займусь булочками. Хозяйка кондитерской вынула из одной миски сладкое дрожжевое тесто, которое благодаря заклинанию уже успело подойти, и, добавляя просеянную муку, довела его до нужного состояния. Затем разделила на три части. В одну она добавила орехи и изюм и скатала их в аккуратные шарики с хвостиком наверху. Разложив подготовленные булочки на противне, Элия смазала их взбитым яйцом и отправила в печь. Вторая часть теста была превращена в рулетики с корицей. Ну а третьей было суждено наполниться сладким кремом. Поставив третий противень в печь, девушка остановилась на минутку перевести дух, поправляя сбившийся фартук. Обычно она не с такой скоростью работала, конечно. Но уже меньше чем через час явятся любители горячей выпечки к завтраку... Она не могла обмануть их ожидания.

Анхало Хьюсс: Пустынник недоверчиво взглянул на ком теста. Ну вот, новый опыт в приготовлении пищи. Чем ему точно никогда не приходилось заниматься, так это выпечкой. Но попробовать можно... Смочив руки в чаше с водой, Анхало взялся за ком и переложил на пересыпанную мукой разделочную доску. Вооружившись ножом, раскроил тесто напополам, а затем каждую половину - ещё надвое. Затем стянул с головы повязку и собрал волосы на затылке в хвост, по примеру хозяйки. Размяв каждую часть в форме толстой лепёшки, он взялся за добавление начинки. Следуя совету леди, он поочерёдно всыпал в три части теста соответствующие ингредиенты и хорошенько перемешал. Пятую разделил напополам и оставил так: корицей с сахаром можно посыпать позже, когда тесту будет придана форма. Взявшись за скалку, он принялся раскатывать тесто. Довольно скоро все четыре доли превратились в четыре тонких пласта. Сунувшись в ящик стола, Анхало добыл пару стопок формочек с резными краями. Критически осмотрев их, выбрал для начала несколько простых - круглых и овальных. Взяв одну формочку, он прижал её к пласту теста с краю. Осмотрел результат первого опыта: вроде, пока неплохо... Ободрённый успехом, Пустынник принялся работать формочкой, разделывая тесто на фигурные фрагменты.

Элия Тэн: - Замечательно получается, сэр Анхало, - сказала Элия. - Но не бойтесь использовать фигурные формочки - дети очень любят зверушек, звездочки, домики. Потом на противень их - и в печь. Как испекутся, будем украшать. Улыбнувшись, Элия потерла лоб, оставив на нем полоску муки, и принялась за кексы. Для них у нее были особые формочки, которые она купила несколько лет назад у приезжего торговца... из Кумона, вроде бы? Девушка разделила жидкое тесто для кексов на три части, в одну добавила оставшийся изюм, в другую - растопленный шоколад, тщательно размешав его, в третью - варенье, в самую серединку. Расставив формочки на противень, она отправила его в печь. К слову сказать, у нее на кухне было четыре печи на несколько противней каждая. Так что она могла печь что-нибудь одновременно на четырех температурных режимах, как это частенько и бывало. Девушка проверила булочки - им еще минут десять доходить до готовности. - Ну вот... - сказала она, поворачиваясь к Анхало. - Я почти закончила. Останется только украсить помадкой и шоколадом. Вам нужна помощь?

Анхало Хьюсс: - Думаю, всё уже в порядке. - Анхало взялся за пару фигурных формочек и в считанные минуты разделил последний пласт теста. Скатав остатки в небольшой комок, он раскатал его скалкой и вырезал ещё полдюжины печенюшек. - Каким образом вы обычно украшаете изделия? Просто укажите. - Он улыбнулся. - Разумеется, я и сам могу сделать... если пожелаете.

Элия Тэн: - Ну, просто часть печенья посыплем корицей, - сказала Элия, быстро покрыв фигурки сладким коричневым порошком из мельницы, старательно подготовленным Анхало. - А остальное - после выпечки. Хозяйка кондитерской отправила в печь печенье, немного прибралась на столе и подготовила все для украшения - достала кондитерскую посыпку и проверила, готова ли помадка. Тем временем подоспели булочки, Элия, достав их из печи, разложила по корзинкам, заботливо накрыв чистыми салфетками, чтобы сразу не остыли, и вместе с Анхало они отнесли булочки на прилавок. Пока пеклись кексы и печенья, они вдвоем подготовили кондитерскую к рабочему дню, выложив сладости на прилавок, проверив, на месте ли чашки для камры и хватает ли коробочек и кульков. Вернувшись на кухню, Элия показала Анхало, как наносить на кексы и печенья помадку и растопленный шоколад и украшать их мелкими сладкими бусинками. - Ну вот, мы готовы к приходу клиентов, - сказала Элия, возвращаясь из зала кондитерской, куда она отнесла последнюю партию печенья, и бросая взгляд на часы. - Вы замечательный помощник, сэр Анхало, улыбнулась она, снимая фартук и надевая лоохи - в процессе переодевания мелькнула ее аккуратная фигурка, обтянутая тонкой тканью скабы. Девушка развязала хвостик, позволяя волосам свободно рассыпаться по плечам. - Вы не хотите снова надеть лоохи вместо своего плаща? - чуть смущенно добавила она, кидая взгляд в зеркало и стряхивая муку со лба.

Анхало Хьюсс: - Да как пожелаете. - пожал плечами Пустынник. В душе он и сам понимал, что плащ не слишком подходит к обстановке кондитерской, и его вид может смутить клиентов. - Подождите немного, я сейчас вернусь. Поднявшись по лестнице, он прошёл в свою комнату (надо же, как быстро он привык называть её "своей"!). Стянув плащ и скабу, он облачился в уже знакомое одеяние. После недолгих раздумий он распустил хвост на затылке и вновь перехватил волосы повязкой. Подпоясавшись ремнём, он поначалу думал снять ножны, но почти сразу от этой затеи отказался. Всё равно ножен не видно из-под полы лоохи: а в случае непредвиденных обстоятельств всегда полезно иметь под рукой оружие. Хотя теперь ещё и дубинка есть... Ну, её можно просто оставить под стойкой - чтобы в нужный момент ухватить и пустить в ход. В кондитерской вряд ли бывают настолько буйные посетители, чтобы пришлось усмирять их посредством оружия, здесь всё же не трактир: но, учитывая вчерашний день, нужно быть готовым ко всему... Одёрнув на себе лоохи, Анхало притворил за собой дверь и спустился по лестнице в залу.

Элия Тэн: Привычным взором окинув зал кондитерской и убедившись, что все в порядке, Элия отперла двери. Первый клиент пришел буквально через несколько минут - как раз когда сэр Анхало спустился вниз. В кондитерскую вошла невысокая полноватая женщина в лоохи в цветочек. Из-под ярко-синего тюрбана выбивались рыжие кудри. Она вся была похожа на яркий витраж. - Хорошее утро, леди Вут, - улыбнулась Элия своей постоянной покупательнице. - Хорошее утро, леди Тэн! - жизнерадостно поприветствовала она. - Чую, чую запах моих любимых булочек, - она прикрыла глаза и с наслаждением втянула воздух. - Скорее заверните мне дюжину, моя ребятня уже ждет, да и муж тоже, хоть он и притворяется, что ему булочки неинтересны... Тут леди Вут заметила Анхало и окинула его оценивающим, но вполне дружелюбным взглядом. - Вы взяли-таки себе помощника? - спросила она, кинув взгляд на хозяйку и вновь переключившись на Анхало. - Вижу вас как наяву, сэр, - сказала она ему, прикрыв глаза пухлой ручкой. - Меня зовут Анария Вут. Очень надеюсь, что вы неплохой кондитер и придумаете прекрасное дополнение изделиям леди Тэн, - лукаво подмигнула она. Элия тем временем аккуратно упаковала дюжину горячих булочек в бумажный кулек и положила их на прилавок, наблюдая за реакцией Анхало. Девушка только сейчас осознала, как часто им двоим еще предстоит услышать "Вы взяли себе нового помощника?". Людям интересно все новое. Тем более, когда происходит то, что, по их личному мнению, идет на пользу делу.

Анхало Хьюсс: - Вижу и вас как наяву, леди. - улыбнулся Анхало. - Я Анхало Хьюсс. Надеюсь, ваши надежды оправдаются. Леди Вут благосклонно кивнула... А спустя секунду в её глазах вдруг появилась настороженность. - Хьюсс? Простите мою нескромность, сэр... Вы не из тех ли самых Хьюссов, которые... ? - Да. - кивнул Анхало: лицо его мгновенно приобрело сосредоточенное выражение. - Из тех самых. Леди тихонько охнула, качнув головой. На мгновение опустив взгляд, она сделала вид, что разглядывает товар на прилавке: на спустя несколько секунд вновь подняла на Пустынника глаза. Теперь в них читалось сочувствие. - Я... помню эту историю, сэр. - промолвила она. - Не подумайте, я абсолютно ничего плохого не хочу сказать. Некрасиво вышло, чего уж говорить. Хочу, чтобы вы знали - я сожалею, что вам пришлось это перенести. Надеюсь, - она мельком бросила взгляд на леди Элию, - сейчас всё в порядке? Пустынник коротко кивнул. Робко улыбнувшись, леди Вут вновь повернулась к Элии.

Элия Тэн: - Вот ваши булочки, леди Вут, - сказала Элия, протягивая женщине сверток. - Благодарю, леди Тэн, - отозвалась она, забирая сверток и протягивая хозяйке кондитерской деньги. - Тепленькие, - улыбнулась она, прижимая пакет к груди. - Всего вам хорошего. Надеюсь, у вас все наладится, сэр Хьюсс, - добавила она, обернувшись у двери, и, кинув взгляд на Элию, ушла. Элия переложила часть печенья на другую тарелочку, изучающе и задумчиво глядя на Анхало. Леди Вут знает его семью... интересно... впрочем, насколько Элия знала, она всю жизнь тут прожила. - Сэр Анхало... - нерешительно начала она. - А о чем говорила леди Вут? Что за история приключилась с вашей семьей? Впрочем... - леди Элия смущенно переставила кружки для камры, - если вам не хочется об этом говорить, я не буду настаивать.

Анхало Хьюсс: - Да нет, почему же. - отозвался Анхало. - Вообще-то, почти всё самое главное обо мне вы уже знаете... А это - не такой уж и большой секрет. Если хотите, пожалуйста. Не глядя на хозяйку, он подошёл к окну; сложив руки на груди, уставился наружу. Над крышами домов уже разгоралась утренняя заря и перистые облака в вышине налились первым солнечным светом. - Я не здешний. В смысле, родом не из Ехо. - начал он, по-прежнему не оборачиваясь. - Я родился на севере, в одном из городов на реке вблизи предгорий Энбахо... В общем-то это не так важно. В этом городе проживала моя семья - да и сейчас проживает. Хьюссы - старинная аристократическая фамилия: сами понимаете, нравы у нас в семействе были самые строгие. Ну, словом, когда пришло время - меня отправили учиться в Ехо: родители надеялись, что я сделаю в столице карьеру. Однако всё очень быстро сорвалось. В университете я... - он сделал паузу, - ... словом, я полюбил одну девушку. У нас всё зашло достаточно далеко... А потом оказалось, что её отец - из Ордена Решёток и Зеркал. Сами понимаете, наша семья таким не ровня. Вышел изрядный скандал, всё это разошлось по городу, обросло слухами... Не самое крупное событие, конечно, но грязи было много. А мои родные, чтобы во всё это не ввязываться, отреклись от меня и лишили прав на наследство. - Он вздохнул. - Ну, точнее, отреклись родители и их ближайшая родня. С братьями и сёстрами я был не в самых плохих отношениях: может, некоторые из них и не поддержали этого. Как бы то ни было, всё уже случилось. - Анхало усмехнулся. - Так что можете считать, что фамилию Хьюсс я ношу из чистого упрямства: на деле у меня её отняли. Забавно, правда? Бывший сын своей семьи, бывший послушник своего ордена... Одно к одному.

Элия Тэн: Элия слушала Анхало с выражением сочувствия на лице. Она чувствовала, что прошлое все еще причиняет ему боль. Отказ семьи, потеря любимой... Такое может сломить даже самого стойкого. Она обошла прилавок и подошла к мужчине. - Простите, что вам пришлось об этом вспоминать... - она коснулась плеча Анхало маленькой теплой ладошкой. - Я обещаю больше не мучить вас расспросами. Но если захотите поговорить, знайте, что я всегда готова выслушать, хорошо? Элия убрала руку и вернулась обратно к прилавку, увидев в окно еще двоих постоянных покупателей - леди Лин, которая покупала булочки и печенье для своих хозяев, и молодого сэра Риста, студента, который хоть и не каждый день, но частенько забегал в ее кондитерскую за чем-нибудь вкусненьким перед занятиями. Элия подумала, смогла бы она рассказать сэру Анхало о своем прошлом так же, как он рассказал о своем? Хотя она и смирилась с тем, что тогда произошло, ей все еще было тяжело об этом говорить. Она помотала головой, отгоняя ненужные сейчас мысли и готовя улыбку для посетителей.

Анхало Хьюсс: Анхало тоже согнал с лица хмурое выражение, приняв свой обычный отстранённо-вежливый вид. Сейчас в первую очередь следовало обслужить посетителей. Всё остальное - потом. Двое новых покупателей, заглянувших в кондитерскую - приятная тихая леди средних лет и молодой человек в студенческом лоохи - ненадолго привлекли его внимание, в особенности студент. Похоже, университетская форма за последние сто лет не изменилась. Анхало поймал себя на мысли о том, что было бы интересно пообщаться с этим парнем. Интересно, что сейчас творится в университете? Сменился ли преподавательский состав? И кто из старых преподавателей, докучавших прежде студентам, пережил Смутные времена и сохранил за собой место? А живы ли ещё старые студенческие традиции? И - самое главное - как поживает студенческое "Братство Черепа и Свечи", круг отчаянных ребят и девушек, собиравшихся по ночам в мрачных помещениях старой библиотеки, читавших вслух запретные старинные книги и приносивших страшные до несерьёзности студенческие клятвы... На миг Пустынника захлестнула волна ностальгии, тоски по ушедшему прошлому. Но он быстро поборол себя. В конце концов, ему особо не о чем говорить с этим парнем. Лишний раз разглашать что-то касательно своего прошлого не стоит. Поэтому он просто вежливо улыбнулся посетителям. - Хорошего утра, уважаемые. Чем могу быть полезен?



полная версия страницы