Форум » Ехо » Шёпот тёмного начала, или Заветная тайна сэра Латхи. 31 день года, рассвет. » Ответить

Шёпот тёмного начала, или Заветная тайна сэра Латхи. 31 день года, рассвет.

Анхало Хьюсс: Анхало Хьюсс распахнул глаза - и несколько секунд глядел в затянутый тенями потолок гостевой комнаты, вспоминая, где он и как сюда попал. Затем воспоминания вчерашнего дня настигли его: он слегка расслабился. Так... Прибытие в Ехо. Чёрный амобилер с серебряными звёздами на площади. Кондитерская "Сладкий дождь". Леди Элия Тэн. Первое рабочее утро на новом месте. Сэр Латхи, странно знакомый. Сэр Мелифаро из Тайного Сыска... Вспомнив о том, что последовало за этим, Пустынник невольно покачал головой: однако! Кто бы мог подумать, что всё так повернётся. Первый день в столице - и уже такой поворот событий... Следовало бы ещё раньше оповестить Тайный Сыск о том амобилере. Но что теперь поделаешь... Отбросив ненужные размышления, Пустынник скинул одеяло и поднялся с ложа. Подняв руку, он быстро начертил в воздухе знак песочных часов - тот полыхнул синим светом. Кивнув, Анхало повелительно указал пальцем на пол: трепеща и подрагивая в воздухе, знак стремительно поплыл вниз, просочился сквозь пол и исчез. Спустя пару секунд знак вновь возник из пола, поднялся в воздух, устойчиво светясь синим - и рассыпался искорками. Отлично: на обоих этажах и в подвале кондитерской отсутствовали признаки враждебной магии. Анхало подошёл к окну и отодвинул штору. Улица была погружена в предрассветные сумерки: в небе, подёрнутом прозрачными облаками, ещё сверкали поздние звёзды, а на горизонте только-только проступило бледное зарево грядущего рассвета. Неплохо... Не теряя времени, Анхало облачился в свою обычную одежду - кирпично-красную скабу и серый плащ, перехватил волосы головной повязкой. Застегнув пояс с мечом и футляром, он взял со стола кошель и развязал тесёмки. Так... У него в наличии было шесть корон и пригоршня мелочи. Помимо этого в кисете имелись монеты других земель - несколько иррашийских, пара куманских, ещё кое-какие более мелкие, и даже одна арварохская, вырезанная из полупрозрачного голубоватого камня, с изображением буривуха и сложной вязью рун. Ну что ж... Время приступать к работе! Выйдя в коридор, Анхало подкрался к дверям комнаты леди Элии: послушав её ровное дыхание, удовлетворённо кивнул. Спускаясь по лестнице, он старался не скрипнуть ни единой ступенькой. Кухня была окутана сумерками, но на столе Анхало различил список продуктов, оставленный леди Элией с вечера. Отлично! Он отпер дверь кондитерской - и выступил на улицу, в рассветную прохладу. Закрыв за собой дверь, он помедлил - и размашисто начертил на двери знак Песочных Часов, после чего особым образом сплёл пальцы и что-то прошептал. На двери на миг проступил светящийся зелёным знак в окружении нескольких затейливых рун, и почти тут же погас. Превосходно. Теперь если кто-то в его отсутствие попытается тайно пробраться в кондитерскую - Анхало тут же почувствует это. Придерживая ножны меча, Пустынник зашагал по сонной улице. Он намерен был отыскать ближайшую лавку и прикупить продукты для кондитерской и для завтрака. Кроме того... Вчерашний день дал ему понять, что следует быть начеку. Поэтому он собирался найти оружейный магазин: нужно было обзавестись каким-нибудь оружием помимо меча, более подходящим охраннику заведения.

Ответов - 68, стр: 1 2 3 4 All

Элия Тэн: Видимо, сказались события прошедшего дня, и Элия крутилась почти всю ночь в попытках уснуть. В голове мельтешили разные мысли, не давая расслабиться. Но, наконец, усталость взяла свое, и незадолго до рассвета девушка уснула, укутавшись в одеяло и разметав каштановые по многочисленным подушкам. Но сновидения не принесли спокойствия, отразив калейдоскоп переживаний и чувств, царящих у Элии в душе, старых и новых вперемешку. Хотя Элия частенько вставала с первыми лучами солнца, чтобы испечь свежие булочки для своих покупателей к завтраку, в этот день солнечный зайчик, проникнувший в комнату сквозь неплотно задернутые синие шторы с серебряными узорами, недоуменно уселся на светло-голубой стене, взирая оттуда на спящую хозяйку кондитерской.

Анхало Хьюсс: В сей ранний час большинство лавок и магазинов, работающих в ночное время, ещё не успели закрыться, а некоторые дневные торговцы уже разворачивали товар - и поэтому с покупкой продуктов затруднений не возникло. Спустя полчаса Анхало отошёл от очередного прилавка с тяжёлой плетёной корзиной под мышкой. Помимо ингредиентов из списка леди Элии, он разжился половиной малой мерки мелкого золотого картофеля, краюхой хлеба со специями, дюжиной индюшачьих яиц, парой пучков зелени, добрым ломтём свинины, индюшачьей тушкой, флягой солнечникового масла - и ещё некоторыми продуктами, которых должно было хватить на три-четыре дня. На всё про всё ушла половина короны, но дело того стоило. Так, теперь поищем кое-что для себя... Анхало миновал пару улиц. Насколько ему помнилось, лет сто назад неподалёку один горожанин содержал лицензированный магазинчик, в котором приторговывал оружием. Если при смене режимов его бизнес не прикрыли - вполне возможно, что удастся добыть какую-нибудь приличную убивалку... Ну да, так и есть. Магазин стоял на прежнем месте: вывеска над входом, хотя и подновлённая, имела прежний вид, а над ней горел зелёный фонарь. Звякнув в дверной колокольчик, Пустынник толкнул дверь и вошёл. Он вступил в сумрачное помещение, освещённое единственным светильным шаром. Почти половину комнатки занимала здоровенная стойка: стена позади неё была загорожена деревянной панелью, сплошь завешанной разнообразным оружием. Посреди предметов вооружения красовался забранный в рамку листок бумаги с мелким рукописным текстом и Королевской печатью - лицензия на продажу оружия. У Пустынника вспыхнули глаза. Насколько ему было известно, в последние годы в Ехо искусство владения честным оружием утратило свой престиж, уступив место магическим штучкам: поэтому большая часть оружия имела весьма антикварный вид. Здесь были боевые ножи всех видов и форм - длинные, широкие, узкие, короткие, обоюдоострые, даже с парными лезвиями. Были мечи и сабли. Были боевые дубинки различной длины. Были рогатки бабум, воинственно топорщащиеся тремя острыми наконечниками. Было несколько старинных боевых молотов из чёрной бронзы, которыми пользовались ещё в эпоху Гурига Второго. В углу Анхало разглядел даже настоящий ташерский боевой трезубец с волнистыми лезвиями - совсем уж экзотика, на такое сейчас никто не польстится. За прилавком скучал худощавый молодой человек с изрядными залысинами и с повязкой на глазу: уже не прежний торговец, должно быть, сын. При виде покупателя он оживился и приподнялся с места. - Хорошее... хм, утро, сэр. Чем могу помочь? - Приветствую, уважаемый. - кивнул Анхало. - Знаете, решил кое-что себе подобрать. Будьте добры, покажите для начала вон ту дубинку...

Элия Тэн: Элии снился сон. Она шла по улице города, чем-то похожего на Ехо, застывшем в безмолвии ночи. Почему-то она была босиком и в одной тоненькой скабе. Ветер развевал ее волосы, которые были длиннее, чем она носила последнее время, спускаясь каскадом ниже поясницы. Девушке было холодно и одиноко. Она брела, еле перебирая ногами, не видя цели. Вдруг над головой пронеслась птица. Остановившись, Элия подняла голову и некоторое время смотрела вверх. Потом она услышала голос: "Иди скорее, ко мне". Такой знакомый голос... Она взмахнула руками, словно крыльями, и неожиданно легко поднялась в воздух. Все выше и выше... Словно причудливая птица. А голос звал, манил к себе. И когда ей показалось, что она уже видит зовущего, который протягивает ей руку, подъем резко прекратился, и Элия стала стремительно падать. Она зажмурила глаза, ожидая удара о землю, но в последний миг вдруг услышала другой голос: "Я тебя поймаю.." И девушка проснулась. В ее глазах блестели слезинки. Она отчетливо помнила те чувства, что захватили ее в сновидении, и сердце все еще бешено колотилось. Некоторое время Элия просто лежала, не шевелясь, пытаясь прийти в себя.

Анхало Хьюсс: - С радостью. - кивнул торговец. Потянувшись, он снял со стены одну из дубинок и протянул клиенту. - Извольте. Мастерская "Нули Шимпаро и сыновья": хорошие мастера, уже сто пятьдесят лет на рынке. Пустынник взял дубинку, взвесил в руке, примериваясь. Оружие полицейского образца: длиной в полтора локтя, вырезанная из красноватого полированного дерева, слегка расширяющаяся к концу, с оплетённой шершавой кожей рукояткой. Довольно увесистая: очевидно, в головку залит свинец. Отличная вещь. - Отличная вещь. - вслух прокомментировал Анхало. - И как раз по руке. Беру. Разрешение на ношение нужно? - Если желаете, в течение пяти дней обратитесь в полицейское управление, там выпишут. Хотя в принципе сейчас к этому отношение свободное. - пожал плечами торговец. - Последнее время оружие не в фаворе, все больше на какую-нибудь магическую чушь полагаются... Зря, скажу я вам. Магия не всегда и не везде поможет - вон, хотя бы Холоми взять: а вот умение драться никто у тебя не отнимет! - Полностью согласен. - кивнул Анхало: он и в самом деле был такого же мнения. - Это всё? Или желаете ещё чего-нибудь? - Да. Пожалуй, мне бы что-нибудь для... - Пустынник выразительно сделал вид, будто прицеливается в кого-то. - Для дальнего боя, одним словом. - Хм... Посмотрим. - Торговец почесал в затылке. - Вас что именно интересует: стрелковое, метательное или что-нибудь пооригинальней? - На ваше усмотрение. Вообще-то я с этим не особенно хорошо управляюсь. - признался Анхало. - Так что мне бы что-нибудь... хм, узкого действия, если вы понимаете. - Разумеется. Стало быть, классический бабум вам не предлагать. - Торговец окинул взглядом свой товар. - Так... мда... О! Как насчёт этого? Он повернулся к Анхало и протянул ему странного вида приспособление, более всего смахивающее на флейту, украшенную затейливой резьбой. Прямая полая трубка из чёрной древесины, длиной примерно в две трети руки и толщиной чуть менее двух пальцев. Отверстий, которые надлежало зажимать пальцами при игре, у этой "флейты" не было вовсе. - Я видел подобное оружие на юге. - произнёс Анхало. - Духовая трубка! Из таких, насколько я помню, плюются дротиками? - Именно! Вот, попробуйте. - Одноглазый подал покупателю небольшой открытый футляр со множеством кармашков: из каждого торчал оперённый хвостик короткого дротика с длинным острым стальным шипом. Вытащив один дротик и вложив его в трубку, Пустынник примерился к указанной торговцем деревянной мишени на стене: прицелился, набрал в лёгкие воздуха - и с силой дунул. Коротко свистнуло, и дротик вонзился в мишень: не в центр, разумеется - но и не в самый край. - Не так уж плохо. - ободрительно заметил торговец. - Тут ещё прилагаются два пузырька, дротики смазывать. Зелёный - парализующее средство, жёлтый - сонное зелье. Ну, берёте? - Многовато выходит... А, ладно. Сколько с меня? - Две короны. Анхало досадливо поморщился. Тратить сразу столько не хотелось. А впрочем... Он развязал кошелёк и извлёк куманскую монету. - Этого хватит? Какой нынче курс? Глаз торговца азартно сверкнул. Он взял монету, пару раз щелкнул по ней ногтём, взвесил на маленьких весах на прилавке - и, кивнув, отсыпал Анхало сдачу: целую корону с мелочью. Выйдя на улицу, Пустынник оглядел себя и усмехнулся. На поясе меч и дубинка, за плечом - духовая трубка на ремешке... "Хорош, однако: прямо какой-то охотник из Пустых Земель! Впрочем, необязательно ведь всем сразу вооружаться: ладно, там посмотрим...". С этой мыслью Анхало зашагал по направлению к кондитерской. Следовало сготовить завтрак: должно быть, госпожа Элия ещё не проснулась..

Элия Тэн: Элия потянулась, выпутываясь из одеяла. Она никогда не понимала, как ей удается так мастерски в него ночью заворачиваться... Вставать не хотелось совершенно, что Элии было совсем не свойственно. Было ли это последствием странного сна или по какой-то другой причине, девушка толком не могла понять. Она лишь знала, что хочется еще немного поваляться в постели. К тому же, теперь у нее есть помощник. Если взяться за дело вместе, они вполне успеют напечь свежих булочек и ватрушек. Помощник... все-таки Элия еще не привыкла к мысли, что кто-то еще, кроме нее, будет заботиться о маленькой кондитерской - покупать продукты, вытирать столы, придумывать что-нибудь новенькое для клиентов... Она только все не могла понять, почему ей вдруг захотелось взять сэра Анхало к себе на работу... Не зная о нем практически ничего. Но Элия лишь отмахнулась от этой мысли. Все равно думать над ней не имело особого смысла. Она приподнялась на подушках и дотянулась до шторы, отдергивая ее и впуская побольше света, и солнечные лучи заиграли на ее волосах и обнаженных плечах. Девушка улыбнулась - начинался новый день, и это было самое главное.

Анхало Хьюсс: Заходя в кондитерскую, Пустынник предварительно провёл ладонью перед створкой двери, снимая знак. Похоже, в его отсутствие на покой заведения никто не посягал. Конечно, в других обстоятельствах он потратил бы больше времени и запечатал двери полноценной защитой: но сейчас перестраховываться не имело смысла. Кухня была ещё пуста и темна. Анхало довольно улыбнулся: леди Элия ещё в постели. Ладно, настало время для завтрака. Так, что бы на первый раз... Ага! Отлично. На то, чтобы развести в очаге огонь и поставить жаровню с песком на угли, много времени не потребовалось. Поставив завариваться камру, Пустынник омыл руки и умылся, привёл себя в порядок - и взялся за приготовление завтрака. Быстро очистив десяток молодых картофелинок, он ссыпал их в котелок, залил воды и поставил на огонь. Пока побулькивала вода, он сноровисто нарезал свинину тонкими полосками, пересыпал каждую специями. Дождавшись, пока картошка слегка отварится - но не до полной готовности - он снял котелок с огня и слил воду. Каждую картофелину он завернул в полоску мяса: выложив готовые изделия на противень, он сунул противень в печь и задвинул заслонку. Так, вроде ничего не забыл... Ах да, конечно! Он выложил из корзины тугой лиловый помидор, накрошил его на маленькую сковороду, прибавил немного мелко нарубленного лука (утерев при этом несколько слезинок), разнообразных приправ, маленький стручок крапчатого острого перца, немного солнечникового масла - и взялся за приготовление соуса.

Элия Тэн: Последний раз сладко потянувшись, Элия поднялась с постели и отправилась в маленькую ванную, смежную с ее спальней. Она редко принимала ванную по утрам, но ополоснуть лицо водой - это было обязательным ритуалом. Девушка не спеша расчесала волосы, надела голубую скабу и бордовое лоохи с тонкими голубыми узорами и голубенькие домашние сапожки. Это был один из ее любимейших нарядов. Перед выходом Элия распахнула шторы и приоткрыла окно - пусть комната проветрится - и затем вышла в гостиную. До нее сразу долетел аромат готовящейся пищи. Это была не выпечка, но что-то непременно вкусное - сэр Анхало был уже за работой. Улыбнувшись, она стала спускаться вниз.

Анхало Хьюсс: С лестницы в дверях кухни и впрямь была видна долговязая фигура Анхало Пустынника: он как раз снимал камру с жаровни, мурлыча что-то под нос. Судя по аппетитным запахам, завтрак был готов и его вот-вот должны были подать на стол. Элии оставалось сойти вниз всего на несколько ступеней, и... - ЭЛИЯ. Элия Тэн. - Голос, неожиданно раздавшийся в её голове, определённо принадлежал к Безмолвной речи... но вместе с тем не походил ни на одно из посланий, обращённых кем-либо ещё. Голос, которым произнесено было имя леди Элии, не мог принадлежать человеку. Вообще трудно было представить себе, кто или что могло так говорить. Голос был безжизненным, шелестящим, словно шуршание сухих листьев, гонимых ветром в тёмной подворотне; словно звук шебуршания жуков-могильщиков в стенах гробницы... От этого зова мурашки бежали по спине. Казалось, тени по углам внезапно сгустились а полумрак прихожей стал ещё гуще: всё ощущение обычного домашнего уюта внезапно сгинуло, словно его и не бывало - повеяло холодком и жутью. - Элия... - Теперь в шелестящем голосе послышались вкрадчивые интонации. - Какое красивое имя. Имя, хозяйка которого достойна славы и почёта, а не участи владелицы убогой лавчонки... Элия, неужели тебе никогда не хотелось большего?

Элия Тэн: От неожиданности Элия оступилась и ей пришлось вцепиться в перила, чтобы не упасть. Она вслушивалась в этот голос, и ей на какое-то мгновение показалось, что вот этот невидимый собеседник знает все - знает, что ей нужно и как этого добиться. Он завораживал, заставляя слушать только его. Все иное потеряло значение. Конечно же, конечно, мое имя - самое красивое. И я достойна куда большего, - думала Элия, и ее губы искривились в холодной и несвойственной ей усмешке. - Что это за занятие такое - продавать сладости в какой-то убогой лавчонке... Но на этой мысли в голове что-то щелкнуло, и ей совсем не понравились слова бестелесного голоса. - Что значит "убогая лавчонка"? - сердито проговорила она, обращаясь неизвестно к кому. - Я вложила много сил, чтобы сделать ее такой, какая она сейчас. Мне нравится быть ее владелицей. Это то, о чем я мечтала многие годы!

Анхало Хьюсс: Анхало, только что вынувший из духовки противень, от неожиданности обернулся. Брови его недоумённо сошлись на переносице: он узрел на лестнице хозяйку. - Хорошее утро, леди Элия... О чём вы? Я ничего не говорил. - Он быстро повернулся к очагу, опасаясь, что соус пригорит. Если хозяйка хочет чего-то, она обратится к нему. Между тем шелестящий голос на миг смолк... а затем прозвучал смешок - тихий, почти неразличимый. Как можно передать смех Безмолвной речью? - "Многие" годы... Ты даже не представляешь себе, что значит "многие", Элия. - Теперь голос, казалось, звучит уже не внутри головы, а вовне: как будто кто-то незримый, источающий промозглый холод, склонился и шептал ей на ухо. - Как можешь судить о времени ты, чья жизнь - не более чем песчинка в песочных часах Вечности... Тебе не дано понять, сколь бренно и скудно всё то, чем ты владеешь в этой жизни - в сравнении с тем, что ты могла бы иметь... С тем, что Я могу тебе дать, Элия! - Голос на миг смолк, а затем вновь зазвучал в голове. - Ты впустила в свой дом человека, о котором ничего не знаешь, Элия Тэн. - зашелестела сухая листва. - Человека, который подкупил твоё сердце льстивыми речами: человека, чьё лицо овеяно ветрами чужих земель... Знаешь ли ты о той Силе, которую он хранит? Силе, которая неподвластна ему самому... Но именно благодаря ей, Элия, ты сможешь обрести всё, чего пожелаешь. Он владеет тем, что ему не принадлежит - но это может принадлежать тебе. Бесплотный голос обволакивал, вкрадывался в уши. На миг показалось, что в воздухе потянуло странным запахом, запахом прелых листьев, разрытой земли, гнилой древесины. Запахом тления. - Смотри, Элия, это ведь так просто... У тебя на ногах домашние сапожки: такие мягкие... Он не услышит твоих шагов, когда ты подойдёшь сзади. Нож на столе. Главное - чтобы он не успел повернуться. Всего один удар в шею сбоку, этого хватит. А потом - потом всё, что пожелаешь, будет твоим. Ну же, Элия... Ты же хочешь!

Элия Тэн: - Доброе утро, сэр Анхало, - немного растерянно проговорила Элия. - Не обращайте на меня внимание... А то пригорит что-нибудь... Она сделала несколько шагов к кухне, когда голос вновь зазвучал. Шептал, обещал... Что-то большее, чем она смогла бы добиться за всю свою жизнь. И всего-то надо, что избавиться от человека, совсем еще чужого и незнакомого... Девушка вздрогнула. Этот голос такой холодный, от него веет смертью. Он не может предложить ничего хорошего. Все, что предложит этот голос, совершенно противоположно солнцу, ветру, жизни, которые она так любит... Как неприятно прозвучали эти слова, что она всего лишь песчинка... Это не так! Но ведь она и правда ничего не знает о другой стороне существования. Так заманчиво попробовать... Сделать шаг, другой, неслышно, незаметно. Взять нож... Но это же просто бред! Если сам Анхало, куда более могущественный, чем Элия, не может справиться с загадочной силой, как она, простая горожанка, сможет с нею управиться? Но... всего один удар... и все, что она пожелает, все сбудется... Даже... вернуть... Нет, нет, она не может убить! Смерть - это так ужасно... Никогда она на это не пойдет! Рука, державшая нож, задрожала и разжалась. Нож упал на стол, слегка подпрыгнув на поверхности стола, а сама Элия, побледнев, покачнулась и вцепилась в край стола, едва устояв на ногах.

Анхало Хьюсс: - Леди Элия? - Анхало обернулся - и, мгновенно почуяв неладное, рванулся навстречу хозяйке. Ухватив девушку за плечи, он резко встряхнул её: приблизив своё лицо к ней, вгляделся в глаза, словно стараясь различить в её взоре нечто, понятное лишь ему... Спустя секунду лицо его затвердело: он потянул носом воздух, и под кожей его щёк заходили ходуном желваки, словно он скрежетнул зубами. - Я так и думал... - Голос его враз изменился, став глухим и напряжённым: он буквально дрожал от ненависти. - Ты снова пришла... точнее, пришло. Что, на сей раз польстилась на невинную девушку, тварь?!? За спиной Элии что-то тихо вздохнуло - как будто ветер свистнул в бойнице разрушенной крепостной стены. Затем послышался шелестящий смешок. - А ты думал уйти от меня, Анхало Хьюсс... Анхало Пустынник? - Теперь, похоже, голос был слышен не одной Элии. - Тебе никуда не скрыться. Ты - всего лишь обстоятельство на пути к тому, что мне нужно. Что, до сих пор не согласился принять мои условия? Ты мог бы получить всё что... - Заткнись! - с яростью прорычал Анхало. - Все твои обещания - дерьмо. Не смей покушаться на Элию, ты поняло меня, отродье?!? Тебе не получить Жемчужину, пока я жив! Голос досадливо шелестнул и ненадолго стих. Но чуть погодя гнилостный шёпот раздался вновь - теперь уже над ухом Элии. - Тебе не уйти, Пустынник. Я знаю, ты всегда хранишь бдительность... Эта девчонка оказалась бесполезной - как и все другие. Но знай: в мире никогда не переведутся тёмные души. Рано или поздно я найду тех, кто превзойдёт тебя по силе: ни один человек не лишён соблазнов, и даже Великие однажды прислушаются ко мне.. Я всегда получаю своё: получу и теперь. - Тихий шёпот зашелестел, словно бы отдаляясь... и очень быстро стих совсем. Казалось, в этот миг все проявления зловещей силы отступили. Тени вновь вернулись на свои места: исчез мертвящий холодок, а запах падали сменился ароматами готового завтрака. Анхало оглянулся по сторонам, выискивая последние признаки чужого присутствия, а затем перевёл взгляд на хозяйку. В его глазах проступили сочувствие и боль. - Леди Элия... - выдохнул он, а затем неожиданно притянул девушку к себе и крепко обнял. - О, Элия, простите меня. Это только моя вина...

Элия Тэн: Когда сэр Анхало заговорил, и его голос зазвучал совсем по-другому, Элия только молча смотрела на него, широко раскрытыми глазами. Но когда ему в ответ заговорил тот неживой голос, девушка вздрогнула и непроизвольно ухватилась за плащ Анхало, судорожно сжав руку, пытаясь найти защиту. То, что происходило, было страшно и непонятно. До нее только начало доходить, что именно она только что собиралась сделать: взять нож и... Элия зажмурилась. Даже думать об этом было страшно. Наконец, ужасный голос затих. Она толком не понимала, что он говорил в конце, но так ли уж это важно? Объятие Анхало было неожиданным, но именно это ей сейчас было нужно, чтобы унять дрожь. - Анхало... кто... что... что это было? - наконец, едва слышно проговорила она, поднимая все еще бледное лицо на мужчину. - Оно... оно хотело, чтобы... я... ножом... вас... Ужасно... - сдавленно прошептала она.

Анхало Хьюсс: Пустынник сверху вниз взглянул девушке в лицо... и, тяжело вздохнув, вновь привлёк её к себе. Его ладонь непроизвольно взъерошила волосы хозяйки: потом, словно устыдившись внезапного проявления чувств, он осторожно выпустил Элию из рук. - Не бойтесь, госпожа Элия. - Голос его прозвучал почти спокойно. - ОНО не способно причинить вам никакого вреда: оно вообще ничего не может само по себе... Может только искушать слабых. И не переживайте из-за того, что только что произошло: вы должны гордиться, что сумели преодолеть его власть. Не каждый на такое способен. Поверьте, меня уже не раз пытались отправить на тот свет. Он немного помедлил, потом взглянул в глаза Элии и вновь тихонько вздохнул. - Думаю, я должен кое-что вам рассказать. Не хотел, чтобы до этого дошло, но что уж теперь... Ладно. Только вот что: сначала... Он повернулся к печи. Вооружившись двузубой вилкой, переложил запечённые картофелины на тарелку: готовое блюдо источало соблазнительные запахи. Слив горячий соус со сковороды в маленькую фарфоровую соусницу в форме ракушки, Анхало взял деревянный поднос и переставил тарелку с соусницей на него. Сняв с жаровни камру, он наполнил ей расписную кружку и установил ту рядом с тарелкой. Затем, немного помыслив, ухватил с полки небольшой стаканчик и пару бутылок: сноровисто смешал в стаканчике немного чёрного рома, настойки из ревеня, несколько щепоток тёртых трав - и в довершение бросил пару листков сушёной мяты (тут же с шипением растворившихся без остатка). Напиток в стакане приобрёл изумрудно-зелёный цвет, над ним закурился парок с острым запахом мяты и ромашки. Присовокупив стаканчик к прочей посуде, он подхватил поднос и перенёс его на ближайший стол. - Для начала вам нужно позавтракать. - Обняв хозяйку за плечи, он мягко увлёк её к столу. - И не спорьте! Сначала выпьете вот это - он снимает нервное напряжение: и непременно поешьте. Ну а потом я с охотой отвечу на любые... хм, ну может, почти на любые ваши вопросы.

Элия Тэн: Элия просто стояла, глядя, как Анхало собирает завтрак и готовит напиток. Она даже не пыталась понять, что творится у нее на душе и в мыслях. Но ей не хотелось, чтобы Анхало так быстро ее отпускал. Впрочем, наверное, оно и к лучшему... пока. Она все никак не могла понять, почему человек, которого она знает всего несколько дней, вызывает у нее больше чувств, чем тот, с кем она знакома уже несколько лет? - "Гордиться"... - тихонько проговорила она, глядя на злосчастный нож на столе. - Я не могу поверить, что могла даже допустить такую мысль! Девушка вздохнула, потирая лоб рукой. Этот холодный голос, казалось, все еще отдавался эхом у нее в ушах. Аромат печеной картошки с мясом соблазнительно пощекотал ноздри Элии, но желудок протестующе сжался. К сожалению, он у нее всегда очень болезненно реагировал на всякие потрясения. Однажды она дюжину дней не могла ни крошки проглотить... Впрочем, она покорно прошествовала к столу, на котором стоял поднос с завтраком, и обреченно уставилась на стаканчик. На пустой протестующий желудок выпить алкогольный коктейль... - Спасибо вам за вашу заботу, - сказала она, опускаясь на стул. - Спорить я даже не пытаюсь, - слабо улыбнулась она, подняв глаза на Анхало. - К тому же, чувствую, что ответы на мои вопросы вряд ли будет так просто осмыслить. Хотя я очень надеюсь, что они не изменят моего мнения о вас, сэр... Взяв стаканчик, она быстро выпила его содержимое, толком не успев почувствовать его вкус. Напиток огненной струей пронесся по ее пищеводу и достиг желудка. Чуть поморщившись, Элия прижала руку к животу. - Не совсем то, что мой желудок любит с утра, - проговорила она, чувствуя, как тепло растекается по всему телу, прогоняя остатки холода, навеянного бестелесным голосом.

Анхало Хьюсс: - А закусите сразу! - посоветовал Пустынник. - Не беспокойтесь, это ещё некрепкое средство: просто ради душевного покоя. И не переживайте так: я понимаю, вам нелегко, но всё уже миновало. Мне тоже не по себе было, когда оно первый раз ко мне пришло... - Он брезгливо поморщился. - Жаль, что не последний. Сам он между тем обошёл помещение кондитерской, осматриваясь, словно пытаясь найти какие-то признаки враждебного колдовства: например, потёки липкой слизи на стенах или зловещий синий мох, проросший по углам... Ничего подобного, слава Небу, не обнаружилось. Для надёжности Пустынник начертил в воздухе знак в виде песочных часов: тот на миг налился неприятным зеленоватым светом, однако спустя пару секунд цвет его сменился на синий. Удовлетворённо кивнув, Пустынник вернулся к столу. - С вашего позволения, я тоже немножко подкреплю силы... - С этими словами он без малейшего трепета взял со стола нож, который минуту назад чуть не проткнул его шею: отрезав себе ломоть хлеба, он положил сверху несколько веточек зелени - и, присев за стол напротив Элии, принялся жевать.

Элия Тэн: Элия кивнула, переводя взгляд на завтрак, очень аппетитно выглядящий и пахнущий. Потом взяла в руки кружку и отпила немного камры, глядя, как колдует сэр Анхало. Судя по его кивку, все было в порядке. - Может, вы разделе с мной свой кулинарный шедевр? - предложила Элия, когда Анхало принялся жевать кусочек хлеба с зеленью. Она подвинула к нему тарелку. - Я пока камры попью. Я уверена, что все очень вкусно, но, думаю, мне стоит пока воздержаться от принятия пищи... - Девушка немного виновато пожала плечами. - Такой уж у меня организм... Она отпила еще немного камры, которая, к слову сказать, была вкусной. Немного отличалась от того, что готовила сама Элия, но все равно очень даже неплохо. Выпитый алкоголь уже успел добраться до головы, от чего та немного закружилась. Но зато и спрашивать стало немножечко полегче. Элия поставила кружку на стол и взглянула на сэра Анхало. - Так что вы хотели мне рассказать? Что это был за голос? Почему он так хотел, чтобы я вас убила? Все, что он мне обещал, это было неправдой? И что это за песочные часы вы только что нарисовали в воздухе?

Анхало Хьюсс: - Нет, благодарю, леди. - вежливо отказался Анхало. - Полагаю, завтрак можно будет разогреть позже, когда вам станет получше: я пока обойдусь хлебом. Дожевав ломоть, он со вздохом опёрся локтями на столешницу и сцепил пальцы в замок. Значит, предстоит серьёзный разговор... Если бы он обладал могуществом своих наставников и умел поворачивать время вспять - он с охотой бы стёр из памяти девушки всё сегодняшее утро, словно страшный сон... Однако это невозможно. Что ж, ладно. - Итак, леди Элия... То, что я вам сейчас расскажу, должно пока оставаться между нами. - Его лицо стало непроницаемым. - Я не доверился бы вам в других обстоятельствах: но вы дали мне кров, ответили на мои просьбы - а теперь ещё по моей вине оказались втянуты в такую историю... Честь моего рода не позволит мне ответить вам неблагодарностью. Итак, слушайте. Думаю, вы уже догадались, что я не просто случайный гость из Пустых Земель в столице... Признаюсь, я сбежал из Ехо лет сто назад, в разгар войны. Собственно, у меня были веские причины: мой Орден был уничтожен. Спасся я один. Он хлопнул в ладоши - и освещение в кондитерской мгновенно потускнело и погасло. В полумраке Анхало поднял руку и начертил в воздухе всё тот же символ песочных часов из двух треугольников. Символ заискрился в воздухе тысячами крошечных ярких вспышек, озарив помещение и лица собеседников голубыми бликами. Вокруг него возникли призрачные изображения неведомых астрологических символов, медленно поплыли по кругу. Рисунок сиял над столом, не угасая. - Это знак нашего Ордена. - тихо произнёс Анхало. - Ордена Бегущего Песка. Мы занимались изучением Времени: его принципов, законов, способов управления... Это сложно объяснить: главное, что нашим магистрам было подвластно время. Конечно, в ограниченных пределах... но всё равно, даже то, чего они добились, впечатляло. Я был всего лишь послушником: но когда Орден погиб, мне удалось спасти его главную ценность. Вот это. Очень медленно он расстегнул кожаный футляр на поясе, запустил в него пальцы... и выложил на столешницу небольшой предмет, тут же озарившийся переливчатым сиянием. Это был небольшой стеклянный шар, величиной где-то с половину кулачка Элии. Изнутри его заполнял странный клубящийся дым, как будто мерцающий собственным светом и то и дело меняющий цвет - с лилового на синий или зелёный, с зелёного на золотистый и вновь на фиолетовый... В дыму мерцали крошечные искорки: то и дело в глубине шарика проступали какие-то малопонятные картины. Вот вроде бы возникла миниатюрная улица города с остроконечными башенками и высокими крышами: секунду спустя - незнакомый пустынный пейзаж, тут же сменившийся чьим-то лицом с распахнутым в немом крике ртом... Видения постоянно менялись и ускользали от взора. - Именно за этим охотится то, что пришло к вам, леди. - печально произнёс Анхало. - Жемчужина Вечности.

Элия Тэн: Элия молча и очень внимательно слушала Анхало. В ее глазах плескалась задумчивость. Она ведь с самого начала чувствовала, что Анхало - не простой странник, и за его спиной - таинственное прошлое. Конечно, это было страшно и непонятно, но... если б ей кто предложил все забыть, она бы отказалась. Девушка смотрела на символ песочных часов над столом, и его синий свет отражался в глубине ее широко раскрытых глаз. Время... загадочная стихия. Почти неподвластная и могущественная, как ничто другое. Она рушит самые прочные стены и дает жизнь самым хрупким чувствам. Если уметь управлять временем, можно стереть все свои ошибки, начать новую жизнь... Элия слегка вздрогнула, отводя взгляд от символа. Не таким уж могущественным, видимо, был этот орден, раз из всех остался лишь сэр Анхало. Она с еще большим изумлением разглядывала маленький стеклянный шар. Она чувствовала исходящую от него силу, и протянула руку, чтобы коснуться, но остановилась, передумав. Когда Анхало закончил говорить, девушка некоторое время молчала. - Я никогда и никому не расскажу вашу тайну, сэр Анхало, - тихо сказала она, поднимая на него глаза. - И я... очень хотела бы, чтобы вы остались здесь, в этом доме, чтобы вам ни предстояло сделать... с этой... Жемчужиной Вечности. Даже самому могущественному магу нужен дом, - слегка улыбнулась Элия. - И я больше не боюсь того, что за вами следит. Если вы не боитесь.

Анхало Хьюсс: На лице Анхало проступила улыбка. Похоже, подобного ответа он не ожидал. Протянув руку, он осторожно накрыл ладонь Элии своей ладонью. Ненадолго, всего на полминуты: затем так же осторожно убрал руку. Взяв шарик со стола, он убрал его обратно в футляр. - Благодарю, леди Элия... Сомневаюсь, что кто-нибудь другой дал бы мне приют, узнав, что я из себя представляю. - Он вздохнул. - Кстати, те трое вчера... Поначалу я думал, что они пришли за мной: но на них нет печати той силы. Похоже, они слишком сильны, чтобы ей поддаться. Он щёлкнул пальцами - и знак песочных часов рассыпался на тысячи огоньков, сложившихся в новом порядке. Теперь над столом зависло жутковатое изображение сутулой фигуры в рваном истрёпанном плаще с низко надвинутым капюшоном. - Я не берусь судить о том, что оно такое на самом деле. - произнёс он. - Впервые оно явилось мне после бегства из столицы: тогда я скрывался в Ирраши. И вот однажды на рассвете я обнаружил под дверью комнаты в трактире, в которой я ночевал, странную записку. В ней мне в нескольких выражениях предлагали отдать кому-то неизвестному то, что я храню - проще говоря, Жемчужину. Требовалось произнести какую-то бредовую клятву отречения, после чего реликвия стала бы собственностью этого кого-то. Взамен мне предлагали всё, чего я пожелаю. Скажу честно, тогда мне многое хотелось изменить и исправить... - Он усмехнулся. - Но я вовремя одумался. Понял, что ничем хорошим это не кончится. Я сжёг записку в очаге... А на следующую ночь меня разбудил чей-то Зов. Да, это было оно. Мерзкое ощущение, да вы и сами чувствовали... Он покачал головой, словно в горьком удивлении. - С тех пор эта дрянь то и дело докучает мне. Как я понял, она ничего не может сама по себе. Может только являться различным людям - как правило, тем, кто наделён слабыми или средними магическими способностями... И искушать их. Зов, записка, надпись на стене - она может являться только так: вряд ли у неё есть что-то вроде тела. Она может наобещать всё, что угодно. За эти годы я раз тридцать сталкивался с теми, кого она подкупила, чтобы разделаться со мной и получить Жемчужину... К сожалению, некоторых пришлось убить - её власть над ними была чересчур сильна. Я не знаю, что она из себя представляет: но в нашем Ордене легенды про неё относились к разряду самых старых.



полная версия страницы