Форум » Ехо » "Трудовые будни, или Переполох в кондитерской", 30-й день года, после полудня » Ответить

"Трудовые будни, или Переполох в кондитерской", 30-й день года, после полудня

Элия Тэн: В новеньком лоохи - почему-то Элия не сомневалась, что он выберет именно его - Анхало выглядел уже не так экзотично, но все же аромат дальних странствий не оставлял его, или, возможно, это все еще воображение дорисовывало. В любом случае, Анхало теперь казался почти обыкновенным столичным жителем. Хозяйка кондитерской показала своему новому помощнику, что и где лежит в кладовке и холоднике, провела на кухню. - Я готовлю примерно половину всего того, что продается в кондитерской, - сказала она. - Остальное я покупаю у торговцев из разных стран. Скажите, сэр Анхало, какое занятие вам больше по душе?

Ответов - 43, стр: 1 2 3 All

Мелифаро: - Право же, сэр, совершенно не обязательно ждать, пока я попрошу Вас назваться! - Воскликнул Мелифаро, и в его глазах заплясали смешинки. Не очень-то дружелюбен этот медовый суп с мясом. Ну да Магистры с ним, не на брудершафт "Королевский пот" пить. Он придвинул к себе свёрток с пирожными. Кенлех будет счастлива. - Мой вопрос не был бы проявлением вежливости, ведь если человек не хочет представляться, просить его об этом, значит, ставить и его, и себя в неудобное положение. А я всегда почитал своих соотечественников самыми большими любителями комфорта в этом грешном мире. Не считая куманцев, конечно. Тех хлебом не корми, дай какую-нибудь церемонию провести, да на уладасах покататься. Не на перегонки, конечно, а совершенно наоборот - кто медленнее и торжественнее. В идеале катаемому вообще полагается уснуть богатырским сном суток эдак на трое, но такого мастерства пока никто не достиг. За широкой улыбкой увольня, без толку протирающего штаны на службе и тратящего своё время на посиделки в кондитерской за светской болтовнёй, сыщик скрыл те немногие воспоминания, которые всё же остались ему от шкатулки Гравви. Воспоминания ледяным камнем покорно плюхнулись в темноту на самое дно. - Я не офицер, сэр. - Мелифаро, конечно, понимал, что так его назвали в попытке подобрать правильное слово, не зная настоящего звания, но избавлять своего нового знакомца от сомнений и домыслов не собирался. - Каждому своё, знаете ли. - Просто добавил он и восхищённо улыбнулся леди Элии, поднёсшей ему кружку камры и булочку. Булочка на вкус была не менее восхитительна, чем на вид. И хотя камра не шла в сравнение с тем, что готовила у себя леди Теххи, Мелифаро не задержался на этой мысли дольше одного мгновения - все вкусовые рецепторы были взяты в плен волшебным образчиком кулинарного мастерства леди Тэн. Хоть бы Элия окликнула этого малого по имени, а то мы тут до Последнего дня года будем кругами ходить, - подумал сыщик и обратился к девушке вслух. - Леди Элия, Вы используете серьгу Охолла для приготовления этих чудес? - он обвёл одной рукой ассортимент на прилавке, еле сдержавшись, чтобы не слизнуть с пальцев второй остатки глазури.

Анхало Хьюсс: - Ничего, я понимаю. - кивнул Анхало. Взгляд его немного смягчился. Похоже, этот парень в самом деле явился сюда не со злым умыслом: уж слишком он непосредственен и разговорчив. Хотя, конечно, всякое бывает. Вполне возможно, что за этой маской скрывается расчётливый и ледяной ум профессионального убийцы; впрочем, сейчас это не имело отношения к делу. - Меня зовут Анхало Хьюсс, сэр. Сразу оговорюсь: не надо на меня так смотреть, как вы смотрели, я вам не какой-нибудь Тёмный Магистр. - Пустынник усмехнулся. - Я только сегодня утром прибыл в город: кроме того, я здесь работаю. Вот, совсем недавно устроился, спросите высокорожденную Элию... То есть, конечно, госпожу Элию!- он кивнул через плечо. - Собственно, я к вам по делу обращаюсь. Ваша служба случаем не замечала с утра в этом районе ненормальной магической активности? У меня есть что доложить Тайному Сыску.

Элия Тэн: Элия улыбнулась, глядя, как сэр Мелифаро заботливо пододвигает к себе сверток со сладостями - наверняка для своей жены. Кажется, Элия от кого-то слышала, что эта девушка и две ее сестры очень любят сладенькое. - Нет, сэр, серьга Охолла мне без надобности. Я училась кулинарному искусству еще до того, как разрешили использовать более высокие ступени магии в готовке, так что для своих сластей я практически магию и не использую. Но, надеюсь, это не сильно их портит? Девушка кивнула на слова Анхало о его недавнем поступлении на работу, но последние слова мужчины заставили ее немного насторожиться. Неужели все-таки ее новый помощник потянет за собой какие-нибудь странные события? Не то чтобы Элия была против... но... На ее лице отразилось легкое беспокойство.

Мелифаро: - Только прибыли в город и уже работаете? Шустрый Вы, сэр Анхало, как я погляжу! А Вы, леди Элия, должно быть, очень нуждались в помощнике, который больше заинтересован в продаже сладостей, нежели их поедании? Несомненно, пускать прекрасных жительниц нашего города работать в заведение, подобное Вашему, суть, чистой воды садизм! Леди всегда так боятся потолстеть, но соблазн был бы столь велик... Мелифаро говорил без малейшего ехидства, а широкая улыбка уже практически не умещалась на лице Тайного Сыщика. - Что же до ненормальной магической активности, сэр Анхало, так Вы мне скажите - что такого ненормального происходило? У нас-то, сами понимаете, свои способы выявления чужой магической несознательности. - Фантазия моментально нарисовала хозяину стилизованное изображение задницы сэра Джуффина, утыканной иголками, что твоя подушечка. - Но Вы, возможно, и правда посодействуете делу некоторой конкретикой. Считайте, что я превратился в одно большое чуткое ухо! Итак? Мелифаро, до последнего оттягивавший кончину чудесной булочки, всё-таки укусил кулинарный шедевр последний раз, тщательно прожевал, послал влюблённый взгляд леди Тэн и воззрился на сэра Анхало. Мол, говорите, любезный, я бесконечно внимателен. Не прост этот медовый суп с мясом, ох и не прост... Пусть-ка расскажет сейчас свою сказку. А чуть позже Мелифаро непременно осчастливит своего нового знакомца свиданием с одной прекрасной леди из Управления Полного Порядка.

Анхало Хьюсс: Анхало согласно кивнул. От его внимания не укрылось ироническое выражение, никуда не исчезнувшее из взора господина Мелифаро, когда он обратился к нему. Не верит ведь, лис этакий: ничуть не верит. Явно ведь заявился в этот квартал не просто так, а в поисках какого-то зловредного чародейства: однако виновным, конечно же, считает самого Анхало. Пустынник был неглуп и прекрасно понимал, что его аура не тянет на ауру добропорядочного травоядного городского обывателя. И что же теперь? Этот тип пошлёт Зов паре-тройке синих мундиров, арестует его и сведёт в местное полицейское управление? И даже не озаботится поиском настоящего виновного, спеша скорее закрыть дело? Ну, если так, то столичная полиция за прошедшие годы упала ниже некуда... - Дело, в общем-то, следующее. - начал он, припоминая те случаи в своей жизни, когда ему приходилось давать показания полиции или иной страже. - Я прибыл в город нынешним утром. На попутном амобилере, если вам интересно: мне повезло прибиться к каравану, идущему с западных границ. Кстати, если вам интересно, за проезд я заплатил. - В его голосе проскользнула лёгкая нотка сарказма. - Причём честно. Так вот, к чему я веду. Мы с возничим, который меня подобрал, пробыли в пути около восьми дней. И за шесть дней до приезда в Ехо к каравану пристал ещё один амобилер. Помнится, он прибыл ночью, когда весь караван остановился неподалёку от ближайшей гостиницы: и утром выехал в путь вместе с остальными. Мне этот экипаж с самого начала показался каким-то странным. Весь сплошь чёрный, лакированный, таких вот вытянутых форм. - Он изобразил руками в воздухе продолговатый приземистый контур. - И на дверцах с обеих сторон - рисунок: серебряная звезда о десяти лучах. В этом экипаже ехали трое: двое мужчин и женщина. Странные: за всё время поездки почти ни с кем не общались, со всеми остальными не обедали - брали еду с собой. И ещё всегда держались вместе. Знаете ли, что-то жутковатое в этом было... И самое главное. - Анхало сделал паузу. - Будь я не я, если за этой машиной всё время, днём и ночью, не тянулся настоящий шлейф какой-то малозаметной, но явно тёмной силы... Он осёкся. Взор его вперился поверх плеча сэра Мелифаро, в окно кондитерской. За окном виднелись прохожие, спешащие куда-то по делам: стремительным шагом прошёл рыжеволосый парнишка в клетчатом лоохи с охапкой газет... И вдруг в окне возник силуэт глянцево-чёрного амобилера, медленно проезжающего мимо кондитерской. Блеснула серебряная звезда на дверце. Поравнявшись с окном, амобилер сбавил скорость и затормозил. Затемнённое стекло салона плавно опустилось, и в окно выглянул пассажир... пассажирка. Девушка, довольно странно одетая. Плечи её укрывало тёмно-лиловое лоохи: голову венчал сиреневый тюрбан, украшенный тонким золотым обручем с тремя мелкими зелёными камушками на лбу. Из-под головного убора выбивались рыжие кудряшки. С обруча спускалась тёмная полупрозрачная вуаль, скрывающая верхнюю часть лица: на виду оставался лишь аккуратный подбородок и красиво очерченные губы, подведённые синим. Взор пассажирки, пронизав оконное стекло, обежал внутренность кондитерской: скользнул по хозяйке, по Анхало... и задержался на сэре Мелифаро. Спустя миг губы девушки тронула лёгкая усмешка; она едва заметно качнула головой.

Элия Тэн: Элия удивленно посмотрела на сэра Мелифаро. - У меня были свои причины взять сэра Анхало на работу, сэр, - сказала она. - И не брать на эту работу девушек или других жителей Ехо, желающих работать помощниками в кондитерской, будь то по причине любви к сладкому или из-за нехватки денег.... Ей не слишком нравилось, как сэр Мелифаро обращается к ее новому помощнику, словно уже заранее решил, что тот в чем-то виновен. Странно... об этом Тайном сыщике она знала уже давно, правда, в основном из газет да из сплетен, а о сэре Анхало не знала практически ничего, и вместе с тем... если б вдруг пришлось выбирать, она бы встала на сторону Пустынника... Облокотившись о прилавок, Элия слушала рассказ Анхало, и когда тот уставился в окно, тут же проследила за его взглядом. - Этот амобилер очень похож на тот, о котором вы рассказывали, сэр Анхало, - немного испуганно сказала Элия. - И мне совсем не нравится эта леди... Как-то она вас слишком внимательно разглядывает, сэр Мелифаро.

Мелифаро: Исполненное сарказма уточнение об оплате проезда основательно развеселило Мелифаро. Если сэр Анхало и врёт, то делает это мастерски. Чего только стоит эта надрывная нота оскорблённой невинности. Но сыщику всё же казалось, что в данный момент его не пытаются обмануть. Сказать не всё - возможно, но откровенно навешать лапши на уши - вряд ли. Тем не менее, Мелифаро ни на секунду не усомнился в том, что встречу сэра Анхало и леди Аллегии непременно нужно организовать. Сам сыщик сталкивался с этой чудесной барышней полдюжины раз от силы. Встречи эти происходили в коридорах Управления, были эпизодическими и сопровождались вежливыми кивками и улыбками с обеих сторон, чем, собственно, и завершались. На службу к генералу Бубуте леди Аллегиа поступила совсем недавно, о чём сэр Бох не переставал сокрушаться своей в излюбленной манере. Впрочем, дядьку трудно осуждать. Толковых подчинённых-то у него раз-два и кончились. Леди Мерилин, конечно, не в счёт. Умнейшая девушка. Сэр Орест странноват, но тоже далеко не дурак. Леди Эвелину, похоже, по-тихому уволили ещё несколько дней назад. То ли сама ушла, то ли крикливый начальник самолично "ушёл". Камши с Шихолой тоже отличные ребята, только усланы куда-то беспокойным генералом. Поди, ловят неведомых заговорщиков неизвестно где. А вот Аллегиа - тёмная лошадка. Повсюду за собой оcтавляет перья и, говорят, имеет недурственную способность отличать правду от лжи. Мелифаро кивнул собственным мыслям и едва не прослушал выразительное ударение на словосочетание "тёмная сила". - Что значит тёмной? - Сыщик осёкся точь-в-точь, как и его собеседник, обернувшись в направлении его застывшего взгляда. За окном остановился чёрный амобилер, и в окне показалось лицо, скрытое вуалью. Впрочем, тончайшая ткань скрывала верхнюю половину лица чисто номинально - она напоминала собой тёмную паутину. Неугомонное воображение Мелифаро тут же дорисовало картину: гигантский паук сидит на лице у барышни и в судорожной спешке доплетает свою паутину, а та пытается смахнуть его рукой со словами "Заканчивай и слезай, мне пора выходить!" Давление на глаза и покалывание век изнутри привели Мелифаро в чувства. Заклинание прощупывания, опознавания. Сыщик мгновенно выпрямился, прикрыл глаза ладонью в приветственном жесте и воскликнул "Вижу Вас, как наяву!". Разумеется, через закрытое окно незнакомка не могла его услышать, но жест был известен повсеместно, так что не грех и догадаться. Прервав прямой зрительный контакт, сыщик протянул между собой и Элией с Анхало невидимую магическую изгородь. Мало ли что может случиться. Паранойя паранойей, но даже через стекло кондитерской шёл запах... сумерек. Он встал. - Никуда не уходите, любезные. Я только на минутку. Прекрасная леди улыбается мне из амобилера, а мужские сердца от таких улыбок что сахар в горячей камре. - Он подхватил со стола свёрток с пирожными и зашагал к выходу.

Анхало Хьюсс: Анхало уставился в спину уходящему сыщику. Ничего себе... "Прекрасная леди улыбается из амобилера"? "Сердца тают"? Да куда он смотрит?!? Это же опознающее заклинание! Верный признак грядущей драки: распознавание сил и возможностей противника путём такого вот невинного фокуса... К тому же тёмная аура прямо-таки клубилась вокруг амобилера, словно дым, тянущийся изо всех щелей. Впрочем, защиту этот Мелифаро грамотно поставил, ничего не скажешь. Но всё равно, сразу видно - расслабилась полиция от спокойной жизни. Во времена юности Анхало, в эпоху Орденов, любой умелый маг в ответ на такой "взгляд" поступил бы однозначно: первым делом швырнул бы в незнакомку через оконное стекло Смертный Шар или синюю молнию - а вторым делом стал бы разбираться, в кого швырнул и за что. Да, в те времена все боялись всех, ничего не скажешь... Впрочем, дама под вуалью явно не собиралась предпринимать никаких враждебных действий. При виде поднявшегося из-за стола сыщика она вновь улыбнулась, теперь уже открыто: затем поднесла к лицу изящную кисть руки, приложила к губам два пальца - и легонько дунула на них, послав Мелифаро "воздушный поцелуй". При этом край её лоохи слегка соскользнул с запястья: тускло блеснула сталь - из-под одежды показался краешек странного широкого браслета, охватывающего руку девушки. Одернув лоохи, незнакомка повенулась в глубь салона и что-то приглушённо произнесла. Стекло вновь поднялось - и амобилер, не дождавшись Мелифаро, стронулся с места. Набирая скорость, он проехал по улице и свернул за угол.

Элия Тэн: Элия недоуменно уставилась вслед Мелифаро. От этого амобилера так и веет опасностью, а он с милой улыбочкой идет ей навстречу? Впрочем, возможно, это просто его стиль работы... Девушка пожала плечами. На какое-то мгновение ей показалось, что между ней с Анхало и Мелифаро возникла какая-то прозрачная стена - или это только показалось? Элия не слишком разбиралась во всей этой магии... - Сэр Анхало, а что это может быть за амобилер? - обратилась она к своему помощнику. - И этот странный символ... Никогда подобного не видела. Да и леди - тот еще персонаж. Кто из столичных модниц станет добровольно надевать вуаль? - Элия недоверчиво покачала головой, краем глаза наблюдая за развивающимися за окном событиями. У нее, конечно, были дела в кондитерской, но раз такое дело - придется их отложить. Клиенты не обидятся. Наверное...

Мелифаро: Мелифаро едва успел сделать несколько шагов и увидел, как незнакомка с очаровательнейшей улыбкой посылает ему воздушный поцелуй. Дверь он открыть не успел. Мелифаро сделал перед собой молниеносный широкий взмах свободной рукой слева направо, а другой метнул в сторону окна кулёк с пирожными. Кондитерскую затопил молочно-белый туман, в котором стремительно двигались пульсирующие алые капли. - Назад! За стойку! Пригнуться! - что есть мочи заорал сыщик, тоже отступая, и делая один за другим пассы, пока окружающая белизна не стала абсолютной, и пришлось зажмуриться, чтобы унять резкую боль в глазах. Раз, два, десять, пятнадцать, тридцать семь... Если этого не хватит... В зале воцарилась тишина. Снаружи доносились привычные городские звуки, внутри же было очень холодно и светло до такой степени, что даже сквозь зажмуренные веки слепило. Потом раздался хрустальный перезвон. Динь... Динь... Динь-динь... Динь-динь-динь-динь-динь... Будто крохотные стеклянные бусинки падали на пол. Мелифаро выждал ещё несколько мгновений и пошевелил пальцами - белизна начала меркнуть, а туман - растворяться. Теплее, однако, не становилось.

Анхало Хьюсс: Белая светящаяся дымка рассеивалась: понемногу в ней становились различимы ближайшие столы и стулья... Всё вокруг - и мебель, и пол, и посуда на столах - было покрыто густой щёткой колючего белого инея. В воздухе вспыхивали и гасли крошечные искорки. Окна затянуло кружевами морозных узоров. За спиной сыщика раздалось негромкое сиплое покашливание. Из тумана медленно проступила фигура Анхало Хьюсса. Лицо бывшего послушника было белым, как мел: чёрные волосы заиндевели и казались седыми. Он замер в странной позе, широко расставив ноги, слегка отклонившись назад и выставив перед собой руки со скрещенными ладонями. А перед ним в воздухе завис полупрозрачный щит - широкая полусфера, составленная из множества прилегающих друг к другу треугольных граней, слабо мерцающих всеми оттенками зелёного. Щитом Пустынник успел загородить себя и хозяйку, когда враждебное заклинание сработало внутри помещения. Встретившись взглядом с Мелифаро, он моргнул и шевельнул ладонями. Щит моментально распался: треугольники-грани стремительно сжались в размерах, полыхнули сетью зелёных звёздочек и погасли. - Святое Небо.... - хрипло проговорил Анхало, растирая запястья. - Если бы не ваша защита... Фух, спасибо. Я же говорил, тёмная сила! - Он огляделся по сторонам. - Вот это я понимаю. Что это было - "Туланская Смерть" или "Сердце Зимы"? В этот миг снаружи прозвучали быстрые шаги - и дверь кондитерской рывком распахнулась. Остатки тумана стремительно потекли через проём наружу. На пороге, тяжело дыша, замер сэр Латхи. Тюрбан его сбился набок, лицо раскраснелось: похоже, он бежал со всех ног. - В-вы... сэр... - выдавил он: блуждающий безумный взор остановился на Мелифаро. - Сэр Мелифаро, да? Что у вас тут... А, неважно! Скорее, нужна ваша помощь! Там - он ткнул трясущимся пальцем себе за спину - там, на соседней улице... в переулке... газетчик! Убит! Его задушили, Грешные Магистры, задушили! - Латхи неожиданно всхлипнул.

Элия Тэн: Когда Мелифаро крикнул, предупреждая об опасности, в голове Элии словно бы случилось короткое замыкание, и инстинкт самосохранения подвел девушку, которая, замерев на месте, смотрела, как белый туман с алыми каплями в нем затопляет кондитерскую. Если б не щиты, предусмотрительно поставленные опытными колдунами - Анхало и Мелифаро - то, вероятно, ей пришлось бы испытать на себе мощь темной силы, посланной незнакомкой в вуали. Лишь ослепляющая белизна заставила Элию зажмуриться. Как же больно было глазам! И как холодно... Услышав стук стеклянных бусин по полу, она открыла глаза. После этого ослепляющего света она с трудом смогла различить очертания мебели маленького зала кондитерской и силуэты Мелифаро и Анхало. И какое-то зеленое мерцание, исходящее от рук Анхало. Голова слегка гудела, и больше всего хотелось сейчас куда-нибудь сесть. А еще лучше прилечь ненадолго... Но хозяйка кондитерской осталась стоять, где была, хоть вся она была покрыта инеем и ее колотило, то ли от холода, то ли от пережитого. - Сэр Анхало, сэр Мелифаро, вы в порядке? - дрожащим голосом спросила она, делая шаг к своему новому помощнику, не самый твердый шаг, но зато она смогла его сделать, и это радовало... А ведь могло бы... Появление сэра Латхи прервало поток ее мыслей, и Элия заморгала, пытаясь восстановить зрение и вернуть способность ясно мыслить, которой ей сейчас очень не хватало, так что девушка предпочла предоставить мужчинам разбираться с происходящим.

Мелифаро: Мелифаро кашлянул, чихнул, потёр заиндевевший кончик носа и попросил Анхало как-нибудь на досуге рассказать о способе трансформации сплошного барьера в состоящий из треугольных граней. В ряде случаев огранённый защитный купол может принести значительно большую пользу. - Магистры его знают, что это было. Главное, что все целы. Все ведь целы? - Мелифаро оглядел свои товарищей по несчастью, кивнул и подхватил со стола облденевшую пустую кружку из-под камры. - Боюсь только, что в наступлении локальных заморозков виноват я. Видите ли, я не придумал иного способа остановить эту дрянь, кроме как заморозить. Демонстративно кряхтя, он наклонился, разглядывая что-то на полу, а потом, издав ещё более громкое кряхтение, уселся на корточки. По полу прошло дуновение, и крохотные красные шарики покатились, собираясь в ровную линию у ног сыщика. Тот пошептал над кружкой и положил её на бок. Взмах рукой, и кружка до отказа на набилась злополучными шариками. Ещё один взмах - и посудина обросла толстенной коркой льда. Мелифаро бережно поставил её на стол и пошарил взглядом по полу возле окна. - О! А вот что, оказывается, бывает с тем, кого эти чудесные красные шарики настигнут. Не знаю, как отреагировали бы мы с вами, но вот пирожных моя дорогая Кенлех лишилась точно. - Мелифаро указал подбородком на дёргающуюся кучу непонятно чего. Почерневшие бугорки, некогда бывшие вкуснейшими сладостями, конвульсивно тряслись и рассыпались прямо на глазах. Прах ещё какое-то время продолжал двигаться, вычерчивая на полу замысловатые узоры, и только потом затихал. - Нда... Красота, красотенюшка... В кондитерскую ворвался поток тёплого воздуха, принеся с собой сэра Латхи и дурные вести. Прокляв всех мятежнх магистров, Мелифаро схватил заледеневшую кружку и кинулся на зов.

Элия Тэн: Элия в ужасе смотрела на то, что когда-то было свертком с пирожными. - Что.. как такое возможно? - проговорила она, в растерянности глядя на Анхало. - Какие-то шарики... и вся моя кондитерская выглядит так, будто бы здесь наступила зима, каких в Ехо и не бывает-то... Хозяйка кондитерской провела рукой по прилавку, покрытому слоем инея. - Кажется, на сегодня придется закрыться, - сказала она, поворачиваясь спиной к прилавку. Силы как-то разом ее оставили, и она сползла вниз, на холодный пол, обняв колени руками. - Это вот так бывает? Когда магией пользуешься? - спросила она, поднимая глаза на Пустынника. - Это чувство, что только что был на краю... не знаю, правда, чего именно, - она помотала головой. - Почему эта женщина под вуалью применила магию? Да еще и такую сильную?

Анхало Хьюсс: - Очевидно потому, что этот Мелифаро ей чем-то не глянулся... - процедил Анхало. Он переменился, став из спокойного и обходительного другим - собранным и напряжённым. Откинув полу лоохи, он вытянул из ножен меч: блик скользнул по узкому, слегка изогнутому ближе к острию клинку. Крадучись приблизился к двери, держа руку с мечом на отлёте, и осторожно выглянул наружу. Ничего враждебного поблизости видно не было. Только пара детишек, остановившись напротив кондитерской, с изумлением разглядывали затянутые морозными кружевами окна и курящуюся паром дверь. Пустынник сердито нахмурил брови и цыкнул - детишек как ветром сдуло. Успокоившись, Анхало вбросил меч в ножны и вернулся в помещение. - Не волнуйтесь, леди Элия. - Подойдя к хозяйке, он присел рядом и успокаивающе положил руки ей на плечи. - Всё уже позади. Должно быть, у этой леди счёты к сэру Мелифаро. Трудно судить, конечно... я ведь не знаю, откуда она прибыла. Может, семейные дела: например он арестовал её отца или жениха... Он огляделся по сторонам. - Но сейчас это не так важно. Полагаю, имеет смысл здесь немножко прибраться и всё просушить. - Анхало усмехнулся и поднялся на ноги. - Ладно. Я слышал, у вас дозволяется использовать магию до двадцатой ступени в кулинарии? Что ж... тогда за девятнадцатую меня не осудят. - Он многозначительно взглянул на леди Элию. - Потом сошлёмся на то, что готовили что-нибудь этакое... можем даже сготовить. А сейчас - время поиграть со стихиями! С этими словами Пустынник выступил на середину зала и, вскинув руку, пальцем размашисто начертал в воздухе несложный узор: треугольник, пересечённый несколькими линиями и заключённый в круг. Узор на миг ярко полыхнул синим, сжался в точку, сверкнул и погас: а на его месте родился подрагивающий язычок пламени. Язычок разросся до размеров ладони, затрепетал в воздухе, зависнув перед лицом Анхало. Бывший послушник многозначительно повёл бровью. Пламя забилось, затрепетало... и в комнате начало становиться теплей. Пустынник вывел пальцем ещё один узор, на сей раз похожий на спираль - и воздух вокруг язычка пламени помутнел, сгустившись в стремительно вращающийся смерчик. Комнату овеяло тёплым, почти горячим ветром, стремящимся во все стороны. Белая шуба инея съёжилась и истаяла в считанные секунды, оставив после себя лишь влажные пятна и стремительную капель, срывающуюся со столиков и потолочных балок. А спустя пару секунд и влага начала испаряться. Вскоре комнату наполнил приятный запах сухого тёплого дерева.

Элия Тэн: Элия наблюдала за действиями Анхало немного настороженно. Интересно, то, каким он сейчас казался, было связано лишь с возможной опасностью или это было его истинным лицом? Элия помотала головой - разве это было так важно? Прикосновение Анхало успокоило ее, и она поднялась с пола, вновь оглядывая кондитерскую. Она уже хотела пойти за щеткой и тряпками, чтобы начать уборку, но последние слова Пустынника заставили ее замереть на месте. - Нет! Стойте! - воскликнула она, правда, слишком поздно, когда зал кондитерской уже озарился светом магии. - Вы же слышали, что я говорила сэру Мелифаро - кулинарная магия высоких ступеней доступна лишь тем, у кого есть серьга Охолла, а у меня ее никогда не было, и у вас нет... - Элия растерянно коснулась сухого прилавка. - Так что это было противозаконно... - печально заключила она. - Хотя и приятно, что самой не надо размораживать кондитерскую... - слабо улыбнулась она Анхало.

Анхало Хьюсс: - Ай, какая разница... Не волнуйтесь, уже ничего не изменишь. - Пустынник с легкой улыбкой взглянул на леди, взмахом руки погасив пламя; ветер тоже стих. - Я до этого уже посягнул на недозволенную магию: когда сотворил тот щит. Если меня упекут в Холоми за попытку спасти вашу жизнь - значит, этот город совсем прогнил. Впрочем, я полагаю, у Тайного Сыска сейчас и без того много проблем - с той дамочкой под вуалью. Насколько я помню, с ней была пара спутников. Если они не уступают ей... полагаю, сэр Мелифаро в большой беде! - Он озадаченно нахмурился. В это время с улицы донёсся слитный топот. Дверь кондитерской резко отворилась. На пороге возникли двое в синих форменных лоохи. У каждого на поясе красовалась дубинка и моток верёвки. Полиция, само собой... Анхало с трудом удержался от того, чтобы не поморщиться. За спинами полицейских маячила пожилая дама с растрёпанными седыми волосами, в красно-жёлтом лоохи и с деревянными бусами на шее. - Честь имею. - Старший, седеющий усатый брюнет, окинул помещение цепким взором. - Городская полиция Ехо, сержант Кивумба. Что здесь происходит? Ваша соседка только что сообщила о всплеске магической активности... Вы что, духов вызываете? - Извольте объяснить, юная леди! - истерично-обличающим тоном возопила пожилая дама. Судя по всему, это была знахарка из лавочки напротив. - У меня половина зелий на прилавке разом вскипела! Вы вообще слышали о законах? Или они не для вас писаны?!? Да я на вас не то что в полицию - в Тайный Сыск донесу! До самого сэра Джуффина дойду! Я... Анхало, сориентировавшись, вскинул руку. - Тише! - воззвал он. - Всё уже в порядке, господа. Да, всплеск только что был... Это была атакующая магия. На кондитерскую напали. Отсюда и магическая активность. Здесь был сэр Мелифаро, он подтвердит... Кстати, вам не мешало бы направиться к нему. Он сейчас на соседней улице: думаю, ему может понадобиться помощь. Знахарка от изумления поперхнулась собственным возгласом. Сержант несколько секунд смотрел на Анхало, затем перевёл взгляд на Элию. - Этот человек говорит правду, леди? - Взор его был острым и пристальным. - В самом деле было совершено нападение? То есть, вы тут ни при чём?

Элия Тэн: Элия спокойным взглядом - она уже полностью пришла в себя после пережитого - оглядела вошедших, задержав его на знахарке - эта леди ни разу не заходила в ее кондитерскую, но было сложно, живя по соседству, не знать леди Ригари. У этой женщины одним из хобби было устраивание скандалов, причем по любому малейшему поводу. Как она при этом могла оставаться неплохой знахаркой и помогать людям - а к ней довольно часто обращались - оставалось загадкой. "Юная леди", мысленно усмехнулась Элия. Интересно, неужели она и правда кажется такой юной? Или для леди Ригари любой, кто ее младше, - юнец? - Да, офицер, - сказала Элия, глядя на старшего из полицейских. - Было совершено нападение, а мой помощник, - она указала на Анхало, - и сэр Мелифаро, на которого, предположительно, и была нацелена атака, сделали все возможное, чтобы смягчить ее последствия и... спасти мою жизнь, - добавила она, кинув взгляд на Анхало. - Мне кажется, опасность еще не миновала, вам стоит поспешить...

Анхало Хьюсс: Кивумба ещё раз оглядел помещение, словно пытаясь высмотреть какие-нибудь признаки магического побоища. Не найдя ничего, он перевёл взгляд на Анхало, затем на Элию, на леди Ригари, снова на Элию - и вздохнул. - Что ж, если всё это правда... тогда, полагаю, нам в самом деле стоит идти. - Он кивнул леди Элии. - У полиции нет никаких претензий, госпожа. Но имейте в виду: если подобное повторится - в следующий раз дело может потребовать вмешательства Тайного Сыска. Впредь будьте бдительны: если возникнут проблемы, обращайтесь. - С этими словами полицейские развернулись и, придерживая дубинки, стремительным шагом направились вдоль по улице в ту сторону, куда несколькими минутами раньше ушли сэр Латхи и сэр Мелифаро. Знахарка проводила их растерянным взглядом; затем неприязненно взглянула на леди Элию, и с ещё большей неприязнью - на Анхало. - Не думайте, что это вам так просто сойдёт с рук, барышня! - едким тоном выговорила она. - Я-то сразу заметила, что с вашим заведением что-то нечисто: ещё когда вы только открылись. А теперь ещё и такое. Нет уж: если у меня ещё хоть раз будут из-за вас проблемы - вы и ваш дружок не отвертитесь, так и знайте! Анхало нахмурился: рука его слегка дрогнула, словно он подавил желание потянуться к рукояти меча. Леди Ригари с достоинством развернулась и зашагала через улицу, прямая, словно сухая палка. Скрывшись в дверях своей лавки, она с силой хлопнула дверью - так, что в витрине закачались охранительные амулеты. Анхало затворил дверь лавки и повернулся к хозяйке. - В Эпоху Орденов кто-нибудь другой за такие оскорбления подпалил бы ночью лавку этой злобной карги со всех четырёх углов. - сообщил он Элии. - Или заставил бы все чучела в её витрине ожить и устроить погром. Чего это она так на вас взъелась?

Элия Тэн: Элия выслушала тираду леди Ригари с вежливой улыбочкой на лице. С такими как она не стоило вступать в спор, что-то там оспаривать или доказывать - просто выслушать и помахать ручкой на прощание. Элия сделала несколько шагов к витрине, потом обернулась к Анхало. - Не берите в голову, сэр Анхало, - сказала она, пожимая плечами. - Леди Ригари просто нравится возмущаться, я периодически слышу ее громкий голос, осуждающий кого-то или что-то, разносящийся по улице. Но, насколько я знаю, слово и дело у нее не сочетаются. А ко мне она вообще первый раз заглянула, уж не знаю, чего нечистого она в моей кондитерской углядела, я даже бытовой магией почти не пользуюсь... - Элия быстро отвернулась, очевидно, чтобы проверить, в каком состоянии ее кондитерские изделия, после всей этой заморозки-разморозки. - Вы идите, сэр Анхало, вдруг сэру Мелифаро ваша помощь потребуется, - добавила она, не оборачиваясь. - А я займусь булочками - кажется, эти уже есть нельзя...



полная версия страницы