Форум » Ехо » Шёпот тёмного начала, или Заветная тайна сэра Латхи. 31 день года, рассвет. » Ответить

Шёпот тёмного начала, или Заветная тайна сэра Латхи. 31 день года, рассвет.

Анхало Хьюсс: Анхало Хьюсс распахнул глаза - и несколько секунд глядел в затянутый тенями потолок гостевой комнаты, вспоминая, где он и как сюда попал. Затем воспоминания вчерашнего дня настигли его: он слегка расслабился. Так... Прибытие в Ехо. Чёрный амобилер с серебряными звёздами на площади. Кондитерская "Сладкий дождь". Леди Элия Тэн. Первое рабочее утро на новом месте. Сэр Латхи, странно знакомый. Сэр Мелифаро из Тайного Сыска... Вспомнив о том, что последовало за этим, Пустынник невольно покачал головой: однако! Кто бы мог подумать, что всё так повернётся. Первый день в столице - и уже такой поворот событий... Следовало бы ещё раньше оповестить Тайный Сыск о том амобилере. Но что теперь поделаешь... Отбросив ненужные размышления, Пустынник скинул одеяло и поднялся с ложа. Подняв руку, он быстро начертил в воздухе знак песочных часов - тот полыхнул синим светом. Кивнув, Анхало повелительно указал пальцем на пол: трепеща и подрагивая в воздухе, знак стремительно поплыл вниз, просочился сквозь пол и исчез. Спустя пару секунд знак вновь возник из пола, поднялся в воздух, устойчиво светясь синим - и рассыпался искорками. Отлично: на обоих этажах и в подвале кондитерской отсутствовали признаки враждебной магии. Анхало подошёл к окну и отодвинул штору. Улица была погружена в предрассветные сумерки: в небе, подёрнутом прозрачными облаками, ещё сверкали поздние звёзды, а на горизонте только-только проступило бледное зарево грядущего рассвета. Неплохо... Не теряя времени, Анхало облачился в свою обычную одежду - кирпично-красную скабу и серый плащ, перехватил волосы головной повязкой. Застегнув пояс с мечом и футляром, он взял со стола кошель и развязал тесёмки. Так... У него в наличии было шесть корон и пригоршня мелочи. Помимо этого в кисете имелись монеты других земель - несколько иррашийских, пара куманских, ещё кое-какие более мелкие, и даже одна арварохская, вырезанная из полупрозрачного голубоватого камня, с изображением буривуха и сложной вязью рун. Ну что ж... Время приступать к работе! Выйдя в коридор, Анхало подкрался к дверям комнаты леди Элии: послушав её ровное дыхание, удовлетворённо кивнул. Спускаясь по лестнице, он старался не скрипнуть ни единой ступенькой. Кухня была окутана сумерками, но на столе Анхало различил список продуктов, оставленный леди Элией с вечера. Отлично! Он отпер дверь кондитерской - и выступил на улицу, в рассветную прохладу. Закрыв за собой дверь, он помедлил - и размашисто начертил на двери знак Песочных Часов, после чего особым образом сплёл пальцы и что-то прошептал. На двери на миг проступил светящийся зелёным знак в окружении нескольких затейливых рун, и почти тут же погас. Превосходно. Теперь если кто-то в его отсутствие попытается тайно пробраться в кондитерскую - Анхало тут же почувствует это. Придерживая ножны меча, Пустынник зашагал по сонной улице. Он намерен был отыскать ближайшую лавку и прикупить продукты для кондитерской и для завтрака. Кроме того... Вчерашний день дал ему понять, что следует быть начеку. Поэтому он собирался найти оружейный магазин: нужно было обзавестись каким-нибудь оружием помимо меча, более подходящим охраннику заведения.

Ответов - 68, стр: 1 2 3 4 All

Элия Тэн: Видимо, сказались события прошедшего дня, и Элия крутилась почти всю ночь в попытках уснуть. В голове мельтешили разные мысли, не давая расслабиться. Но, наконец, усталость взяла свое, и незадолго до рассвета девушка уснула, укутавшись в одеяло и разметав каштановые по многочисленным подушкам. Но сновидения не принесли спокойствия, отразив калейдоскоп переживаний и чувств, царящих у Элии в душе, старых и новых вперемешку. Хотя Элия частенько вставала с первыми лучами солнца, чтобы испечь свежие булочки для своих покупателей к завтраку, в этот день солнечный зайчик, проникнувший в комнату сквозь неплотно задернутые синие шторы с серебряными узорами, недоуменно уселся на светло-голубой стене, взирая оттуда на спящую хозяйку кондитерской.

Анхало Хьюсс: В сей ранний час большинство лавок и магазинов, работающих в ночное время, ещё не успели закрыться, а некоторые дневные торговцы уже разворачивали товар - и поэтому с покупкой продуктов затруднений не возникло. Спустя полчаса Анхало отошёл от очередного прилавка с тяжёлой плетёной корзиной под мышкой. Помимо ингредиентов из списка леди Элии, он разжился половиной малой мерки мелкого золотого картофеля, краюхой хлеба со специями, дюжиной индюшачьих яиц, парой пучков зелени, добрым ломтём свинины, индюшачьей тушкой, флягой солнечникового масла - и ещё некоторыми продуктами, которых должно было хватить на три-четыре дня. На всё про всё ушла половина короны, но дело того стоило. Так, теперь поищем кое-что для себя... Анхало миновал пару улиц. Насколько ему помнилось, лет сто назад неподалёку один горожанин содержал лицензированный магазинчик, в котором приторговывал оружием. Если при смене режимов его бизнес не прикрыли - вполне возможно, что удастся добыть какую-нибудь приличную убивалку... Ну да, так и есть. Магазин стоял на прежнем месте: вывеска над входом, хотя и подновлённая, имела прежний вид, а над ней горел зелёный фонарь. Звякнув в дверной колокольчик, Пустынник толкнул дверь и вошёл. Он вступил в сумрачное помещение, освещённое единственным светильным шаром. Почти половину комнатки занимала здоровенная стойка: стена позади неё была загорожена деревянной панелью, сплошь завешанной разнообразным оружием. Посреди предметов вооружения красовался забранный в рамку листок бумаги с мелким рукописным текстом и Королевской печатью - лицензия на продажу оружия. У Пустынника вспыхнули глаза. Насколько ему было известно, в последние годы в Ехо искусство владения честным оружием утратило свой престиж, уступив место магическим штучкам: поэтому большая часть оружия имела весьма антикварный вид. Здесь были боевые ножи всех видов и форм - длинные, широкие, узкие, короткие, обоюдоострые, даже с парными лезвиями. Были мечи и сабли. Были боевые дубинки различной длины. Были рогатки бабум, воинственно топорщащиеся тремя острыми наконечниками. Было несколько старинных боевых молотов из чёрной бронзы, которыми пользовались ещё в эпоху Гурига Второго. В углу Анхало разглядел даже настоящий ташерский боевой трезубец с волнистыми лезвиями - совсем уж экзотика, на такое сейчас никто не польстится. За прилавком скучал худощавый молодой человек с изрядными залысинами и с повязкой на глазу: уже не прежний торговец, должно быть, сын. При виде покупателя он оживился и приподнялся с места. - Хорошее... хм, утро, сэр. Чем могу помочь? - Приветствую, уважаемый. - кивнул Анхало. - Знаете, решил кое-что себе подобрать. Будьте добры, покажите для начала вон ту дубинку...

Элия Тэн: Элии снился сон. Она шла по улице города, чем-то похожего на Ехо, застывшем в безмолвии ночи. Почему-то она была босиком и в одной тоненькой скабе. Ветер развевал ее волосы, которые были длиннее, чем она носила последнее время, спускаясь каскадом ниже поясницы. Девушке было холодно и одиноко. Она брела, еле перебирая ногами, не видя цели. Вдруг над головой пронеслась птица. Остановившись, Элия подняла голову и некоторое время смотрела вверх. Потом она услышала голос: "Иди скорее, ко мне". Такой знакомый голос... Она взмахнула руками, словно крыльями, и неожиданно легко поднялась в воздух. Все выше и выше... Словно причудливая птица. А голос звал, манил к себе. И когда ей показалось, что она уже видит зовущего, который протягивает ей руку, подъем резко прекратился, и Элия стала стремительно падать. Она зажмурила глаза, ожидая удара о землю, но в последний миг вдруг услышала другой голос: "Я тебя поймаю.." И девушка проснулась. В ее глазах блестели слезинки. Она отчетливо помнила те чувства, что захватили ее в сновидении, и сердце все еще бешено колотилось. Некоторое время Элия просто лежала, не шевелясь, пытаясь прийти в себя.

Анхало Хьюсс: - С радостью. - кивнул торговец. Потянувшись, он снял со стены одну из дубинок и протянул клиенту. - Извольте. Мастерская "Нули Шимпаро и сыновья": хорошие мастера, уже сто пятьдесят лет на рынке. Пустынник взял дубинку, взвесил в руке, примериваясь. Оружие полицейского образца: длиной в полтора локтя, вырезанная из красноватого полированного дерева, слегка расширяющаяся к концу, с оплетённой шершавой кожей рукояткой. Довольно увесистая: очевидно, в головку залит свинец. Отличная вещь. - Отличная вещь. - вслух прокомментировал Анхало. - И как раз по руке. Беру. Разрешение на ношение нужно? - Если желаете, в течение пяти дней обратитесь в полицейское управление, там выпишут. Хотя в принципе сейчас к этому отношение свободное. - пожал плечами торговец. - Последнее время оружие не в фаворе, все больше на какую-нибудь магическую чушь полагаются... Зря, скажу я вам. Магия не всегда и не везде поможет - вон, хотя бы Холоми взять: а вот умение драться никто у тебя не отнимет! - Полностью согласен. - кивнул Анхало: он и в самом деле был такого же мнения. - Это всё? Или желаете ещё чего-нибудь? - Да. Пожалуй, мне бы что-нибудь для... - Пустынник выразительно сделал вид, будто прицеливается в кого-то. - Для дальнего боя, одним словом. - Хм... Посмотрим. - Торговец почесал в затылке. - Вас что именно интересует: стрелковое, метательное или что-нибудь пооригинальней? - На ваше усмотрение. Вообще-то я с этим не особенно хорошо управляюсь. - признался Анхало. - Так что мне бы что-нибудь... хм, узкого действия, если вы понимаете. - Разумеется. Стало быть, классический бабум вам не предлагать. - Торговец окинул взглядом свой товар. - Так... мда... О! Как насчёт этого? Он повернулся к Анхало и протянул ему странного вида приспособление, более всего смахивающее на флейту, украшенную затейливой резьбой. Прямая полая трубка из чёрной древесины, длиной примерно в две трети руки и толщиной чуть менее двух пальцев. Отверстий, которые надлежало зажимать пальцами при игре, у этой "флейты" не было вовсе. - Я видел подобное оружие на юге. - произнёс Анхало. - Духовая трубка! Из таких, насколько я помню, плюются дротиками? - Именно! Вот, попробуйте. - Одноглазый подал покупателю небольшой открытый футляр со множеством кармашков: из каждого торчал оперённый хвостик короткого дротика с длинным острым стальным шипом. Вытащив один дротик и вложив его в трубку, Пустынник примерился к указанной торговцем деревянной мишени на стене: прицелился, набрал в лёгкие воздуха - и с силой дунул. Коротко свистнуло, и дротик вонзился в мишень: не в центр, разумеется - но и не в самый край. - Не так уж плохо. - ободрительно заметил торговец. - Тут ещё прилагаются два пузырька, дротики смазывать. Зелёный - парализующее средство, жёлтый - сонное зелье. Ну, берёте? - Многовато выходит... А, ладно. Сколько с меня? - Две короны. Анхало досадливо поморщился. Тратить сразу столько не хотелось. А впрочем... Он развязал кошелёк и извлёк куманскую монету. - Этого хватит? Какой нынче курс? Глаз торговца азартно сверкнул. Он взял монету, пару раз щелкнул по ней ногтём, взвесил на маленьких весах на прилавке - и, кивнув, отсыпал Анхало сдачу: целую корону с мелочью. Выйдя на улицу, Пустынник оглядел себя и усмехнулся. На поясе меч и дубинка, за плечом - духовая трубка на ремешке... "Хорош, однако: прямо какой-то охотник из Пустых Земель! Впрочем, необязательно ведь всем сразу вооружаться: ладно, там посмотрим...". С этой мыслью Анхало зашагал по направлению к кондитерской. Следовало сготовить завтрак: должно быть, госпожа Элия ещё не проснулась..

Элия Тэн: Элия потянулась, выпутываясь из одеяла. Она никогда не понимала, как ей удается так мастерски в него ночью заворачиваться... Вставать не хотелось совершенно, что Элии было совсем не свойственно. Было ли это последствием странного сна или по какой-то другой причине, девушка толком не могла понять. Она лишь знала, что хочется еще немного поваляться в постели. К тому же, теперь у нее есть помощник. Если взяться за дело вместе, они вполне успеют напечь свежих булочек и ватрушек. Помощник... все-таки Элия еще не привыкла к мысли, что кто-то еще, кроме нее, будет заботиться о маленькой кондитерской - покупать продукты, вытирать столы, придумывать что-нибудь новенькое для клиентов... Она только все не могла понять, почему ей вдруг захотелось взять сэра Анхало к себе на работу... Не зная о нем практически ничего. Но Элия лишь отмахнулась от этой мысли. Все равно думать над ней не имело особого смысла. Она приподнялась на подушках и дотянулась до шторы, отдергивая ее и впуская побольше света, и солнечные лучи заиграли на ее волосах и обнаженных плечах. Девушка улыбнулась - начинался новый день, и это было самое главное.

Анхало Хьюсс: Заходя в кондитерскую, Пустынник предварительно провёл ладонью перед створкой двери, снимая знак. Похоже, в его отсутствие на покой заведения никто не посягал. Конечно, в других обстоятельствах он потратил бы больше времени и запечатал двери полноценной защитой: но сейчас перестраховываться не имело смысла. Кухня была ещё пуста и темна. Анхало довольно улыбнулся: леди Элия ещё в постели. Ладно, настало время для завтрака. Так, что бы на первый раз... Ага! Отлично. На то, чтобы развести в очаге огонь и поставить жаровню с песком на угли, много времени не потребовалось. Поставив завариваться камру, Пустынник омыл руки и умылся, привёл себя в порядок - и взялся за приготовление завтрака. Быстро очистив десяток молодых картофелинок, он ссыпал их в котелок, залил воды и поставил на огонь. Пока побулькивала вода, он сноровисто нарезал свинину тонкими полосками, пересыпал каждую специями. Дождавшись, пока картошка слегка отварится - но не до полной готовности - он снял котелок с огня и слил воду. Каждую картофелину он завернул в полоску мяса: выложив готовые изделия на противень, он сунул противень в печь и задвинул заслонку. Так, вроде ничего не забыл... Ах да, конечно! Он выложил из корзины тугой лиловый помидор, накрошил его на маленькую сковороду, прибавил немного мелко нарубленного лука (утерев при этом несколько слезинок), разнообразных приправ, маленький стручок крапчатого острого перца, немного солнечникового масла - и взялся за приготовление соуса.

Элия Тэн: Последний раз сладко потянувшись, Элия поднялась с постели и отправилась в маленькую ванную, смежную с ее спальней. Она редко принимала ванную по утрам, но ополоснуть лицо водой - это было обязательным ритуалом. Девушка не спеша расчесала волосы, надела голубую скабу и бордовое лоохи с тонкими голубыми узорами и голубенькие домашние сапожки. Это был один из ее любимейших нарядов. Перед выходом Элия распахнула шторы и приоткрыла окно - пусть комната проветрится - и затем вышла в гостиную. До нее сразу долетел аромат готовящейся пищи. Это была не выпечка, но что-то непременно вкусное - сэр Анхало был уже за работой. Улыбнувшись, она стала спускаться вниз.

Анхало Хьюсс: С лестницы в дверях кухни и впрямь была видна долговязая фигура Анхало Пустынника: он как раз снимал камру с жаровни, мурлыча что-то под нос. Судя по аппетитным запахам, завтрак был готов и его вот-вот должны были подать на стол. Элии оставалось сойти вниз всего на несколько ступеней, и... - ЭЛИЯ. Элия Тэн. - Голос, неожиданно раздавшийся в её голове, определённо принадлежал к Безмолвной речи... но вместе с тем не походил ни на одно из посланий, обращённых кем-либо ещё. Голос, которым произнесено было имя леди Элии, не мог принадлежать человеку. Вообще трудно было представить себе, кто или что могло так говорить. Голос был безжизненным, шелестящим, словно шуршание сухих листьев, гонимых ветром в тёмной подворотне; словно звук шебуршания жуков-могильщиков в стенах гробницы... От этого зова мурашки бежали по спине. Казалось, тени по углам внезапно сгустились а полумрак прихожей стал ещё гуще: всё ощущение обычного домашнего уюта внезапно сгинуло, словно его и не бывало - повеяло холодком и жутью. - Элия... - Теперь в шелестящем голосе послышались вкрадчивые интонации. - Какое красивое имя. Имя, хозяйка которого достойна славы и почёта, а не участи владелицы убогой лавчонки... Элия, неужели тебе никогда не хотелось большего?

Элия Тэн: От неожиданности Элия оступилась и ей пришлось вцепиться в перила, чтобы не упасть. Она вслушивалась в этот голос, и ей на какое-то мгновение показалось, что вот этот невидимый собеседник знает все - знает, что ей нужно и как этого добиться. Он завораживал, заставляя слушать только его. Все иное потеряло значение. Конечно же, конечно, мое имя - самое красивое. И я достойна куда большего, - думала Элия, и ее губы искривились в холодной и несвойственной ей усмешке. - Что это за занятие такое - продавать сладости в какой-то убогой лавчонке... Но на этой мысли в голове что-то щелкнуло, и ей совсем не понравились слова бестелесного голоса. - Что значит "убогая лавчонка"? - сердито проговорила она, обращаясь неизвестно к кому. - Я вложила много сил, чтобы сделать ее такой, какая она сейчас. Мне нравится быть ее владелицей. Это то, о чем я мечтала многие годы!

Анхало Хьюсс: Анхало, только что вынувший из духовки противень, от неожиданности обернулся. Брови его недоумённо сошлись на переносице: он узрел на лестнице хозяйку. - Хорошее утро, леди Элия... О чём вы? Я ничего не говорил. - Он быстро повернулся к очагу, опасаясь, что соус пригорит. Если хозяйка хочет чего-то, она обратится к нему. Между тем шелестящий голос на миг смолк... а затем прозвучал смешок - тихий, почти неразличимый. Как можно передать смех Безмолвной речью? - "Многие" годы... Ты даже не представляешь себе, что значит "многие", Элия. - Теперь голос, казалось, звучит уже не внутри головы, а вовне: как будто кто-то незримый, источающий промозглый холод, склонился и шептал ей на ухо. - Как можешь судить о времени ты, чья жизнь - не более чем песчинка в песочных часах Вечности... Тебе не дано понять, сколь бренно и скудно всё то, чем ты владеешь в этой жизни - в сравнении с тем, что ты могла бы иметь... С тем, что Я могу тебе дать, Элия! - Голос на миг смолк, а затем вновь зазвучал в голове. - Ты впустила в свой дом человека, о котором ничего не знаешь, Элия Тэн. - зашелестела сухая листва. - Человека, который подкупил твоё сердце льстивыми речами: человека, чьё лицо овеяно ветрами чужих земель... Знаешь ли ты о той Силе, которую он хранит? Силе, которая неподвластна ему самому... Но именно благодаря ей, Элия, ты сможешь обрести всё, чего пожелаешь. Он владеет тем, что ему не принадлежит - но это может принадлежать тебе. Бесплотный голос обволакивал, вкрадывался в уши. На миг показалось, что в воздухе потянуло странным запахом, запахом прелых листьев, разрытой земли, гнилой древесины. Запахом тления. - Смотри, Элия, это ведь так просто... У тебя на ногах домашние сапожки: такие мягкие... Он не услышит твоих шагов, когда ты подойдёшь сзади. Нож на столе. Главное - чтобы он не успел повернуться. Всего один удар в шею сбоку, этого хватит. А потом - потом всё, что пожелаешь, будет твоим. Ну же, Элия... Ты же хочешь!

Элия Тэн: - Доброе утро, сэр Анхало, - немного растерянно проговорила Элия. - Не обращайте на меня внимание... А то пригорит что-нибудь... Она сделала несколько шагов к кухне, когда голос вновь зазвучал. Шептал, обещал... Что-то большее, чем она смогла бы добиться за всю свою жизнь. И всего-то надо, что избавиться от человека, совсем еще чужого и незнакомого... Девушка вздрогнула. Этот голос такой холодный, от него веет смертью. Он не может предложить ничего хорошего. Все, что предложит этот голос, совершенно противоположно солнцу, ветру, жизни, которые она так любит... Как неприятно прозвучали эти слова, что она всего лишь песчинка... Это не так! Но ведь она и правда ничего не знает о другой стороне существования. Так заманчиво попробовать... Сделать шаг, другой, неслышно, незаметно. Взять нож... Но это же просто бред! Если сам Анхало, куда более могущественный, чем Элия, не может справиться с загадочной силой, как она, простая горожанка, сможет с нею управиться? Но... всего один удар... и все, что она пожелает, все сбудется... Даже... вернуть... Нет, нет, она не может убить! Смерть - это так ужасно... Никогда она на это не пойдет! Рука, державшая нож, задрожала и разжалась. Нож упал на стол, слегка подпрыгнув на поверхности стола, а сама Элия, побледнев, покачнулась и вцепилась в край стола, едва устояв на ногах.

Анхало Хьюсс: - Леди Элия? - Анхало обернулся - и, мгновенно почуяв неладное, рванулся навстречу хозяйке. Ухватив девушку за плечи, он резко встряхнул её: приблизив своё лицо к ней, вгляделся в глаза, словно стараясь различить в её взоре нечто, понятное лишь ему... Спустя секунду лицо его затвердело: он потянул носом воздух, и под кожей его щёк заходили ходуном желваки, словно он скрежетнул зубами. - Я так и думал... - Голос его враз изменился, став глухим и напряжённым: он буквально дрожал от ненависти. - Ты снова пришла... точнее, пришло. Что, на сей раз польстилась на невинную девушку, тварь?!? За спиной Элии что-то тихо вздохнуло - как будто ветер свистнул в бойнице разрушенной крепостной стены. Затем послышался шелестящий смешок. - А ты думал уйти от меня, Анхало Хьюсс... Анхало Пустынник? - Теперь, похоже, голос был слышен не одной Элии. - Тебе никуда не скрыться. Ты - всего лишь обстоятельство на пути к тому, что мне нужно. Что, до сих пор не согласился принять мои условия? Ты мог бы получить всё что... - Заткнись! - с яростью прорычал Анхало. - Все твои обещания - дерьмо. Не смей покушаться на Элию, ты поняло меня, отродье?!? Тебе не получить Жемчужину, пока я жив! Голос досадливо шелестнул и ненадолго стих. Но чуть погодя гнилостный шёпот раздался вновь - теперь уже над ухом Элии. - Тебе не уйти, Пустынник. Я знаю, ты всегда хранишь бдительность... Эта девчонка оказалась бесполезной - как и все другие. Но знай: в мире никогда не переведутся тёмные души. Рано или поздно я найду тех, кто превзойдёт тебя по силе: ни один человек не лишён соблазнов, и даже Великие однажды прислушаются ко мне.. Я всегда получаю своё: получу и теперь. - Тихий шёпот зашелестел, словно бы отдаляясь... и очень быстро стих совсем. Казалось, в этот миг все проявления зловещей силы отступили. Тени вновь вернулись на свои места: исчез мертвящий холодок, а запах падали сменился ароматами готового завтрака. Анхало оглянулся по сторонам, выискивая последние признаки чужого присутствия, а затем перевёл взгляд на хозяйку. В его глазах проступили сочувствие и боль. - Леди Элия... - выдохнул он, а затем неожиданно притянул девушку к себе и крепко обнял. - О, Элия, простите меня. Это только моя вина...

Элия Тэн: Когда сэр Анхало заговорил, и его голос зазвучал совсем по-другому, Элия только молча смотрела на него, широко раскрытыми глазами. Но когда ему в ответ заговорил тот неживой голос, девушка вздрогнула и непроизвольно ухватилась за плащ Анхало, судорожно сжав руку, пытаясь найти защиту. То, что происходило, было страшно и непонятно. До нее только начало доходить, что именно она только что собиралась сделать: взять нож и... Элия зажмурилась. Даже думать об этом было страшно. Наконец, ужасный голос затих. Она толком не понимала, что он говорил в конце, но так ли уж это важно? Объятие Анхало было неожиданным, но именно это ей сейчас было нужно, чтобы унять дрожь. - Анхало... кто... что... что это было? - наконец, едва слышно проговорила она, поднимая все еще бледное лицо на мужчину. - Оно... оно хотело, чтобы... я... ножом... вас... Ужасно... - сдавленно прошептала она.

Анхало Хьюсс: Пустынник сверху вниз взглянул девушке в лицо... и, тяжело вздохнув, вновь привлёк её к себе. Его ладонь непроизвольно взъерошила волосы хозяйки: потом, словно устыдившись внезапного проявления чувств, он осторожно выпустил Элию из рук. - Не бойтесь, госпожа Элия. - Голос его прозвучал почти спокойно. - ОНО не способно причинить вам никакого вреда: оно вообще ничего не может само по себе... Может только искушать слабых. И не переживайте из-за того, что только что произошло: вы должны гордиться, что сумели преодолеть его власть. Не каждый на такое способен. Поверьте, меня уже не раз пытались отправить на тот свет. Он немного помедлил, потом взглянул в глаза Элии и вновь тихонько вздохнул. - Думаю, я должен кое-что вам рассказать. Не хотел, чтобы до этого дошло, но что уж теперь... Ладно. Только вот что: сначала... Он повернулся к печи. Вооружившись двузубой вилкой, переложил запечённые картофелины на тарелку: готовое блюдо источало соблазнительные запахи. Слив горячий соус со сковороды в маленькую фарфоровую соусницу в форме ракушки, Анхало взял деревянный поднос и переставил тарелку с соусницей на него. Сняв с жаровни камру, он наполнил ей расписную кружку и установил ту рядом с тарелкой. Затем, немного помыслив, ухватил с полки небольшой стаканчик и пару бутылок: сноровисто смешал в стаканчике немного чёрного рома, настойки из ревеня, несколько щепоток тёртых трав - и в довершение бросил пару листков сушёной мяты (тут же с шипением растворившихся без остатка). Напиток в стакане приобрёл изумрудно-зелёный цвет, над ним закурился парок с острым запахом мяты и ромашки. Присовокупив стаканчик к прочей посуде, он подхватил поднос и перенёс его на ближайший стол. - Для начала вам нужно позавтракать. - Обняв хозяйку за плечи, он мягко увлёк её к столу. - И не спорьте! Сначала выпьете вот это - он снимает нервное напряжение: и непременно поешьте. Ну а потом я с охотой отвечу на любые... хм, ну может, почти на любые ваши вопросы.

Элия Тэн: Элия просто стояла, глядя, как Анхало собирает завтрак и готовит напиток. Она даже не пыталась понять, что творится у нее на душе и в мыслях. Но ей не хотелось, чтобы Анхало так быстро ее отпускал. Впрочем, наверное, оно и к лучшему... пока. Она все никак не могла понять, почему человек, которого она знает всего несколько дней, вызывает у нее больше чувств, чем тот, с кем она знакома уже несколько лет? - "Гордиться"... - тихонько проговорила она, глядя на злосчастный нож на столе. - Я не могу поверить, что могла даже допустить такую мысль! Девушка вздохнула, потирая лоб рукой. Этот холодный голос, казалось, все еще отдавался эхом у нее в ушах. Аромат печеной картошки с мясом соблазнительно пощекотал ноздри Элии, но желудок протестующе сжался. К сожалению, он у нее всегда очень болезненно реагировал на всякие потрясения. Однажды она дюжину дней не могла ни крошки проглотить... Впрочем, она покорно прошествовала к столу, на котором стоял поднос с завтраком, и обреченно уставилась на стаканчик. На пустой протестующий желудок выпить алкогольный коктейль... - Спасибо вам за вашу заботу, - сказала она, опускаясь на стул. - Спорить я даже не пытаюсь, - слабо улыбнулась она, подняв глаза на Анхало. - К тому же, чувствую, что ответы на мои вопросы вряд ли будет так просто осмыслить. Хотя я очень надеюсь, что они не изменят моего мнения о вас, сэр... Взяв стаканчик, она быстро выпила его содержимое, толком не успев почувствовать его вкус. Напиток огненной струей пронесся по ее пищеводу и достиг желудка. Чуть поморщившись, Элия прижала руку к животу. - Не совсем то, что мой желудок любит с утра, - проговорила она, чувствуя, как тепло растекается по всему телу, прогоняя остатки холода, навеянного бестелесным голосом.

Анхало Хьюсс: - А закусите сразу! - посоветовал Пустынник. - Не беспокойтесь, это ещё некрепкое средство: просто ради душевного покоя. И не переживайте так: я понимаю, вам нелегко, но всё уже миновало. Мне тоже не по себе было, когда оно первый раз ко мне пришло... - Он брезгливо поморщился. - Жаль, что не последний. Сам он между тем обошёл помещение кондитерской, осматриваясь, словно пытаясь найти какие-то признаки враждебного колдовства: например, потёки липкой слизи на стенах или зловещий синий мох, проросший по углам... Ничего подобного, слава Небу, не обнаружилось. Для надёжности Пустынник начертил в воздухе знак в виде песочных часов: тот на миг налился неприятным зеленоватым светом, однако спустя пару секунд цвет его сменился на синий. Удовлетворённо кивнув, Пустынник вернулся к столу. - С вашего позволения, я тоже немножко подкреплю силы... - С этими словами он без малейшего трепета взял со стола нож, который минуту назад чуть не проткнул его шею: отрезав себе ломоть хлеба, он положил сверху несколько веточек зелени - и, присев за стол напротив Элии, принялся жевать.

Элия Тэн: Элия кивнула, переводя взгляд на завтрак, очень аппетитно выглядящий и пахнущий. Потом взяла в руки кружку и отпила немного камры, глядя, как колдует сэр Анхало. Судя по его кивку, все было в порядке. - Может, вы разделе с мной свой кулинарный шедевр? - предложила Элия, когда Анхало принялся жевать кусочек хлеба с зеленью. Она подвинула к нему тарелку. - Я пока камры попью. Я уверена, что все очень вкусно, но, думаю, мне стоит пока воздержаться от принятия пищи... - Девушка немного виновато пожала плечами. - Такой уж у меня организм... Она отпила еще немного камры, которая, к слову сказать, была вкусной. Немного отличалась от того, что готовила сама Элия, но все равно очень даже неплохо. Выпитый алкоголь уже успел добраться до головы, от чего та немного закружилась. Но зато и спрашивать стало немножечко полегче. Элия поставила кружку на стол и взглянула на сэра Анхало. - Так что вы хотели мне рассказать? Что это был за голос? Почему он так хотел, чтобы я вас убила? Все, что он мне обещал, это было неправдой? И что это за песочные часы вы только что нарисовали в воздухе?

Анхало Хьюсс: - Нет, благодарю, леди. - вежливо отказался Анхало. - Полагаю, завтрак можно будет разогреть позже, когда вам станет получше: я пока обойдусь хлебом. Дожевав ломоть, он со вздохом опёрся локтями на столешницу и сцепил пальцы в замок. Значит, предстоит серьёзный разговор... Если бы он обладал могуществом своих наставников и умел поворачивать время вспять - он с охотой бы стёр из памяти девушки всё сегодняшее утро, словно страшный сон... Однако это невозможно. Что ж, ладно. - Итак, леди Элия... То, что я вам сейчас расскажу, должно пока оставаться между нами. - Его лицо стало непроницаемым. - Я не доверился бы вам в других обстоятельствах: но вы дали мне кров, ответили на мои просьбы - а теперь ещё по моей вине оказались втянуты в такую историю... Честь моего рода не позволит мне ответить вам неблагодарностью. Итак, слушайте. Думаю, вы уже догадались, что я не просто случайный гость из Пустых Земель в столице... Признаюсь, я сбежал из Ехо лет сто назад, в разгар войны. Собственно, у меня были веские причины: мой Орден был уничтожен. Спасся я один. Он хлопнул в ладоши - и освещение в кондитерской мгновенно потускнело и погасло. В полумраке Анхало поднял руку и начертил в воздухе всё тот же символ песочных часов из двух треугольников. Символ заискрился в воздухе тысячами крошечных ярких вспышек, озарив помещение и лица собеседников голубыми бликами. Вокруг него возникли призрачные изображения неведомых астрологических символов, медленно поплыли по кругу. Рисунок сиял над столом, не угасая. - Это знак нашего Ордена. - тихо произнёс Анхало. - Ордена Бегущего Песка. Мы занимались изучением Времени: его принципов, законов, способов управления... Это сложно объяснить: главное, что нашим магистрам было подвластно время. Конечно, в ограниченных пределах... но всё равно, даже то, чего они добились, впечатляло. Я был всего лишь послушником: но когда Орден погиб, мне удалось спасти его главную ценность. Вот это. Очень медленно он расстегнул кожаный футляр на поясе, запустил в него пальцы... и выложил на столешницу небольшой предмет, тут же озарившийся переливчатым сиянием. Это был небольшой стеклянный шар, величиной где-то с половину кулачка Элии. Изнутри его заполнял странный клубящийся дым, как будто мерцающий собственным светом и то и дело меняющий цвет - с лилового на синий или зелёный, с зелёного на золотистый и вновь на фиолетовый... В дыму мерцали крошечные искорки: то и дело в глубине шарика проступали какие-то малопонятные картины. Вот вроде бы возникла миниатюрная улица города с остроконечными башенками и высокими крышами: секунду спустя - незнакомый пустынный пейзаж, тут же сменившийся чьим-то лицом с распахнутым в немом крике ртом... Видения постоянно менялись и ускользали от взора. - Именно за этим охотится то, что пришло к вам, леди. - печально произнёс Анхало. - Жемчужина Вечности.

Элия Тэн: Элия молча и очень внимательно слушала Анхало. В ее глазах плескалась задумчивость. Она ведь с самого начала чувствовала, что Анхало - не простой странник, и за его спиной - таинственное прошлое. Конечно, это было страшно и непонятно, но... если б ей кто предложил все забыть, она бы отказалась. Девушка смотрела на символ песочных часов над столом, и его синий свет отражался в глубине ее широко раскрытых глаз. Время... загадочная стихия. Почти неподвластная и могущественная, как ничто другое. Она рушит самые прочные стены и дает жизнь самым хрупким чувствам. Если уметь управлять временем, можно стереть все свои ошибки, начать новую жизнь... Элия слегка вздрогнула, отводя взгляд от символа. Не таким уж могущественным, видимо, был этот орден, раз из всех остался лишь сэр Анхало. Она с еще большим изумлением разглядывала маленький стеклянный шар. Она чувствовала исходящую от него силу, и протянула руку, чтобы коснуться, но остановилась, передумав. Когда Анхало закончил говорить, девушка некоторое время молчала. - Я никогда и никому не расскажу вашу тайну, сэр Анхало, - тихо сказала она, поднимая на него глаза. - И я... очень хотела бы, чтобы вы остались здесь, в этом доме, чтобы вам ни предстояло сделать... с этой... Жемчужиной Вечности. Даже самому могущественному магу нужен дом, - слегка улыбнулась Элия. - И я больше не боюсь того, что за вами следит. Если вы не боитесь.

Анхало Хьюсс: На лице Анхало проступила улыбка. Похоже, подобного ответа он не ожидал. Протянув руку, он осторожно накрыл ладонь Элии своей ладонью. Ненадолго, всего на полминуты: затем так же осторожно убрал руку. Взяв шарик со стола, он убрал его обратно в футляр. - Благодарю, леди Элия... Сомневаюсь, что кто-нибудь другой дал бы мне приют, узнав, что я из себя представляю. - Он вздохнул. - Кстати, те трое вчера... Поначалу я думал, что они пришли за мной: но на них нет печати той силы. Похоже, они слишком сильны, чтобы ей поддаться. Он щёлкнул пальцами - и знак песочных часов рассыпался на тысячи огоньков, сложившихся в новом порядке. Теперь над столом зависло жутковатое изображение сутулой фигуры в рваном истрёпанном плаще с низко надвинутым капюшоном. - Я не берусь судить о том, что оно такое на самом деле. - произнёс он. - Впервые оно явилось мне после бегства из столицы: тогда я скрывался в Ирраши. И вот однажды на рассвете я обнаружил под дверью комнаты в трактире, в которой я ночевал, странную записку. В ней мне в нескольких выражениях предлагали отдать кому-то неизвестному то, что я храню - проще говоря, Жемчужину. Требовалось произнести какую-то бредовую клятву отречения, после чего реликвия стала бы собственностью этого кого-то. Взамен мне предлагали всё, чего я пожелаю. Скажу честно, тогда мне многое хотелось изменить и исправить... - Он усмехнулся. - Но я вовремя одумался. Понял, что ничем хорошим это не кончится. Я сжёг записку в очаге... А на следующую ночь меня разбудил чей-то Зов. Да, это было оно. Мерзкое ощущение, да вы и сами чувствовали... Он покачал головой, словно в горьком удивлении. - С тех пор эта дрянь то и дело докучает мне. Как я понял, она ничего не может сама по себе. Может только являться различным людям - как правило, тем, кто наделён слабыми или средними магическими способностями... И искушать их. Зов, записка, надпись на стене - она может являться только так: вряд ли у неё есть что-то вроде тела. Она может наобещать всё, что угодно. За эти годы я раз тридцать сталкивался с теми, кого она подкупила, чтобы разделаться со мной и получить Жемчужину... К сожалению, некоторых пришлось убить - её власть над ними была чересчур сильна. Я не знаю, что она из себя представляет: но в нашем Ордене легенды про неё относились к разряду самых старых.

Элия Тэн: Элия отпила еще немного камры. Она начала успокаиваться после всего пережитого, и желудок уже не протестовал против принятия пищи, тем более, что она так аппетитно выглядела... Она задумчиво разглядывала изображение, созданное Анхало. Ни оно, ни воспоминание о том ужасном голосе больше не вызывали у Элии тот страх, как поначалу. - Искушение... это мощная сила, - проговорила она. - Особенно когда есть, чем искушать. Это существо умеет туманить разум... ведь у каждого человека есть самые сокровенные желания, которые он очень хочет исполнить. Только... - девушка печально улыбнулась, - это существо пыталось заставить меня сделать то, что когда-то забрало у меня самое дорогое... Лишить кого-то жизни, чтобы вернуть другую жизнь - это совершенно неправильно. И оно додумалось назвать мою кондитерскую "убогой лавчонкой" - это надо же придумать... - она недоверчиво покачала головой. Чуть помедлив, девушка взяла вилку и съела кусочек картошки с мясом, обмакнув его в густой соус. - Удивительно вкусно, - улыбнулась она, глядя на Анхало повеселевшими глазами. Элии очень хотелось задать один вопрос - что же такого в этой Жемчужине, что за ней охотится это загадочное существо, но она не решилась его озвучить. Ей почему-то казалось, что подобную информацию последний послушник Ордена Бегущего Песка предпочтет не раскрывать.

Анхало Хьюсс: - Да, вы правы. - кивнул Пустынник. То, что хозяйка немного успокоилась, было приятно: он и так испытывал стыд из-за того, что Элия по его вине перенесла такие мерзкие впечатления... Надо же, "отнять одну жизнь, чтобы вернуть другую". Его предположения оправдались. Интересно, кем был он... или она? Кого хозяйка кондитерской потеряла? Впрочем, он решил оставить этот вопрос на потом: зачем тревожить старые раны именно сейчас, когда она только-только начала оправляться после общения с этим? Он печально опустил глаза. Да, вернуть жизнь... Помнится, в первый раз его искушение было столь же велико, если не сильнее. Он столько всего потерял: любовь родных, друзей и соратников, первую любовь... И когда ему предложили исправить ошибки прошлого, изменить всё - каких же трудов ему стоило тогда устоять перед соблазном! И хуже всего то, что это нечто, являясь снова и снова, всякий раз возобновляет свои увещевания. Пора бы уже и привыкнуть - а всё равно, всякий раз появляется страх не устоять и поддаться. Нет, всё же за эти сто лет он почти не изменился. Так и остался послушником, не более того. Пусть его магические знания и жизненные умения за это время преумножились, это ничего не изменило: он так и не стал полноправным магом своего Ордена, последователем философии Великого Магистра Шамши. Да, воистину, последними настоящими Магистрами были те, кто ушёл во тьму прошлого вслед за самим Шамши Кицаво. То были настоящие герои: все до одного - и Нуилакх Трешеми, и Джийло Рашукава, и Латхи Мертимо, и... Что?!? Анхало рывком выпрямился на стуле. Глаза его изумлённо расширились. Фрагменты мозаики в его голове неожиданно сошлись воедино. Несколько секунд он просто боялся выдохнуть: потом медленно перевёл взгляд на Элию. - Леди Элия... - тихо, боясь поверить самому себе, произнёс он. - Скажите, этот сэр Латхи, который вчера заходил... Он ведь уже не в первый раз у вас? Что вам о нём известно?

Элия Тэн: Элия потянулась было за еще одним кусочком вкуснятины, но тут увидела, каким печальным стал взгляд сэра Лахти. Такая знакомая грусть. Неужели и он потерял кого-то близкого и родного? Сердце Элии сжалось от боли. Какой же сильной должна быть его воля, что он отказывался от искушения все вернуть, изменить прошлое раз за разом... Настал черед Элии накрывать своей рукой ладонь сэра Анхало. Сочувственно улыбнувшись, она убрала руку. Но резкое движение ее собеседника заставило девушку вздрогнуть и удивленно посмотреть на него. - Сэр Лахти? - повторила Элия. - Ну, я его давно знаю. Он в мою кондитерскую почти с самого открытия захаживает, благо живет в нескольких улицах отсюда. А вот последние пару лет стал приходить чуть ли не каждый день, - она задумалась, припоминая детали о своем клиенте. - Вообще сэр Латхи очень любит о себе рассказывать, правда, мне кажется, что большей частью это выдумки, или он приукрашивает сильно. По его словам, так в прошлом он был ужасно могущественным колдуном в каком-то ордене. Впрочем, в те времена, кто только ни состоял в ордене... особенно если в Ехо жил. А когда Кодекс Хрембера приняли, он однажды сорвался и наделал магических дел, за что его посадили в Холоми на несколько лет. С тех пор живет тихо-мирно. И он один живет, семьи у него, вроде, и не было никогда.

Анхало Хьюсс: - Лахти... - тихо повторил Анхало. - Ну да... теперь понятно, почему я всё время называл его "Латхи". Всего делов, поменять пару букв в имени местами - и уже другое имя. А я-то думал, где я его видел... Оборвав бессвязное бормотание, он уставился на Элию: затем моргнул пару раз и улыбнулся - просто и открыто. Подняв руку, он взмахом ладони стёр рисунок зловещей фигуры: картинка рассыпалась гаснущими искорками. Негромко щёлкнул пальцами, и светильники на стенах вновь налились светом. - Благодарю вас, леди Элия. - произнёс Пустынник. - Вы мне очень помогли. Видите ли, я теперь почти уверен, что этот Лахти, или Латхи - один из младших магистров моего Ордена! - Он хмыкнул. - Понятно, почему я его не узнал: он состарился лет на двести! Впрочем, он-то меня тоже не узнал... да оно, вообще-то, и к лучшему. Он взглянул на девушку. - Ах да, вы же не знаете... В общем-то, об этом я вам тоже могу сказать. Понимаете, в нашем Ордене тоже был такой, Латхи Мертимо. Самый молодой из Магистров. Перед самым крушением Ордена наши магистры провели некий... хм-м, ритуал. В подробности вдаваться не буду: главное - они предприняли попытку отправиться в прошлое, каждый в своё время. До сего момента это мне казалось невозможным: но теперь, если этот Латхи - в самом деле тот самый... Тогда, вурдалак побери, у них получилось! По крайней мере, у него... - Он возбуждённо щёлкнул пальцами. - Ну да, всё сходится. Латхи отправляется в прошлое, лет на двести назад: кажется, ему было велено отправиться именно туда. Оказавшись в прошлом, он совершает то, что намеревался... и дальше живёт и старится как простой человек! Ну да, конечно! Вот почему тогда он был молодой, а сейчас уже пожилой! Всё сходится! Осталось выяснить, действительно ли это он... Оборвав монолог, он повернулся к Элии и несколько смущённо усмехнулся. - Думаю, леди, я вынужден буду наведаться к этому Латхи... Но только позже. - Он подмигнул ей. - Сейчас, если не ошибаюсь, настало время выполнять свои обязанности по кухне. Какие будут приказания?

Элия Тэн: Элия была рада вернувшемуся привычному освещению. Она с интересом выслушала сэра Анхало. - Лахти... Латхи... знаете, я только сейчас осознала, что я его то так, то сяк называла, а он никогда меня не поправлял, - задумчиво сказала она. - Значит, путешествие во времени? Вот уж не думала, что это возможно... Это же очень опасно и непредсказуемо! Элия допила остатки камры и поднялась. - Если захотите навестить его, то он живет на Синей улице, это налево от кондитерской. Номера дома я не знаю, но он все хвастался, что недавно выкрасил дом заново, в фиолетовый цвет, и еще украсил зелеными узорами. Там наверняка один такой домик, - улыбнулась Элия, представив себе картину - она так и не успела сходить на него полюбоваться. - Впрочем, сэр Лахти наверняка на днях заглянет в кондитерскую. Он уже, кажется, жить не может без моих сладостей. Хозяйка кондитерской оглядела кухню. - Ну что ж, пора приниматься за выпечку, - сказала она. - Не могли бы принести мешочек муки из кладовой, а из холодника - яйца, молоко, масло и дрожжи? Вот, возьмите корзинку, я обычно с ней хожу за запасами, - девушка протянула Анхало большую корзинку без ручек, куда легко могли поместиться все вышеуказанные продукты. Сама же Элия, убрав со стола, стала доставать необходимую утварь. До прихода первых клиентов оставалось чуть менее полутора часов, надо было успеть.

Анхало Хьюсс: - Без проблем, леди! - кивнул Пустынник. Поднявшись, он принял из рук девушки корзину и прошёл в сторону кладовой. Отворив дверь, Анхало окинул взором заставленные продуктами полки, связки трав и луковиц под потолком, мешки и бочонки - и довольно кивнул. Сразу виден полный порядок в хозяйстве, не хуже, чем на кухне. И никаких следов вредителей, никаких эманаций тления и испорченности (за годы общения с потусторонним голосом у Пустынника на такое выработался нюх). Ну прямо-таки образцовая кладовка! Анхало не стал терять времени даром. Закинув в корзину ближайший мешок муки - небольшой, на полмеры: для теста должно хватить - он закрыл за собой дверь и прошёл к холоднику. Выбрал полдюжины индюшачьих яиц, плошку масла: на то, чтобы найти запечатанную миску с дрожжами, потребовалось чуть больше времени. Подхватив напоследок серебряный кувшин с молоком, Пустынник прошёл на кухню. - Всё здесь, леди Элия. - доложил он, выгружая продукты на стол. - Что дальше?

Элия Тэн: - А теперь я буду делать тесто, - улыбнулась Элия. Она уже успела аккуратно повесить лоохи на спинку стула, надеть фартук, закатать рукава скабы и завязать волосы в высокий хвостик - чтобы не падали на лицо. - Вы можете пока подготовить начинки. Нужно промыть изюм, истолочь, не очень мелко, орехи, смешать корицу с сахаром, ну и баночку варенья достать воон из того шкафчика. Берите любое, какое больше понравится, я из разных ягод и фруктов их варю. Там же вы найдете орехи и все остальное. И надо все по маленьким мисочкам разложить. Да и, конечно, вон в том ящике лежат плитки шоколада, обычного и белого. Нужно одну плитку темного раздробить на крошки, а одну темного и одну белого - растопить на водяной бане. Не очень много заданий? - вновь улыбнулась девушка, вынимая продукты из корзинки. В трех мисках она замесила, в небольшом количестве, три вида теста - для булочек, для печенья и для кексов, произнеся над ними простенькое бытовое заклинание дозволенной ступени, чтобы подходило тесто быстрее. Она редко пользовалась этим заклинанием, но сегодня времени было маловато. Накрыв две миски чистыми салфетками, а одно тесто скатав в шар и положив в место попрохладнее, девушка принялась варить сливочный крем и помадку, время от времени поглядывая на Анхало - как он там справляется?

Анхало Хьюсс: - Слушаюсь, хозяйка! - Анхало шутливо приложил пятерню к груди, на манер армейских чинов. Затем повернулся к столу. Ну-ка, значит, вот так... Ладно. Открыв шкаф, он пробежался взглядом по представленному содержимому и отобрал указанное. Для начала - орехи и изюм... Ссыпав орехи в деревянную ступку, он вооружился пестиком и принялся сосредоточенно перетирать похрустывающие золотистые ядрышки. Пару орехов, выскочивших на стол, он отправил обратно. Заглянув в ступку - не слишком крупно? не слишком мелко? да нет, вроде ничего - он высыпал растёртые орехи в миску. Так, теперь черёд корицы... Корица была представлена в двух видах - растёртый порошок в прозрачном сосуде и связка красновато-коричневых палочек. Остановив выбор на первом, Пустынник отмерил равные доли порошка и сахарного песка в кухонную мельницу и пару минут накручивал рукоятку, пока нижний ящичек не оказался заполнен мелкой красноватой пудрой. Уже ничего... Кто бы подумал, что когда-нибудь он будет таким заниматься? На промывку изюма - мелкого золотистого ташерского и крупного тёмного вперемешку - много времени не ушло. Варенье Анхало отобрал не самое плохое: голубичное, если верить этикетке, подписанной кудрявым почерком. Ну а теперь - время шоколада... Выдвинув ящик, Анхало недоверчиво взглянул на завёрнутые в вощёную бумагу плитки. В те времена, когда он жил в Ехо, подобные экзотические штучки были не в ходу: тогда любители сладкого по большей части жевали белую смолу пополам с кленовой патокой - продавалась она по полдесятка комков за медную монетку и была чуть ли не самым доступным лакомством. Ну ладно, шоколад так шоколад... Положив одну плитку на разделочную доску и не разворачивая бумагу, он вооружился деревянной колотушкой и тщательно расколотил плитку на мелкие кусочки. Затем водрузил на жаровню котёл с водой, на который поместил кастрюлю размером поменьше. Дожидаясь, пока закипит вода, он повернулся к Элии в ожидании новых указаний.

Элия Тэн: - Отлично, сэр Анхало, - улыбнулась Элия, осторожно пробуя крем и оглядывая мисочки на столе. - Да из вас выйдет неплохой кондитер. Ну что же, приступим к самом интересному. Если хотите - можете достать формочки для печенья и попробовать их применить по назначению, - она поставила на стол тяжелый шар песочного теста. - Обычно я делю тесто на несколько частей - в одну добавляю орешки, в другую изюм, в третью - шоколад, четвертую посыпаю корицей с сахаром, пятую оставляю так. Вот мука, вот скалка, - улыбнулась девушка, указывая на предметы. - А я пока займусь булочками. Хозяйка кондитерской вынула из одной миски сладкое дрожжевое тесто, которое благодаря заклинанию уже успело подойти, и, добавляя просеянную муку, довела его до нужного состояния. Затем разделила на три части. В одну она добавила орехи и изюм и скатала их в аккуратные шарики с хвостиком наверху. Разложив подготовленные булочки на противне, Элия смазала их взбитым яйцом и отправила в печь. Вторая часть теста была превращена в рулетики с корицей. Ну а третьей было суждено наполниться сладким кремом. Поставив третий противень в печь, девушка остановилась на минутку перевести дух, поправляя сбившийся фартук. Обычно она не с такой скоростью работала, конечно. Но уже меньше чем через час явятся любители горячей выпечки к завтраку... Она не могла обмануть их ожидания.

Анхало Хьюсс: Пустынник недоверчиво взглянул на ком теста. Ну вот, новый опыт в приготовлении пищи. Чем ему точно никогда не приходилось заниматься, так это выпечкой. Но попробовать можно... Смочив руки в чаше с водой, Анхало взялся за ком и переложил на пересыпанную мукой разделочную доску. Вооружившись ножом, раскроил тесто напополам, а затем каждую половину - ещё надвое. Затем стянул с головы повязку и собрал волосы на затылке в хвост, по примеру хозяйки. Размяв каждую часть в форме толстой лепёшки, он взялся за добавление начинки. Следуя совету леди, он поочерёдно всыпал в три части теста соответствующие ингредиенты и хорошенько перемешал. Пятую разделил напополам и оставил так: корицей с сахаром можно посыпать позже, когда тесту будет придана форма. Взявшись за скалку, он принялся раскатывать тесто. Довольно скоро все четыре доли превратились в четыре тонких пласта. Сунувшись в ящик стола, Анхало добыл пару стопок формочек с резными краями. Критически осмотрев их, выбрал для начала несколько простых - круглых и овальных. Взяв одну формочку, он прижал её к пласту теста с краю. Осмотрел результат первого опыта: вроде, пока неплохо... Ободрённый успехом, Пустынник принялся работать формочкой, разделывая тесто на фигурные фрагменты.

Элия Тэн: - Замечательно получается, сэр Анхало, - сказала Элия. - Но не бойтесь использовать фигурные формочки - дети очень любят зверушек, звездочки, домики. Потом на противень их - и в печь. Как испекутся, будем украшать. Улыбнувшись, Элия потерла лоб, оставив на нем полоску муки, и принялась за кексы. Для них у нее были особые формочки, которые она купила несколько лет назад у приезжего торговца... из Кумона, вроде бы? Девушка разделила жидкое тесто для кексов на три части, в одну добавила оставшийся изюм, в другую - растопленный шоколад, тщательно размешав его, в третью - варенье, в самую серединку. Расставив формочки на противень, она отправила его в печь. К слову сказать, у нее на кухне было четыре печи на несколько противней каждая. Так что она могла печь что-нибудь одновременно на четырех температурных режимах, как это частенько и бывало. Девушка проверила булочки - им еще минут десять доходить до готовности. - Ну вот... - сказала она, поворачиваясь к Анхало. - Я почти закончила. Останется только украсить помадкой и шоколадом. Вам нужна помощь?

Анхало Хьюсс: - Думаю, всё уже в порядке. - Анхало взялся за пару фигурных формочек и в считанные минуты разделил последний пласт теста. Скатав остатки в небольшой комок, он раскатал его скалкой и вырезал ещё полдюжины печенюшек. - Каким образом вы обычно украшаете изделия? Просто укажите. - Он улыбнулся. - Разумеется, я и сам могу сделать... если пожелаете.

Элия Тэн: - Ну, просто часть печенья посыплем корицей, - сказала Элия, быстро покрыв фигурки сладким коричневым порошком из мельницы, старательно подготовленным Анхало. - А остальное - после выпечки. Хозяйка кондитерской отправила в печь печенье, немного прибралась на столе и подготовила все для украшения - достала кондитерскую посыпку и проверила, готова ли помадка. Тем временем подоспели булочки, Элия, достав их из печи, разложила по корзинкам, заботливо накрыв чистыми салфетками, чтобы сразу не остыли, и вместе с Анхало они отнесли булочки на прилавок. Пока пеклись кексы и печенья, они вдвоем подготовили кондитерскую к рабочему дню, выложив сладости на прилавок, проверив, на месте ли чашки для камры и хватает ли коробочек и кульков. Вернувшись на кухню, Элия показала Анхало, как наносить на кексы и печенья помадку и растопленный шоколад и украшать их мелкими сладкими бусинками. - Ну вот, мы готовы к приходу клиентов, - сказала Элия, возвращаясь из зала кондитерской, куда она отнесла последнюю партию печенья, и бросая взгляд на часы. - Вы замечательный помощник, сэр Анхало, улыбнулась она, снимая фартук и надевая лоохи - в процессе переодевания мелькнула ее аккуратная фигурка, обтянутая тонкой тканью скабы. Девушка развязала хвостик, позволяя волосам свободно рассыпаться по плечам. - Вы не хотите снова надеть лоохи вместо своего плаща? - чуть смущенно добавила она, кидая взгляд в зеркало и стряхивая муку со лба.

Анхало Хьюсс: - Да как пожелаете. - пожал плечами Пустынник. В душе он и сам понимал, что плащ не слишком подходит к обстановке кондитерской, и его вид может смутить клиентов. - Подождите немного, я сейчас вернусь. Поднявшись по лестнице, он прошёл в свою комнату (надо же, как быстро он привык называть её "своей"!). Стянув плащ и скабу, он облачился в уже знакомое одеяние. После недолгих раздумий он распустил хвост на затылке и вновь перехватил волосы повязкой. Подпоясавшись ремнём, он поначалу думал снять ножны, но почти сразу от этой затеи отказался. Всё равно ножен не видно из-под полы лоохи: а в случае непредвиденных обстоятельств всегда полезно иметь под рукой оружие. Хотя теперь ещё и дубинка есть... Ну, её можно просто оставить под стойкой - чтобы в нужный момент ухватить и пустить в ход. В кондитерской вряд ли бывают настолько буйные посетители, чтобы пришлось усмирять их посредством оружия, здесь всё же не трактир: но, учитывая вчерашний день, нужно быть готовым ко всему... Одёрнув на себе лоохи, Анхало притворил за собой дверь и спустился по лестнице в залу.

Элия Тэн: Привычным взором окинув зал кондитерской и убедившись, что все в порядке, Элия отперла двери. Первый клиент пришел буквально через несколько минут - как раз когда сэр Анхало спустился вниз. В кондитерскую вошла невысокая полноватая женщина в лоохи в цветочек. Из-под ярко-синего тюрбана выбивались рыжие кудри. Она вся была похожа на яркий витраж. - Хорошее утро, леди Вут, - улыбнулась Элия своей постоянной покупательнице. - Хорошее утро, леди Тэн! - жизнерадостно поприветствовала она. - Чую, чую запах моих любимых булочек, - она прикрыла глаза и с наслаждением втянула воздух. - Скорее заверните мне дюжину, моя ребятня уже ждет, да и муж тоже, хоть он и притворяется, что ему булочки неинтересны... Тут леди Вут заметила Анхало и окинула его оценивающим, но вполне дружелюбным взглядом. - Вы взяли-таки себе помощника? - спросила она, кинув взгляд на хозяйку и вновь переключившись на Анхало. - Вижу вас как наяву, сэр, - сказала она ему, прикрыв глаза пухлой ручкой. - Меня зовут Анария Вут. Очень надеюсь, что вы неплохой кондитер и придумаете прекрасное дополнение изделиям леди Тэн, - лукаво подмигнула она. Элия тем временем аккуратно упаковала дюжину горячих булочек в бумажный кулек и положила их на прилавок, наблюдая за реакцией Анхало. Девушка только сейчас осознала, как часто им двоим еще предстоит услышать "Вы взяли себе нового помощника?". Людям интересно все новое. Тем более, когда происходит то, что, по их личному мнению, идет на пользу делу.

Анхало Хьюсс: - Вижу и вас как наяву, леди. - улыбнулся Анхало. - Я Анхало Хьюсс. Надеюсь, ваши надежды оправдаются. Леди Вут благосклонно кивнула... А спустя секунду в её глазах вдруг появилась настороженность. - Хьюсс? Простите мою нескромность, сэр... Вы не из тех ли самых Хьюссов, которые... ? - Да. - кивнул Анхало: лицо его мгновенно приобрело сосредоточенное выражение. - Из тех самых. Леди тихонько охнула, качнув головой. На мгновение опустив взгляд, она сделала вид, что разглядывает товар на прилавке: на спустя несколько секунд вновь подняла на Пустынника глаза. Теперь в них читалось сочувствие. - Я... помню эту историю, сэр. - промолвила она. - Не подумайте, я абсолютно ничего плохого не хочу сказать. Некрасиво вышло, чего уж говорить. Хочу, чтобы вы знали - я сожалею, что вам пришлось это перенести. Надеюсь, - она мельком бросила взгляд на леди Элию, - сейчас всё в порядке? Пустынник коротко кивнул. Робко улыбнувшись, леди Вут вновь повернулась к Элии.

Элия Тэн: - Вот ваши булочки, леди Вут, - сказала Элия, протягивая женщине сверток. - Благодарю, леди Тэн, - отозвалась она, забирая сверток и протягивая хозяйке кондитерской деньги. - Тепленькие, - улыбнулась она, прижимая пакет к груди. - Всего вам хорошего. Надеюсь, у вас все наладится, сэр Хьюсс, - добавила она, обернувшись у двери, и, кинув взгляд на Элию, ушла. Элия переложила часть печенья на другую тарелочку, изучающе и задумчиво глядя на Анхало. Леди Вут знает его семью... интересно... впрочем, насколько Элия знала, она всю жизнь тут прожила. - Сэр Анхало... - нерешительно начала она. - А о чем говорила леди Вут? Что за история приключилась с вашей семьей? Впрочем... - леди Элия смущенно переставила кружки для камры, - если вам не хочется об этом говорить, я не буду настаивать.

Анхало Хьюсс: - Да нет, почему же. - отозвался Анхало. - Вообще-то, почти всё самое главное обо мне вы уже знаете... А это - не такой уж и большой секрет. Если хотите, пожалуйста. Не глядя на хозяйку, он подошёл к окну; сложив руки на груди, уставился наружу. Над крышами домов уже разгоралась утренняя заря и перистые облака в вышине налились первым солнечным светом. - Я не здешний. В смысле, родом не из Ехо. - начал он, по-прежнему не оборачиваясь. - Я родился на севере, в одном из городов на реке вблизи предгорий Энбахо... В общем-то это не так важно. В этом городе проживала моя семья - да и сейчас проживает. Хьюссы - старинная аристократическая фамилия: сами понимаете, нравы у нас в семействе были самые строгие. Ну, словом, когда пришло время - меня отправили учиться в Ехо: родители надеялись, что я сделаю в столице карьеру. Однако всё очень быстро сорвалось. В университете я... - он сделал паузу, - ... словом, я полюбил одну девушку. У нас всё зашло достаточно далеко... А потом оказалось, что её отец - из Ордена Решёток и Зеркал. Сами понимаете, наша семья таким не ровня. Вышел изрядный скандал, всё это разошлось по городу, обросло слухами... Не самое крупное событие, конечно, но грязи было много. А мои родные, чтобы во всё это не ввязываться, отреклись от меня и лишили прав на наследство. - Он вздохнул. - Ну, точнее, отреклись родители и их ближайшая родня. С братьями и сёстрами я был не в самых плохих отношениях: может, некоторые из них и не поддержали этого. Как бы то ни было, всё уже случилось. - Анхало усмехнулся. - Так что можете считать, что фамилию Хьюсс я ношу из чистого упрямства: на деле у меня её отняли. Забавно, правда? Бывший сын своей семьи, бывший послушник своего ордена... Одно к одному.

Элия Тэн: Элия слушала Анхало с выражением сочувствия на лице. Она чувствовала, что прошлое все еще причиняет ему боль. Отказ семьи, потеря любимой... Такое может сломить даже самого стойкого. Она обошла прилавок и подошла к мужчине. - Простите, что вам пришлось об этом вспоминать... - она коснулась плеча Анхало маленькой теплой ладошкой. - Я обещаю больше не мучить вас расспросами. Но если захотите поговорить, знайте, что я всегда готова выслушать, хорошо? Элия убрала руку и вернулась обратно к прилавку, увидев в окно еще двоих постоянных покупателей - леди Лин, которая покупала булочки и печенье для своих хозяев, и молодого сэра Риста, студента, который хоть и не каждый день, но частенько забегал в ее кондитерскую за чем-нибудь вкусненьким перед занятиями. Элия подумала, смогла бы она рассказать сэру Анхало о своем прошлом так же, как он рассказал о своем? Хотя она и смирилась с тем, что тогда произошло, ей все еще было тяжело об этом говорить. Она помотала головой, отгоняя ненужные сейчас мысли и готовя улыбку для посетителей.

Анхало Хьюсс: Анхало тоже согнал с лица хмурое выражение, приняв свой обычный отстранённо-вежливый вид. Сейчас в первую очередь следовало обслужить посетителей. Всё остальное - потом. Двое новых покупателей, заглянувших в кондитерскую - приятная тихая леди средних лет и молодой человек в студенческом лоохи - ненадолго привлекли его внимание, в особенности студент. Похоже, университетская форма за последние сто лет не изменилась. Анхало поймал себя на мысли о том, что было бы интересно пообщаться с этим парнем. Интересно, что сейчас творится в университете? Сменился ли преподавательский состав? И кто из старых преподавателей, докучавших прежде студентам, пережил Смутные времена и сохранил за собой место? А живы ли ещё старые студенческие традиции? И - самое главное - как поживает студенческое "Братство Черепа и Свечи", круг отчаянных ребят и девушек, собиравшихся по ночам в мрачных помещениях старой библиотеки, читавших вслух запретные старинные книги и приносивших страшные до несерьёзности студенческие клятвы... На миг Пустынника захлестнула волна ностальгии, тоски по ушедшему прошлому. Но он быстро поборол себя. В конце концов, ему особо не о чем говорить с этим парнем. Лишний раз разглашать что-то касательно своего прошлого не стоит. Поэтому он просто вежливо улыбнулся посетителям. - Хорошего утра, уважаемые. Чем могу быть полезен?

Элия Тэн: Рист, похоже, даже не удивился тому, что в кондитерской теперь работает кто-то еще помимо Элии. Он бегло оглядел привычный ему ассортимент: - Мне пакетик фруктовых леденцов и два шоколадных кекса, пожалуйста, - попросил он, роясь в кармане в поисках монеток. Леди Лин, напротив, внимательно оглядела сэра Анхало. - Хорошее утро, леди Элия, сэр, - приветливо улыбнувшись, сказала она. - Простите, не знаю вашего имени, - добавила она, обращаясь к Анхало. - Вы, должно быть, недавно здесь работаете? - она покачала головой. - Вот стоит несколько дней не зайти, как что-то меняется... О, сегодня и печенье немного другое, - пригляделась леди Лин к блюду с печеньем. - Мне, пожалуйста, две дюжины этого печенья, коробочку сливочных батончиков и восемь булочек, - сделала она заказ после некоторых раздумий. - Да, и еще два бисквитных пирожных, порадую дочку, раз уж к вам заглянула, - улыбнулась она. - Никто больше в Ехо не делает такие пирожные, как вы, леди Элия. - Благодарю, леди Лин, - улыбнулась в ответ хозяйка кондитерской и, достав коробочку для печенья, стала насыпать туда творения, созданные сегодня Анхало.

Анхало Хьюсс: Анхало дружелюбно кивнул в ответ на реплику леди Лин. Сложив руки на груди, он облокотился на стойку, рассматривая посетителей. Это не было праздным любопытством. Сегодняшее утро напомнило Анхало о том, что расслабляться нельзя ни на минуту: и поэтому сейчас он изучал клиентов, пытаясь угадать, может ли кто-нибудь из них быть служителем той зловещей Силы, которую притягивает запах реликвии. Так... женщина. Вполне обычная с виду. Средних лет. Не сказать, чтобы особо красивая, но не лишена миловидности. Во всех движениях и репликах чувствуется какая-то привычная, умиротворённая усталость. Похоже, самая простая горожанка среднего достатка. Руки не изнеженные, но притом и не испорченные чрезмерно тяжёлой работой. Возможно, кухарка или служанка... Есть дети - возможно, несколько: по крайней мере, дочь точно есть, сама упомянула. Есть ли муж - невозможно сказать... Так. Очевидно, эта леди Лин мечтает сделать свою жизнь хоть в чем-нибудь лучше: зарабатывать больше денег, переехать в более престижный район, выдать дочку замуж за хорошего и обеспеченного парня - всё равно. Может ли она купиться на посулы неведомой силы? ...Да нет, вряд ли. Точно, нет. Люди такого сорта для НЕГО бесполезны: слишком уж покладисты и смиренны. Нет в них отчаянного стремления, неудовлетворённого самолюбия, побуждающего бросаться в сомнительные авантюры ради столь же сомнительного воздаяния... Нет, в ней ничего подозрительного нету. Теперь студент. Вот этот парень - человек другого склада. Суетлив и рассеян: вон как роется по карманам лоохи. Кстати, лоохи хоть и опрятное, но не новое, это видно... Явно из не самой богатой семьи - либо просто сын многодетных родителей, обделённый вниманием и наследством. Желания и мечты такого парня написаны у него на лбу: успех у девушек, первенство в учёбе, хорошие деньги... В душе у него наверняка хватает честолюбия и желания исправить собственные ошибки на жизненном пути. Юность - очень противоречивый возраст: и её неукротимую энергию легко направить в нужное русло. Что ж, ладно. С него не стоит спускать глаз: мало ли что...

Элия Тэн: - Сэр Анхало, вы не могли бы принести коробочку сливочных батончиков из кладовой? - обратилась Элия к своему помощнику - ей показалось, что он слишком уж пристально рассматривает посетителей вместо того, чтобы помочь обслужить их. "Впрочем", подумала Элия, подцепляя пирожные щипцами, укладывая их в коробочку и перевязывая ленточкой - хозяйка кондитерской уделяла особое внимание упаковке, - "он всего второй день работает здесь, и наверняка за долгие годы странствий он привык погружаться в свои мысли. Интересно, не думает ли Пустынник, что от этих людей может исходить угроза?". Элия улыбнулась леди Лин, ставя коробки со сладостями на прилавок и принимаясь за заказ сэра Риста, окидывая его быстрым взглядом. Люди как люди, подумала девушка, выуживая из ящика пакетик леденцов и заворачивая в кулек два кекса. Среди ее покупателей вообще мало кто мог вызвать хоть какие-то подозрения... Но это с ее точки зрения. - С вас пять горстей, - сказала Элия, пододвигая кексы и леденцы студенту. Тот рассеянно кивнул, аккуратно положил деньги на прилавок и, поблагодарив, покинул кондитерскую.

Анхало Хьюсс: - Разумеется, леди Элия. Сейчас. - Бросив напоследок ещё один взгляд в сторону уходящего студента, Анхало направился в сторону кладовой. Открыв дверь, он повторно обежал взглядом полки, ища указанные сладости. Хорошо, что большинство коробок и кувшинов было помечено ровным почерком леди Элии. Безошибочно выбрав небольшую коробку со сливочными батончиками, уложенными ровными рядками и обернутыми промасленной бумагой, Пустынник снял её с полки. При этом его мысли не переставали вертеться вокруг посетителей. Как определить, кто из них шпион, если таковой вздумает заявиться? Ни к какому определённому выводу он так и не пришёл: в конечном итоге Анхало решил сегодня же вечером активно взяться за штудирование "Древа Времён". Возможно, труд магистра Кицаво поможет найти методы защиты от тёмной пакости: в конце концов, сам Великий имел с ней дело на протяжении многих лет. Пока же следовало заняться работой. - Извольте, леди! Ваши батончики. - Пустынник поставил коробку на прилавок.

Элия Тэн: - Благодарю вас, сэр, - отозвалась леди Лин, укладывая коробочку с батончиками поверх остальных сладостей в бумажный пакет. - Сколько с меня? - повернулась она к хозяйке кондитерской. - Четырнадцать горстей, пожалуйста, - быстро подсчитала Элия. Покивав, женщина выложила нужную сумму и удалилась, попрощавшись. Элия переставила пару коробочек на витрине, поправив ценники, и внимательно посмотрела на Анхало. - Боитесь, что кто-то из наших покупателей может стать жертвой того существа? - спросила она, легонько опираясь о прилавок. - Неужели оно настолько сильно, чтобы.. хм.... "прицепиться" к человеку, лишь на пару минут забежавшему в кондитерскую? Простите... просто я не совсем понимаю, чего здесь опасаться... - Элия задумчиво потерла лоб, кидая взгляд за окно. - В любом случае, если все время чего-то опасаться, то когда тогда жить? - слегка улыбнулась она, вновь переводя на Анхало взгляд своих теплых карих глаз.

Анхало Хьюсс: - Я же нахожу когда жить! - усмехнулся Анхало. - Понимаете, леди Элия... Вы напрасно считаете, что эта дрянь привязана к кондитерской. Она лишена физической оболочки... а значит, способна прицепиться к любому человеку в любом уголке Мира. Может, есть области, которые для неё закрыты, не берусь судить. Но здесь, в Сердце Мира, она всегда меня найдёт. Видите ли, госпожа, в чём дело. Я в принципе не боюсь этой сущности: мне особо нечего терять... Другое дело, что она может получить Жемчужину. А уж тогда, боюсь, плохо придётся всему Ехо... а может и всему миру. Жемчужина таит в себе великую силу, но пользоваться ей могут только искуснейшие. А ЕМУ уже не одна сотня, а то и тысяча лет: по крайней мере, так говорят легенды. Для него не составит труда овладеть силой реликвии: для этого не требуется материального тела, только умение и знания. Я не хочу, чтобы множество людей пострадали из-за меня. Если мои предположения верны и эта тварь - в самом деле то, о чём говорится в древних хрониках... - Он передёрнулся. - Кроме того, - добавил он, - если бы кто-нибудь из этих двоих был её слугой, у вас тоже были бы проблемы. Эти типы убирают всё на пути к цели... И всех. Мне не хочется, чтобы пострадали вы: вы-то тут ни при чём...

Элия Тэн: - Зачем вы приехали в Ехо? - спросила Элия, глядя Анхало в глаза. - Вы так долго сюда добирались - наверняка у вас была какая-то цель, да? И вряд ли этой целью было найти работу и жилье... Вы хотите найти способ избавиться от Него? Или... от Жемчужины? Ведь если ее уничтожить, то угроза исчезнет, разве нет? Хотя... наверное, я говорю глупости... Если бы все было так просто, вы бы давно уже это сделали, да? Элия помолчала немного, задумчиво глядя на Пустынника, словно пытаясь решить какую-то головоломку. Потом улыбнулась. - Наверное, это прозвучит странно, но когда вы только появились в моей кондитерской, мне показалось, я почувствовала какую-то силу... Не знаю, что это было, я раньше ничего подобного не испытывала. Но мне кажется... я теперь... в общем, мы в этой истории заодно, - Элия немного смущенно опустила глаза.

Анхало Хьюсс: - Если бы всё было так просто, леди Элия... - бросил Анхало. - Понимаете, уничтожить Жемчужину в принципе нельзя. Ну, может, и можно... но мне такой способ неизвестен. Кроме того, уничтожение реликвии вряд ли прошло бы без последствий. Как минимум, это обернулось бы новой дырой во времени. Слышали когда-нибудь про дыру во времени? Он сплёл пальцы перед лицом, раздумывая над тем, как лучше пояснить свою мысль. - Думаю, рассказывать вам это не запрещено. Понимаете, Время - не прямая и не спираль. Время - оно... - Пустынник задумался, - ...как тетива бабума. Его можно Его можно растягивать, сжимать, сматывать, завязывать узлом... - Он сделал несколько движений руками. - Но нельзя слишком сильно искажать Время - иначе оно порвётся, как и тетива. Каждый человек как бы привязан к той точке времени, в которой он существует. И если слишком сильно искривить или растянуть время, то рано или поздно происходит разрыв. - Он резко растопырил пальцы, словно изобразив лопнувший пузырь. - И образуется дыра во времени. Полное Небытие. Часть времени в той области, в которой произошёл разрыв - десятки, сотни лет - просто исчезает, оказывается вырезанной из истории. Дети ложатся вечером в постель - а утром встают с неё глубокими стариками. Здания, возведённые лишь недавно, мигом становятся обветшалыми развалюхами. И никто ничего не помнит: и не вспомнит. Никогда. Потому что вдруг оказывается, что ничего и не было. Анхало тихо вздохнул. - Вот поэтому магия Времени требует очень серьёзного отношения. Даже магистры нашего Ордена редко прибегали к настоящей магии, подчиняющей время... А я - даже не младший магистр: всего лишь послушник. И сюда я прибыл тогда, когда понял, что ОНО от меня не отвяжется. Здесь, в Сердце Мира, я по крайней мере способен заниматься магией в полную силу. Во всяком случае, защитить вас и себя от очередных посланцев этой дряни я сумею. - Он взглянул в глаза хозяйке. - Спасибо за то, что вы на моей стороне, леди.

Элия Тэн: Элия очень внимательно слушала, как Анхало рассказывает о времени. Сама она никогда не задумывалась над чем-то подобным. Теория - вообще не ее конек. Тем более, столь абстрактная теория. Так уж получилось, что по жизни приходилось заниматься очень простыми практическими вещами - готовкой, шитьем, уборкой, ремонтом. Магия и прочие таинственные силы едва ли ее касались, разве что только в виде статей в газетах, да слухов. Но сейчас... ей хотелось узнать обо всем этом... А от Анхало так и веяло всякими тайнами и историями о магии. Пусть он всего лишь послушник, но он может так много, так много знает... Элия впервые задумалась о его возрасте. Был ли он младшее ее? Возможно, но вряд ли намного... - Я поняла, насколько это серьезная вещь - время... Вернее, я и раньше это знала. Некоторые люди говорят - "надо бы убить время". Я же всегда считала даже мысль подобную - безумием. Как можно убивать нечто столь драгоценное? Каждая минутка - это сокровище, какие бы сложные события она с собой ни тянула. Время - это вещь не менее могущественная, чем магия... я не раз убеждалась в этом. Но никогда не думала, что время можно себе подчинить, - Элия потерла лоб - навязчивое движение, от которого ей никак не удавалось избавиться, да она сама-то его и не замечала. - Впрочем, уверена, что вы знаете, что делать. И я рядом с вами чувствую себя в безопасности... - Хозяйка кондитерской еще немного помолчала, глядя на Анхало, потом добавила: - Знаете, если вам нужно будет уйти по делам... в общем, вам необязательно постоянно находиться в кондитерской. Ваше дело гораздо важнее всяких булочек и леденцов...

Анхало Хьюсс: - Ну что вы, леди Элия! Сейчас мне как раз особо некуда торопиться. - качнул головой Пустынник. - Думаю, для меня рабочий день ещё не кончился. А позже стоит наведаться к сэру Латхи... Кстати! Он взглянул на хозяйку с некоторым сомнением во взоре. - Не знаю, как бы вас об этом попросить... Быть может, вы согласились бы показать мне дорогу к дому этого Латхи? Думаю, кое-какие здешние улицы я подзабыл. Кроме того, возможно, если вы будете со мной, он будет более откровенным: в конце концов, он ваш давний клиент... Не беспокойтесь: если вдруг что-то не заладится - я сумею разобраться с ситуацией. Поверьте, я не собираюсь подвергать вас опасности.

Элия Тэн: - Да мне уже никакие опасности не страшны, - беззаботно махнула рукой Элия. - Кажется, самое страшное я пережила несколькими часами ранее... Конечно, я схожу с вами к сэру Латхи. Надо бы проведать, как он там, и отнести ему что-нибудь вкусненькое. Тогда он станет податлив, как подтаявшее сливочное масло, - лукаво улыбнулась она. - А сейчас... вновь за работу, сэр помощник, - кивнула Элия в сторону двери, в которую спустя мгновение вошла молодая пара и двое ребятишек. Так прошло утро и большая часть дня, за упаковыванием сладостей в коробочки и кульки, наливанием камры, разговорами с покупателями. Элия и Анхало едва успевали перекинуться парой словечек - так много было работы. Хотя, благодаря своему помощнику, Элия успевала гораздо больше, и покупателей они вдвоем обслуживали гораздо быстрее - было видно, что многим такие перемены очень даже по душе, особенно тем, кто куда-то спешил. Практически все постоянные покупатели, заглянувшие сегодня в кондитерскую, интересовались новым работником, кто-то был более любопытным, кто-то менее. Но только еще одному человеку, пожилой леди Митше, фамилия Хьюсс была знакома. Лишь ближе к вечеру необычно бурный поток покупателей иссяк - Элия обычно закрывала кондитерскую еще до заката, и они это знали. Выпроводив, наконец, стайку девочек, прижимающих к груди коробочки со сладостями, которые они очень уж долго выбирали, Элия заперла дверь и, прислонившись к ней спиной, устало потерла лоб. - Думаю, на сегодня все, - решительно сказала она, испытующе глядя на Анхало - как он после такого суматошного дня?

Анхало Хьюсс: Пустынник утёр лоб тыльной стороной ладони. По правде сказать, полный рабочий день его немного утомил: одиночка Анхало не привык к такому наплыву людей, каждому из которых было что-то нужно. До сих пор ему не приходилось обслуживать кого-то, да ещё добрых полдня. - Однако, ваша кондитерская пользуется популярностью. Что, впрочем, неудивительно: вы отменно готовите. - Анхало слегка улыбнулся хозяйке. - Что ж, если на этом всё - думаю, настало время нанести визит сэру Латхи! Кстати, сегодня его что-то не было видно. Ну ладно: думаю, мне пора подготовиться. - С этими словами Пустынник повернулся и направился к лестнице. Когда спустя десять минут он спустился на первый этаж, его было не узнать. Он был вновь облачён в свой плащ: волосы собраны на затылке в "хвост". На поясе по-прежнему красовался меч в ножнах, на правом бедре был пристегнут кожаный футляр, из которого торчали оперенные дротики. Из-за плеча выглядывала духовая трубка. Дубинку он повесил на пояс с правой стороны. Словом, теперь Пустынник выглядел полностью готовым к незапланированным боевым действиям. - Ну вот, леди. Полагаю, теперь мы можем... Ох! - Он хлопнул себя по лбу. - Простите, совсем запамятовал. Вы же ещё не обедали!

Элия Тэн: Элия проводила Анхало взглядом. Он выглядел усталым, если и не физически, то морально уж точно - непросто, наверное, из одиночества вот так вот прыгнуть в шумную столичную жизнь... Что ему сейчас было просто необходимо, так это вкусный домашний обед, приготовленный женскими руками... Пусть Пустынник и сам повар неплохой, но... нет ничего приятнее, когда о тебе заботятся... Улыбнувшись этим мыслям, Элия отправилась в холодник, где у нее были припасена индейка в изысканном сливочном соусе и овощная запеканка. Она частенько заготавливала такие вот блюда на пару-тройку дней, а то не всегда было время и силы готовить что-то помимо кондитерских изделий, не заказывать же каждый день еду из трактира... К тому же одно простенькое заклинание сохраняло блюда свежими и ароматными несколько дней, и оставалось только разогреть. Так что когда переодетый Анхало спустился вниз, по кухне уже плыли изысканные ароматы. - Как раз собиралась сказать то же самое про вас, - улыбнулась Элия, доставая тарелки. - К сэру Латхи, конечно, сходить нужно, но мы с вами целый день на ногах, нужно силы подкрепить. И на этот раз прошу вас не отказываться, сэр воитель. Хорошая еда - важный фактор успешности любого дела, - произнесла Элия любимую фразу, произнесенную одним человеком очень давно. - Так что мойте руки - и прошу к столу, - заключила она, раскладывая дымящуюся индейку по тарелкам, запоздало подумав, что, наверное, стоило накрыть не на кухне, а наверху.

Анхало Хьюсс: - Ох, леди Элия... Право, не стоило. - Пустынник слегка виновато пожал плечами. - Любого, разумеется - только не сражения. Клянусь, я с огромным удовольствием отведаю вашу изумительную индейку - но только когда мы вернёмся от сэра Латхи. И на то есть одна простая причина. Он многозначительно поправил на поясе меч. - Я не знаю, чего ждать от Латхи. Возможно, у него на уме что-нибудь дурное: кто знает, что произошло с ним за эти годы... Если меня ждёт драка, то лучше идти туда на голодный желудок. Потому что, - голос его сделался суровым, - если я после еды получу клинок в живот, то меня не спасёт никакой знахарь. Просто не успеет. Понимаете? Пустынник взглянул на тарелку и отвёл взгляд. Уж больно аппетитно смотрелся обед. - Но к вам это не относится. Не стесняйтесь, откушайте: вам-то ничего не грозит. Просто держитесь поодаль, если что... и постарайтесь не подставлять голову под падающие камни! - Он слегка улыбнулся, вспомнив вчерашний день.

Элия Тэн: Элия усмехнулась, машинально потерев ушибленное место, хоть оно и не болело. - Да уж постараюсь больше не подставлять... - пообещала она, переводя взгляд на тарелки. - Да... пожалуй, друзей, искушенных в воинском искусстве, у меня не было... Так что я не знаю всех этих тонкостей, уж простите... До сих пор я пребывала в уверенности, что мужчина должен быть сыт, особенно когда отправляется на важное дело. Ну, хорошо... - Элия достала два металлических колпака для блюд и аккуратно накрыла ими тарелки с индейкой, шепнув пару слов. - Вот так. Теперь ужин вполне может дождаться нас горячим. Очень надеюсь, что разговор с сэром Лахти много времени не займет... И уж тем более не будет никаких драк, - добавила она, пытаясь скрыть беспокойство в голосе. - Сэр Лахти - миролюбивый мужчина, никогда не видела его раздраженным... Соберу ему сладостей коробочку... - рассеянно сказала Элия и вышла в зал кондитерской.

Анхало Хьюсс: - Да, думаю, не помешает. - кивнул Анхало, не особо вслушавшись в последнюю реплику хозяйки. Мысли его были далеко. В настоящий момент он раздумывал над тем, что ждёт их в доме Латхи. Если это в самом деле тот самый магистр Латхи - вполне возможно, он не узнает Анхало. В конце концов, Пустынник давно уже не был тем послушником Анхало Хьюссом, который некогда бежал из разрушенной резиденции Ордена. Но как Латхи отнесётся к его визиту? И захочет ли поделиться своими знаниями? В чём Анхало сейчас нуждался, так это в хорошем наставнике в области магии Времени. Книга магистра Кицаво всё же не могла заменить ему полноценного учителя. А если у Латхи окажутся какие-нибудь свои мотивы, и он не станет ему помогать? Или того хуже - пожелает сохранить тайну своей истинной личности и попытается убрать тех, кому известен его секрет? Проклятье, разумно ли вообще было ставить в известность леди Элию? Впрочем, Анхало быстро прогнал эти думы. Сейчас нужно было действовать. - Идёмте, леди! Покажете дорогу. - С этими словами он подошёл к двери и распахнул её, пропуская хозяйку вперёд.

Элия Тэн: Элия кивнула, выходя из кондитерской с коробочкой пирожных в руке, перевязанной синей ленточкой. Она подождала, пока Анхало тоже выйдет и заперла дверь. - Ну что ж, вперед, - улыбнулась она, показав налево, и зашагала по мостовой. По какому бы делу она ни шла по улицам Ехо, Элия всегда искренне наслаждалась этой прогулкой. Она редко ездила на амобилере по городу, только если нужно было что-то тяжелое перевезти. Амобилер для Элии был предназначен для временного перемещения из Ехо в какой-нибудь другой городок, и как можно быстрее - обратно. Хозяйка кондитерской шла по вечернему Ехо в компании мужчины, которого она знала всего пару дней, не представляя, чем может закончиться встреча с таким казалось бы понятным и простым сэром Лахти, который, как теперь оказалось, сумел обмануть время... Элия покосилась на Анхало. Хотелось что-то сказать, но слова не шли, так что недолгий путь до Синей улицы прошел в молчании. - А вот почему улицу назвали Синей, - решилась нарушить молчание Элия, делая широкий жест, словно пытаясь охватить все великолепие этого необычного уголка Ехо. Дело в том, что мостовая была выложена крошечными камушками всех оттенков синего, и в тон им были выкрашены уличные фонари. Владельцы здешних домов, видимо, пытаясь разбавить синее море, красили свои дома в самые разные цвета, только не в синий. Все вместе производило... сильное впечатление, если не сказать более. - Сэр Лахти здесь живет, - сообщила Элия, останавливаясь возле двери небольшого фиолетового дома с зелеными узорами. Она позвонила в колокольчик и замерла, ожидая ответа.

Анхало Хьюсс: Анхало тоже замер, прислушиваясь к звукам, донесшимся из-за двери... точнее, к их отсутствию. Похоже, открывать им никто не собирался. Выждав пару минут, он сам дёрнул за шнурок колокольчика - что опять же не возымело действия. Пустынник хмыкнул. - Честно говоря, чего-то подобного я и ожидал. Думаю, после вчерашнего сэр Латхи резко утратил желание выходить на улицу, раз уж такое творится... Ну что ж, думаю, он не сильно обидится, если мы немножко пошерудим в его жилище? С этими словами он прислонился к двери, словно бы ожидая кого-то, и вместе с тем ненавязчиво заслоняя собой замочную скважину от глаз прохожих. Приложил ладонь к замку и прикрыл глаза: нет, магической защиты не чувствуется... Уже хорошо. Анхало вытянул из футляра на бедре один из дротиков. Критически осмотрев острое стальное жало, он зажал его кончик в зубах и согнул под небольшим углом. Сунув поулчившуюся отмычку в скважину, он принялся поворачивать её, нащупывая внутренние зубчики замка. Так, вот так вот... уже ничего... а здесь не получается сдвинуть два одновременно. Возможно, второй ступени Чёрной магии хватит? Анхало прикрыл глаза - и с его пальцев соскользнула белесая искорка, пробежав по дротику и исчезнув в замочной скважине. Спустя секунду послышался щелчок - и дверь приотворилась. - Прошу, леди Элия!

Элия Тэн: Элия наблюдала за действиями Анхало со смесью страха и восхищения - ведь это было не совсем законно, проникать вот так вот в чей-то домой. С другой стороны, возможно, таким образом они смогут узнать что-то полезное, как для Анхало, так и для самого сэра Латхи. Так что когда Пустынник открыл дверь, Элия осторожно открыла ее пошире и шагнула внутрь. - Сэр Лахти? Вы дома? - позвала она. - Я вам принесла немного пирожных! - добавила она, ставя коробочку на столик в гостиной, которая, к слову сказать, выглядела очень аккуратной, даже слишком, словно здесь не жили, словно гостиная была чем-то вроде обертки - вот, смотрите, у меня все в порядке, я всегда рад гостям и все такое. Хотя... у Элии сложилось впечатление, что сэр Лахти гораздо охотнее ходил в гости к кому-то, чем приглашал к себе.

Анхало Хьюсс: Анхало проскользнул следом, аккуратно прикрыв за собой дверь. Окинув гостиную внимательным взором, он покачал головой. Затем выставил вперёд руки и прикрыл глаза: кончики пальцев слегка затрепетали, словно он пытался нащупать что-то невидимое в воздухе. - Нет, ничего особенного. - доложил он минуту спустя. - Похоже, никакой охранной магии нет: разве что слабая, сигнальная... Можно было бы попробовать снять, но я в этом не специалист: к тому же заклятия взлома - это пятнадцатая ступень магии, не меньше... Мне пока что вчерашнего дня хватит. Ладно, посмотрим, что у нас тут... Гостиная выглядела довольно обыденной. Приличная мебель с резными спинками и подлокотниками, столик на гнутых ножках, ковры на стенах и на полу, несколько шаров со светильным газом... Анхало подошёл к одному из диванчиков, провёл ладонью по обивке. Хмыкнул: перешёл к столику, склонился и внимательно осмотрел лакированную столешницу. После чего обернулся и поманил леди Элию. - Интересная картинка складывается, леди. Смотрите-ка: обивка диванов совершенно не промята. Как будто на них никто не сидел никогда! Купили, расставили - и с тех пор только пыль с них вытирают... И со столом то же самое. На столешнице ни единой царапинки: на него никогда посуду не ставили. Хотя всё чисто, пыли нигде нет.... Как будто всё это маскировка. Готов поспорить, он гостиной вообще не пользуется, и в дом никого не приглашает. Неплохо, а? Значит, всегда один: и у него есть причины никого не пускать в дом... Хм! Он взглянул в сторону витой лестницы в углу. Пронизывая первый этаж та вела со второго этажа вниз, в подвальные помещения. - Ну, выбирайте, Элия. Куда сначала пойдём: наверх или вниз?

Элия Тэн: Элия прошлась по гостиной. - Да, мне тоже показалось, что слишком уж эта гостиная выглядит нежилой, - сказала она. - Почему-то я не сомневаюсь, что примерно то же самое творится на кухне... Она подошла к лестнице, посмотрела на второй этаж, затем перевела взгляд вниз. - Вряд ли мы обнаружим сэра Лахти, мирно почивающего в спальне, - задумчиво сказала Элия, вглядываясь в темноту внизу. Она замолчала на пару мгновений. - Либо у меня разыгралось воображение, либо снизу доносятся какие-то звуки... стаканы кто-то там бьет, что ли? - Элия положила ладонь на перила лестницы и слегка наклонилась, чтобы прислушаться.

Анхало Хьюсс: - Стаканы? - недоумённо вздёрнул бровь Анхало. Подойдя к леди, он опёрся на перила и склонился над лестницей. - Странно... в самом деле, что-то звякает... Но только какие там стаканы могут быть? Насколько я помню, у нормальных людей в подвале удобства расположены, а не бар... Ну-ка, посмотрим. Подождите пока тут. - С этими словами он вытащил из ножен меч. С мечом в руке Анхало принялся осторожно спускаться по лестнице. Оказавшись в подвале, он пошарил ладонью по стене и щёлкнул вентилем освещения. Стеклянный шар под потолком налился светящимся газом. В неярком голубоватом свете прорисовалась полуоткрытая дверь, ведущая в комнату для омовения. Пустынник крадущейся походкой приблизился к двери. "Надеюсь, я не обнаружу там труп с перерезанным горлом, плавающий в бассейне!", промелькнуло у него в голове. Осторожно заглянув в щель, Анхало обежал помещение взглядом - а затем резким пинком распахнул дверь на полную ширь и шагнул внутрь. Нет, и здесь никого не было. Просторное помещение с выложенными сине-зелёной каменной плиткой полом и стенами было освещено несколькими светильниками под потолком. Стены были через равные промежутки увешаны вышитыми гобеленами. Бассейны для омовения, общим числом шесть и все как на подбор странной угловатой формы, были полны: струи воды с шипением сбегали в два самых крупных бассейна из пастей двух каменных псов, устроившихся на выступах у стен помещения. Вода в бассейнах играла переливающимися бликами от светильников. ... И, перекрывая журчание воды, разносился по зале тот самый звук: странное равномерное лязганье и пощёлкиванье, скорее металлическое, чем стеклянное. Оглядевшись, Анхало обратил внимание на один из гобеленов. Медленно приблизившись к нему, он провёл в воздухе рукой, проверяя наличие магии - и, резко вскинув меч, рубанул. Срезанный гобелен с шелестом упал на пол, обнаружив скрытую за ним резную дверь. Звук доносился оттуда. "Леди Элия, сюда!". Анхало впервые воспользовался Безмолвной речью, обращаясь к хозяйке. "Я нашёл кое-что интересное".

Элия Тэн: Пока Элия ждала Анхало возле лестницы, внимательно оглядываясь по сторонам, ее внимание привлекло что-то беленькое на одной из ступенек. Нагнувшись она подняла предмет - это был кусочек бумаги, словно вырванный из страницы книги. На этом листке были какие-то знаки и слова на неизвестном Элии языке. Конечно, эта бумажка могла пролежать тут уже несколько дней, но, возможно, она выпала из книги или кармана сэра Лахти, который недавно очень быстро бежал вниз... Безмолвная речь сэра Анхало осторожно коснулась ее разума. Зов Анхало был... приятным, как шелест листвы... Слегка улыбнувшись, Элия послала ему ответный Зов: "Иду. Я тоже кое-что нашла". Спустившись, она с любопытством оглядела купальню. Бассейны такой формы она и не видела никогда, ну, бывает, кто-то поставит себе один бассейн не круглый, но чтобы все сразу... И почему не перекрыли воду? Вот перельются бассейны, мало не покажется... - Что вы нашли? - спросила она, подходя к Пустыниику. - О... потайная дверь? - она прислушалась. - Звук идет оттуда... только на стекло не похоже...

Анхало Хьюсс: - Да, мало похоже... - негромко согласился Пустынник, прислушиваясь к звукам. - Так... Надо бы потихоньку внутрь пробраться. - Он склонился и заглянул в замочную скважину. - Ага, заперто изнутри... И ключ в замке оставил! Отлично. Сейчас... Опустившись на одно колено, Анхало осторожно просунул в щель под дверью край полы своего плаща. Затем вынул из-за пояса дротик-отмычку и сунул в замочную скважину, после чего немного пошерудил, выталкивая ключ. Наконец с той стороны приглушённо звякнуло. Торжествующе улыбнувшись, Анхало вытянул край плаща наружу: на плаще поблескивал выпавший ключ. - Так-то. - удовлетворённо констатировал Пустынник, отпирая дверь. Распахнув её одним движением, он шагнул вперёд - и замер на пороге. - О Святое Небо... - выдавил он спустя несколько секунд. За дверью оказалась просторная круглая комната без окон, освещённая гроздью зеленоватых шаров-светильников под куполообразным потолком. Пол был выложен яркой мелкой мозаикой, изображающей странный рисунок - большие песочные часы в окружении сложных узоров и символов. Сами часы изнутри тоже были заполнены переплетающимися строками непонятных рун и знаков. По бокам от входа высились два громадных книжных шкафа под самый потолок: все полки были заполнены книгами, преимущественно в ветхих переплётах. Стены через равные промежутки были увешаны длинными полотнищами шёлка, украшенными яркими изображениями или испещренными строчками текстов. Самое большое полотнище украшало стену напротив входа: на нём тушью было изображено нечто вроде громадного и невероятно сложного дерева с обилием крупных и мелких ветвей. По бокам от полотнища горели два настенных светильника в металлических оправах. А посредине помещения высилась некая невероятная конструкция высотой в человеческий рост. Она представляла собой систему соединённых между собой бронзовых и стальных деталей, пружин, шестерёнок. И в этой конструкции тут и там были закреплены песочные часы - не меньше сотни песочных часов разных размеров. Во всех часах непрерывно струился песок - белый, жёлтый, зеленоватый. Как только песок пересыпался целиком, механизм издавал щелчок - и переворачивал часы, заставляя песок бежать заново. То одни, то другие часы постоянно переворачивались в странном ритме. Именно эта конструкция издавала то самое лязганье и пощёлкивание. Вокруг неё на полу был очерчен мелом круг, размеченный сложными символами по внешней границе. - Глазам своим не верю... - благоговейно прошептал Анхало. - Храм Времени! Он воссоздал в своём подвале настоящий Храм Времени!

Элия Тэн: Элия только покачала головой, глядя как ловко Анхало управляется с замком, уже второй раз. Видимо, у него и правда было очень бурное прошлое... Комната, в которую вела дверь, ловко вскрытая Анхало, заставила Элию, выглядывавшую из-за плеча Пустынника, замереть на мгновение. - Храм... Времени? - проговорила она, изучая странную конструкцию. - Великие Магистры, да как вообще такое можно было создать? Ведь... это не магия, верно? Элия проскользнула мимо Анхало внутрь комнаты - ей ужасно хотелось рассмотреть все поближе - когда еще представится такая возможность? Она прошла вдоль стены, разглядывая полотнища. Наконец, она остановилась возле одного из шкафов, чтобы изучить книги на полках. К конструкции отчего-то подходить ближе не захотелось. - Как думаете, это может быть частью страницы одной из этих книг? - спросила она, протягивая Анхало найденный ею листок. Потом, еще раз оглядевшись, задумчиво добавила: - А вам не кажется странным, что хотя ключ был в замке изнутри, в помещении никого нет?

Анхало Хьюсс: - Действительно, странно. - отозвался Анхало. Его внимание тоже захватили книги на одной из полок. Он переводил взгляд с корешка на корешок: некоторые названия заставляли его сердце восторженно вздрагивать. А он-то думал, что подобные книги сгинули ещё в эпоху Орденов! Должно быть, сейчас что-нибудь в этом роде можно найти только в самых замшелых лавках самых матёрвх книготорговцев - и то не факт. - По идее, никаких тайных ходов в храме устраиваться не должно: лишние двери нарушают равновесие помещения... да и окна тоже. Сами видите, их тут нет. - Он бережно взял с полки одну из книг, пролистал несколько страниц. - Говорите, листок бумаги? - немного рассеянно уточнил он, не взглянув в сторону Элии. - Вы его нашли в доме? Вполне возможно... На нём что-нибудь написано или нарисовано?

Элия Тэн: Элия немного удивленно посмотрела на спину Анхало, который, казалось, был полностью увлечен изучением книжного шкафа. Должно быть, эти книги и впрямь были ценными и редкими, что поглотили практически все его внимание. - Я нашла его на лестнице, на ступеньке, - сказала она, вертя в руках листок. - Я не знаю, что здесь написано, какие-то символы и незнакомый мне язык, правда, некоторые буквы похожи на наши. Вот тут, например, два кружка и два треугольника, соединены пунктирными линиями и квадратом. И под ними два слова... что-то вроде "ни... нит... нитлос... ав...авелул...", да, "нитлос авелул"...или "питлос абелуп"... завитушек многовато... не разобрать. "Все в этом мире бренно, или Как выжить в неизвестности" >>>

Анхало Хьюсс: - Как-как? - Анхало оторвался от чтения. - "Нитлос"... - Он наморщил лоб, пытаясь вспомнить. Он ведь слышал нечто подобное раньше. Где он мог... Да! В памяти возникла картина: погружённый в сумерки зал Песочных Часов, очерченный на полу ритуальный узор - точно такой, какой описала Элия! - и фигуры магистров Ордена в серебристых с белым мантиях. И - голос магистра Шамши Кицаво, произносящего пугающие слова. "Нитлос абелуп"... Ключевое заклинание! - Элия, НЕТ! - Выронив книгу, он рывком повернулся к девушке. - Не читайте вслух! Не... Поздно. Очерченный на полу круг внезапно налился синим свечением: из точек пересечения линий ударили вверх яркие колючие лучики. И почти сразу из всех сочленений странной конструкции потянулся белёсый полупрозрачный туман, с каждой секундой становясь всё гуще. Растекаясь над полом, он устремился во все стороны: достигнув Элии, он прянул вверх и окутал девушку целиком, с головой. Белое марево вскипело наплывающими друг на друга клубами, подсвеченными изнутри синим светом... А потом туман вдруг резко прянул обратно к центру помещения, закручиваясь по спирали - и в считанные мгновения растаял весь, всосавшись обратно в конструкцию, словно вода в сток бассейна. Зыбкое синее свечение полыхнуло и рассыпалось в воздухе искорками. Помещение вновь наполнило пощёлкивание и полязгивание странной машины. Не было только Элии. Хозяйка кондитерской бесследно исчезла, словно растаяв вместе с туманом... и унеся с собой клочок бумаги с бесценным заклинанием. Анхало растерянно огляделся, пару раз моргнул. Затем приблизился к конструкции, осмотрел её со всех сторон; склонившись, рассмотрел начертанные на полу руны. Сочетания символов ни о чем ему не говорили: подобная магия высшего порядка была неведома бывшему послушнику. - Вот ведь как получилось... - пробормотал Анхало. - И что же теперь делать? Всё в этом мире бренно, или Как выжить в неизвестности >>>



полная версия страницы