Форум » "Обжора Бунба" » Филиал Трехрогой Луны » Ответить

Филиал Трехрогой Луны

Аберон Гарр: Стихи белые и в рифму, свои и откопирайченные. Проза - те же условия. Фанфикшен приветствуется. Картинные галереи, ваши или любимых гениев-авторов. Все проявления чувства юмора авторов! Все ваши таланты и умения помимо игры так и просятся, чтобы их озвучили, осуществили или проявили в этом поистине чудном для вдохновения месте.

Ответов - 152, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Меламори Блимм: Джуффин Халли , для вас всё что угодно)) ну почти всё.))

Макс: Решил на этот раз поделиться прозой. Помнится, в своё время Мелифаро спрашивал у меня, что я пишу. Пора и показать. Небольшая зарисовка. "Двуликая". Ах, это... чувство. Когда приходит новая песня. Сначала ты вспоминаешь, что Она давно обещала заглянуть в гости. Припоминаешь с улыбкой ваш последний разговор, морщишься, бегло проглядывая записи. Это всё не то, не то, это всё было, когда только начали опадать листья - красные, жёлтые, разные, а сейчас уже совсем другое время... Пора, давно пора. Потом ты начинаешь ждать. Ожидание томительно-лениво, тебе нечем заняться, ничего не хочется. Сидишь днями перед открытой крышкой гроба - некоторые называют гроб фортепиано, но ты-то знаешь, что в данный момент оттуда не извлечь ничего, кроме черно-белого праха и ещё, может быть, несколько несвязных нот - полагаю, именно из этого состоит знаменитый "Реквием". Но что мы, смертные, можем знать о смерти? Ты ждёшь и гладишь клавиши, чувствуя кончиками пальцев - уже вот-вот, сейчас. Здесь главное - не выскочить на лестничную площадку раньше, чем надо. Раздастся тихий стук в дверь - никаких звонков, что вы, такие гостьи не признают электричества! - и ты метнёшься в прихожую. Остановись. Обязательно надо подумать. Не вспоминай её прошлый визит, иначе этот окажется точным повторением предыдущего, и никакой радости, одни сухие листья, которые в ноябре уж точно не ко двору. Вот и думай, думай, представляй её заново - в серебристом полушубке, длинные ноги одеты в классические брюки, и не забудь про обувь. Не забудь про запах, и, ради Бога, остановись. Если ты выйдешь раньше, ты обнаружишь лишь этот тонкий запах духов, он будет сводить тебя с ума, доводить до приступа, но ты же знаешь - по нему её не отыскать. Никогда не получалось, столько раз пробовал. Она всегда приходит сама. Можешь открывать. - Здравствуй, - говоришь пересохшим горлом, вцепившись крепко в ручку двери. Она улыбается вежливо, разводит руками. - Ну привет, - говорит. - Не ждал? И ты хочешь сказать: "Вот зараза ты всё-таки, ну знаешь же, что ждал, что глаз с часов не сводил, а рук с клавиатуры, что пытался вспомнить голос, что повсюду эти твои духи". Ты хочешь сказать, а потом вспоминаешь, что у тебя на плите стоял кофе - сейчас, наверное, уже сбежал - завтра отдавать курсовую, мама просила заехать поменять лампочку, а вечером ты приглашен на день рождения лучшего друга. - Как же ты, милая, всегда невовремя, - выдавливаешь из себя, виновато улыбаясь в ответ. - Я могу уйти, - она любопытно наклоняет голову набок. И становится страшно, панически, до ужаса - а вдруг и правда уйдёт, и ты останешься стоять здесь один, и ночью будет горько и холодно, и вдруг? - Нет, - хватаешь её за пальцы, не отпуская. - Нет. Заходи. Она легко поводит плечом, и ты отступаешь к стене. Трясущимися руками закрываешь за ней дверь, пытаясь попасть язычком цепочки в щель, хватаешь её полушубок, вешаешь в шкаф. Она стоит у зеркала, смотрит на себя в изумленном волнении, и оборачивается к тебе восторженно. - О, - говорит, - о, милый, это так... Это так на тебя похоже! - Слишком похоже? - волнуешься. - Я так и знал, всё это уже где-то было, и... - Нет, это... Это будет... Это так по-ноябрьски красиво. - Правда? - нервно теребишь пальцами рукав рубашки, а она кружится, кружится по твоей прихожей, заливисто смеясь, и ты думаешь, что её нельзя не любить, потому что она так хороша, что хочется плакать. И она взмахивает руками, будто стремясь улететь, а потом останавливается - её юбка совершает ещё один полуоборот, весело сверкая золотистой каймой. - Правда. Давай скорее, - просит она, и у неё горят глаза. Ты когда-нибудь мог ей отказать? Киваешь, послушно подходя ближе. Она берёт тебя за руку - тёплые пальцы сквозь тёплые пальцы - отводит в комнату и сажает за инструмент. Выпрямляется - послушная школьница, хорошая девочка, расправляет складки на юбке. Улыбается ещё раз - почти сочувственно. А потом наклоняется и вынимает из тебя сердце.

Мелифаро: Макс Да ты настоящий поэт, друг мой. Не зря я тогда, давно, спросил тебя, пишешь ли ты что-нибудь. Пиши ещё, автор. ;)

Мелифаро: В свою очередь, поделюсь, пожалуй, вот этой историей... Дом в Предместье Когда потусторонние силы собираются на праздник, люди предпочитают спрятаться, исчезнуть, закрыться в своих домах. Они везде включают свет, рассказывают нарочито весёлые истории, над каждым словом которых истерически смеются. А если повисает неловкая пауза, когда заканчиваются дежурные глупости, над которыми можно хохотать, не задумываясь, открываются припасённые бутылки дешёвого вина и перебродившей в заплесневелых подвалах настойки. Страх перед неизвестным разрушает человеческое сознание. Он вихрем закручивается в тёмных уголках души, просачивается через глаза и тонкими ручейками стекается к своему источнику – к порогу Дома в Предместье. Двери особняка закрыты от праздно любопытствующих, но стоит только постучать… Вот так, костяшками пальцев – тук, тук, тук – три коротких, едва слышимых удара о выщербленное дерево двери заброшенного дома, и тайна приподнимает свою завесу. Решитесь ли Вы заглянуть дальше или убежите прочь, падая и снова поднимаясь, истошно крича от ужаса перед неизвестным? Выбирать Вам. Тайна манит, но никогда не принуждает. Хотите войти? Пожалуйста, мы ждали Вас. Уже уходите? Счастливого пути. Нет-нет, не волнуйтесь! Двери закроются сами, когда перестанут чувствовать Ваше тепло. Всё-таки решили остаться? Проходите. Несколько темновато, но, просим нас извинить, мы не любим яркий свет. Почему? Так уж случилось. Давайте оставим это на нашей совести. Мы же не спрашиваем, почему Вы не любите сельдь с малиновым вареньем. Свой плащ Вы можете повесить туда. Вас смущает вешалка в виде вороньей лапки? Напрасно, она очень удобна. К тому же, вряд ли Вы имеете что-то против стола, опирающегося на львиные лапы. Это очень распространённый элемент декора ушедшей эпохи. Не бойтесь, идите вперёд. Под ногами только мягкий ковёр, Вы не споткнётесь. Что такое? Свечи? Нет, сейчас их как раз немного, ведь у нас собрались только те, кто смог отложить все свои дела на сегодня. Официоз ни к чему. Проходите, проходите. Мы Вас представим. Вы нервничаете? Какие крысы? У нас нет крыс. С крыльями – это мыши. Летучие мыши. Что Вы, они совсем не опасны! Напротив, это очень дружелюбные создания. Успокойтесь, любезный Гость, мы уже почти пришли. Сейчас поворот направо, осторожно, ступенька. Просим Вас, располагайтесь. Зал с камином сумрачен и уютен одновременно. В огромные стрельчатые окна льётся скудный свет тонкого небесного серпа. Потрескивают в камине смоляные сосновые поленья, то и дело выбрасывая вверх снопы золотисто – багровых искр. По толстым коврам бесшумно скользят тени, на гобеленах поблескивает трофейная сталь. Льётся из ниоткуда тихая песня скрипки, флейты и фортепьяно, а из старых пыльных бутылок – густое тёмно-красное вино. - Дамы и господа! Прошу минуту внимания! Сегодня наш скромный праздник посетил Гость. Не в наших традициях спрашивать об имени, поэтому я представлю присутствующих Вам и Вас им, не называя имён. Мы вдвоём – Хозяева этого особняка, но нас Вы уже знаете. Этот уважаемый джентльмен у стола - милорд Граф. Его сын – продолжатель знатного рода, достойный Виконт. Он беседует с прекрасной леди. Уверены, Вы согласитесь с нами, что она воистину прекрасна. Как Ангел. Все леди прекрасны, но она – несравненна. А возле камина – сеньорита Бес и господин Волчий Оборотень. Очень приятные собеседники, только чересчур замкнутые и язвительные. Ах да! Ещё раз о летучих мышах! Позвольте представить, это наш добрый друг – Мышик. Да-да, просто Мышик. Если Вы протянете руку, он сам засвидетельствует Вам своё почтение. Что с Вами? Вам нехорошо? Может быть, бокал красного вина? Оно благотворно влияет на кровяное давление… Бросьте, любезный Гость, не делайте глупостей! Этот подсвечник ручной работы семнадцатого века. Вы же не собираетесь портить столь дивную инкрустацию? Отпустить Вас? Разумеется, Вы вольны уйти в любой момент. Только поставьте подсвечник на место. Вот так. Спасибо. И, пожалуйста, перестаньте так дрожать, Вы точно не больны? Уверены, что не хотите остаться? Хорошо, Мышик Вас проводит. Постойте, куда Вы так бежите? Не слишком вежливо с вашей стороны уходить, не прощаясь… Остановитесь же хоть на секунду… Людской ужас стекается к подножью Дома в Предместье и клубится туманом у порога. Странный Гость никогда не вспомнит о приёме в таинственном особняке. Только непонятный холодный страх каждый раз будет направлять его всё дальше и дальше от него. Как можно дальше от дома гостеприимных Хозяев, где под звуки музыки и льющегося в бокалы вина собираются у горящего камина их гости – безымянные для чужаков тени со скрытыми во мраке лицами.

Рогро Жииль: *памятует о том, что лучшее одобрение - это молчание, и молчит*

Рогро Жииль: Впрочем, молчать вечно я не умею все равно, незачем и пытаться. С моей стороны такие стихи - классическое "испанское ругательство", половина слов здесь из лексикона совершенно другого мира. Но что поделать. Блажит весна. Закат сегодня сух И говорит, что я попал, как в ощип, В твои тенета. Здесь светает с двух. Я не могу тебя принять на слух, Как тишину я не могу принять на ощупь. Зато на ощупь бархат и атлас С тобой в сравненьи кажутся дерюгой. Возможно, я питаюсь не севрюгой (здесь нет ее). Но ей покажет класс Хотя б вот эта славная рыбешка (названия не знаю). И уха В себя впитала прелести греха, Совсем как дома впитывала водку. Наверно, через год построю лодку И уплыву отсюда. В никуда. О, каждому из нас необходимо, Чтоб лучшее прошло однажды мимо, Но грусть должна быть светлою. Вода. Мне говорит какой-то шепоток (возможно, совесть), что ее поток Меня снесет. Тогда я стану рыбой. Я отвечаю (молча): Лучше – глыбой? О нет. Ты – мой живительный глоток. Я волен ошибаться как хочу. Ты бархатно лепечешь. Я – молчу. Скребет песок Нептун-водопроводчик. Я твоего не знаю языка, Но ты стройна, нага и высока. Пока волна терзает грудь песка, Моим рукам не нужен переводчик.

Макс: Рогро Жииль В отличие от меня, Вы очень хороший поэт, сэр.

Меламори Блимм: Вы все великолепны!!!!!))

Рогро Жииль: Рогро Жииль В отличие от меня, Вы очень хороший поэт, сэр. Сэр Макс, вы (кажется) взрослый человек, вам не стыдно так кокетничать? ...и не забудь про обувь. Не забудь про запах, и, ради Бога, остановись. Если ты выйдешь раньше, ты обнаружишь лишь этот тонкий запах духов, он будет сводить тебя с ума, доводить до приступа, но ты же знаешь - по нему её не отыскать. Никогда не получалось, столько раз пробовал. Она всегда приходит сама. Можешь открывать. Вот эти вот "Можешь открывать" и "...и не забудь про обувь" - это как раз то, что стоит ценить в стихах, это внимание к мелочам. Оно делает настроение.

Макс: Рогро Жииль Да что Вы, мне и в голову не приходило. Я хороший прозаик, говорят, и я не возражаю, но поэт из меня не слишком. Поэтому это не кокетство, а просто констатация факт а)

Кофа Йох: Нашел - не мог не поделиться. В "Трехрогой Луне" этому самое и место, как мне кажется. Максофраевское, стихотворное, прекрасное. Не мое. У наших ног примостилась тень. На наших лицах следы пожаров. Привет, приятель, хороший день... Для самых лучших ночных кошмаров. Проходит время сбивать прицел, Приходит время искать пропажу. Но отчего на твоём лице Следы любви вперемешку с сажей? В блаженном мире, где каждый - маг, Не слепит свет, и не лжёт бумага. Не возвращайся на землю, Макс! Здесь лет две тыщи, как нету магов... Чужие раны к весне болят, Свои остались в иной эпохе. Но отчего так мозолят взгяд Сквозные дыры в твоём лоохи? У птицы Сыйсу полно птенцов. Под их-то пение и помянем Второй поллитрой водки „Smirnoff“ Седьмой стакан Джубатыкской пьяни. Мы тоже знаем про центр масс, Но наш рычаг всё длинней и уже. Не возвращайся на землю, Макс! Нам без тебя ненамного хуже... Мы тоже можем шагнуть в окно, И через час позабыть про это. Но, если с той стороны темно, На этой тоже не хватит света. Четыре пишем, а два в уме - Кто ловит рыбу, кто верит в бога, А остальные сидят в дерьме В восьмом сортире Бубуты Боха. И если в мире, где каждый – маг, Иное слово сильней, чем выстрел, Не возвращайся на землю, Макс! Здесь слишком много плохих магистров... И если нас увлекла игра, Гуляйте, милые, ваше время. Шагай по миру, святой дурак, Куляй лабысло к ибутэй мэмэ! А нам опять белый свет к виску, И с гордой миной идти по жизни, Не забывая победы вкус, Как вкус пирожных мадам Жижинды. Пусть мы - игра твоего ума, Пусть ты - лишь повод открыть нам двери. Не возвращайся на землю, Макс! А то мы можем в тебя поверить... (с) Алан

Рогро Жииль: *вот после этой штуки я точно немного помолчу*

Орест Латти: Не моё - в гугле копался, с ЖЖхи упёр... Автора распознать не смог... ловите... Репост - репост репоста. Сэр Макс Почетный тысячник. Во френдах у [info]chingizid и прочих смертных. Пишет МНОГО! Постоянно забывает использовать кат, за что частенько получает нагоняй от Джуффина в комментах. Впрочем, трафик для бедняков и Тайных Сыщиков все равно оплачивает Его Величество Гуриг VII. Является почетным рекордсменом по 235 ступени флейма. Не так давно завел второй журнал [Хроники Ехоk, куда от имени Меламори и Шурфа пишет разные гадости про Великих Магистров. Сэр Шурф Лонли-Локли Пишет много и обстоятельно: про книги, искусство, дыхательные упражнения и жену. Примерно раз в полгода, в ЖЖ у Шурфа появляется пост: [Вурдалака мне в рот, опять забыл снять перчатки!!! Друзья, где в этом грешном Королевстве можно купить новую клавиатуру?k. Френдит много и часто. Обстоятельно отвечает на каждый комментарий. Раз в сотню лет меняет юзерпик, после чего посты на пару недель приобретают совершенно невменяемый вид. Потом извиняется перед читателями и удаляет все посты за последний период. Правда, их все равно успевает перепостить в сообществе [Суета Ехоk сэр Рогро Жиль и занести в избранное сэр Кофа Йох. Сэр Кофа Йох Никто не ведает, сколько у сэра Кофы аккаунтов даже он сам. Состоит во всех мыслимых и немыслимых сообществах, которые сам же постоянно и создает. Под разными аккаунтами, сэр Кофа основал такие популярные коммьюнити, как [Анти_Джуффинk, [Анти_Гуригk и [Анти_Сыскk. Пишет до сотни постов на дню со ссылками на всевозможные новостные ресурсы и внемлет каждому комменту. Всячески поощряет и провоцирует в своих дневниках флуд и флейм. По слухам, истинный создатель ресурса Удава. Леди Меламори Часто пишет под замок или под настроение. Исправно использует кат. Балуется с дизайном и юзерпиками. Комменты скринятся. Любит писать о поездках и путешествиях с легкой, философской грустинкой и красивыми фотографиями. Сэр Макс, обычно, тайком заносит такие записи в избранное, но в журнале у Меламори не комментирует. Сэр Луукфи Пэнц Завел дневник на Ли.ру и удивляется, почему не может зафрендить никого из коллег. Как правило, постит фотографии буривухов, тесты [Какой ты Буривух?k и ссылки на новости про буривухов из Ленты.ру. Из сострадания, Макс и Шурф тоже завели дневники на Ли.ру, чтобы хоть изредка его комментировать. Генерал Бубута Тысячник. В друзьях у [info]goblin_gagaПишет кратко, но содержательно. Когда у него в комментах появляется Макс, Бубута с перепугу удаляет ЖЖ. После очередной награды от Гурига восстанавливает. Иногда, тайком пишет на Удавком, но его креативы всегда возвращают обратно. Анонимно постит в чужие журналы комменты типа [В задницу!k, [Дерьмовый ЖЖ!k, [Спрячь эти бычачьи сиськи под кат!k. Удивляется, как быстро его вычисляют. Раз в году, служащие Полицейского Управления анонимно оставляют под его последними постами нелицеприятные комменты, касаемо сакральных связей между естественными оправлениями шефа и процессом его умственной деятельности. Пока Бубута рвет и мечет у монитора, сэр Рогро Жиль, разумеется, публикует всю переписку в [Суете Ехоk. Сэр Мелифаро В его ЖЖ куча тестов, ссылок на Удавком и Анекдот.ру, а также фотографий красоток с сайтов знакомств (разумеется, на каждом из них у Мелифаро есть минимум три аккаунта). Любимое развлечение: написать анонимно у Макса в комментах: [ты ночная задница, убери эти бычачьи сиськи под кат!k и помирать со смеху, глядя на то, как будет дергаться две недели Бубута. Дизайн и юзерпики решительно неадекватны. Страдающим от эпилепсии настоятельно рекомендуется читать журнал Мелифаро с френдленты. Сэр Джуффин Халли Пишет в режиме Friends Only. Профиль, с помощью хитрых настроек, посмотреть невозможно. Иногда, шутки ради, в чужих журналах комментирует посты ещё до их написания. Фокус не проходит только с Бубутой, поскольку его посты редко отличаются по содержанию. Первое, что делает с утра [info]chingizid проверяет, не добавил ли её Джуффин во френды. Лойсо Пондохва Благодаря Джуффину был удален из ЖЖ и депортирован на блоги Мэйл.ру. Мечта его выбраться из этой помойки. Периодически, Лойсо флудит анонимно у Макса в комментах с мольбами вытащить его оттуда хотя б на Ли.ру. Его Величество Гуриг VII Тысячник. Все что не касается государственной деятельности постит в режиме friends only. Причем, многие посты доступны только для Рогро. Ходят слухи, что под другим аккаунтом Гуриг ведет один из самых скандальных блогов в ЖЖ. Прочая информация о сетевой жизни монарха скрыта от широкой общественности стараньями Тайного Сыска.

Уна Джанга:

Мелифаро: Орест Латти О да, дивнейший боян. =)

Уна Джанга: Мелифаро Вот мне всегда не нравилось слово "боян", когда им пользуются явно не для обозначения музыкального инструмента!!! Неужели Вы, например, не допускаете мысль, что не все читали эту дивную чушь? И вторую мысль - а как себя чувствуют те, кто сначала восхитился этой чушью, а потом прочитал, что это бОян?

Мелифаро: Уна Джанга Леди, а в чём, собственно, проблема-то? Восхищайтесь на здоровье! Я для себя никоим образом не ставил цели оскорбить Вас в лучших чувствах. А что касается любви-нелюбви к чужим комментариям... Так тут уж, миль пардон, на всех не угодишь. =)))

Джуффин Халли: Уна Джанга А между прочим, сформулировано превосходно Так-то, сэр Мелифаро, и на тайного сыщика бывает ...манул!

Уна Джанга: Конечно же, чисто паучьемирское: Бабье лето мы в одичавший уголок стремимся, доверить городу пытаемся тепло. и, как упавший лист, ложимся душою за разбитое стекло - нам кажется, окно скрывает волшебных красок дрёму и игру. среди осенних дней витает наш Бог во сне и наяву. Мелифаро молчу-молчу

Мелифаро: Джуффин Халли Конечно, бывает! Манул, он такой, да. Он периодически у всех бывает. Он чем-то сродни полярному зверю песцу. Но проблемы в данной ситуации я действительно не вижу. =))



полная версия страницы