Форум » Ехо » "Трудовые будни, или Переполох в кондитерской", 30-й день года, после полудня » Ответить

"Трудовые будни, или Переполох в кондитерской", 30-й день года, после полудня

Элия Тэн: В новеньком лоохи - почему-то Элия не сомневалась, что он выберет именно его - Анхало выглядел уже не так экзотично, но все же аромат дальних странствий не оставлял его, или, возможно, это все еще воображение дорисовывало. В любом случае, Анхало теперь казался почти обыкновенным столичным жителем. Хозяйка кондитерской показала своему новому помощнику, что и где лежит в кладовке и холоднике, провела на кухню. - Я готовлю примерно половину всего того, что продается в кондитерской, - сказала она. - Остальное я покупаю у торговцев из разных стран. Скажите, сэр Анхало, какое занятие вам больше по душе?

Ответов - 43, стр: 1 2 3 All

Анхало Хьюсс: Пустынник (впрочем, в новой одежде подобное прозвище и впрямь не слишком вязалось с его обликом) ещё раз оглядел кухню: резные шкафчики, полки, столы - и всё уставлено шеренгами бутылей, склянок, горшочков, кувшинов, флаконов и прочих ёмкостей, большинство из которых были помечены надписанными этикетками. - Готовить сладости мне раньше не доводилось. - протянул он, потирая подбородок. - Полагаю, мне лучше будет начать своё обучение с самых основ кондитерского ремесла... Зато мне нередко доводилось смешивать напитки! Для начала, если позволите... Он пробежался взглядом по рядам бутылей. Ему было прекрасно известно, что в кондитерском деле помимо всего прочего используются и хмельные напитки - ликёры, настойки, тростниковый ром... Прикинув про себя, что бы лучше приготовить, Анхало ухватил с ближайшего столика небольшую плоскую бутыль с чёрным куманским вином - не самый дорогой напиток, но вполне себе ничего. - Позвольте вам показать. - С этими словами он плеснул немного вина в высокий фужер. Подхватив с полок несколько флаконов, он присовокупил к вину несколько капель золотого ликёра Шируби, небольшую щепоть корицы, немного можжевеловой настойки. Хорошенько перемешав всё, он резким движением влил в смесь немного изумрудно-зелёной тягучей жидкости из гранёного пузырька тёмного стекла и сделал над фужером какой-то несложный пасс рукой. Содержимое бокала мгновенно вскипело, вспузырилось, поднялось шипящей пеной до краёв - и опало. Теперь бокал был полон прозрачной тёмно-синей влаги, ближе ко дну светлеющей и приобретающей голубой цвет. По кухне мгновенно распространился освежающий и вместе с тем крепкий запах, отдающий незнакомыми травами. - Прошу, леди. "Куманская полночь"! Не знаю, готовят ли такое в Ехо, но по-моему неплохо. - Анхало поставил бокал перед Элией. - Это я научился готовить на юге. - извиняющимся тоном добавил он. - Но вот печь булочки и печенье я там точно не учился!

Элия Тэн: Элия завороженно наблюдала за действиями Анхало. Это ей немного напомнило, как она училась кулинарному искусству... Так же, на кухне, наблюдая за действиями своего учителя.... Девушка помотала головой, отгоняя воспоминания. Она невольно порадовалась, что у нее столь разнообразная коллекция напитков, раз из них можно приготовить нечто столь замечательное, как "Куманская полночь" - она сразу узнала этот напиток, по его удивительному цвету и аромату. - Я пробовала его один раз, - улыбнулась Элия, беря в руки бокал и принюхиваясь. Потом сделала глоток. - Ммм... чудесно... еще вкуснее, чем я помню... У вас действительно талант... Только вот... до этого в моей кондитерской из напитков была только камра. Интересно, захотят ли клиенты заказывать и коктейли? Девушка задумчиво покрутила бокал, потом отставила его. - Поживем-увидим, - улыбнулась она. - Пожалуй, стоит вернуться в кондитерскую, если вы не устали, будем ждать клиентов, и я попутно расскажу, что к чему...

Анхало Хьюсс: - Я рад, что вам понравилось. - ответствовал Анхало. - Что до клиентов... Полагаю, захотят - если подавать напитки для настоящих ценителей. Думаю, это привлечёт посетителей и принесёт доход. У меня в запасе не меньше полутора сотен рецептов: возможно, этого хватит. Он сложил руки на груди и повернулся к леди Элии. - Я весь внимание, госпожа Тэн. Готов слушать вас.


Элия Тэн: В зале кондитерской Элия показала Анхало, где что лежит, откуда брать коробочки для сладостей и чашки для камры, если кто изъявит желание ее попробовать, потом начала перечислять постоянных клиентов. Но в какой-то момент она остановилась, прислонившись к стене, и потерла лоб, глядя на сэра Анхало. - Такое странное чувство... - проговорила она. - Наверное, мне просто надо привыкнуть к тому, что у меня есть помощник... Я ведь не собираюсь перекладывать на вас все... Я буду и дальше печь пирожные и печенья и обслуживать клиентов, и ездить в порт к своим знакомым торговцам за новыми сладостями... Наверное... наверное... это само собой произойдет, что вы станете частью кондитерской? И поймете что к чему и без моих занудных указаний... - Элия повернула голову и уставилась в какую-то видимую только ей точку.

Анхало Хьюсс: Анхало внутренне насторожился. Ему вдруг почудилась какая-то странная нотка печали, проскользнувшая в голосе хозяйки. Её что-то тревожит? В подобных ситуациях Пустынник всегда испытывал неодолимое желание вмешаться и по мере сил исправить проблему: и хотя такая инициатива уже не раз доставляла ему самому лишние неприятности, привычка оказалась сильнее. - Госпожа Элия, что вы имеете в виду? - Приблизившись, Анхало осторожно дотронулся рукой до плечика девушки. - Я ни в коей мере не посчитал ваши указания "занудными"... У вас какие-то неприятности? Если я могу помочь, только скажите!

Элия Тэн: Элия чуть вздрогнула от прикосновения Анхало, просто от неожиданности - она слишком ушла в свои мысли. Хотя прикосновение было очень осторожным и.. приятным. Заставив себя улыбнуться, она вновь посмотрела на мужчину. - Вы уже помогаете, - проговорила она. - Наверное, давно было пора послушаться совета друзей и родных... Сколько они мне твердили, что нельзя все одной работать... Девушка помолчала немного, пытаясь справиться с нахлынувшим неожиданно потоком воспоминаний. - Простите, сэр Анхало, не хочу озадачивать вас тем, что творится у меня на душе, - наконец, сказала она. - Будем просто работать вместе, хорошо? К тому же, я вижу, как идет сэр Латхи. Он часто приходит в это время выпить чашечку камры и каждый раз просит сделать ему набор из десяти разных сладостей. Соберете? Он любит все, кроме кремовых пирожных... - И Элия метнулась к жаровне, чтобы разогреть камру, одновременно приветствуя вошедшего в кондитерскую немолодого мужчину в аккуратном, хоть и не новом, темно-синем лоохи и тюрбане.

Анхало Хьюсс: - Как скажете, леди Элия! - кивнул Анхало. Он не собирался лезть в душу к хозяйке: если та хочет сохранить что-то в тайне - это её право. Его же задачей сейчас было выполнить распоряжение. Так, значит, всё кроме кремовых пирожных... Ополоснув руки в чаше с водой на ближайшем столике, Анхало подхватил с полки небольшой серебряный поднос с затейливой гравировкой. Окинув взглядом готовые изделия на столе, он вооружился деревянной лопаткой и с её помощью ловко подхватил и уложил на поднос булочку с ежевичной начинкой и глазурью. К булочке почти моментально присоединилось печеньице в форме звезды, усыпанный белой пудрой хрустящий шарик, ещё одно печенье с марципанами, пирожное без крема но с пропиткой из тростникового рома, маленький поджаристый рогалик с изюмом, булочка с корицей, пирожное в виде корзинки с засахаренными ягодами, пирожок с воздушной начинкой и ещё одна сладость, которую Анхало распознать не смог - полупрозрачная подрагивающая пирамидка из ярко-зелёной массы, внутри которой лениво покачивались пузырьки воздуха. Разместив всё это аккуратным полумесяцем, Пустынник перехватил поднос и направился к столику, который занял гость. "Латхи... - размышлял он на ходу: имя почему-то вызывало некие ассоциации. - Сэр Латхи. Где же я мог слышать это имя? Вроде самое обычное, но почему-то... Ну где?"

Элия Тэн: Привычное и любимое дело - приготовление камры - помогло Элии расстаться с остатками тревожных и не самых радостных мыслей. Возможно, когда-нибудь, если ее захотят выслушать, она поведает о том, что терзает ее сердце вот уже несколько десятков лет. И, возможно, ведь это правда возможно, ей вдруг станет легче... Девушка налила ароматной горячей камры в расписную кружку - а среди ее коллекции не было ни одной абсолютно одинаковой пары кружек - и понесла ее к столику, за которым уже устроился сэр Латхи и теперь разглядывал сэра Анхало с добродушным выражением на лице. - Леди Тэн, вижу, вы взяли себе помощника? - проговорил он. - Славно, славно... Смотрю, он неплохо разбирается в том, что тут самое вкусное, - добавил он, глядя на поднос со сладостями. - Как зовут вас, сэр?

Анхало Хьюсс: - Анхало, почтенный. - немного рассеянно отозвался Анхало, разглядывая посетителя. - Анхало Хьюсс, к вашим услугам. На первый взгляд - ничем не примечательный человек: довольно заурядное лицо, не выделяющаяся из толпы одежда. Никаких приметных знаков; и имя самое рядовое... Где же он мог его видеть прежде? Или всё это просто домыслы? Сообразив, что не слишком вежливо просто так разглядывать клиента, Анхало отступил на шаг назад и доброжелательно улыбнулся. - Если пожелаете ещё чего-нибудь, сэр Латхи, только скажите. Надеюсь, выбор вас устроил.

Элия Тэн: - Да, сэр Лахти, это мой новый помощник, - сказала леди Элия, ставя кружку с камрой на стол. - Даже кондитерской нужна все-таки мужская рука, - девушка улыбнулась, но немного печально, и вернулась обратно за стойку и принялась раскладывать последнюю партию печенюшек в цветной глазури, их особенно любили дети. - Что ж, что верно, то верно, - покивал Лахти, откусывая от корзиночки с ягодами и делая глоток камры. - Просто изумительно, как всегда! - сказал он, потом перевел взгляд на сэра Анхало. - Меня такой выбор вполне устраивает, сэр Хьюсс, благодарю... Скажите, - задумчиво добавил он, - мы нигде с вами раньше не встречались? Почему-то ваше лицо кажется мне знакомым...

Мелифаро: Рабочий день Мелифаро начинался тогда, когда заканчивалась рабочая ночь сэра Макса. Ну, или в любое другое удобное сэру Джуффину время. Вот и нынешним утром от господина Почтеннейшего Начальника пришёл внеплановый зов, содержащий примерно следующее: "Отрывай-ка голову от подушки и марш на разведку. Я хочу выспаться, а меня будто кто под задницу иголки подпихивает. Не иначе как у нас в городе снова объявилось какое-то недоразумение". На этом вся фактическая информация заканчивалась. Сэр Джуффин не то посчитал, что этого вполне достаточно, не то просто взял и уснул, довольный розданными ЦУ. По крайней мере, мысленный вопрос Мелифаро: "А куда, собственно, идти разведывать?" был встречен непроницаемой тишиной. Поэтому сыщику пришлось стащить себя с постели, свершить утренний моцион, чмокнуть на прощание сонную Кенлех и выкатиться из дома навстречу... непонятно чему. После давешней истории с коврами Мелифаро был готов к любым неожиданностям. Даже самым идиотским. Не обладая чуткой задницей сэра Джуффина, которая точнее всякого магического прибора определяла, что где-то в городе кто-то изволит колдовать, сплёвывая в сторону Кодекса Хрембера, Мелифаро покатался по городу на амобилере, внимательно ища какую-нибудь зацепку - оставленный магический след или, что было бы идеально, роту живых свидетелей, орущих в один голос: "Это был страшный колдун! И он пошёл вон туда!" Впрочем, если бы это и вправду был страшный колдун, в городе, скорее всего, прибавилось бы паники и живописных развалин. Мелифаро уже подумал было, что сэр Джуффин решил над ним пошутить или просто отсидел себе задницу, поэтому решил сделать перерыв и выпить горячей камры с чем-нибудь вкусным. Он завертел головой по сторонам, и взгляд упал на вывеску кондитерской. Из приоткрытой двери заманчиво тянуло свежей камрой и пирожными. "Да здравствует завтрак!" - мысленно возликовал Мелифаро, выпрыгнул из амобилера и вошёл в кондитерскую.

Анхало Хьюсс: - Да нет, вряд ли, сэр. - качнул головой Анхало, уже убедивший себя в том, что странное сходство клиента с кем-то из его прошлого - не более чем выдумка. - Полагаю, раньше нам всё же не доводилось встречаться. Он бросил взгляд в сторону леди Элии, занятой у стойки. Надо же... Ему почудилась некоторая грусть в её голосе, когда она говорила о мужской руке в кондитерской. Интересно, что всё-таки случилось? Быть может, прежде она вела дела не одна - но потом с её компаньоном (Женихом? Мужем? Братом?) что-нибудь случилось? Впрочем, расспрашивать о таких вещах напрямую было бы неприлично. Он уже собирался поинтересоваться у сэра Латхи, не желает ли он вдобавок к камре вкусить "Дерсийского ликёра" или "Солнечной Слезы" - но тут дзинькнул колокольчик у входа. Отлично: ещё один клиент! Пустынник обернулся. Его взору предстал входящий в кондитерскую темноволосый парень. Пожалуй, моложе самого Анхало чуть ли не вдвое: по виду - типичный горожанин, весьма смазливой наружности. Наверняка любимец (и предмет вечных раздоров) всех девушек в радиусе пары кварталов от своего жилья - девичьи сердечки во все времена тают от этаких красавчиков. Вдобавок одет молодой человек был так пёстро и кричаще, словно старался перещеголять какой-нибудь чужеземный цветок из личной оранжереи приснопамятного Великого Магистра Ордена Потаённой Травы. Но не внешность и не одежда привлекли внимание Анхало. От парня исходило острое ощущение скрытой внутри Силы, магического искусства, наложившего отпечаток на его ауру. В бытность свою послушником Ордена Анхало научился достаточно верно чувствовать в толпе людей, выделяющихся своими колдовскими умениями. Похоже, посетитель не чурался использования магии - и уж явно не дозволенных вторых-пятых ступеней... Выходит, он из тех, на кого не распространяются городские законы? Оч-чень интересно. Анхало принял нарочито безмятежный вид и слегка поклонился в знак приветствия, не спуская с гостя глаз.

Элия Тэн: Услышав привычный звон колокольчика, Элия подняла голову. - Добро пожаловать в "Сладкий дождь"... - проговорила она и запнулась на последнем слове, разглядывая вошедшего. Она узнала этого господина без всяких подсказок, героя городских сплетен и шумных дел. - О, сэр Мелифаро! Я очень рада видеть вас в своей кондитерской! - воскликнула она. - Что привело вас в мое скромное заведение? Желаете отведать чего-нибудь? Камры с булочками или печеньем? - она слегка улыбнулась, на всякий случай беря в руки чашку. Ну а зачем еще Тайный сыщик мог сюда заглянуть? Наверное, ушел с утра пораньше по делам, а позавтракать не успел, а тут "Сладкий дождь" ему встретился. В самом деле, не преступников же искать он сюда пришел... Сэр Лахти немного забеспокоился при виде сэра Мелифаро. - Хорошего дня, сэр, - вежливо поздоровался он, потом жестом поманил сэра Анхало и негромко сказал: - Будьте так любезны, упакуйте остальные сладости с собой, что-то мне вдруг дома захотелось ими насладиться...

Анхало Хьюсс: - Как пожелаете, сэр! - любезно кивнул Анхало. Пройдя к стойке, он вооружился листом обёрточной бумаги. "Так значит, сэр Мелифаро.", размышлял он, запаковывая угощения и бросая косые взгляды на нового гостя. "Уже кое-что. Значит, тоже в это заведение вхож - или просто хорошо известен в городе. Кто может быть популярен среди населения? Деятель искусства? Представитель власти? Скорее первое, чем второе: вряд ли законник станет так легкомысленно одеваться. Художник, или поэт, или бард... Да нет уж! Какой художник станет с такой магией забавляться? А магией от него явно тянет... Нет, точно полицейский. А этому Латхи он явно не по душе пришёлся. Старый должок? Или что-то у Латхи с законом не в порядке? Интересно, в чём же он замешан?". Все эти раздумья никак не отразились на внешности Пустынника - он выглядел всё так же доброжелательно: и спустя минуту подал клиенту плотный свёрток со сладостями. - Вот, пожалуйста. Угощайтесь на здоровье!

Мелифаро: Встретив столь радушный приём от прелестной барышни, Мелифаро улыбнулся, продемонстрировав весь зубной набор. - Доброго Вам дня, незабвенная. Боюсь только, что не имею чести знать Вашего имени... И это расстраивает меня настолько сильно, что, того и гляди, отобьёт весь мой зверский аппетит! - Мелифаро энергично отвесил поклон. Это дало ему возможность бросить быстрый взгляд на притулившегося рядом с хозяйкой трактира молчаливого мужчину. Тот, в свою очередь, смотрел очень внимательно. Сыщик с сожалением отказался от желания подойти к нему и хлопнуть по спине со словами: "Ах, ну что за чудо эти случайности, сэр! Вас-то я как раз и искал с самого утра! Все колёса на амобилере сбил, передавил половину мирных, не слишком шустрых горожан, а Вы уже дожидаетесь меня за завтраком!" Попытавшись на глаз определить магический потенциал незнакомца, Мелифаро озадачился. Способности были средние, если бы не одно "но". Мелифаро порылся в собственном богатом воображении и выудил ассоциацию: медовый мясной суп по куманскому рецепту. Когда в тарелке приторного бульона неожиданно обнаруживаешь кусок жирного мяса, приличествующего какому-нибудь нормальному мясному супу. Незнакомец представлялся сыщику тарелкой этого самого бульона, а куском мяса - нечто непонятное, мощное, но затаённое. Возможно, не известное даже его обладателю. От внимания Мелифаро не ускользнуло и то, как засуетился при виде его немолодой господин в тёмно-синем лоохи. Сыщик ни на секунду не пожалел, что зашёл выпить кружечку камры в эту кондитерскую. Наверное, везение сэра Макса заразно. Иногда. По большим праздникам. Этим определённо следовало воспользоваться, и Мелифаро принялся лицедействовать. - Вы, наверное, недавно открылись, леди? Или я такой невнимательный, что проглядел Ваше чудесное заведение? А Вы, сэр? Вижу, Вы уже посещали это чудесное место раньше, - окликнул он повернувшегося было к выходу пожилого господина, - не подадите ли руку утопающему и не посоветуете ли что-нибудь из здешнего головокружительного ассортимента? К незнакомцу, которого Мелифаро про себя уже мысленно окрестил куманским мясным супом, он намеренно не обратился. Судя по всему, тот здесь работает, значит, в ближайшее время сбежать никуда не сможет. Разве что в погреб за... что там может храниться у кондитера в погребе? В любом случае, действовать надо постепенно. Хозяйка - посетитель - неведомый колдун, неосмотрительно исколовший задницу сэра Джуффина воображаемыми иголками.

Элия Тэн: Сэр Латхи остановился у самой двери, потом повернулся к сэру Мелифаро, изо всех сил пытаясь изобразить на лице дружелюбие. - Попробуйте хрустящие шарики, сэр, - посоветовал он. - Вам обязательно понравятся. Хорошего дня, господа, леди, - и, откланявшись, мужчина поспешно удалился, прижимая к груди кулек со сладостями. - Не обижайтесь на сэра Лахти, сэр Мелифаро, - улыбнувшись, сказала Элия, подогревая камру, - он как-то влип в одну историю, связанную с использованием запретной магии, наверняка у вас в Архиве сохранилось это дело. Так что с тех пор он несколько недолюбливает Тайных сыщиков... - А меня зовут Элия Тэн, и "Сладкий дождь" работает вот уже тридцать лет. Наверное, вы просто не бывали на этой улице... Обо мне обычно узнают либо случайно, либо от знакомых. Так что ничего удивительного, что вы здесь первый раз... Так что я могу вам предложить? Воспользуетесь советом сэра Лахти и попробуете хрустящие шарики? Девушке показалось, что Анхало и Мелифаро обмениваются какими-то слишком уж серьезными взглядами, и она замерла в нерешительности с лопаткой в руке. - Что-то не так?.. - спросила она у обоих мужчин.

Анхало Хьюсс: - О нет, леди Элия, всё в порядке. - успокаивающим тоном отозвался Пустынник. Приняв нарочито беспечную позу и опёршись рукой о стол, он слегка улыбнулся пёстро разодетому посетителю. - Полагаю, сэр, вы желаете чего-нибудь? Он не случайно облокотился на край стола: сделано это было с одной целью - при первых признаках угрозы резким толчком свалить стол на бок и рухнуть за столешницу, спасаясь от направленной магической атаки. Про себя он уже окончательно уверился, что стоящий перед ним человек не прост. Этот Мелифаро - маг, причём не самого низкого уровня. Если полицейский, то вроде бы ему опасаться нечего: недозволенной магии он не применял. Но с тем же успехом этот разнаряженный фазан мог оказаться кем-нибудь из достопамятных охотничков за реликвией, почувствовавшим её пробуждение. Анхало уже пару раз приходилось сталкиваться с людьми, выходившими на след Жемчужины; и он прекрасно понимал, что стоит за подобными типами. В подобных случаях необходимо было действовать быстро и решительно. Пустынник внутренне напрягся, мысленно просчитывая возможные действия на случай, если посетитель атакует. Если уклониться от первой атаки - у него есть шанс. Можно и закрыться: вполне возможно, что щит выдержит. Правда, сам он при этом окажется лишён силы - но на то, чтобы выхватить меч и нанести удар, достаточно пары секунд... И тут его взгляд сам по себе переметнулся на хозяйку. Леди Элия! Как он мог забыть? Неизвестно, что у этого гостя в голове: если он завяжет поединок - вполне может пострадать хозяйка. А если даже и не пострадает - можно себе представить, какой ущерб это нанесёт её кондитерской. Конец и самому заведению, и всякой репутации... Нет, он не может втягивать ни в чём не повинную девушку в свои неприятности. Значит, придётся воздержаться. Анхало отступил от стола и со спокойным видом сложил руки на груди, ожидая ответа посетителя. Будь что будет.

Мелифаро: - Тридцать лет?! - Мелифаро изобразил жест, долженствующий означать "Не-может-быть-как-это-я-до-сих-пор-не-в-курсе-мне-так-стыдно-что-хоть-сейчас-пешком-на-арварох". - В таком случае, леди Элия, я просто обязан возместить свою возмутительную провинность и заказать у Вас что-то в двойном, нет, в тройном, экземпляре! Сэр, - он обернулся к незнакомцу, - к сожалению, Вы не назвали своего имени, не будете ли столь любезны завернуть мне полдюжины вон тех коржиков с глазурью и две дюжины сахарных трубочек с начинкой? Что это, карамель? Мелифаро кивком подтвердил для Элии слова её помощника о порядке и общей нейтральной доброжелательности и уселся за столик, закинув ногу на ногу, подперев подбородок кулаком и изобразив на лице полнейшую незаинтересованность подозрительным незнакомцем. Тот, в свою очередь, совершил движение, которое намётанный глаз Мелифаро приметил, а опыт работы в Тайном Сыске дорисовал возможные последствия. Уж не собирается ли мужик нападать? Мелифаро даже на краткий миг восхитился безрассудной храбростью и едва не прыснул со смеху, представив, как подозреваемый волчком крутится по кондитерской, сшибая столы, а под конец выкорчёвывает стойку и, потрясая ею над головой, угрожает в лепёшку превратить того, кто вздумает хоть пальцем шевельнут в его сторону. И так же бочком, не выпуская стойку, покидает заведении леди Тэн. То ли "куманский мясной суп" что-то прочёл во взгляде Мелифаро, то ли просто вынужден был сменить позу и отправиться выполнять заказ, но от стола-таки отлепился. Мелифаро снова перевёл взгляд на хозяйку кондитерской и одарил леди лучезарнейшей из улыбок. - Если бы я обижался на всех людей, когда-либо баловавшихся запретной магией, и каждому на лбу ставил крестик, в Соединённом Королестве не помеченными остались бы разве что грудные младенцы да безобидные от рождения идиоты. Эпоха Орденов, знаете ли, ни для кого даром не прошла. Или ты колдуешь, или колдует кто-то другой, и потом тебя вспоминают, говоря либо хорошее, либо ничего. Не всем удаётся сразу избавиться от некоторых вредных магических привычек. Я смотрю, этот угрюмый пожилой господин не очень-то разговорчив. Должно быть, Ваши хрустящие шарики смягчили его чёрствую душу? - Он подмигнул девушке, беря имя Лахти на заметку. Если это дело дейтсвительно было, оно было до прихода Мелифаро в Тайный Сыск.

Анхало Хьюсс: - Вы не спросили, а я не назвал... сэр Мелифаро. - с холодноватой вежливостью ответствовал Анхало. - С радостью исполню ваш заказ. Говорите, полдюжины коржиков и две дюжины трубочек? Что ж, извольте. Отойдя к витрине, Анхало вновь взялся за лопатку и принялся укладывать заказанные сладости на новый лист обёрточной бумаги. Одну из трубочек он критически осмотрел, заглянул внутрь - в самом деле, карамель. У этого парня нюх на сладенькое... и это касается не только пищи. Он покосился на гостя. Не то, чтобы Пустынник испытывал к этому Мелифаро какие-то неприязненные чувства - скорее настороженность. Значит, этот тип всё же из полиции. С одной стороны, это вроде бы хорошо: ничего противозаконного Анхало покамест не совершил - ни очистка одежды, ни сотворение Распознающего Знака, ни трюк при приготовлении "Куманской полночи" на Запретную магию никак не тянули. С другой... Если он из Тайного Сыска - вполне возможно, что он появился в этой кондитерской неспроста. Учуял Жемчужину? Может, и так: хотя активной магии артефакт не излучает, пока его кто-нибудь не использует - а этого Анхало не умел. В любом случае, если он захочет отобрать источник силы Ордена - придётся дать ему отпор. Кстати, насчёт Тайного Сыска... Что-то ведь он хотел сделать: и это "что-то" имело отношение как раз к колдовской полиции Ехо... Ну да, конечно! Вспомнил! Завернув товар и перевязав свёрток бечёвкой, Хьюсс подошёл к столу, за которым устроился клиент. - Вот, сэр, пожалуйста. - Его голос оставался всё таким же спокойным. - Кстати, если не возражаете, позвольте спросить. Полагаю, я и в самом деле имею честь говорить с офицером Тайного Сыска?

Элия Тэн: - Это сэр Лахти-то угрюмый? - улыбнулась Элия - манера разговора сэра Мелифаро невольно поднимала настроение. - Вообще он очень дружелюбен и приветлив. Я поэтому и просила на него не обижаться. Обычно сэр Лахти весьма разговорчив, и посмеяться любит... - девушка пожала плечами, наблюдая, как сэр Анхало заворачивает сладости. У него это очень ловко получалось - подцепил лопаточкой, уложил аккуратно, чтобы не повредить пирожные - словно он всю жизнь этим занимался. Карие глаза Элии потеплели, на мгновение приняв солнечно-медовый оттенок. Так бывало, когда она вспоминала о чем-то хорошем или смотрела на небо в ясный день. Девушка чуть заметно покачала головой, отгоняя ненужные мысли. Она налила горячей камры в расписную кружку и отнесла ее сэру Мелифаро вместе с булочкой с заварным кремом, залитой сверху белой глазурью. - А это за счет заведения, сэр Мелифаро, - сказала Элия. - Надеюсь, вам понравится.

Мелифаро: - Право же, сэр, совершенно не обязательно ждать, пока я попрошу Вас назваться! - Воскликнул Мелифаро, и в его глазах заплясали смешинки. Не очень-то дружелюбен этот медовый суп с мясом. Ну да Магистры с ним, не на брудершафт "Королевский пот" пить. Он придвинул к себе свёрток с пирожными. Кенлех будет счастлива. - Мой вопрос не был бы проявлением вежливости, ведь если человек не хочет представляться, просить его об этом, значит, ставить и его, и себя в неудобное положение. А я всегда почитал своих соотечественников самыми большими любителями комфорта в этом грешном мире. Не считая куманцев, конечно. Тех хлебом не корми, дай какую-нибудь церемонию провести, да на уладасах покататься. Не на перегонки, конечно, а совершенно наоборот - кто медленнее и торжественнее. В идеале катаемому вообще полагается уснуть богатырским сном суток эдак на трое, но такого мастерства пока никто не достиг. За широкой улыбкой увольня, без толку протирающего штаны на службе и тратящего своё время на посиделки в кондитерской за светской болтовнёй, сыщик скрыл те немногие воспоминания, которые всё же остались ему от шкатулки Гравви. Воспоминания ледяным камнем покорно плюхнулись в темноту на самое дно. - Я не офицер, сэр. - Мелифаро, конечно, понимал, что так его назвали в попытке подобрать правильное слово, не зная настоящего звания, но избавлять своего нового знакомца от сомнений и домыслов не собирался. - Каждому своё, знаете ли. - Просто добавил он и восхищённо улыбнулся леди Элии, поднёсшей ему кружку камры и булочку. Булочка на вкус была не менее восхитительна, чем на вид. И хотя камра не шла в сравнение с тем, что готовила у себя леди Теххи, Мелифаро не задержался на этой мысли дольше одного мгновения - все вкусовые рецепторы были взяты в плен волшебным образчиком кулинарного мастерства леди Тэн. Хоть бы Элия окликнула этого малого по имени, а то мы тут до Последнего дня года будем кругами ходить, - подумал сыщик и обратился к девушке вслух. - Леди Элия, Вы используете серьгу Охолла для приготовления этих чудес? - он обвёл одной рукой ассортимент на прилавке, еле сдержавшись, чтобы не слизнуть с пальцев второй остатки глазури.

Анхало Хьюсс: - Ничего, я понимаю. - кивнул Анхало. Взгляд его немного смягчился. Похоже, этот парень в самом деле явился сюда не со злым умыслом: уж слишком он непосредственен и разговорчив. Хотя, конечно, всякое бывает. Вполне возможно, что за этой маской скрывается расчётливый и ледяной ум профессионального убийцы; впрочем, сейчас это не имело отношения к делу. - Меня зовут Анхало Хьюсс, сэр. Сразу оговорюсь: не надо на меня так смотреть, как вы смотрели, я вам не какой-нибудь Тёмный Магистр. - Пустынник усмехнулся. - Я только сегодня утром прибыл в город: кроме того, я здесь работаю. Вот, совсем недавно устроился, спросите высокорожденную Элию... То есть, конечно, госпожу Элию!- он кивнул через плечо. - Собственно, я к вам по делу обращаюсь. Ваша служба случаем не замечала с утра в этом районе ненормальной магической активности? У меня есть что доложить Тайному Сыску.

Элия Тэн: Элия улыбнулась, глядя, как сэр Мелифаро заботливо пододвигает к себе сверток со сладостями - наверняка для своей жены. Кажется, Элия от кого-то слышала, что эта девушка и две ее сестры очень любят сладенькое. - Нет, сэр, серьга Охолла мне без надобности. Я училась кулинарному искусству еще до того, как разрешили использовать более высокие ступени магии в готовке, так что для своих сластей я практически магию и не использую. Но, надеюсь, это не сильно их портит? Девушка кивнула на слова Анхало о его недавнем поступлении на работу, но последние слова мужчины заставили ее немного насторожиться. Неужели все-таки ее новый помощник потянет за собой какие-нибудь странные события? Не то чтобы Элия была против... но... На ее лице отразилось легкое беспокойство.

Мелифаро: - Только прибыли в город и уже работаете? Шустрый Вы, сэр Анхало, как я погляжу! А Вы, леди Элия, должно быть, очень нуждались в помощнике, который больше заинтересован в продаже сладостей, нежели их поедании? Несомненно, пускать прекрасных жительниц нашего города работать в заведение, подобное Вашему, суть, чистой воды садизм! Леди всегда так боятся потолстеть, но соблазн был бы столь велик... Мелифаро говорил без малейшего ехидства, а широкая улыбка уже практически не умещалась на лице Тайного Сыщика. - Что же до ненормальной магической активности, сэр Анхало, так Вы мне скажите - что такого ненормального происходило? У нас-то, сами понимаете, свои способы выявления чужой магической несознательности. - Фантазия моментально нарисовала хозяину стилизованное изображение задницы сэра Джуффина, утыканной иголками, что твоя подушечка. - Но Вы, возможно, и правда посодействуете делу некоторой конкретикой. Считайте, что я превратился в одно большое чуткое ухо! Итак? Мелифаро, до последнего оттягивавший кончину чудесной булочки, всё-таки укусил кулинарный шедевр последний раз, тщательно прожевал, послал влюблённый взгляд леди Тэн и воззрился на сэра Анхало. Мол, говорите, любезный, я бесконечно внимателен. Не прост этот медовый суп с мясом, ох и не прост... Пусть-ка расскажет сейчас свою сказку. А чуть позже Мелифаро непременно осчастливит своего нового знакомца свиданием с одной прекрасной леди из Управления Полного Порядка.

Анхало Хьюсс: Анхало согласно кивнул. От его внимания не укрылось ироническое выражение, никуда не исчезнувшее из взора господина Мелифаро, когда он обратился к нему. Не верит ведь, лис этакий: ничуть не верит. Явно ведь заявился в этот квартал не просто так, а в поисках какого-то зловредного чародейства: однако виновным, конечно же, считает самого Анхало. Пустынник был неглуп и прекрасно понимал, что его аура не тянет на ауру добропорядочного травоядного городского обывателя. И что же теперь? Этот тип пошлёт Зов паре-тройке синих мундиров, арестует его и сведёт в местное полицейское управление? И даже не озаботится поиском настоящего виновного, спеша скорее закрыть дело? Ну, если так, то столичная полиция за прошедшие годы упала ниже некуда... - Дело, в общем-то, следующее. - начал он, припоминая те случаи в своей жизни, когда ему приходилось давать показания полиции или иной страже. - Я прибыл в город нынешним утром. На попутном амобилере, если вам интересно: мне повезло прибиться к каравану, идущему с западных границ. Кстати, если вам интересно, за проезд я заплатил. - В его голосе проскользнула лёгкая нотка сарказма. - Причём честно. Так вот, к чему я веду. Мы с возничим, который меня подобрал, пробыли в пути около восьми дней. И за шесть дней до приезда в Ехо к каравану пристал ещё один амобилер. Помнится, он прибыл ночью, когда весь караван остановился неподалёку от ближайшей гостиницы: и утром выехал в путь вместе с остальными. Мне этот экипаж с самого начала показался каким-то странным. Весь сплошь чёрный, лакированный, таких вот вытянутых форм. - Он изобразил руками в воздухе продолговатый приземистый контур. - И на дверцах с обеих сторон - рисунок: серебряная звезда о десяти лучах. В этом экипаже ехали трое: двое мужчин и женщина. Странные: за всё время поездки почти ни с кем не общались, со всеми остальными не обедали - брали еду с собой. И ещё всегда держались вместе. Знаете ли, что-то жутковатое в этом было... И самое главное. - Анхало сделал паузу. - Будь я не я, если за этой машиной всё время, днём и ночью, не тянулся настоящий шлейф какой-то малозаметной, но явно тёмной силы... Он осёкся. Взор его вперился поверх плеча сэра Мелифаро, в окно кондитерской. За окном виднелись прохожие, спешащие куда-то по делам: стремительным шагом прошёл рыжеволосый парнишка в клетчатом лоохи с охапкой газет... И вдруг в окне возник силуэт глянцево-чёрного амобилера, медленно проезжающего мимо кондитерской. Блеснула серебряная звезда на дверце. Поравнявшись с окном, амобилер сбавил скорость и затормозил. Затемнённое стекло салона плавно опустилось, и в окно выглянул пассажир... пассажирка. Девушка, довольно странно одетая. Плечи её укрывало тёмно-лиловое лоохи: голову венчал сиреневый тюрбан, украшенный тонким золотым обручем с тремя мелкими зелёными камушками на лбу. Из-под головного убора выбивались рыжие кудряшки. С обруча спускалась тёмная полупрозрачная вуаль, скрывающая верхнюю часть лица: на виду оставался лишь аккуратный подбородок и красиво очерченные губы, подведённые синим. Взор пассажирки, пронизав оконное стекло, обежал внутренность кондитерской: скользнул по хозяйке, по Анхало... и задержался на сэре Мелифаро. Спустя миг губы девушки тронула лёгкая усмешка; она едва заметно качнула головой.

Элия Тэн: Элия удивленно посмотрела на сэра Мелифаро. - У меня были свои причины взять сэра Анхало на работу, сэр, - сказала она. - И не брать на эту работу девушек или других жителей Ехо, желающих работать помощниками в кондитерской, будь то по причине любви к сладкому или из-за нехватки денег.... Ей не слишком нравилось, как сэр Мелифаро обращается к ее новому помощнику, словно уже заранее решил, что тот в чем-то виновен. Странно... об этом Тайном сыщике она знала уже давно, правда, в основном из газет да из сплетен, а о сэре Анхало не знала практически ничего, и вместе с тем... если б вдруг пришлось выбирать, она бы встала на сторону Пустынника... Облокотившись о прилавок, Элия слушала рассказ Анхало, и когда тот уставился в окно, тут же проследила за его взглядом. - Этот амобилер очень похож на тот, о котором вы рассказывали, сэр Анхало, - немного испуганно сказала Элия. - И мне совсем не нравится эта леди... Как-то она вас слишком внимательно разглядывает, сэр Мелифаро.

Мелифаро: Исполненное сарказма уточнение об оплате проезда основательно развеселило Мелифаро. Если сэр Анхало и врёт, то делает это мастерски. Чего только стоит эта надрывная нота оскорблённой невинности. Но сыщику всё же казалось, что в данный момент его не пытаются обмануть. Сказать не всё - возможно, но откровенно навешать лапши на уши - вряд ли. Тем не менее, Мелифаро ни на секунду не усомнился в том, что встречу сэра Анхало и леди Аллегии непременно нужно организовать. Сам сыщик сталкивался с этой чудесной барышней полдюжины раз от силы. Встречи эти происходили в коридорах Управления, были эпизодическими и сопровождались вежливыми кивками и улыбками с обеих сторон, чем, собственно, и завершались. На службу к генералу Бубуте леди Аллегиа поступила совсем недавно, о чём сэр Бох не переставал сокрушаться своей в излюбленной манере. Впрочем, дядьку трудно осуждать. Толковых подчинённых-то у него раз-два и кончились. Леди Мерилин, конечно, не в счёт. Умнейшая девушка. Сэр Орест странноват, но тоже далеко не дурак. Леди Эвелину, похоже, по-тихому уволили ещё несколько дней назад. То ли сама ушла, то ли крикливый начальник самолично "ушёл". Камши с Шихолой тоже отличные ребята, только усланы куда-то беспокойным генералом. Поди, ловят неведомых заговорщиков неизвестно где. А вот Аллегиа - тёмная лошадка. Повсюду за собой оcтавляет перья и, говорят, имеет недурственную способность отличать правду от лжи. Мелифаро кивнул собственным мыслям и едва не прослушал выразительное ударение на словосочетание "тёмная сила". - Что значит тёмной? - Сыщик осёкся точь-в-точь, как и его собеседник, обернувшись в направлении его застывшего взгляда. За окном остановился чёрный амобилер, и в окне показалось лицо, скрытое вуалью. Впрочем, тончайшая ткань скрывала верхнюю половину лица чисто номинально - она напоминала собой тёмную паутину. Неугомонное воображение Мелифаро тут же дорисовало картину: гигантский паук сидит на лице у барышни и в судорожной спешке доплетает свою паутину, а та пытается смахнуть его рукой со словами "Заканчивай и слезай, мне пора выходить!" Давление на глаза и покалывание век изнутри привели Мелифаро в чувства. Заклинание прощупывания, опознавания. Сыщик мгновенно выпрямился, прикрыл глаза ладонью в приветственном жесте и воскликнул "Вижу Вас, как наяву!". Разумеется, через закрытое окно незнакомка не могла его услышать, но жест был известен повсеместно, так что не грех и догадаться. Прервав прямой зрительный контакт, сыщик протянул между собой и Элией с Анхало невидимую магическую изгородь. Мало ли что может случиться. Паранойя паранойей, но даже через стекло кондитерской шёл запах... сумерек. Он встал. - Никуда не уходите, любезные. Я только на минутку. Прекрасная леди улыбается мне из амобилера, а мужские сердца от таких улыбок что сахар в горячей камре. - Он подхватил со стола свёрток с пирожными и зашагал к выходу.

Анхало Хьюсс: Анхало уставился в спину уходящему сыщику. Ничего себе... "Прекрасная леди улыбается из амобилера"? "Сердца тают"? Да куда он смотрит?!? Это же опознающее заклинание! Верный признак грядущей драки: распознавание сил и возможностей противника путём такого вот невинного фокуса... К тому же тёмная аура прямо-таки клубилась вокруг амобилера, словно дым, тянущийся изо всех щелей. Впрочем, защиту этот Мелифаро грамотно поставил, ничего не скажешь. Но всё равно, сразу видно - расслабилась полиция от спокойной жизни. Во времена юности Анхало, в эпоху Орденов, любой умелый маг в ответ на такой "взгляд" поступил бы однозначно: первым делом швырнул бы в незнакомку через оконное стекло Смертный Шар или синюю молнию - а вторым делом стал бы разбираться, в кого швырнул и за что. Да, в те времена все боялись всех, ничего не скажешь... Впрочем, дама под вуалью явно не собиралась предпринимать никаких враждебных действий. При виде поднявшегося из-за стола сыщика она вновь улыбнулась, теперь уже открыто: затем поднесла к лицу изящную кисть руки, приложила к губам два пальца - и легонько дунула на них, послав Мелифаро "воздушный поцелуй". При этом край её лоохи слегка соскользнул с запястья: тускло блеснула сталь - из-под одежды показался краешек странного широкого браслета, охватывающего руку девушки. Одернув лоохи, незнакомка повенулась в глубь салона и что-то приглушённо произнесла. Стекло вновь поднялось - и амобилер, не дождавшись Мелифаро, стронулся с места. Набирая скорость, он проехал по улице и свернул за угол.

Элия Тэн: Элия недоуменно уставилась вслед Мелифаро. От этого амобилера так и веет опасностью, а он с милой улыбочкой идет ей навстречу? Впрочем, возможно, это просто его стиль работы... Девушка пожала плечами. На какое-то мгновение ей показалось, что между ней с Анхало и Мелифаро возникла какая-то прозрачная стена - или это только показалось? Элия не слишком разбиралась во всей этой магии... - Сэр Анхало, а что это может быть за амобилер? - обратилась она к своему помощнику. - И этот странный символ... Никогда подобного не видела. Да и леди - тот еще персонаж. Кто из столичных модниц станет добровольно надевать вуаль? - Элия недоверчиво покачала головой, краем глаза наблюдая за развивающимися за окном событиями. У нее, конечно, были дела в кондитерской, но раз такое дело - придется их отложить. Клиенты не обидятся. Наверное...

Мелифаро: Мелифаро едва успел сделать несколько шагов и увидел, как незнакомка с очаровательнейшей улыбкой посылает ему воздушный поцелуй. Дверь он открыть не успел. Мелифаро сделал перед собой молниеносный широкий взмах свободной рукой слева направо, а другой метнул в сторону окна кулёк с пирожными. Кондитерскую затопил молочно-белый туман, в котором стремительно двигались пульсирующие алые капли. - Назад! За стойку! Пригнуться! - что есть мочи заорал сыщик, тоже отступая, и делая один за другим пассы, пока окружающая белизна не стала абсолютной, и пришлось зажмуриться, чтобы унять резкую боль в глазах. Раз, два, десять, пятнадцать, тридцать семь... Если этого не хватит... В зале воцарилась тишина. Снаружи доносились привычные городские звуки, внутри же было очень холодно и светло до такой степени, что даже сквозь зажмуренные веки слепило. Потом раздался хрустальный перезвон. Динь... Динь... Динь-динь... Динь-динь-динь-динь-динь... Будто крохотные стеклянные бусинки падали на пол. Мелифаро выждал ещё несколько мгновений и пошевелил пальцами - белизна начала меркнуть, а туман - растворяться. Теплее, однако, не становилось.

Анхало Хьюсс: Белая светящаяся дымка рассеивалась: понемногу в ней становились различимы ближайшие столы и стулья... Всё вокруг - и мебель, и пол, и посуда на столах - было покрыто густой щёткой колючего белого инея. В воздухе вспыхивали и гасли крошечные искорки. Окна затянуло кружевами морозных узоров. За спиной сыщика раздалось негромкое сиплое покашливание. Из тумана медленно проступила фигура Анхало Хьюсса. Лицо бывшего послушника было белым, как мел: чёрные волосы заиндевели и казались седыми. Он замер в странной позе, широко расставив ноги, слегка отклонившись назад и выставив перед собой руки со скрещенными ладонями. А перед ним в воздухе завис полупрозрачный щит - широкая полусфера, составленная из множества прилегающих друг к другу треугольных граней, слабо мерцающих всеми оттенками зелёного. Щитом Пустынник успел загородить себя и хозяйку, когда враждебное заклинание сработало внутри помещения. Встретившись взглядом с Мелифаро, он моргнул и шевельнул ладонями. Щит моментально распался: треугольники-грани стремительно сжались в размерах, полыхнули сетью зелёных звёздочек и погасли. - Святое Небо.... - хрипло проговорил Анхало, растирая запястья. - Если бы не ваша защита... Фух, спасибо. Я же говорил, тёмная сила! - Он огляделся по сторонам. - Вот это я понимаю. Что это было - "Туланская Смерть" или "Сердце Зимы"? В этот миг снаружи прозвучали быстрые шаги - и дверь кондитерской рывком распахнулась. Остатки тумана стремительно потекли через проём наружу. На пороге, тяжело дыша, замер сэр Латхи. Тюрбан его сбился набок, лицо раскраснелось: похоже, он бежал со всех ног. - В-вы... сэр... - выдавил он: блуждающий безумный взор остановился на Мелифаро. - Сэр Мелифаро, да? Что у вас тут... А, неважно! Скорее, нужна ваша помощь! Там - он ткнул трясущимся пальцем себе за спину - там, на соседней улице... в переулке... газетчик! Убит! Его задушили, Грешные Магистры, задушили! - Латхи неожиданно всхлипнул.

Элия Тэн: Когда Мелифаро крикнул, предупреждая об опасности, в голове Элии словно бы случилось короткое замыкание, и инстинкт самосохранения подвел девушку, которая, замерев на месте, смотрела, как белый туман с алыми каплями в нем затопляет кондитерскую. Если б не щиты, предусмотрительно поставленные опытными колдунами - Анхало и Мелифаро - то, вероятно, ей пришлось бы испытать на себе мощь темной силы, посланной незнакомкой в вуали. Лишь ослепляющая белизна заставила Элию зажмуриться. Как же больно было глазам! И как холодно... Услышав стук стеклянных бусин по полу, она открыла глаза. После этого ослепляющего света она с трудом смогла различить очертания мебели маленького зала кондитерской и силуэты Мелифаро и Анхало. И какое-то зеленое мерцание, исходящее от рук Анхало. Голова слегка гудела, и больше всего хотелось сейчас куда-нибудь сесть. А еще лучше прилечь ненадолго... Но хозяйка кондитерской осталась стоять, где была, хоть вся она была покрыта инеем и ее колотило, то ли от холода, то ли от пережитого. - Сэр Анхало, сэр Мелифаро, вы в порядке? - дрожащим голосом спросила она, делая шаг к своему новому помощнику, не самый твердый шаг, но зато она смогла его сделать, и это радовало... А ведь могло бы... Появление сэра Латхи прервало поток ее мыслей, и Элия заморгала, пытаясь восстановить зрение и вернуть способность ясно мыслить, которой ей сейчас очень не хватало, так что девушка предпочла предоставить мужчинам разбираться с происходящим.

Мелифаро: Мелифаро кашлянул, чихнул, потёр заиндевевший кончик носа и попросил Анхало как-нибудь на досуге рассказать о способе трансформации сплошного барьера в состоящий из треугольных граней. В ряде случаев огранённый защитный купол может принести значительно большую пользу. - Магистры его знают, что это было. Главное, что все целы. Все ведь целы? - Мелифаро оглядел свои товарищей по несчастью, кивнул и подхватил со стола облденевшую пустую кружку из-под камры. - Боюсь только, что в наступлении локальных заморозков виноват я. Видите ли, я не придумал иного способа остановить эту дрянь, кроме как заморозить. Демонстративно кряхтя, он наклонился, разглядывая что-то на полу, а потом, издав ещё более громкое кряхтение, уселся на корточки. По полу прошло дуновение, и крохотные красные шарики покатились, собираясь в ровную линию у ног сыщика. Тот пошептал над кружкой и положил её на бок. Взмах рукой, и кружка до отказа на набилась злополучными шариками. Ещё один взмах - и посудина обросла толстенной коркой льда. Мелифаро бережно поставил её на стол и пошарил взглядом по полу возле окна. - О! А вот что, оказывается, бывает с тем, кого эти чудесные красные шарики настигнут. Не знаю, как отреагировали бы мы с вами, но вот пирожных моя дорогая Кенлех лишилась точно. - Мелифаро указал подбородком на дёргающуюся кучу непонятно чего. Почерневшие бугорки, некогда бывшие вкуснейшими сладостями, конвульсивно тряслись и рассыпались прямо на глазах. Прах ещё какое-то время продолжал двигаться, вычерчивая на полу замысловатые узоры, и только потом затихал. - Нда... Красота, красотенюшка... В кондитерскую ворвался поток тёплого воздуха, принеся с собой сэра Латхи и дурные вести. Прокляв всех мятежнх магистров, Мелифаро схватил заледеневшую кружку и кинулся на зов.

Элия Тэн: Элия в ужасе смотрела на то, что когда-то было свертком с пирожными. - Что.. как такое возможно? - проговорила она, в растерянности глядя на Анхало. - Какие-то шарики... и вся моя кондитерская выглядит так, будто бы здесь наступила зима, каких в Ехо и не бывает-то... Хозяйка кондитерской провела рукой по прилавку, покрытому слоем инея. - Кажется, на сегодня придется закрыться, - сказала она, поворачиваясь спиной к прилавку. Силы как-то разом ее оставили, и она сползла вниз, на холодный пол, обняв колени руками. - Это вот так бывает? Когда магией пользуешься? - спросила она, поднимая глаза на Пустынника. - Это чувство, что только что был на краю... не знаю, правда, чего именно, - она помотала головой. - Почему эта женщина под вуалью применила магию? Да еще и такую сильную?

Анхало Хьюсс: - Очевидно потому, что этот Мелифаро ей чем-то не глянулся... - процедил Анхало. Он переменился, став из спокойного и обходительного другим - собранным и напряжённым. Откинув полу лоохи, он вытянул из ножен меч: блик скользнул по узкому, слегка изогнутому ближе к острию клинку. Крадучись приблизился к двери, держа руку с мечом на отлёте, и осторожно выглянул наружу. Ничего враждебного поблизости видно не было. Только пара детишек, остановившись напротив кондитерской, с изумлением разглядывали затянутые морозными кружевами окна и курящуюся паром дверь. Пустынник сердито нахмурил брови и цыкнул - детишек как ветром сдуло. Успокоившись, Анхало вбросил меч в ножны и вернулся в помещение. - Не волнуйтесь, леди Элия. - Подойдя к хозяйке, он присел рядом и успокаивающе положил руки ей на плечи. - Всё уже позади. Должно быть, у этой леди счёты к сэру Мелифаро. Трудно судить, конечно... я ведь не знаю, откуда она прибыла. Может, семейные дела: например он арестовал её отца или жениха... Он огляделся по сторонам. - Но сейчас это не так важно. Полагаю, имеет смысл здесь немножко прибраться и всё просушить. - Анхало усмехнулся и поднялся на ноги. - Ладно. Я слышал, у вас дозволяется использовать магию до двадцатой ступени в кулинарии? Что ж... тогда за девятнадцатую меня не осудят. - Он многозначительно взглянул на леди Элию. - Потом сошлёмся на то, что готовили что-нибудь этакое... можем даже сготовить. А сейчас - время поиграть со стихиями! С этими словами Пустынник выступил на середину зала и, вскинув руку, пальцем размашисто начертал в воздухе несложный узор: треугольник, пересечённый несколькими линиями и заключённый в круг. Узор на миг ярко полыхнул синим, сжался в точку, сверкнул и погас: а на его месте родился подрагивающий язычок пламени. Язычок разросся до размеров ладони, затрепетал в воздухе, зависнув перед лицом Анхало. Бывший послушник многозначительно повёл бровью. Пламя забилось, затрепетало... и в комнате начало становиться теплей. Пустынник вывел пальцем ещё один узор, на сей раз похожий на спираль - и воздух вокруг язычка пламени помутнел, сгустившись в стремительно вращающийся смерчик. Комнату овеяло тёплым, почти горячим ветром, стремящимся во все стороны. Белая шуба инея съёжилась и истаяла в считанные секунды, оставив после себя лишь влажные пятна и стремительную капель, срывающуюся со столиков и потолочных балок. А спустя пару секунд и влага начала испаряться. Вскоре комнату наполнил приятный запах сухого тёплого дерева.

Элия Тэн: Элия наблюдала за действиями Анхало немного настороженно. Интересно, то, каким он сейчас казался, было связано лишь с возможной опасностью или это было его истинным лицом? Элия помотала головой - разве это было так важно? Прикосновение Анхало успокоило ее, и она поднялась с пола, вновь оглядывая кондитерскую. Она уже хотела пойти за щеткой и тряпками, чтобы начать уборку, но последние слова Пустынника заставили ее замереть на месте. - Нет! Стойте! - воскликнула она, правда, слишком поздно, когда зал кондитерской уже озарился светом магии. - Вы же слышали, что я говорила сэру Мелифаро - кулинарная магия высоких ступеней доступна лишь тем, у кого есть серьга Охолла, а у меня ее никогда не было, и у вас нет... - Элия растерянно коснулась сухого прилавка. - Так что это было противозаконно... - печально заключила она. - Хотя и приятно, что самой не надо размораживать кондитерскую... - слабо улыбнулась она Анхало.

Анхало Хьюсс: - Ай, какая разница... Не волнуйтесь, уже ничего не изменишь. - Пустынник с легкой улыбкой взглянул на леди, взмахом руки погасив пламя; ветер тоже стих. - Я до этого уже посягнул на недозволенную магию: когда сотворил тот щит. Если меня упекут в Холоми за попытку спасти вашу жизнь - значит, этот город совсем прогнил. Впрочем, я полагаю, у Тайного Сыска сейчас и без того много проблем - с той дамочкой под вуалью. Насколько я помню, с ней была пара спутников. Если они не уступают ей... полагаю, сэр Мелифаро в большой беде! - Он озадаченно нахмурился. В это время с улицы донёсся слитный топот. Дверь кондитерской резко отворилась. На пороге возникли двое в синих форменных лоохи. У каждого на поясе красовалась дубинка и моток верёвки. Полиция, само собой... Анхало с трудом удержался от того, чтобы не поморщиться. За спинами полицейских маячила пожилая дама с растрёпанными седыми волосами, в красно-жёлтом лоохи и с деревянными бусами на шее. - Честь имею. - Старший, седеющий усатый брюнет, окинул помещение цепким взором. - Городская полиция Ехо, сержант Кивумба. Что здесь происходит? Ваша соседка только что сообщила о всплеске магической активности... Вы что, духов вызываете? - Извольте объяснить, юная леди! - истерично-обличающим тоном возопила пожилая дама. Судя по всему, это была знахарка из лавочки напротив. - У меня половина зелий на прилавке разом вскипела! Вы вообще слышали о законах? Или они не для вас писаны?!? Да я на вас не то что в полицию - в Тайный Сыск донесу! До самого сэра Джуффина дойду! Я... Анхало, сориентировавшись, вскинул руку. - Тише! - воззвал он. - Всё уже в порядке, господа. Да, всплеск только что был... Это была атакующая магия. На кондитерскую напали. Отсюда и магическая активность. Здесь был сэр Мелифаро, он подтвердит... Кстати, вам не мешало бы направиться к нему. Он сейчас на соседней улице: думаю, ему может понадобиться помощь. Знахарка от изумления поперхнулась собственным возгласом. Сержант несколько секунд смотрел на Анхало, затем перевёл взгляд на Элию. - Этот человек говорит правду, леди? - Взор его был острым и пристальным. - В самом деле было совершено нападение? То есть, вы тут ни при чём?

Элия Тэн: Элия спокойным взглядом - она уже полностью пришла в себя после пережитого - оглядела вошедших, задержав его на знахарке - эта леди ни разу не заходила в ее кондитерскую, но было сложно, живя по соседству, не знать леди Ригари. У этой женщины одним из хобби было устраивание скандалов, причем по любому малейшему поводу. Как она при этом могла оставаться неплохой знахаркой и помогать людям - а к ней довольно часто обращались - оставалось загадкой. "Юная леди", мысленно усмехнулась Элия. Интересно, неужели она и правда кажется такой юной? Или для леди Ригари любой, кто ее младше, - юнец? - Да, офицер, - сказала Элия, глядя на старшего из полицейских. - Было совершено нападение, а мой помощник, - она указала на Анхало, - и сэр Мелифаро, на которого, предположительно, и была нацелена атака, сделали все возможное, чтобы смягчить ее последствия и... спасти мою жизнь, - добавила она, кинув взгляд на Анхало. - Мне кажется, опасность еще не миновала, вам стоит поспешить...

Анхало Хьюсс: Кивумба ещё раз оглядел помещение, словно пытаясь высмотреть какие-нибудь признаки магического побоища. Не найдя ничего, он перевёл взгляд на Анхало, затем на Элию, на леди Ригари, снова на Элию - и вздохнул. - Что ж, если всё это правда... тогда, полагаю, нам в самом деле стоит идти. - Он кивнул леди Элии. - У полиции нет никаких претензий, госпожа. Но имейте в виду: если подобное повторится - в следующий раз дело может потребовать вмешательства Тайного Сыска. Впредь будьте бдительны: если возникнут проблемы, обращайтесь. - С этими словами полицейские развернулись и, придерживая дубинки, стремительным шагом направились вдоль по улице в ту сторону, куда несколькими минутами раньше ушли сэр Латхи и сэр Мелифаро. Знахарка проводила их растерянным взглядом; затем неприязненно взглянула на леди Элию, и с ещё большей неприязнью - на Анхало. - Не думайте, что это вам так просто сойдёт с рук, барышня! - едким тоном выговорила она. - Я-то сразу заметила, что с вашим заведением что-то нечисто: ещё когда вы только открылись. А теперь ещё и такое. Нет уж: если у меня ещё хоть раз будут из-за вас проблемы - вы и ваш дружок не отвертитесь, так и знайте! Анхало нахмурился: рука его слегка дрогнула, словно он подавил желание потянуться к рукояти меча. Леди Ригари с достоинством развернулась и зашагала через улицу, прямая, словно сухая палка. Скрывшись в дверях своей лавки, она с силой хлопнула дверью - так, что в витрине закачались охранительные амулеты. Анхало затворил дверь лавки и повернулся к хозяйке. - В Эпоху Орденов кто-нибудь другой за такие оскорбления подпалил бы ночью лавку этой злобной карги со всех четырёх углов. - сообщил он Элии. - Или заставил бы все чучела в её витрине ожить и устроить погром. Чего это она так на вас взъелась?

Элия Тэн: Элия выслушала тираду леди Ригари с вежливой улыбочкой на лице. С такими как она не стоило вступать в спор, что-то там оспаривать или доказывать - просто выслушать и помахать ручкой на прощание. Элия сделала несколько шагов к витрине, потом обернулась к Анхало. - Не берите в голову, сэр Анхало, - сказала она, пожимая плечами. - Леди Ригари просто нравится возмущаться, я периодически слышу ее громкий голос, осуждающий кого-то или что-то, разносящийся по улице. Но, насколько я знаю, слово и дело у нее не сочетаются. А ко мне она вообще первый раз заглянула, уж не знаю, чего нечистого она в моей кондитерской углядела, я даже бытовой магией почти не пользуюсь... - Элия быстро отвернулась, очевидно, чтобы проверить, в каком состоянии ее кондитерские изделия, после всей этой заморозки-разморозки. - Вы идите, сэр Анхало, вдруг сэру Мелифаро ваша помощь потребуется, - добавила она, не оборачиваясь. - А я займусь булочками - кажется, эти уже есть нельзя...

Анхало Хьюсс: Пустынник ещё раз взглянул на дверь кондитерской; затем - на хозяйку. Уйти сейчас? А что, если в его отсутствие в кондитерскую нагрянет ещё кто-нибудь? Ему вспомнилось полускрытое вуалью лицо зловещей леди; торжествующая усмешка на её губах... Ведь наверняка именно она виновна в удушении того газетчика. А если она или кто-нибудь из этих её спутников явится в "Сладкий дождь"? Кто тогда защитит леди Элию? - Но как же тогда вы, леди Элия? - озвучил он свои мысли. - Вы ведь останетесь тут одна... Уверены, что с вами ничего не случится? - Он подошёл к девушке и дотронулся до её локтя. - Леди, ведь я поклялся, что буду для вас помощником и защитником... Может, вам это и покажется несообразным - знаю, прошло сто лет с той поры, когда подобным было никого не удивить: но, в конце концов, у меня ещё сохранились понятия о чести. Я не прощу себе, если по причине моего отсутствия с вами произойдёт какое-нибудь несчастье. Вы хотите, чтобы я остался? Или мне идти за сэром Мелифаро?

Элия Тэн: Некоторое время Элия молчала, стоя спиной к Анхало и глядя на витрину. Он ведь искренне беспокоится о ней... хочет защитить, ведь та женщина под вуалью может вернуться! Элия внутренне содрогнулась, представив, что она может стать похожей на бывший кулек с пирожными, который полицейские, кажется, так и не заметили, или, что не менее неприятно, оказаться задушенной - почему-то она не сомневалась, что смерть газетчика - дело рук людей из странного амобилера. И сейчас больше, чем когда-либо, не хотелось оставаться одной. - Останьтесь... пожалуйста, - наконец, проговорила она. - Или... - она, наконец, обернулась к Анхало, - может, я просто пойду с вами? - ее лицо было серьезным и нарочито спокойным. - Тогда мы сможем узнать, как дела у сэра Мелифаро, и вы будете рядом со мной.

Анхало Хьюсс: - Вы? Со мной? - Анхало недоумённо моргнул. Такой вариант развития событий не приходил ему в голову. В первый миг это показалось ему совершенно неприемлемым. В самом деле: леди собирается отправиться туда, где только что похозяйничали опытные убийцы? Да ещё после того, как чуть не погибла сама? Ни под каким предлогом! Ему хорошо помнились улицы Ехо времён Эпохи Орденов, когда вспыхивавшие тут и там яростные магические поединки принуждали прохожих постоянно быть начеку и при первых признаках опасности кидаться за угол или в переулок - чтобы не попасть под колдовскую атаку. Да, но с другой стороны, сейчас ведь не Эпоха Орденов. И этот Мелифаро - из Тайного Сыска: а значит, хорошо обучен справляться со всякими злокозненными упырями вроде той дамочки и её приспешников. Кроме того, если там вдруг заварится каша - магический поединок такой ступени немедленно привлечёт других специалистов из Сыска, или хотя бы городских полицейских. И, если уж на то пошло, Мелифаро вполне может потребоваться помощь: а с ним леди Элия будет хотя бы в большей безопасности, чем одна в кондитерской. И вообще, кто сказал, что обязательно будет драка? - Ладно. Пойдёте со мной. Только вот что. - Голос его стал строгим. - Держитесь подальше: неизвестно, что там может быть. Если сами не умеете сражаться - не вздумайте ввязываться. И ещё... если эти типы всё ещё там и в самом деле завяжется сражение - бегите, не останавливайтесь: бегите со всех ног! Понятно? Всё, пора. - Положив руку на рукоять меча, Анхало повернулся и вышел из кондитерской. - За мной!



полная версия страницы