Форум » "Обжора Бунба" » Филиал Трехрогой Луны » Ответить

Филиал Трехрогой Луны

Аберон Гарр: Стихи белые и в рифму, свои и откопирайченные. Проза - те же условия. Фанфикшен приветствуется. Картинные галереи, ваши или любимых гениев-авторов. Все проявления чувства юмора авторов! Все ваши таланты и умения помимо игры так и просятся, чтобы их озвучили, осуществили или проявили в этом поистине чудном для вдохновения месте.

Ответов - 152, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Аберон Гарр: click here для начала шок. обратить внимание на правый верхний угол этой обложки. а потом попытаться додумать, КОГО там изобразили из героев) и кое-что поприятней Хроники Ехо

Магистр Ди: Вообще-то я даже тоскую немного по этим убогим уродливым обложкам, потому что они навевают на меня мысли о славном прошлом, когда все только начиналось. По крайней мере для меня. И я каждый раз немного завидую тем, кто говорит: "Представляете, я открыл для себя серию Лабиринты Ехо!" Счастливчики. В том лишь смысле, что им еще только предстоит окунуться в этот океан новизны, а мне с позиции старого мудрого магистра остается только перелистывать потрепанные страниы, заляпаные пирожками, и чаем, и выискивать между строк упущенные моменты, которых, к сожалению, остается все меньше. И сокрушаться, что очень медленно пишет Марта.

Мелифаро: Магистр Ди пишет: а мне с позиции старого мудрого магистра остается только перелистывать потрепанные страниы, заляпаные пирожками, и чаем Что-то для ценителя прекрасного Вы, Магистр, слишком уж небрежны по отношению к книгам. Пирожки, чай - и всё это на ни в чём не повинные страницы! =)))

Аберон Гарр: Магистр Ди пишет: И я каждый раз немного завидую тем, кто говорит: "Представляете, я открыл для себя серию Лабиринты Ехо!" Счастливчики. Значит я счастливчик. Только в прошлом году, по весне купил "Темную сторону". При этом долго присматривался к этим оранжево-черным обложкам, зная, что читать надо с "Чужака". Но я чистой воды оригинал и сделал крюк в сторону. В Темную сторону. Вы не представляете, как интересно потом прочитать, про ЧТО ты читал до этого! Узнать что такое лоохи, кто такая Теххи и что за гарем у сэра Макса, позднее частично перекочевавший к Мелифаро)

Магистр Ди: Ну, я в свое время вообще читала все наоброт ). Даже не помню в каком порядке.

Аберон Гарр: Магистр Ди наш человек! Вот что нашел))) Пародия на знаменитую арию из мюзикла Собор Парижской Богоматери. Ночь. Ехо. Улица Старых Монеток. Перед домом сэра Макса собралась огромная толпа. Под окнами его спальни возятся Грешные Магистры, подключая мощные звуковые установки. Вперед выступают Шурф, Меламори и Гуриг VIII, на подхвате стоят 3 жены сэра Макса. Ночной Ехо затаил дыхание* ШУРФ *тихим голосом дает команду* Hey... ...Mr DJ... ...put a record... ON! Снова серенадой твой нарушу Сон Подойди к окну - и ты услышишь: Стон Сорвался с губ и в небо взмыл, Как Смертный Шар Тебе приснится эротический кошмар... Разбито сердце, на душе хандра и сплин, Ты для меня навеки леди Мерилин Блин! И я в катарсис прихожу от снов твоих И, как всегда, одна подушка на двоих... За ночь с тобой я всех магистров замочу, А, впрочем, мы уже и так.. Пардон, молчу! МЕЛАМОРИ: Грём Грём тут ни при чём, Все дело только в нём! Я останусь здесь - и все гори огнём! С тобою вместе я в любую дверь войду, Среди миров чужих тебя всегда найду Пусть говорят, что ты - упырь и вурдалак, Такой фигнёй не испугать меня никак, Мрак! К тебе я белым буривухом прилечу, Твоё окно я среди тысяч различу... На Арварохе мне не обрести покой Я эскимо своё отдам за ночь с тобой ГУРИГ VIII Рай Обещают рай твои объятья Фрай Так давно хотел тебе сказать я - Знай: Магистры Тёмные не в силах мне помочь Любви эльфийской не дано мне превозмочь! Красавец писаный с короной на челе Я никогда не буду счастлив на земле Ты... Лишь наважденье, гений чистой красоты... О Замок Рулх! О, непристойные мечты! И в Лабиринте мне не обрести покой Я душу Нуфлину продам за ночь с тобой ТРИО - гарем сэра Макса Фангахра-царь, гроза манухов, друг степей, Наш Мир тебе обязан прелестью своей Bel!!! И путь хранят тебя и Один, и Аллах Когда ты рядом, никому не ведом страх... О, дырку в небе над твоею головой! Мы всех менкалов продадим за ночь с тобой! *Эстетический катарсис охватывает население Ехо. Оргия* *Все хором* Touch - a touch - attach - иттач me I wanna be dirty Thrill me, chill me, fulfil me CREATURE OF THE NIGHT!!! ©http://www.diary.ru/~labirint/

Аберон Гарр: ах-ха! ©Тангорн

Магистр Ди: Аберон Гарр Магистр Ди рискует скончаться от смеха.

Магистр Ди: ОБЯВЛЕНИЕ в личных целях Если здесь есть кто-то, кто увлекается музыкой и желал бы создать некиуй запредельный творческий (виртуальный или не очень) проект, то предлагаю свою скромную кандидатуру. В общем-то, если моя персона вам не слишком противна, то приглашаю своместно что-то такое музыкальное замутить. Если кого-то заинтересует стиль, то могу примерный ориентир прислать на e-mail.

Айса: Аберон Гарр Грешные магистры, какая прелесть)))) Сэру Шурфу определенно подходит выражение "Да я его одной левой" :sm38:

Лойсо: Магистр Ди если не фолк, то шлите гитара/клавиши и да, по-моему юмор от арта надо как-то отделить, или все вперемешку? плакат на дверь клозета новый вкус в дырявой банке

Мелифаро: Рецепты для любителей всего странного и замысловатого. Разумеется, исключая самый тайный и самый интересный рецепт - приготовления Мятежных Магистров. ;)

Айса: Если бы камру в Ехо готовили по тому рецепту, что там, Тайный Сыск из Приюта Безумных очень быстро превратился бы Приют Алкоголиков))) анонимных и не очень %))

Мелифаро: Есть более "традиционный" рецепт камры. Опробуйте, для начала, его, незабвенная. ;) Расскажете об ощущениях, а то я всё что-то никак не соберусь. )

Айса: А я, кстати, пробовала, уважаемый :) Который, вот тут есть: http://djuffindozen.narod.ru/default.html Черной магии, конечно, не хватало, но получилось достаточно вкусно))) Правда, шоколад "Аленка" это какой-то неправильный шоколад, и из него получается неправильная камра))) А сколько было грязной посуды...))))

Айса: Кстати, мои любимые изображения героев) Может, все уже, конечно, видели, но...)) Утащено с дайрей, автор Yumemi :) Меламори в двух вариантах) Сэр Джуффин: Луукфи: Мелифаро: Теххи: Макс:

Аберон Гарр: Айса пишет: Сэру Шурфу определенно подходит выражение "Да я его одной левой" Вы глаголите истину, сударыня) Лойсо пишет: и да, по-моему юмор от арта надо как-то отделить, или все вперемешку? кому, что нравится - тема-то свободная. Арт может быть с юмором, а юмор не может без арта (с) Lonly-Lokly 4ever! любопытный вкус наверное обретет эта хрень, неся такое гордое название *уважительно покачал головой* Айса пишет: А я, кстати, пробовала, уважаемый :) ваш подвиг может и меня когда-нибудь сподвигнет на такой подвиг) давеча от нечего делать добавил в кофе квас (мне моя жизнь не мила, ога). По вкусу понял - ИМЕННО ТАК варил камру Макс по приезду в Ехо. Айса пишет: Кстати, мои любимые изображения героев) И мои любимые) наиболее совпадающие с моими представлениями о героях Лабиринтов. Да и прорисовка, и графика меня очаровали. Посекрету скажу, что даже рисую свою Меламори, вдохновившись

Джиффа Менерго: Кстати, да. Лично мне первый вариант Меламори понравился больше (та, которая в темном). Мелифро и Теххи, по моему, и в правду на 100% с книжными совпадают)) прочие на 99%, что еще круче - остается место для недосказанности) Вот ведь гений автор, из скупых описаний сделал абсолютно точные образы)))

Джиффа Менерго: Ладно, раз пошла такая пьянка... Напишу свои стихи. Честно предупреждаю - это нифига не про Ехо, не тяну я про Ехо писать, поэтому просто: И нам никогда не вернутся Из-за пелены дождей. Зрачок мой квадратен, как в утро, Что стало началом для дней. Плюемся прицельно на метры, И скукою меряем путь... Ты накрепко знаешь ответы - Вопросы, смотри, не забудь. Мы то, что там, за многоточьем, В конце большинства повестей. В безумно дождливые ночи Мы ждем от небес новостей, Но нам только срок продлевают Молчанием меж облаков. На там еще уповают? Мы слопали древних богов С жрецами их и алтарями. Мы ждем форс-мажорный рассвет. Герои из древних преданий, В том мире, где нам места - нет. **************** Мой друг кричал мне в ухо, что нам пора проснуться. «Нам всем пора проспаться!» - ему ответил я. Ну правда, сколько можно?! -«Проснуться!»- Что реальность?! Тот сон, который вижу, или реальность – я?! А разницы-то нет! Реальна та реальность, В которую ты веришь, а остальное – сон; Один такой геройский, с башкой ушел в опальность, Другой такой счастливый – мазохистичен он. А жизнь обоих – берд! Он порожден лишь ими, Судьбы в природе нет, и нечего пенять! А мне – остоебало, и мне что зной, что иней; Проспаться и смеяться; проснуться – и стрелять Когда ты безнадежно, со всех сторон обложен. На звук стрелять придется в кромешной темноте; Стреляй на звук, но помни – все люди твари божьи, Все люди твари божьи и твари – еще те! ******************* И даже лучшим из лучших ничто с этой силой не сделать – Ведь вакуум – прочнее камня, деревьев, и даже стали… И первый средь лучших из лучших подрастерял свою смелость – И гору ведь можно разрушить. Но пустоту? Едва ли… Как корни берез этот вакуум проник сквозь частицы мира, Водою прошел сквозь почву – и высохли старые пашни. Он музыки гложет струны; сглодал – и умолкла лира. Собой подменил он воздух, и завтра, и день вчерашний, А нам остается сегодня, что в скором времени рухнет Под натиском пустоты, съедающей даже полночь, Покуда под пальцами ветра толпа туч отчаянно пухнет… И вакуум рожденный выходит из нас. Его уже не заполнить. Всего три штуки. Если сразу не заткнете - будет еще))

Аберон Гарр: Джиффа Менерго вот никогда не умел хорошие отзывы о стихах писать. Одно сплошное "Ыыы... стихи!!! О.о"))) Так что просто респект вам. Люди, что пишут стихи, воистину одарены Светом!

Айса: Аберон Гарр пишет: вот никогда не умел хорошие отзывы о стихах писать. Одно сплошное "Ыыы... стихи!!! О.о"))) Так что просто респект вам. Люди, что пишут стихи, воистину одарены Светом! вот точнее бы я про себя не сказала))) Джиффа Менерго критик из меня литературный никакой, поэтому просто скажу, что мне понравилось) особенно последнее :) Джиффа Менерго пишет: Лично мне первый вариант Меламори понравился больше (та, которая в темном). автор писала, что этот вариант был нарисован вторым) А первый (та, которая в светлом) был нарисован до того, как она узнала, как выглядит Диана Ригг, а второй уже после :) поэтому этот как раз и более реалистичный получился) Мне вот всегда было сложно представить персонажей по описаниям, поэтому я просто восхищаюсь человеком, который это смог еще и нарисовать, да настолько точно :) благодаря этим рисункам, у меня образы как-то четче прояснились) Аберон Гарр пишет: Посекрету скажу, что даже рисую свою Меламори, вдохновившись рисуйте, рисуйте, потом нам покажете а я вот боюсь испортить любимых персонажей, поэтому не берусь их изображать))

Магистр Ди: И я внесу свою лепту что ли... Настроение располагает. Из старенького... J. *** Как снег растаем... Время на исходе. Туман ночной исчезнет утром ранним,
 Когда вздохнет Восток, вернув природе Привычный облик. Тёмной тайной станем. Мой милый лис, тоска остудит чувства. Гляжу во Тьму ослепшими глазами... 
 Менять судьбу - великое искусство. И безразлично всё, что было с нами.
 Останки прошлого - обугленные кости
 Схоронит время под плитой могильной.
 Не забывай, мы здесь всего лишь гости. 
 Нельзя остаться… Магия бессильна…
 Чужие сны - болезненные раны Скорбят безмолвно, им уже не сбыться…
 Но манит сладкий шёпот океана
 Пускай летят, неведомые птицы!

 Смотри наверх, там тихо звёзды тлеют … Как отвратительно светлеют небеса!
 Остатки мыслей ветер путь развеет, Сомнения мешают чудесам… J. *** Затвори за мной дверь, наваждение ночи, Отпуская мой призрак в неведомый путь… Луна пусть таращит незрячие очи… Прошу об одном, ты меня позабудь. Между нами пройдут караваны столетий. Не смотри на меня, как несбывшийся сон, Который погибнет уже на рассвете... Мы должны пополам разделить небосклон. . Не проси, не вернусь из неведомых странствий, Мне Вселенная дарит единственный путь. Время теряет минуты в пространстве… Здесь – начало, а там - мне уже не свернуть… И сравнительно новое... Что-то не получается у меня поэзия *** Горький ветер с Хурона застыл на устах Поцелуем прохлады осеннего утра. Старый Город печаль в пожелтевших садах Убаюкал своей колыбельной премудрой. Смутной дымкой тумана украден твой след Заплутавший в узоре извилистых улиц. И в шкатулке своей память спрячет секрет - Судьбоокресток, где двое случайно столкнулись... И из сегодняшнего... Ночного... *** Седое небо мудростью печальной В твои глаза задумчиво глядит. Непостижимые, неведомые тайны. Тьма в сердце сумрачном твоем хранит. С Хурона ветер снов неосторожных Предсмертный вздох бесшумно донесет, Читай в движеньи облаков тревожных О том, что новый день для нас споет. И если вдруг неотвратима бездна. Не прячь своей полуулыбки след... Ах, Кеттариец, все-таки безбрежна Река Несбывшегося... Переправы нет... Солги мне вновь, но ложь не станет ношей Безмерно тяжкой словно траур слез. Я жизнь свою тебе под ноги брошу... Шкатулка Гравви... Ты... шкатулка смерти... и шкатулка грез...

Джуффин Халли: Вот говорят, что нет предела совершенству. А я, к тому же, очень требовательно отношусь к поэзии. Но, Ди, ощущение безнадежности пробирает до костей. Не покривлю душой, если скажу, что это хорошие стихи

Айса: Магистр Ди всецело соглашусь с сэром Джуффином. Бесподобно...) перечитала несколько раз кряду) очень атмосферно, очень передает чувства...) и очень изящный слог)

Аберон Гарр: Магистр Ди слов нет) не моя прерогатива оценивать стихотворное, ибо сам не пишу, но аки дилетант - я умиротворен и восхищен!

Сотофа Ханемер: во-первых)) какая радость что у нас теперь свой филиал Трехрогой луны... поэзия...великая магия:) доступная без ограничения в нашем мире, так почему бы нам тут не поворожить. во-воторых Магистру Ди Браво!))) в-третьих.. пожалуй внесу свою лепту:) Сначало по Ехо..то что мне навеяло Прошептать тебе нету сил. И мечта моя так легка. Это ветер ее износил, Что не стоит и медяка. Нету смысла и нету слов Скоро с ним навек улечу ОТ засыпанной болью земли Улечу, как только прощу Я прощу забытые сны Пару фраз и твою ладно Власть несбывшегося победит Моей глупой надежды огонь. а это вот из совсем свежего...и не в тему))) За туманом не видно реки, Нашу лодку теченьем несет. Звезды в небе как светляки Совершают неспешный полет. Твои руки в ладонях моих. Сердце гулко бьется в груди. Мир во мгле притаился, затих. Мне не важно, что ждет впереди. Наши губы тесней и тесней. Одиночества рушим запрет. Больше нет двух наших теней. Есть один - любви нашей свет.

Мелифаро: Вокруг сплошные таланты да самородки! *всплеснул руками* А у меня вот, как на зло, про Ехо ничего нет. Всё сплошь абстракция и какие-то душераздирающие аллегории. Проще говоря: знал бы сам, о чём пишу, с удовольствием бы всем рассказал. Так что вся надежда на вас и респекты все тоже вам, дамы и господа! =)

Аберон Гарр: обещанное) 113 Кб

Магистр Ди: Эх, господа, завидую, искренне и добррожелательно. У вас есть время творить! А нам, мятеежным магистрам совсем его не хватает. Господин Аберон, будьте так любезны, нарисуйте что-нибудь для меня.

Аберон Гарр: Магистр Ди *подмел шляпой пол* всенепременно)

Айса: Аберон Гарр здорово! линии мне очень нравятся) и вообще, характерно получилось)

Аберон Гарр: Айса учитывая символичное многообразие фотографий госпожи Дианы Ригг и мое абсолютное невежество в области портретов, получилось вот так. Что-то среднее между действительным и желаемым.)

Магистр Ди: Вот выцароапала из очень старых записей. Посмотреть оборотную сторону Мира Я мечтала ребенком, растущим в глуши, Когда проплывали в пустыне Хмиро Караваны Безвременья и миражи. Там, где чаша Вселенной напаполнена небом, Равнозначно движенье магических сфер... Беспощадное время отравленым хлебом Ожиданья сулило мне стаи химер. Наваждения снов, как ночные светила Я запрятала в пригоршне левой руки. На лажонях барханов Вечность застыла... Уандук и Хонхонна так далеки!

Мелифаро: Ну, я прям не могу стоять в стороне! Это заразно! ))) *взобрался на табуретку, принял самую пафосную позу* Внимание, стих! Посвящается всем ходящим по мирам, предназначенным друг другу Судьбой и курящим что ни попадя! =) Я прикуривал от заката Деловито и как-то небрежно. В рюкзаке у меня закатаны Лист песка да волна прибрежная. Нам дождаться бы только сумерек, По тропинке из тени двинуться В мир, где звёзды ещё не умерли, Не успели к рассвету ринуться. Как обычно, набравшись смелости, Ты ворчишь, что я странный и бешеный. А сама в предрассветной серости Пьёшь туман, по ладоням сцеженный. Мы с тобой перевиты вереском, Лентой воска запястья связаны, Окроплён позвоночник хересом, И слова заклинанья сказаны. Поднимайся, пора в дорогу. Прошлый день за плечами скатан. Или стой... погодим немного. Прикури-ка и ты от заката.

Гуриг VIII: Красиво. Очень. Мелифаро, Магистр Ди, Сотофа - мои аплодисменты. Очень здорово. *блаженно жмурится* Спасибо.

Макс: Хм. Выкладываю не то чтобы на свой страх и риск, скорее, в надежде на адекватную оценку. Подруга попросила подарить ей песню. Подруга - искренняя любительница книги, фильмов и мюзикла "Les Miserables" (в русском переводе - "Отверженные"). В общем, песню-то я сочинил. Разумеется, сюда могу выложить только текст. Господа-дамы, читавшие-смотревшие. Да и остальные тоже. Песню вы, безусловно, оценить не сможете, но оцените по крайней мере текстовую её часть. 1. Это Париж. Здесь не судят по цвету Кожи, волос и по запаху пота. Это Париж. Здесь не ищут ответы, Только вопросы и только свободу. Кто здесь? Стой. Покажись. Кто ты таков, почему без печати? Ой ли? Да, проводи. Пусть посидит, он, похоже, из знати. Rf: В чем же вина моя, Господи? В том ли, что был я грешен? Да пропади она пропадом Такая жизнь под чужим курком. В чем же вина моя, в том ли, что Мне дали жизнь, а теперь взамену - Ай, словно коршуном надо мной Вьётся его взгляд. 2. Улицы вьются, петляют и прячут: Вон за углом чья-то тень промелькнула. Хватит бояться, несчастный обманщик, Ты от судьбы не уйдёшь, не минуешь Кары. Строгой, поди? Что же ты сделал, что тени пугают? Кто здесь? Да, проходи. Здесь в темноте он тебя не узнает. Rf: В чем же вина моя, Господи? В том ли, что был я грешен? Да пропади она пропадом Такая жизнь под чужим курком. В чем же вина моя, в том ли, что Вторую жизнь дали мне взамену? Да словно коршуном надо мной Вьётся его взгляд. intermedia Отпустить тебя - это выше сил, Покарать тебя - это ниже зла. Кто, скажи, несчастный, тебя просил Поперёк дороги ему вставать? Он же вьётся, бьётся смычком о скол, Он же руки тянет - да как в огонь. Покарать тебя - это дважды зло, Отпустить тебя не велит закон. Rf(№2). 3. Это Париж. Это утро и Сена. Видишь ли, здесь всё становится ясно. День сменит ночь, тени сгинут бесследно, Он вместе с ними. Твой путь безопасен. Кто здесь? Нет никого. Только привычки по-прежнему целы. Утро. Но одного В нём не хватает - курка да прицела. Rf: В чём же вина моя, Господи? В том ли, что рано сдался? Да пропади она пропадом Такая жизнь, словно про запас. В чём же вина моя, в том ли, что Все склонны заблуждаться? Эта свобода да без конца Хуже его глаз.

Нули Кариф: Как же у вас тут уютно. Сплошные таланты. Макс, это потрясающе. И как текст, и, наверное, как песня. От intermediа я в искреннем восторге. Наизусть. Держи, это тебе в благодарность: А это, значит, просто так, шутка. "Инфляция" называется.

Нули Кариф: А еще у меня дома есть

Мелифаро: Макс А сыграть? А спеть? =) Просим, просим! =) Но вообще, Чудовище, я под впечатлением. Нули Кариф Стараемся помаленьку. Кто во что горазд. Это хорошо, что Вы к нам присоединились. ;) Какой дивный ящик! *восхищённо* Надо себе тоже такой завести, а то то второй носок утром не найти, то первый вечером...

Нули Кариф: МелифароДа, я тоже так считаю *скромно* Дырку в небе, у меня сначала было огромное желание притвориться, что "я не пишу стихов, нет-нет, как вы могли подумать"... не вышло. Но фрайских все равно нет. Пока нет. Морских коней табун зеленогривый! Что нового в неведомых глубинах? О чем молчат загадочные рыбы С прозрачными хрустальными глазами? Когда луна дрожащим отраженьем Нырнула в беспокойные глубины, На свет ее вы поднялись из пены. И, выходя на полуночный берег, Гарцуя гордо по косе песчаной, Кого в ночи своим пугали ржаньем? Кого манили за собой под воду Скорей по лунной следовать дорожке? Когда рассвет настал, и засияла У кромки неба светлая полоска, Вы бросились бесшумными тенями К зеленоватым волнам океана, Пустынный берег провожая взглядом. И не оставили следов на суше, Растаяли беспечной белой пеной До новой летней лунной ночи. Утро.

Джуффин Халли: Нули Кариф, браво! А я вот стихов не пишу. *сделал очень честные глаза* Сэр Макс, тебе придется организовать для нас музыкальное сопровождение к своей песне!

Нули Кариф: Спасибо, сэр Джуффин. А еще у меня добрались руки сделать себе аватарку, а поскольку руки кривые и планшета нет... В общем, зацените и посоветуйте, оставить или убрать с глаз долой) Очень старался не нарисовать Гарри Поттера в тюрбане.

Макс: Нули Кариф Спасибо. Я рад, что вышло неплохо. И за рисунок тоже )) *доволен* А стихи у вас изумительные. Очень тонкой вязью. Я не поэт, точнее, я очень плохой поэт, вот как автор песен ничего, а поэт плохой. Но это не значит, что я не могу оценить. Кстати, а что это у Вас за Гарри Поттер в тюрбане на аватарке? Мелифаро А ты приходи к нам на концерт. Заодно будешь иметь уникальный шанс увидеть, как гитара убила гитариста. *мрачно* Джуффин Халли Когда мы её запишем, я Вам её всенепременнейше вышлю. )

Нули Кариф: Воистину чудовище! А мне можно тоже песню выслать?)

Макс: Нули Кариф И я горжусь этим, сэр! Можно, конечно. В течение месяца, думаю.

Мелифаро: Нули Кариф Сэр Нули, отличное стихотворение. Лично у меня таких лёгких, "воздушных" стихов никогда не выходило и не выйдет. Трепаться без умолку - это всегда пожалуйста, а вот создать своей болтовне красивую стихотворную упаковку, это нам слабО. =) По поводу аватарки. Есть одно непреложное правило: если автор так видит, значит, всем художественным бездарям разбрестись по углам и скромно жевать там припасённый сухарик! Я, как, Верховный Бездарь во всём, что касается рисования, уже ушёл в самый дальний угол и заинтересованно поглядываю оттуда. ))) Макс Страсти какие! *уважительно*

Нули Кариф: Мелифаро, все по-разному пишут) Мне ваше про закат так очень понравилось. Нда. Сглазили. Таки теперь есть фрайские стихи. Только грустные. Шаг в неизвестное, сквозь реальность - Сложно решиться, а дальше - просто. Ты уж меня прости за банальность, Но человек по природе - остров. Под синим небом родной вселенной Кто-то остался - но время лечит. В Ехо о родине помнит, верно, Тот, кому больше заняться нечем. Новое счастье и дом с укладом, Жизнь впереди - не видать предела. Белое небо над Угуландом От ностальгии лечит умело. Заперты двери, не слышно стука. Тают медовые облака, да Красное небо над Уандуком - Новокаиновая блокада.

Мятежный Магистр: Мои самые восторженные комплименты всем участникам этой темы! И простите мне это маленькое баловство: Смысл скрывая за словами, Мы твердим их без умолку, Иногда не понимая: В повторенье мало толку, Если слово не от сердца. До души не достучится Сочетанье громких звуков, Если мысль в нем растворится. Повторяйте: "Я люблю вас, Мои славные трактиры, И мосты, и тротуары - Мозаичные картины," - Повторяйте ежедневно. Только вдумчиво и с чувством! Повторенью нету места, Если в сердце стало пусто.

Лойсо Пондохва: Не буду оригинальным и выложу свои стихи. Не относящиеся к Ехо, как ни странно. Подари мне любовь. Я прошу на коленях об этом, себя забывая. Где-то ночь взорвалась незаметными искрами слов... Я молю о тебе небеса, навсегда исчезая. Подари мне любовь... Ни за что, просто так, как дарила, пока Небеса Не решили, что ты будешь счастлива вновь не со мною. И во всём, навсегда, безвозвратно виновен я сам. Подари мне любовь. Я прошу. Коль убьёшь - так любовью. Подари мне... меня. Моё сердце стучит, умирая, крича о тебе. Где-то ты потушила ночник, незаметно скользнув на постели... Хочешь - вырву его и в шкатулке дарую тебе? Подари мне меня. Я прошу. Я убит. Я потерян. Подари мне огонь. Сладко свечи горят, в зеркалах твоё платье мелькает... Где-то сладко ты спишь, видя сны, в них меня уже нет. Подари мне огонь. Я прошу. Подари. Я растаю. Сладко свечи горят, и восходит луна над домами. Где-то имя во сне ты прошепчешь, увы, не моё... Я отдам тебе, милая, что ты ни пожелаешь. А в ответ... Я прошу... Подари... Подари мне любовь... *** Тихо падает снег. Я иду. В эту ночь удивительно сладко На кровати метаться в бреду, Целовать твоё сердце украдкой. Тихо падает снег. Я лечу, Рассекая снежинки катаной. Ты молчишь, и я тоже молчу, Бередя незажившие раны. Тихо падает снег. Я стою, Не дойдя до черты миллиметра. Снег летит. Держишь руку мою. Вместе слышим молчание ветра.

Лойсо Пондохва: А вот это почти по Фраю. Если кто догадается))) И я ушёл, ты не просил меня вернуться. Закрыта дверь. Сгорел последний мост. Пока ещё не поздно обернуться, Удачу падшую ловлю за длинный хвост. В моей душе нет места сожаленью, Я так устал от пафосных речей! И в зеркале твоём незримой тенью Скольжу я, позабытый и ничей. Мои стихи сгорят в чужом камине, И на ковре останется пятно Избитой нежности по тем, кого любили, И тихой грусти. Не о тех, но заодно.

Лойсо Пондохва: Думаю, это видели уже ВСЕ. Но всё равно улыбнуло и не могу не поделиться.

Макс: Спасибо за стихи, сэр Пондохва. Особенно за первое.

Лойсо Пондохва: Всегда пожалуйста, сэр Макс. Обращайтесь ещё, у меня их много, и не только стихов. Приятно, чёрт возьми, когда твоё творчество кому-то нравится...

Джиффа Менерго: Экселенцу - сэру Пондохве - посвящается Только, пожалуйста, не убивать если не по вкусу придется... Однажды поймешь, что кругом - все одно. Скажи, глубоко ли у вечности дно? Как в присказке детской, по кругу игра, Ступень за ступенью. Давно уж пора Промокшие перья - от досок моста, И в небо, что б все как с пустого листа; Отравленна кровь, неслышен твой смех. Быть зеркалом каждого, зеркалом всех? Пора, и у мира очерчен свой срок, И с новой попытки - туда, за порог, Сквозь двери миров в пустоту бытия... Нет равных. И значит - никто не судья. Рожден одиноким, живя в пустоте, Рожденный быть яростью, тьма в темноте. Какое там "хватит", какое там "стоп"! Зеленое пламя. А там - хоть потоп.

Нули Кариф: Сэр Джиффа, я вас защищу: мне очень нравится ваше стихотворение! Таких поэтов убивать нельзя ни в каком случае) Ну и, пожалуй, свое новое выложу. Очень прошу прокомментировать. Превращенье мира в швейцарский сыр Происходит путём протиранья дыр В дорогой бумаге, которой ты Доверял сценарий своей судьбы. Под конец и сам ты - как решето: Столько сделал правок - а всё не то! И в себе самом, и во всём вокруг - Тёр и правил до дрожи уставших рук. Как пиджак потёртый - не счесть прорех - Мир тебя разделывал под орех, Чтоб в последнем акте, мой друг Улисс, Ты на сцену вышел из-за кулис Как домой вернувшийся, наконец, Сам себе режиссёр, сценарист, творец. А если кого заинтересовало мое творчество, можете заглядывать на мою страничку на СИ

Джиффа Менерго: Нули Кариф Лично мне понравилось. Приятно тешит разум, как намек, легкая недоговоренность - ведь мало кто знает, что Уллис потом снова уплыл с Итаки. Она то и тешит - как послевкусие после хорошего вина или рекламка премьеры, розданная после спектакля - вроде бы, мелочь, а приятно, что есть намек на нечто, что остается за кадром. Так что - виват, и пусть будет новая правка новой пьесы.

Нули Кариф: Джиффа Менерго Спасибо - значит, получилось) Вы правы: на самом деле, то, что за кадром - оно обычно и есть самое главное.

Айса: Джиффа Менерго мне прямо очень понравилось :) очень атмосферно как-то получилось, и настроение персонажа чувствуется) Нули Кариф соглашусь с сэром Менерго, очень удачная недосказанность получилась)

Макс: Всё-таки на редкость у нас талантливые здесь личности!

Мелифаро: Да уж, действительно. Сплошные таланты собрались. =) Всенепременно продолжайте радовать нас своим творчеством! ;)

Лойсо Пондохва: Джиффа, ВАХ! Мы в восхищении. Не думаю, что знаю кто такой Экселенц, но точно знаю, что не я, однако стихотворение понравилось прямо таки очень. Захотелось переписать и выучить наизусть. Нули, прелесть моя, замечательно. "Под конец и сам ты - как решето: Столько сделал правок - а всё не то! И в себе самом, и во всём вокруг - Тёр и правил до дрожи уставших рук" - моё нынешнее состояние, так что я немного предвзят. Спасибо

Лойсо Пондохва: Сопливый бред влюблённого Пондохвы Коснётся города вечерняя прохлада, Заснут все окна, а за ними и дома, В холодный сумрак погрузится автострада, И тихим сном опять придёт зима. Она накроет город покрывалом, И тихим смехом закружится первый снег. И в нору закопается по праву Озябший и уставший человек. Он включит свет в одной из тёмных спален, Уляжется в холодную постель. Заснёт он, озабочен и печален, А рядом примостится его тень. Тогда другой такой же человечек Поднимет веки, улыбнётся ничему, Поставит свечи в старенький подсвечник, Зажжёт их и пошлёт привет ему. Для них уже не важно расстоянье, И, где бы ни были, они без всяких слов, Пошлют друг другу нежное посланье, В котором запечатана Любовь...

Лойсо Пондохва: Возвращение Я возвращаюсь, старый друг. Как пёс, иду к тебе на запах, На память нежных, твёрдых рук Иду-бреду на мягких лапах. Я возвращаюсь, старый друг. Готовый всё простить за ласку, Зубами рву порочный круг, Иду-бреду. Снимаю маски. Иду-бреду сквозь пыль дорог. Любви захочешь - не находишь. Приду. И сяду на порог. И вновь смотрю, как ты уходишь...

Лойсо Пондохва: Когда лирический герой - автор... На последней странице жизни Я сижу, дожидаясь конца. Отпускаю ненужные мысли, Бога Сына и Бога Отца. Мне осталось совсем немного - Три строки - и последний вздох. Кто-то спросит: "За что он помер?" Автор скажет: "Да просто сдох". Я зальюсь кучей дивных ядов, А умру, подавившись сном. Кто-то спросит: "Так разве надо?" Автор скажет: "А поделом!" Через год обо мне забудут. Я исчезну, я так хочу. Кто-то скажет: "Тебя же любят!" Не отвечу я, промолчу.

Джиффа Менерго: Лойсо Пондохва Замечательные стихи, сэр Лойсо. Вот уж не думал, что грозный Пондохва может писать столь... проникновенно. А что до "Экселенца", то этот термин на русский язык непереводим. Примерно это означало бы нечто среднее между "Превосходящий" и "Великолепный", но при этом будучи - фанфары - существительным. Смысловая нагрузка - примерно как в германском "Мессир" только одновременно мягче и пафоснее.

Джуффин Халли: Нули Кариф, Джиффа Менерго, Лойсо Пондохва Господа, искренне восхищаюсь!

Лойсо Пондохва: Джиффа, вы уже начинаете петь мне деферамбы, дабы втереться в доверие? Должен сказать, это у вас отлично получается Джуффин, ба, я попал в список существ, которыми восхищается столь удивительный человек... *гордится*

Лойсо Пондохва: Сегодня моя знакомая вынесла мне моск, изобразив меня во многих ракурсах. Пондохва номер раз. Канон. Пондохва номер два. Канон с натяжкой. Пондохва номер три. Тоже канон, но автор немного пофантазировал на тему, а как бы он выглядел в ученические годы. Пондохва номер четыре. Точнее, Пондохва и Джуффин. С девизом Джу: "всё ради спасения Мира!!!" Вставьте мне мозг обратно, умоляю вас...

Гуриг VIII: Как вы все, я думаю, уже заметили: осень. Пообщались со знакомой. Она умеет очень красочно описывать своё состояние осенью. Мне оставалось только изложить. Не думаю, что подходит по тематике, а вот по времени года - вполне. Город словно застыл: он не может дождаться рассвета. Не дождётся и впредь: до рассвета ещё далеко. Все рассветы проходят по обыкновению летом, В октябре не светает. Здесь сумерки и молоко. По утрам это сумерки в желто-сиреневой гамме: Привкус кофе, надёжный халат и - рассеянно - душ. Сонный дом, даже сны за ночь собраны как оригами, Шум машин за окном, хмуро - дети, родители, муж. Быстрый завтрак, неспешно - газета: "И снова убийство!", Разве можно кого-то оставить в живых в октябре? Черный плащ, красный шарф, зонт, в прихожей на тумбочке письма, Счёт за осень, за воду, за газ и за вроде бы свет. Дробным стуком шагов до работы, учёбы, детсада - Здесь за дверью кончается тихая сумерек власть. Из окна если смотришь во двор, то и света не надо: Там октябрь разинул несытую жадную пасть. Начиная отсюда у сумерек в ржавчину отсвет: Это листья дают им намёк на намёк на тепло. Улиц тихие жалобы, небо смешное - в полоску: Облака, облака, солнце вдруг и опять занесло. Золотисто-коричнево-красным окрашены лужи - Листья, нежной октябрьской смерти озябший привет. Город спит как и спал - весь в печали готовится к стуже. Как обычно. Он видит октябрь уже сотнями лет. Вечер близится. Сумерки нежно окрасились в серый. Вечер даже не знает, когда, наконец, наступать. Осень нежно смеётся, стреляя опять без прицела: Почему бы не выстрелить, если охота стрелять? И октябрьский дождь - словно что-то испортилось в небе, Хлещет струями, моросью сыплет, а с неба - скрипят. В серо-синие сумерки с тонким уклоном к сирени Так смешно возвращаться домой, что аж руки дрожат. А вернувшись, смотреть из окна в розоватое небо, Ожидать перемен, получать в лучшем случае шиш. Город спит неизменно. Октябрь. Далеко до рассвета. Ну ты что, дорогая, неужто и вправду дрожишь? Это просто октябрь. Здесь отчаянье меряют цветом. Это просто октябрь. Каждый день тут считают за год. Это просто октябрь. И хватит, пожалуй, об этом. В этих сумерках сходишь с ума на три жизни вперёд.

Меламори Блимм: Столько всего, так что я пока выложу, а потом пойду читать))) Ну, я старалась. 10.8.2007 г. Полёт фантазии высок, В нем нет границ, нет сожаленья. Как отклик эха, он далек, От истинного своего значенья. Кто бредит манией величья - Дает своим созданиям власть. Им утолить бы только прихоть, И жизнью насладиться всласть. Иные пишут мемуары, О вечных муках на земле. О людях ветреных и верных, О вечной дружбе, о войне. Бывает, пишут о природе, О том, каков красив пейзаж. В стихах, в рисунках, фильмах, прозе, И просто-напросто в мечтах. Пока есть тот, кто верит в чудо, Кто в сказку верит как в себя. Рождаться будут на планете Великие шедевры дня.

Меламори Блимм: Лойсо Пондохва Какой-то у вас грустный, словно пронизывающий стих.

Мелифаро: Меламори Блимм пишет: Великие шедевры дня Какая интересная категория. Возьму на заметку. =) Есть в стихотворении своя изюминка, так держать, незабвенная! ;)

Меламори Блимм: Мелифаро Спасибо, сэр Мелифаро.))

Мелифаро: Дурь получилась сказочная, но я не удержался. =))) Представляю вашему внимания печальную повесть о горе господина Гро. Тем, кто не читал, могу это безобразие подать в качестве краткого вольного пересказа сюжета. Случилось однажды у Кофы, что Йох, Событие очень уж странное: Детишек числом чуть поболее трёх Угрюмых увидел, и бранное Словцо соскочило у сыщика вдруг, Как будто бы знал он заранее, Что будет замешан в истории друг, Растящий внучка со старанием. Растил не внучка? А кого же тогда? Ах, внучку, ну, это же мелочи! Простительно в рифму приврать иногда, Не мальчик, так пусть будет девочка! Рассказчика с мысли негоже сбивать… Там был ещё призрачный дедушка – Великий Магистр и Хумхою звать, Ворчун, в кулинарии сведущий. И сэр Джуффин Халли, и сэр Абилат, Жена – леди Рани, и тот муракок (Сэр Джуффин женат, Абилат – не женат, Но вылечит всякий он стафилококк). Дырявые ветры латали они, Напару собравшись и двинувшись в ночь. На тёмной сторонке, от дома вдали Чужую погибель отваживать прочь. А Кофа не дремлет – старательно бдит, Заносит в реестр угрюмых детей. В засаде сидит, из засады глядит. Как много загадочных нынче смертей! Детишки причастны бесспорно – но как?! Сидят, медитируют – что из того? А Габа, приятель, в знахарстве мастак, И внучка угрюмая есть у него… Допрос состоялся, и Габу едва В себя привести удалось потому, Что «идеалистов» не раз и не два, Как Джуффин сказал: «До хрена их в миру!» Угрюмых детишек разгадан секрет, Но что с ними делать, никак не поймут Ни Джуффин, ни Кофа: управы-то нет На горе чужое, страданий хомут. Тут выступил Хумха и довод привёл. Ему, мол, виднее, куда их девать. Магистрам хвала, Габа – сонен и квёл – Спроважен был Джуффином быстренько спать. Мораль этой басни прекрасно видна. Не зря существует присловье о том, Что не напасёшься ты столько вина, Чтоб горе своё затопить им потом. Есть выход простой, но «простой» - не звучит… Ах да, «гениальным» же можно назвать! Бери своё горе, к Хурону тащи И в воду швыряй, приказав не всплывать!

Джиффа Менерго: Про Джуффина. Пожалуй, он вышел у меня как-то слишком положительным - но старый Лис так обаятелен, что по другому просто не выходило. Хрусальный мост времени как тонкий лед под ногами. Ну что, заговорщик по жизни, картежник и плут? Старик и ребенок, опять во главе - и в ударе, Лукавый прищур светлых глаз. Не считая за труд Спасение мира; седой старины волонтером Придя в этот мира - и пройдя по другим - просто так. И ветер с Хурона следит за умелым актером, Что снова играет для вечности тысячный акт. А ночью - за дверь, что б найти сотню солнц и созвездий. На утро - война, что собою сменяет чуму. Игра в водевиль среди тысячи мелких трагедий, Ища в жизни - Тайну. И только лишь Тайну одну. Два раза - тук-тук - кончик носа и палец - паролем. Зачем без нужды убивать? Мы друг друга поймем... Смеется - и вовсе не видно, зачем этой долей Обносит всех нас. Усмехаемся. Давимся. Пьем. Быть может, один среди всех на плечах держит царство И Мир, да и что-то, наверное, вроде небес. А сила простая. Не чары, не ложь, не коварство. Лукавство, могущество, юмор. И долька чудес.

Нули Кариф: Я ожил. Только я сейчас обратно умру, от удивления. Мелифаро, я буквально вчера наконец-то нашел время перечитать "ГГГ". Вы за мной следите, да, господин злой волшебник?

Меламори Блимм: Мелифаро подай)))

Джуффин Халли: Ваше Величество, леди Меламори Блимм, спасибо за то, что порадовали нас своим творчеством Мелифаро, Джиффа Менерго, я прямо-таки тронут и польщен таким вниманием к моей персоне! *ехидно ухмыльнулся*

Мелифаро: Нули Кариф пишет: Вы за мной следите, да, господин злой волшебник? Ну да, профессия обязывает. Джуффин Халли пишет: я прямо-таки тронут и польщен таким вниманием к моей персоне! *ехидно ухмыльнулся* А причём тут я? Лично я тебе дифирамбов не пел.

Джуффин Халли: Мелифаро пишет: А причём тут я? Лично я тебе дифирамбов не пел. Зато сколько раз мне икалось, пока ты строчил свою нетленку!

Меламори Блимм: Джуффин Халли , для вас всё что угодно)) ну почти всё.))

Макс: Решил на этот раз поделиться прозой. Помнится, в своё время Мелифаро спрашивал у меня, что я пишу. Пора и показать. Небольшая зарисовка. "Двуликая". Ах, это... чувство. Когда приходит новая песня. Сначала ты вспоминаешь, что Она давно обещала заглянуть в гости. Припоминаешь с улыбкой ваш последний разговор, морщишься, бегло проглядывая записи. Это всё не то, не то, это всё было, когда только начали опадать листья - красные, жёлтые, разные, а сейчас уже совсем другое время... Пора, давно пора. Потом ты начинаешь ждать. Ожидание томительно-лениво, тебе нечем заняться, ничего не хочется. Сидишь днями перед открытой крышкой гроба - некоторые называют гроб фортепиано, но ты-то знаешь, что в данный момент оттуда не извлечь ничего, кроме черно-белого праха и ещё, может быть, несколько несвязных нот - полагаю, именно из этого состоит знаменитый "Реквием". Но что мы, смертные, можем знать о смерти? Ты ждёшь и гладишь клавиши, чувствуя кончиками пальцев - уже вот-вот, сейчас. Здесь главное - не выскочить на лестничную площадку раньше, чем надо. Раздастся тихий стук в дверь - никаких звонков, что вы, такие гостьи не признают электричества! - и ты метнёшься в прихожую. Остановись. Обязательно надо подумать. Не вспоминай её прошлый визит, иначе этот окажется точным повторением предыдущего, и никакой радости, одни сухие листья, которые в ноябре уж точно не ко двору. Вот и думай, думай, представляй её заново - в серебристом полушубке, длинные ноги одеты в классические брюки, и не забудь про обувь. Не забудь про запах, и, ради Бога, остановись. Если ты выйдешь раньше, ты обнаружишь лишь этот тонкий запах духов, он будет сводить тебя с ума, доводить до приступа, но ты же знаешь - по нему её не отыскать. Никогда не получалось, столько раз пробовал. Она всегда приходит сама. Можешь открывать. - Здравствуй, - говоришь пересохшим горлом, вцепившись крепко в ручку двери. Она улыбается вежливо, разводит руками. - Ну привет, - говорит. - Не ждал? И ты хочешь сказать: "Вот зараза ты всё-таки, ну знаешь же, что ждал, что глаз с часов не сводил, а рук с клавиатуры, что пытался вспомнить голос, что повсюду эти твои духи". Ты хочешь сказать, а потом вспоминаешь, что у тебя на плите стоял кофе - сейчас, наверное, уже сбежал - завтра отдавать курсовую, мама просила заехать поменять лампочку, а вечером ты приглашен на день рождения лучшего друга. - Как же ты, милая, всегда невовремя, - выдавливаешь из себя, виновато улыбаясь в ответ. - Я могу уйти, - она любопытно наклоняет голову набок. И становится страшно, панически, до ужаса - а вдруг и правда уйдёт, и ты останешься стоять здесь один, и ночью будет горько и холодно, и вдруг? - Нет, - хватаешь её за пальцы, не отпуская. - Нет. Заходи. Она легко поводит плечом, и ты отступаешь к стене. Трясущимися руками закрываешь за ней дверь, пытаясь попасть язычком цепочки в щель, хватаешь её полушубок, вешаешь в шкаф. Она стоит у зеркала, смотрит на себя в изумленном волнении, и оборачивается к тебе восторженно. - О, - говорит, - о, милый, это так... Это так на тебя похоже! - Слишком похоже? - волнуешься. - Я так и знал, всё это уже где-то было, и... - Нет, это... Это будет... Это так по-ноябрьски красиво. - Правда? - нервно теребишь пальцами рукав рубашки, а она кружится, кружится по твоей прихожей, заливисто смеясь, и ты думаешь, что её нельзя не любить, потому что она так хороша, что хочется плакать. И она взмахивает руками, будто стремясь улететь, а потом останавливается - её юбка совершает ещё один полуоборот, весело сверкая золотистой каймой. - Правда. Давай скорее, - просит она, и у неё горят глаза. Ты когда-нибудь мог ей отказать? Киваешь, послушно подходя ближе. Она берёт тебя за руку - тёплые пальцы сквозь тёплые пальцы - отводит в комнату и сажает за инструмент. Выпрямляется - послушная школьница, хорошая девочка, расправляет складки на юбке. Улыбается ещё раз - почти сочувственно. А потом наклоняется и вынимает из тебя сердце.

Мелифаро: Макс Да ты настоящий поэт, друг мой. Не зря я тогда, давно, спросил тебя, пишешь ли ты что-нибудь. Пиши ещё, автор. ;)

Мелифаро: В свою очередь, поделюсь, пожалуй, вот этой историей... Дом в Предместье Когда потусторонние силы собираются на праздник, люди предпочитают спрятаться, исчезнуть, закрыться в своих домах. Они везде включают свет, рассказывают нарочито весёлые истории, над каждым словом которых истерически смеются. А если повисает неловкая пауза, когда заканчиваются дежурные глупости, над которыми можно хохотать, не задумываясь, открываются припасённые бутылки дешёвого вина и перебродившей в заплесневелых подвалах настойки. Страх перед неизвестным разрушает человеческое сознание. Он вихрем закручивается в тёмных уголках души, просачивается через глаза и тонкими ручейками стекается к своему источнику – к порогу Дома в Предместье. Двери особняка закрыты от праздно любопытствующих, но стоит только постучать… Вот так, костяшками пальцев – тук, тук, тук – три коротких, едва слышимых удара о выщербленное дерево двери заброшенного дома, и тайна приподнимает свою завесу. Решитесь ли Вы заглянуть дальше или убежите прочь, падая и снова поднимаясь, истошно крича от ужаса перед неизвестным? Выбирать Вам. Тайна манит, но никогда не принуждает. Хотите войти? Пожалуйста, мы ждали Вас. Уже уходите? Счастливого пути. Нет-нет, не волнуйтесь! Двери закроются сами, когда перестанут чувствовать Ваше тепло. Всё-таки решили остаться? Проходите. Несколько темновато, но, просим нас извинить, мы не любим яркий свет. Почему? Так уж случилось. Давайте оставим это на нашей совести. Мы же не спрашиваем, почему Вы не любите сельдь с малиновым вареньем. Свой плащ Вы можете повесить туда. Вас смущает вешалка в виде вороньей лапки? Напрасно, она очень удобна. К тому же, вряд ли Вы имеете что-то против стола, опирающегося на львиные лапы. Это очень распространённый элемент декора ушедшей эпохи. Не бойтесь, идите вперёд. Под ногами только мягкий ковёр, Вы не споткнётесь. Что такое? Свечи? Нет, сейчас их как раз немного, ведь у нас собрались только те, кто смог отложить все свои дела на сегодня. Официоз ни к чему. Проходите, проходите. Мы Вас представим. Вы нервничаете? Какие крысы? У нас нет крыс. С крыльями – это мыши. Летучие мыши. Что Вы, они совсем не опасны! Напротив, это очень дружелюбные создания. Успокойтесь, любезный Гость, мы уже почти пришли. Сейчас поворот направо, осторожно, ступенька. Просим Вас, располагайтесь. Зал с камином сумрачен и уютен одновременно. В огромные стрельчатые окна льётся скудный свет тонкого небесного серпа. Потрескивают в камине смоляные сосновые поленья, то и дело выбрасывая вверх снопы золотисто – багровых искр. По толстым коврам бесшумно скользят тени, на гобеленах поблескивает трофейная сталь. Льётся из ниоткуда тихая песня скрипки, флейты и фортепьяно, а из старых пыльных бутылок – густое тёмно-красное вино. - Дамы и господа! Прошу минуту внимания! Сегодня наш скромный праздник посетил Гость. Не в наших традициях спрашивать об имени, поэтому я представлю присутствующих Вам и Вас им, не называя имён. Мы вдвоём – Хозяева этого особняка, но нас Вы уже знаете. Этот уважаемый джентльмен у стола - милорд Граф. Его сын – продолжатель знатного рода, достойный Виконт. Он беседует с прекрасной леди. Уверены, Вы согласитесь с нами, что она воистину прекрасна. Как Ангел. Все леди прекрасны, но она – несравненна. А возле камина – сеньорита Бес и господин Волчий Оборотень. Очень приятные собеседники, только чересчур замкнутые и язвительные. Ах да! Ещё раз о летучих мышах! Позвольте представить, это наш добрый друг – Мышик. Да-да, просто Мышик. Если Вы протянете руку, он сам засвидетельствует Вам своё почтение. Что с Вами? Вам нехорошо? Может быть, бокал красного вина? Оно благотворно влияет на кровяное давление… Бросьте, любезный Гость, не делайте глупостей! Этот подсвечник ручной работы семнадцатого века. Вы же не собираетесь портить столь дивную инкрустацию? Отпустить Вас? Разумеется, Вы вольны уйти в любой момент. Только поставьте подсвечник на место. Вот так. Спасибо. И, пожалуйста, перестаньте так дрожать, Вы точно не больны? Уверены, что не хотите остаться? Хорошо, Мышик Вас проводит. Постойте, куда Вы так бежите? Не слишком вежливо с вашей стороны уходить, не прощаясь… Остановитесь же хоть на секунду… Людской ужас стекается к подножью Дома в Предместье и клубится туманом у порога. Странный Гость никогда не вспомнит о приёме в таинственном особняке. Только непонятный холодный страх каждый раз будет направлять его всё дальше и дальше от него. Как можно дальше от дома гостеприимных Хозяев, где под звуки музыки и льющегося в бокалы вина собираются у горящего камина их гости – безымянные для чужаков тени со скрытыми во мраке лицами.

Рогро Жииль: *памятует о том, что лучшее одобрение - это молчание, и молчит*

Рогро Жииль: Впрочем, молчать вечно я не умею все равно, незачем и пытаться. С моей стороны такие стихи - классическое "испанское ругательство", половина слов здесь из лексикона совершенно другого мира. Но что поделать. Блажит весна. Закат сегодня сух И говорит, что я попал, как в ощип, В твои тенета. Здесь светает с двух. Я не могу тебя принять на слух, Как тишину я не могу принять на ощупь. Зато на ощупь бархат и атлас С тобой в сравненьи кажутся дерюгой. Возможно, я питаюсь не севрюгой (здесь нет ее). Но ей покажет класс Хотя б вот эта славная рыбешка (названия не знаю). И уха В себя впитала прелести греха, Совсем как дома впитывала водку. Наверно, через год построю лодку И уплыву отсюда. В никуда. О, каждому из нас необходимо, Чтоб лучшее прошло однажды мимо, Но грусть должна быть светлою. Вода. Мне говорит какой-то шепоток (возможно, совесть), что ее поток Меня снесет. Тогда я стану рыбой. Я отвечаю (молча): Лучше – глыбой? О нет. Ты – мой живительный глоток. Я волен ошибаться как хочу. Ты бархатно лепечешь. Я – молчу. Скребет песок Нептун-водопроводчик. Я твоего не знаю языка, Но ты стройна, нага и высока. Пока волна терзает грудь песка, Моим рукам не нужен переводчик.

Макс: Рогро Жииль В отличие от меня, Вы очень хороший поэт, сэр.

Меламори Блимм: Вы все великолепны!!!!!))

Рогро Жииль: Рогро Жииль В отличие от меня, Вы очень хороший поэт, сэр. Сэр Макс, вы (кажется) взрослый человек, вам не стыдно так кокетничать? ...и не забудь про обувь. Не забудь про запах, и, ради Бога, остановись. Если ты выйдешь раньше, ты обнаружишь лишь этот тонкий запах духов, он будет сводить тебя с ума, доводить до приступа, но ты же знаешь - по нему её не отыскать. Никогда не получалось, столько раз пробовал. Она всегда приходит сама. Можешь открывать. Вот эти вот "Можешь открывать" и "...и не забудь про обувь" - это как раз то, что стоит ценить в стихах, это внимание к мелочам. Оно делает настроение.

Макс: Рогро Жииль Да что Вы, мне и в голову не приходило. Я хороший прозаик, говорят, и я не возражаю, но поэт из меня не слишком. Поэтому это не кокетство, а просто констатация факт а)

Кофа Йох: Нашел - не мог не поделиться. В "Трехрогой Луне" этому самое и место, как мне кажется. Максофраевское, стихотворное, прекрасное. Не мое. У наших ног примостилась тень. На наших лицах следы пожаров. Привет, приятель, хороший день... Для самых лучших ночных кошмаров. Проходит время сбивать прицел, Приходит время искать пропажу. Но отчего на твоём лице Следы любви вперемешку с сажей? В блаженном мире, где каждый - маг, Не слепит свет, и не лжёт бумага. Не возвращайся на землю, Макс! Здесь лет две тыщи, как нету магов... Чужие раны к весне болят, Свои остались в иной эпохе. Но отчего так мозолят взгяд Сквозные дыры в твоём лоохи? У птицы Сыйсу полно птенцов. Под их-то пение и помянем Второй поллитрой водки „Smirnoff“ Седьмой стакан Джубатыкской пьяни. Мы тоже знаем про центр масс, Но наш рычаг всё длинней и уже. Не возвращайся на землю, Макс! Нам без тебя ненамного хуже... Мы тоже можем шагнуть в окно, И через час позабыть про это. Но, если с той стороны темно, На этой тоже не хватит света. Четыре пишем, а два в уме - Кто ловит рыбу, кто верит в бога, А остальные сидят в дерьме В восьмом сортире Бубуты Боха. И если в мире, где каждый – маг, Иное слово сильней, чем выстрел, Не возвращайся на землю, Макс! Здесь слишком много плохих магистров... И если нас увлекла игра, Гуляйте, милые, ваше время. Шагай по миру, святой дурак, Куляй лабысло к ибутэй мэмэ! А нам опять белый свет к виску, И с гордой миной идти по жизни, Не забывая победы вкус, Как вкус пирожных мадам Жижинды. Пусть мы - игра твоего ума, Пусть ты - лишь повод открыть нам двери. Не возвращайся на землю, Макс! А то мы можем в тебя поверить... (с) Алан

Рогро Жииль: *вот после этой штуки я точно немного помолчу*

Орест Латти: Не моё - в гугле копался, с ЖЖхи упёр... Автора распознать не смог... ловите... Репост - репост репоста. Сэр Макс Почетный тысячник. Во френдах у [info]chingizid и прочих смертных. Пишет МНОГО! Постоянно забывает использовать кат, за что частенько получает нагоняй от Джуффина в комментах. Впрочем, трафик для бедняков и Тайных Сыщиков все равно оплачивает Его Величество Гуриг VII. Является почетным рекордсменом по 235 ступени флейма. Не так давно завел второй журнал [Хроники Ехоk, куда от имени Меламори и Шурфа пишет разные гадости про Великих Магистров. Сэр Шурф Лонли-Локли Пишет много и обстоятельно: про книги, искусство, дыхательные упражнения и жену. Примерно раз в полгода, в ЖЖ у Шурфа появляется пост: [Вурдалака мне в рот, опять забыл снять перчатки!!! Друзья, где в этом грешном Королевстве можно купить новую клавиатуру?k. Френдит много и часто. Обстоятельно отвечает на каждый комментарий. Раз в сотню лет меняет юзерпик, после чего посты на пару недель приобретают совершенно невменяемый вид. Потом извиняется перед читателями и удаляет все посты за последний период. Правда, их все равно успевает перепостить в сообществе [Суета Ехоk сэр Рогро Жиль и занести в избранное сэр Кофа Йох. Сэр Кофа Йох Никто не ведает, сколько у сэра Кофы аккаунтов даже он сам. Состоит во всех мыслимых и немыслимых сообществах, которые сам же постоянно и создает. Под разными аккаунтами, сэр Кофа основал такие популярные коммьюнити, как [Анти_Джуффинk, [Анти_Гуригk и [Анти_Сыскk. Пишет до сотни постов на дню со ссылками на всевозможные новостные ресурсы и внемлет каждому комменту. Всячески поощряет и провоцирует в своих дневниках флуд и флейм. По слухам, истинный создатель ресурса Удава. Леди Меламори Часто пишет под замок или под настроение. Исправно использует кат. Балуется с дизайном и юзерпиками. Комменты скринятся. Любит писать о поездках и путешествиях с легкой, философской грустинкой и красивыми фотографиями. Сэр Макс, обычно, тайком заносит такие записи в избранное, но в журнале у Меламори не комментирует. Сэр Луукфи Пэнц Завел дневник на Ли.ру и удивляется, почему не может зафрендить никого из коллег. Как правило, постит фотографии буривухов, тесты [Какой ты Буривух?k и ссылки на новости про буривухов из Ленты.ру. Из сострадания, Макс и Шурф тоже завели дневники на Ли.ру, чтобы хоть изредка его комментировать. Генерал Бубута Тысячник. В друзьях у [info]goblin_gagaПишет кратко, но содержательно. Когда у него в комментах появляется Макс, Бубута с перепугу удаляет ЖЖ. После очередной награды от Гурига восстанавливает. Иногда, тайком пишет на Удавком, но его креативы всегда возвращают обратно. Анонимно постит в чужие журналы комменты типа [В задницу!k, [Дерьмовый ЖЖ!k, [Спрячь эти бычачьи сиськи под кат!k. Удивляется, как быстро его вычисляют. Раз в году, служащие Полицейского Управления анонимно оставляют под его последними постами нелицеприятные комменты, касаемо сакральных связей между естественными оправлениями шефа и процессом его умственной деятельности. Пока Бубута рвет и мечет у монитора, сэр Рогро Жиль, разумеется, публикует всю переписку в [Суете Ехоk. Сэр Мелифаро В его ЖЖ куча тестов, ссылок на Удавком и Анекдот.ру, а также фотографий красоток с сайтов знакомств (разумеется, на каждом из них у Мелифаро есть минимум три аккаунта). Любимое развлечение: написать анонимно у Макса в комментах: [ты ночная задница, убери эти бычачьи сиськи под кат!k и помирать со смеху, глядя на то, как будет дергаться две недели Бубута. Дизайн и юзерпики решительно неадекватны. Страдающим от эпилепсии настоятельно рекомендуется читать журнал Мелифаро с френдленты. Сэр Джуффин Халли Пишет в режиме Friends Only. Профиль, с помощью хитрых настроек, посмотреть невозможно. Иногда, шутки ради, в чужих журналах комментирует посты ещё до их написания. Фокус не проходит только с Бубутой, поскольку его посты редко отличаются по содержанию. Первое, что делает с утра [info]chingizid проверяет, не добавил ли её Джуффин во френды. Лойсо Пондохва Благодаря Джуффину был удален из ЖЖ и депортирован на блоги Мэйл.ру. Мечта его выбраться из этой помойки. Периодически, Лойсо флудит анонимно у Макса в комментах с мольбами вытащить его оттуда хотя б на Ли.ру. Его Величество Гуриг VII Тысячник. Все что не касается государственной деятельности постит в режиме friends only. Причем, многие посты доступны только для Рогро. Ходят слухи, что под другим аккаунтом Гуриг ведет один из самых скандальных блогов в ЖЖ. Прочая информация о сетевой жизни монарха скрыта от широкой общественности стараньями Тайного Сыска.

Уна Джанга:

Мелифаро: Орест Латти О да, дивнейший боян. =)

Уна Джанга: Мелифаро Вот мне всегда не нравилось слово "боян", когда им пользуются явно не для обозначения музыкального инструмента!!! Неужели Вы, например, не допускаете мысль, что не все читали эту дивную чушь? И вторую мысль - а как себя чувствуют те, кто сначала восхитился этой чушью, а потом прочитал, что это бОян?

Мелифаро: Уна Джанга Леди, а в чём, собственно, проблема-то? Восхищайтесь на здоровье! Я для себя никоим образом не ставил цели оскорбить Вас в лучших чувствах. А что касается любви-нелюбви к чужим комментариям... Так тут уж, миль пардон, на всех не угодишь. =)))

Джуффин Халли: Уна Джанга А между прочим, сформулировано превосходно Так-то, сэр Мелифаро, и на тайного сыщика бывает ...манул!

Уна Джанга: Конечно же, чисто паучьемирское: Бабье лето мы в одичавший уголок стремимся, доверить городу пытаемся тепло. и, как упавший лист, ложимся душою за разбитое стекло - нам кажется, окно скрывает волшебных красок дрёму и игру. среди осенних дней витает наш Бог во сне и наяву. Мелифаро молчу-молчу

Мелифаро: Джуффин Халли Конечно, бывает! Манул, он такой, да. Он периодически у всех бывает. Он чем-то сродни полярному зверю песцу. Но проблемы в данной ситуации я действительно не вижу. =))

Уна Джанга: Джуффин Халли Спасибо... манулом меня еще не называли. Это комплимент?Оо

Джуффин Халли: Уна Джанга Эта часть была, скорее, тапком в любимый огород сэра Мелифаро. )) Иными словами, это был персональный манул, которого Вы мастерски подкинули моему Дневному Лицу

Уна Джанга: Я теперь между двумя огнями нахожусь, если что... м-да... Ладно, господа хорошие, с праздниками, и да пусть меня обойдет ваш взаимный стеб!*перекрестилась*

Макс: Здесь запечатаны окна. Несильно - замазка, Сделка на зиму, чтоб сильно не ждали весну. Стекла заляпаны белым, нелепая краска - Всех всё равно словно сослепу тянет к окну. Там, за окном, зимний садик стоит в ожиданьи, Если бы только окно открывалось чуть-чуть... Нет. Запечатано. Замкнуто. Не выпускают. Это, наверное, чтобы не вышло вдохнуть. Белая комната с серой скрипучей кроватью. Странные лица - одно за одним у дверей. Хочется крикнуть им: "Люди, пожалуйста, хватит. Дайте хотя бы без воздуха сон досмотреть". Воздух - дороже, чем думал, чем знал и казалось. Воздух дороже всего, и опять его нет. Люди, здесь дышат вообще? Может, мне показалось, Только, по-моему, я здесь уже много лет. Холодно. Зимние окна пускают не ветер, Только его отражение - холод и пыль. По коридорам гуляет надежда на лето, Зря. Здесь декабрь и замазкой заклеена быль.

Луукфи Пэнц: А мне вот нравится творчество Вероники Ивановой... Как просто - уйти, и как трудно - вернуться. Обратно. Назад. К истокам. Домой. Засушливым летом. Вьюжной зимой. От чар вечных странствий однажды очнуться И, робкой рукой до ворот дотянувшись, Застыть, ощущая странную боль В груди. Ты желаешь встречи - с собой? Приветствие тихо умрёт, не проснувшись... Я здесь. Я вернулся. Вы ждали скитальца? Нелепый вопрос. Ненужный ответ. Что хочешь услышать: Да или Нет? Надежда замёрзла на кончиках пальцев... Бродил по задворкам. Стоял у престолов. Рыдал и смеялся. Пылал и тлел. Летел в небесах. Бежал по земле. Но замер у двери, до боли знакомой... В один перекресток земные пути Сольются, как реки. Ты это знал, Когда, покидая себя, шептал: "Как просто - Остаться, как трудно - Уйти... ...Над собственной душой он ищет власти, А троны, злато, паутина чар, Искусство убивать, страх быть убитым - Все преходяще. Кровью слез омытый, Лишь тот оценит жизни светлый Дар, Кто не Пророк и не Герой, но - Мастер... Однажды маятник качнется, И, споро набирая ход, Судьба отчаянно взбрыкнет Не хуже злого иноходца. Клубок, запутанный котенком - Событий призрачная вязь. Восторг. Полет. Паденье. Грязь. Но что за чем? Светло и звонко Смеется мудрый кукловод, Перебирая в пальцах жизни. Герой? Любовник? Третий лишний? Какая разница? Вот-вот Из строя минусов и плюсов Шагнет навстречу сотням глаз Мой незатейливый рассказ. Начнем? И маятник качнулся...

Гуриг VIII: Луукфи Пэнц Согласен. Постойте, а Вероника Иванова случайно не автор серии романов фэнтези, один из которых так и называется: "И маятник качнулся"?

Луукфи Пэнц: Гуриг VIII *старательно кивает головой* да, да, да! именно она. хорошо пишет, мне нравится)

Гуриг VIII: Луукфи Пэнц Я читал несколько лет назад - кажется, первую и третью книгу серии... Да, вполне. )

Луукфи Пэнц: а почему только первую и третью?)

Гуриг VIII: Луукфи Пэнц А вторую мне почему-то отказалась давать знакомая, у которой я их одалживал. *пожимает плечами* Сказала, что мне это будет неинтересно. Мне, кстати, было интересно, но купить я всё же не удосужился. А что там, кстати, такого было-то?

Луукфи Пэнц: 2.На полпути к себе 4. Право учить. Повторение пройденного 5.Свобода уйти, свобода остаться. *Здесь другой перс в главной роли.* 6.Право учить. Работа над ошибками А больше ничего такого там не было) Честно? Я уже довольно плохо помню >< так, эпизоды какие-то всплывают. Так что, на на краткий и лаконичный пересказ можешь не рассчитывать)

Пондохва (Панда): Ничего у меня не получится. Эту мысль под сердцем грея, Я иду по замёрзшей улице, Своего тепла не жалея. Не любим, но влюблён - не срастается. Не желаем, но рядом - не сложится. От меня ничего не останется В твоей сладко-зелёной комнате. Только дым сигарет ментоловых... Да и он унесётся в форточку. Тихий шорох желаний сломанных Поцелуем в кошачью мордочку. Уходя, ухожу. Не сломленный, Не закрыв за собою двери. Грея душу твою ладонями, Я в тебя иступлённо верю. Вижу, леди Меламори обратила внимание на мои стихи. Собственно, этот - так сказать подарок всем ко дню святого валентина. Я по-прежнему не могу играть, но вы все настолько мне понравились, что я решил заскочить на секунду...

Джуффин Халли: Пондохва (Панда) Большое Вам спасибо - и за подарок, и за то, что не забываете нас! Если рано или поздно у Вас снова появится возможность играть - стучитесь, и откроют Вам. А захотите - заходите хоть просто поболтать :)

Гуриг VIII: Луукфи Пэнц А жаль! Мне было любопытно, что мне не дали почитать! )

Луукфи Пэнц: Гуриг VIII да уж..) не представляю, как можно так выдержать, недочитав серию книг, которая понравилась.) мне не понять ><"))

Эвелина О'Райен: Гуриг VIII Луукфи Пэнц а я, честно говоря, начала читать эту серию с третьей книги... Мне понравилось, да, но читать первые две смысла уже не имеет х)

Луукфи Пэнц: Эвелина О'Райен а я со второй начинал^^" но когда первую прочитал, все стало понятней) так что я бы посоветовал все-таки прочитать) но а там уж - ваше дело.)

Эвелина О'Райен: Луукфи Пэнц Ну, все-таки в последующих книгах во многом разъясняются события первой - так что ее читать уже просто неинтересно. А я, честно говоря, жуткая привереда в подобных вопросах) Кстати, мне кажется, что и в других книгах стихи вполне достойные. Вы выбрали ваши любимые, да?)

Луукфи Пэнц: Эвелина О'Райен Ну, как хотите) Мои любимые - все.) ну а эти.. даже незнаю) наверное, под рукой оказались..) У нее еще в "трубках" очень хорошие стихи.

Эвелина О'Райен: Луукфи Пэнц А мне очень нравится стихотворение из "Свобода уйти, свобода остаться" ^^

Кекки Туотли: Он приходит в мой дом за пятнадцать секунд до ночи, Просит кофе и сказок - чтоб поскорей согреться. Входит в тёмную комнату, свет зажигать - не хочет, И садится на пол, настраивая струны сердца. Он почти что безмолвен, а я говорю стихами. Каждый звук в тишине распускается алой розой. Я слежу за его неподвижно-живыми руками, Так, наверно, и не отошедшими после мороза. Он смешной и серьёзный, рисует узоры на инее, И гитару держит так странно - как виолончель. Он, должно быть, волшебник: ведь я, неизменно-сильная, Беззащитною девочкой сплю на его плече. Не мое. но меня напомнило.

Орест Латти: То самое): Скажи, загадочный человек, кого ты любишь больше - отца, мать, сестру или брата? - У меня нет ни отца, на матери, ни сестры, ни брата. - А друзей? - Не понимаю, о чем вы: смысл ваших слов от меня ускользает. - А родину? - Не знаю, в каких широтах она лежит. - Красоту? - Я рад бы ее полюбить, будь она бессмертной богиней. - Золото? - Ненавижу его, как вы ненавидите Бога. - Так что же ты любишь, несуразный чужак? - Люблю облака... облака, плывущие там... далеко...сказочные облака!

Кекки Туотли: Алиса, признайся, ведь все мы безумны В неведомом мире зеркал перебитых? Здесь в небе качаются лезвия-луны, Алмазами падают метеориты. Алиса, не бойся: я тайны не выдам, А ты завтра днём дошагаешь до края. Всё с клетки на клетку, по старым обидам, Не то - куклой-пешкой, не то - оживая Алиса, поверь мне: кончается правда, На бал все нацепят дешёвые маски. Не честь и не совесть - пустая бравада, От искренних слов - недалёко до сказки, Алиса. Ты слышишь, как падает время? Беснуется бездна, играя с годами... Ты только держись, не вставай на колени, Как знать, может мы потанцуем на грани (с) tears-of-dragon

Луукфи Пэнц: kagami no mae de kimi to madoromu usubeni no yubisaki sono te wa fui ni yowasa o misete kuchibiru o fusaida ano hi kimi to yakusoku o kawashita ima wa futari omoidasezu ni taikutsu na uta ni mimi o katamuke mado no soto mitsumeru boku wa doresu o matoi odottemiseyou kurutteru kai oshiete itsuka kaze ni sarawarete yuku darou ima wa futari omoidasezu ooh boku wa naze kaze no youni kumo no youni ano sora e to ukabu hane ga nai naze hoshi no youni tsuki no youni subete tsutsumu ano yoru e to shizumu hane ga nai aah wasurenaide ai afureta ano hibi kimi no kao mo omoidasezu ni itsuka kaze ni kaki kesarete yuku darou ima wa futari omoidasezu ooh boku wa naze (…) boku wa naze kaze no youni kumo no youni ano sora e to ukabu hane ga nai naze kono ai mo kono kizu mo natsukashii ima wa itoshikute itami dasu aan... Перевод Перед зеркалом с тобой мы уснем... Бледно-алые кончики пальцев... Эти руки неожиданно слабы, Губы поджаты. В тот день мы с тобой поклялись А сейчас мы и не вспомним... Я лениво прислушиваюсь к скучной мелодии... Вглядываясь за окно. Я облачусь в платье и станцую для тебя. Я сошёл с ума, ответь мне? Возможно, однажды тебя унесёт ветер, Но сейчас мы и не вспомним... оох Почему, подобно ветру, подобно облакам, Я плыву в небо - Ведь у меня нет крыльев... Почему? Подобно звёздам, подобно луне всё исчезает, Растворяется в той ночи... У меня нет крыльев... аах Не забывай тот день, наполненный любовью... Не вспоминая даже твоего лица... Возможно, однажды ветром сотрёт преграды, А сейчас мы и не вспомним... От этой любви и этих ран, навевающих воспоминания, Сейчас сладко щемит... аах

Орест Латти: http://slil.ru/27035543 Это избранное моих закладок По Книгам Ехо. Проблема в том, что изначальную, компьютерную версию потерял, а рисованная часть вообще не поддается копированию. Ну и плюс то, что некоторые закладки показались мне довольно уродскими.Весит всё это добро под три Мегабайта, больше сжать не получилось. Кто скачает - комментируйте, можно в Личку, можно в "Скелетиках". Удачи.

Трикки: Ну вот, последнее моё творение - оценивайте: Земля-загадка Я сижу на вершине Ледяного Пика и слушаю музыку тишины. Изредка ее нарушают переливчатые трели бесцветного морозного ветра, игривого, как щенок, который прибежал поласкаться у моих ног. Я улыбаюсь ему, как родному. Затем поднимаю свое верное оружие, длинное копье с керамитовым наконечником, сумку с едой и бурдюк и прыжками устремляюсь вниз. Ветер с радостным воем несется за мною вниз по склону. Сделав прыжок, я приземляюсь на мягкие меховые сапоги и съезжаю на них по снегу. Небо совершенно не гармонирует со снегом, и даже оскверняет его своей кровавой краснотой. Спустившись на добрых двести метров, я ныряю под уступ, и вот я дома. Небольшая пещера под уступом, внутри кострище, циновка из пожухлой травы и много хвороста из Черного Леса - лучшее топливо на лиги вокруг. В самом углу высится груда белых панцирей. Единственное, чем здесь можно питаться, это особые луковицы, которые растут в разных частях гор, а также эти белые твари...крупные мокрицеобразные существа, плюющиеся Бог знает чем. Фу, их-то и насекомыми язык назвать не повернется. Зато их мясо оказалось самым съедобным в этих чертовых дебрях. Разведя огонь, я сбрасываю сумку на циновку и сажусь у костра, глядя в пламя. Я помню, как горели города. Один за другим, охваченные неестественным, адским огнем. Гигантские дома рушились под собственной тяжестью, толпы людей сгорали заживо. Не выжил никто. Не выжило ничто. Не выжили ни растения, ни животные, ни птицы. Ну, насчет растений я преувеличил - ведь растет же Черный Лес и растут же эти питательные луковицы... А потом мир превратился в бесплодную пустыню, и только тут, у гор, вода еще худо-бедно была чиста и не отравлена. Я помню, что первое время после катастрофы леса были пусты. Но потом пришли разнообразные чудовища. Я спрятался от них в горах, но нашлись те, кто не боялся холода, и тогда я направился выше в горы, чтобы поселиться на Ледяном Пике. Мороз был благосклонен ко мне, монстры не пробились наверх. Чтобы добывать пропитание, необходимо было оружие. У меня первое время было оружие - могущественное оружие, изрыгающее пламя и смерть. Но потом оно затихло насовсем - кончился внутренний жар неукротимого огненного зверя. И тогда я нашел керамитовое копье. Оно не хуже огненного зверя разило тварей, но не всех - лишь самых маленьких и слабых. Тех, что посъедобнее, я брал с собой наверх и готовил на костре из веток скрюченных деревьев Черного Леса. Мне снились странные сны - снежные равнины, исполинские кристалловые леса, океаны лавы. И над всем этим, в черном небе - сферический синий кристалл. Просыпаясь по утрам, я часто думал об нечеловеческом сиянии, которое источал этот самый кристалл. Странное, холодное и горячее одновременно, слепящее и ласкающее глаза... Мне показалось, что я задремал у костра. Когда я проснулся, я заметил у входа в пещеру чей-то силуэт. Я взял копье и вышел из пещеры. А... опять этот странный призрак. На камне сидел парень. Лет двадцати, не более. Он сидел и смотрел куда-то вниз по склону. Я как раз поднимался обратно из Черного Леса, когда заметил его. Он заметил меня, но не придал этому значения. Хмурая улыбка появилась на его лице. Он смотрел вдаль. Я приблизился и окликнул его, но он меня проигнорировал. Или не услышал? Одет он был в шаровары и рубаху, волосы были приподняты повязкой. В руках он держал причудливое копье из цельного кристалла. Синего кристалла. Удивившись еще больше, я подошел поближе и попробовал прикоснуться к странному юноше. Но тот лишь растворился от моего прикосновения. Рассеялся, как сон. С тех пор я стал видеть его на камне около пещеры почти каждый день перед закатом. Он сидел и смотрел то на небо, то на горизонт, и всегда молчал. Только один раз я услышал от него такую фразу: - Жаль ты этого не видишь, Элле, - он вздохнул, затем внезапно посмотрел на меня, очень удивился и растаял. Это было неделю назад. С тех пор он не появлялся. Но вот появился снова. Я подошел к нему и сел рядом на камень. - Привет, - начал я. - Привет, - ответил он и посмотрел на меня, - кто ты? - Я? - я вспомнил мое имя впервые за столь долгий срок. - Я Дарк. - Какое красивое имя. А меня зовут Арк, - мой новый знакомец посмотрел на небо. Я умиротворенно посмотрел туда же. - А это и есть Светлая Сторона? - спросил он. - Светлая? - я хмыкнул. Кто бы мог подумать... "Светлая", надо же... я пожал плечами, - когда здесь были люди, они называли это место Землей. - Земля, - Арк посмаковал это имя на языке. - Звучит красиво. - Да, - кивнул я. - А почему ты назвал это место Светлой Стороной? - Ну на Темную Сторону это точно не похоже, - пожал плечами парень. - А ты что же, Хранитель этой Стороны? - Да какой из меня Хранитель чего бы то ни было? - вздохнул я. - Так, смех один. Затем я задал давно мучивший меня вопрос: - Скажи, ты просто наваждение, или, может быть, мой сон? - Вот еще, - фыркнул Арк. - Это ты мое наваждение, и если на то пошло, то все это, - он обвел рукой горы и небо, - мое наваждение. - То есть, хочешь сказать, что это я тебе снюсь? - удивился я. - Да, а что тут такого? Мне много всякого снится, - вздохнул мой собеседник. Мы замолчали. Я с интересом поглядывал на его кристалловое копье. - Крепкое, небось? - спросил я. - Что? - встрепенулся Арк. - Ах, это? Это мое оружие против монстров. - Так ты тоже сражаешься с монстрами? - встрепенулся я. - Ну да. Мне нужно освободить души моих друзей и жителей моей деревни от плена в волшебных Башнях, и после этого я выполню свою миссию. Хотя, Старейший говорил, что моя миссия на этом далеко не будет окончена. - Кто-кто? - поинтересовался я. - Старейший, - пояснил Арк. - Это самый старый из жителей нашей деревни, и, по стечению обстоятельств, мой двоюродный прадед. Родителей у меня нет. Братьев и сестер тоже, - он вздохнул. - Вона как, - сказал я. - Не хочешь зайти ко мне в пещеру? - Я бы с радостью, да чем ближе я к огню, тем страшнее мне становится. Хотя, я уже всякого в жизни навидался. - А ты можешь мне рассказать про Башни и Темную Сторону? - попросил я. - Нет, не могу. Я и сам толком не понимаю, что есть что. Просто есть Темная Сторона, там наша деревня и эти растреклятые Башни. А есть Светлая Сторона. Она, надо думать, и есть все это, - он снова обвел рукой горы. - А здесь хорошо, - внезапно добавил он с улыбкой, - даже красиво. Только вот мне не нравится это небо. Какое-то оно неправильное. - Да, - согласился я, - раньше оно было голубым. Но потом случилось что-то, что перекрасило его в красный цвет. - Перекрасило, говоришь?.. Кстати! - Внезапно Арк посмотрел на меня строго, - как ты выжил?! В смысле, я слышал от Старейшего, что вся Светлая Сторона покрылась толщей океанской воды и ничего живого там быть не может! Я, конечно, уже освободил четыре континента, но на них только монстры! Как ты мог выжить??? Я растерянно заморгал. Действительно: "как"? Однако мой мир не погрузился под воду, он сгорел! - Он сгорел... - прошептал я. - Что? - насторожился Арк. - Он сгорел. Мой мир сгорел. Дотла. - Хочешь сказать, что Светлая Сторона была выжжена дотла? Тогда это ты точно мое сновидение, потому что я лично освободил мир от водных оков! Арк стал меркнуть. - Пора, - сказал он серьезно. - Завтра решающий поход на последнюю Башню! И на этот раз со мной будет защитная накидка, сшитая Элле, и я точно пройду через чары Стража! - Но постой! - воскликнул я. - Мы еще увидимся? - Возможно, ты мне еще приснишься... - задумчиво произнес Арк. - Прощай, Дарк! Был рад с тобой познакомиться! И он исчез. А я так и сидел, и гадал - кто же кому приснился?..

Йотори Асаори: Ну что ж, надеюсь, никто не будет против, если я добавлю несколько строф к тому, что здесь звучало. Офелия А мира твоего не существует. Обманывать себя – тяжелый рок. Офелию с цветами, неживую, Прочь унесет стремительный поток. Кому герои, рыцари и замки, Тебе же - сказки злобных мерзких фей. О том, что мир: условности и рамки, И выйти за пределы их – не смей! И пусть еще на сцене есть актеры. Твоя роль сыграна. Трагична и легка. Завороженные прикованы всех взоры. К цветам упавшего с твоих волос венка. 23.03.2009

gigrey: Не в тему, но - любимое. Написал "по приколу"... А получилось всерьёз. Снова будут бегать По аллеям дети. Дождик смоет копоть, Пепел сдует ветер. На скамейку сядут Старые пилоты, По граненым стопкам Расплескают что-то. Выпьют третий молча, Первые два - быстро. Вспомнят командиров, Матюгнут министров. Под баян исполнят Боевые марши. И победа станет Ровно на год старше.

Лийки Бдино: Сквозняки Хумгата донесят, что "наше всё" издали в Забугорье. Вот таким увидят "Чужака" англоговорящие жители Мира Паука.

Джуффин Халли: Лийки Бдино В Европе «наше все» начали издавать уже относительно давно. По крайней мере, пару лет назад в Германии я сам видел томики Макса Фрая на полках в книжном: «Чужак» «Путешествие в Кеттари»: «Магахонские лисы»: «Волонтеры вечности»: «Простые волшебные вещи»:

Лийки Бдино: Какой-то у немцев больно суровый сэр Макс... Больше на вас, сэр Халли, похож.

Орест Латти: Ну и я, наверное, добавлю несколько на "DOMINATING!"*: Литва: Испания: Много мест, где Макс Фрай выходит... * своеобразная геймерская шутка. И, Джуффин, надо было транскрипцию добавить - это же так забавно.)

Элия Тэн: Читала и искренне восхищалась вами, господа... Хорошая поэзия - это настоящее удовольствие для души. позвольте мне тоже поделиться своими поэтическими излияниями. Первое - это даже не стихотворение... скорее связанные друг с другом строчки. Тысячи людей, спешащих по своим делам. Сотни машин, летящих по асфальтовым рекам. Десятки домов, выстроившихся вдоль лабиринтов улиц. И одно окно, излучающее теплый свет. Один аромат, вобравший в себя миллион и одну секунду переживаний. Один звук, заставляющий сердце сладко сжиматься. И ни одного слова, способного заключить все это в тесную клетку речи. Лишь молчание новой жизни. А это зарифмованная любовь к Ехо :) О, Ехо, город мой любимый, Волшебный город грез моих, Не отвести никак мне взгляда От мозаичных мостовых. Я слышу плеск волн на Хуроне, Изящные переходя мосты, И ветер мне поет тихонько. Вот так сбываются мечты. И осеннее Посмотри - вдаль уходит дорога, Над рекою зависнув мостом. Осень манит вперед, зазывая Словно золото желтым листом, Словно море небом глубоким И туманным дыханьем ветров. Сделай шаг - и узнаешь разгадку Тех волшебных таинственных снов.

Андэ Пу: А вот мой эпиграф к песне Короля и Шута "Продавец Кошмаров", естественно, стихотворный: В глубоком тупике, На куче старого тряпья, Сижу один, а вдалеке Я вижу вас, мои друзья! Толпа, иль масса - как хотите, Ждет бенефиса моего, Но в подворотню не входите, Коль жаль здоровья своего! Аплодисменты слышу я, И тень лложится над толпой, Меня заждались вы друзья, И вот он - выход мой...

Элия Тэн: Эпиграф к песне - это сильно...

Андэ Пу: Элия Тэн, в смысле, сам факт того, что эпиграф к песне, или сам эпиграф?) У Короля и Шута часто встречаются стихотворные эпиграфы к песням... Например: Эпиграф: Каким бы умным не казался человек, Каким бы славным не давал он жизнь идеям. Но все же в полном одиночестве вовек, Он был и будет шалуном и прохиндеем! Сама песня: Столетний шут схватил за плечи внука Запомни плут что жизнь смешная штука Когда тебя беда в потоке дней найдет Засмейся ты тогда и все пройдет! Шут умирал пытаясь улыбаться Все повторял – учись малыш смеяться Проблемы есть у всех но это полный бред Веселый громкий смех – и горя нет! Вскочил пацан и следуя совету Смеяться глупо стал ума как-будто нету От этих криков дед умчался на тот свет Оставив на земле смешной совет

Элия Тэн: Андэ Пу пишет: сам факт того, что эпиграф к песне да. именно это. я вот когда-то писала стихотворные эпиграфы к главам, но вот к песне - никогда. спасибо, что показали мне и такую сторону поэтического искусства

Андэ Пу: Элия Тэн, не стоит. Благодарить надо Михаила Горшенева и Андрея Князева.)

Элия Тэн: Андэ Пу, но их я не знаю, а с вами общаюсь))) А мне из поэзии еще очень нравится японская поэзия. Вроде простые строчки, а иногда так цепляют...

Андэ Пу: Элия Тэн, мне больше нравятся стихи Генри Лайона Олди. например, гениальная "хайямка": Несу свой Дзен С горы в долину. Тяжелый, сволочь! Так... что-то меня потянуло, выкладываю своей мини-рассказ-самостеб... Мои альтер-эго - та еще семейка... Стук в дверь. - Кто там? - Я! - Я??? Дверь комнаты приоткрылась и внутрь заглянул коричневый Маторан. Он со скептицизмом оглядел творившийся у меня "рабочий" бардак: - Найт, сорок минут пятого! - И что? - равнодушно спросил я, выбивая соло на клавиатуре. - Опять черкаешь рассказ? - вздохнул Крэш, входя внутрь. - А что еще делать? - А ты спать не пробовал? - с ноткой иронии спросил По-Маторан. - А смысл?.. Чем больше сплю - тем больше идей для рассказов сгорает! - я остановился, утер текущий нос и посмотрел на Крэша. - Опять сидишь под окном! На улице уже не июль-месяц! Чай, уже август - ночи-то холодные стали... - А сам-то, сам-то? - насупился я. - Целую ночь торчишь в мастерской и химичишь с глайдером. Сколько раз тебя просил: не надо ничего модифицировать, так нет же! Кто сделал отделение для мячей для Колхи? Кто сделал крепеж для клюшки того же назначения?! Я, что ли?! А кто установил бластер под радиатор?! - Не спорю, я затачивал машину под спортинвентарь. А вот бластер - это уже не ко мне. - Ага, ну да, наш Повелитель Боли опять постарался... - А, что? - в проеме показалась заспанная черная Маска Страданий. - Народ, вы чего не спите? - Ругаемся! - хором ответили мы с Крэшем. - Принято единогласно, - цинично усмехнулся Проклятый. За его спиной из темноты материализовался Теневой Воин. - Чего спать мешаете? - раздался гулкий и сонный голос демона. - Развели тут разговоры в пять утра!.. - Дайте спокойно рассказ дописать! - жалостливо попросил я. За стеной раздались недовольные голоса прочих персонажей: - Дайте поспать, люди, имейте совесть! - услышал я голос Ринкаши Тедоме, - Мне завтра опять бежать на дежурство! - А у меня завтра занятия! - раздался откуда-то сбоку клекот Фолкена. - Запрос: всем прекратить издавать посторонние звуки, - раздался монотонный голос Робогира. - У меня вообще завтра гонка! - раздался возмущенный возглас Зака. "Немедленно идите все спать! Вы мешаете моей медитации!" Как же, протосс по имени Хронос... Короче, начался дебош: - Найт, иди спать! - Что вообще происходит?! - Поспать не дадут! - Поддерживаю Теневого! - Заткнитесь! - Директива: расстрелять нарушителей спокойствия! "Да замолчите вы все, или нет?!" - Хорошо еще, что Октобер, как всегда, спит в Москве-реке! - Уж кого-кого, а Октобера здесь точно не хватает... - Сколько можно?! - Заткнитесь! - Щас кому-то будет больно! - Ухи пусти! - Exterminate! - Чесслово, задолбали! Мне завтра на службу! - А у меня занятия!.. - Да кого волнуют твои занятия?! У меня завтра гонка против Вангеров Глоркса! - Передавай Липкому привет! - Больно надо! Сам ему передай! - Народ, сейчас ведь Биоморфов разбудите! - А пускай приходят, мы их по одному покромсаем! Я не выдержал и рявкнул так, что услышали все, весь дом: - А ну всем цыц! Идите спать, я тоже вскорости лягу! - Хорошо, хорошо... - народ начал потихоньку рассасываться. Через пять минут я уже сидел в абсолютной тишине с выключенным светом у гудевшего ноутбука. Я встряхнул руками и пошевелил пальцами как заправский пианист. - А теперь, - воодушевленно прошептал я, - рассказ! На чем я там остановился? Ах да! И я начал быстро набивать на клавиатуре: "Дверь комнаты приоткрылась и внутрь заглянул..."

Элия Тэн: Браво! Вообще-то юмор - одна из замечательнейших сторон творчества. В последнее время стала чувствовать смелость вставлять юмористические эпизоды в свои творения. Хотя мне ближе лирика...

Андэ Пу: Элия Тэн, я стараюсь в каждом своем произведении добавить капельку юмора - например, для разрядки напряженной остановки. Я рад, что мой рассказ понравился даже вам, леди - девушке, которая не знакома с подавляющим большинством моих персонажей.)

Андэ Пу: Элия Тэн, ту же капельку юмора вы можете увидеть в моем пробном игровом посте.)

Элия Тэн: В моих произведениях юмор если и есть, то лишь в виде пикантной приправы к серьезному блюду. Я люблю пофилософствовать. Видимо, первое образование обязывает Вот, к примеру: Говорят, глаза - зеркало души. И действительно, порой заглянешь в чьи-то глаза, вроде бы и незнакомца, и увидишь в них целую историю, и станет человек тебе немножечко ближе и роднее. Но если оглянуться, ты не увидишь глаз других людей. Кто-то смотрит вниз, в землю, кто-то, уже реже, - вверх на небо. Иногда увидишь замерший взгляд, устремленный куда-то мимо тебя, в неведомые дали собственных мыслей. А есть и те, кто прячет глаза за темными очками, пряча и свою душу. Нужны ли эти встречи взглядов и встречи душ каждый день с десятками незнакомых людей? Может, да, а может быть, и нет. Просто хочется верить, что люди еще не научились обманывать с помощью взгляда. И если уж какой-то взгляд пронзил тебя насквозь, это значит, что ты прикоснулся к чьей-то душе, вдруг ставшей родной и близкой, в одно мгновение ока. Лучше и не скажешь...

Андэ Пу: Элия Тэн, великолепная зарисовка, леди! И очень со смыслом.)

Мелифаро: Элия Тэн Андэ Пу Мои комплименты за оживление творческой темы. =) Про себя могу сказать, что иногда такую пафосную философию берусь толкать с ближайшей горки - самому страшно! Отсюда вывод - не будем же пугать обывателей! Продолжайте, любезные, я за вами наблюдаю. =)

Андэ Пу: Мелифаро пишет: Продолжайте, любезные, я за вами наблюдаю. =) Мне уже страшно, о Инфернальный!

Элия Тэн: Андэ Пу пишет: Элия Тэн, великолепная зарисовка, леди! И очень со смыслом.) Благодарю, сэр. Люблю наблюдать за миром вокруг нас. Мелифаро пишет: Про себя могу сказать, что иногда такую пафосную философию берусь толкать с ближайшей горки - самому страшно! Искренне сие занятие для ума. Пусть и с прилагательным "пасфосный". Так что буду вам признательна, если порой будете забираться на вышеуказанную горку и толкать.

Мелифаро: Имею вынести на обсуждение вот такую вещь. Нашёл в сети и честно поставил значок цитирования. =) Люди со стеклянными коленями "Гордость - опасная вещь". (Л.М.Буджолд) Мы разные. Но одна из классификаций, которой подчиняемся мы все, немного отдаёт известной цветовой дифференциацией штанов. Это классификация коленей. Есть люди с коленями из стали, есть с деревянными, а есть люди с коленями из стекла. Первая категория, несмотря на использованный материал - слаба, те, кто в любой трудности встаёт перед судьбой на колени. Сразу. Чтобы лишний раз не нарушать свой душевный покой. Течение подхватит и всё равно прибьёт к какому-нибудь берегу. Станет лучше - прекрасно, будет хуже - что тут сделаешь? Человек привыкает ко всему. Идти против судьбы себе дороже. Предусмотрительнее снова отдаться на её милость. Всегда плохо быть не может, не правда ли? Люди с деревянными коленями осознают и ведут себя иначе. Они способны выдержать невзгоды, но в какой-то момент или их сломит злой волей, или они сами посчитают удобным для себя преклониться и пустить всё на самотёк. Их можно считать лицемерными, но лицемерными по отношению лишь к самим себе. И это лицемерие, надо заметить, оправданно. Таким людям живётся проще всего: они способны на трезвое мышление, искренние чувства и необходимый расчёт. Такие не пропадут. Приспособятся и выберутся на свет даже из глубокой ямы. Самая уязвимая и самая же непримиримая со своей уязвимостью - каста людей с коленями из стекла. Эти скорее откажутся от самого выгодного шанса в своей жизни, чем поступятся собственной гордостью, которую этот шанс требует усмирить. Для них неприемлема сама мысль о том, что в какие-то моменты судьбе нужно покориться, иначе тебя сотрёт в порошок. Они никогда не встанут на свои стеклянные колени, потому что стекло хрупко, и разбившись однажды, никогда больше не позволит своему владельцу подняться и выпрямиться в полный рост. Эти люди либо добиваются небывалых высот, заставляя опускаться на пол окружающие сталь и дерево, либо неизвестными приходят и уходят по самому краешку капризной судьбы, потому что подобных себе не любят, а всех остальных презирают. Стеклянные колени - это воплощение гордыни, одного из грехов, за которые с песнями и плясками жарят их обладателя на раскалённой сковородке уполномоченные представители диктатуры ада. Но кого это волнует в итоге? Явно не тех, кто вместо служения своей жизни привык ею управлять. (с)

Элия Тэн: Любопытная концепция.. Волей-неволей задумываешься, к какой категории сам принадлежишь...

Леди Хесса: Чистой воды баловство)) С огрехами, но вычитывать и вылизывать текст почему-то неохота... пусть живым остается) Писано мной на заказ. Фанфикшн на тему: Макс Фрай, Индийские мифы Шурф Лонли-Локли | Шива. "Что мне твои перчат..." Когда в дверь постучали, Шива как раз пил камру. Похлебнувшись от неожиданности – двери-то у него отродясь не бывало, но гость все-таки умудрился тактично создать звук стука, перед тем, как шагнуть на пушистое голубое облако своими мягкими туланскими сапогами. – Хорошего дня, - вежливо поздоровался высокий мужчина в белоснежных одеждах. Шива слегка нахмурился, чувствуя некоторую конкуренцию в плане сиятельности его собственной персоны на фоне своего гостя. – Чтоб ты провалился, - неразборчиво буркнуло божество себе под нос, но неблагонадежная туманная поверхность осталась глуха к капризам хозяина. Лонли-Локли тем временем приблизился к Шиве и уселся напротив него в позу лотоса: – Простите великодушно за беспокойство, но мне пришлось потревожить Вас по очень важному вопросу. Шива непонимающе моргнул, сначала верхним глазом, а потом поочередно левым и правым. Шурф же, совершенно не замечая ошалевшего подмигивания, продолжал: – В некотором роде, мы с Вами коллеги. Истина, Последняя инстанция. Поэтому я считаю своим долгом прояснить для себя и жителей разнообразных миров кое-какие неувязки в мифологических описаниях Вашей особы. – Тайный сыщик, как всегда был обстоятельным, серьезным и до колик занудным. – Начнем, если вы позволите, с имени. Бывший Безумный Рыбник выудил откуда-то из рукава объемистый, как рулон туалетной бумаги, свиток, и, деловито развернув его, вслух зачитал: – В ведах, тантрах, пуранах и Махабхарате упоминается, как минимум 1008 наименований, означающих многорукое божество, которое считается символом… Шива тряхнул головой. Мысль по поводу того, что кто-то из них двоих явно сошел с ума, впрочем, никуда из этой грешной головы не исчезла, а только стала звучать громче и настойчивее, пытаясь перекричать монотонное чтение проклятого гостя. – Позвольте теперь мне огласить весь список, чтобы избежать дальнейшей путаницы, - на полном серьезе заявил этот воистину безумный господин и тут же приступил к исполнению задуманного. – Да ты рехнулся! – наконец опомнился бог. Шурф обратил на его реплику меньше внимания, чем на пылинку, кружащую в воздухе. Где-то на 78-м пункте Шива взвыл и забегал по своей тучке, вырывая на себе волосы, надо сказать, вполне успешно из-за непомерного количества конечностей. На 356-м он начал раздумывать о позорном бегстве, прикидывая, далеко ли до земли. На 690-м – уже пару минут тихо плакал в дальнем уголке облака. На 845-м ему в голову пришло, что он все-таки, какой-никакой, а бог, так что можно ведь просто прикокать этого идиота и дело в шляпе. – Ну все, ты нарвался, трепещи смертный! – взвыл Шива потрясая кулаками. Лонли-Локли затих, непонимающе взглянул на хулиганское божество и честно предупредил: – Если Вы не дослушаете, мне придется снять перчатки… – Да что мне твои перчат… Шурф печально вздохнул, пряча левую ладонь обратно в «варежку». Склонив голову на бок, он с сожалением оглядел кучку пепла. – В конце концов, он совершенно не разбирался в литературе…

Арая Тейш: Так, сэры и леди, мне стало скушно, а достойный ответ в Сказках после реплики сэра Боха пока не находиться, решила развлечь достопочтенную публику своими опытами в высоком литературном искусстве *скромно потупив взгляд, достоет кипу бумажек и откашливаеться* МИР ПАУКа Себя теряем, растворяясь По капле в паутине дней. И, в свете солнечном теряясь, Мы увязаем все сильней. Порвать и убежать от мира Во тьму, на свет своей мечты Так сложно. Паутина мира Как пуповина – свет и ты. * * * Я снова растворяюсь в небе Противно-сизом, словно боль. И сердце разрывает в клочья Чужих привязанностей рой. Сама уже я не решаю Как жизнь свою я поверну, И мошкой в нитях я качаюсь, За дракой пауков слежу. Мне в этом мире места нет, Я слишком слабое созданье. В глазах давно огонь потух. Я снова в небе растворяюсь. * * * Азартно режутся в прятки Души на грани миров, И, расходясь ежечасно, Уходят за горизонт. Мы параллельны по жизни, Встреча судьбой не дана. Сердце тоскует и рвется Сбежать от холодного сна. * * * Ушли атланты, и небо с каждым днем Все тяжелей ложится мне на плечи. Я чувствую, как бьется птицей в клетке Моя душа в решетке облаков. * * * Я растаю в дожде и по капле уйду В темноту, что на сон так похожа. Я уже не услышу твой отчаянный зов, Ослепленное сердце не дрогнет. Вспышкой молний сотрется из сердца мой свет. Наважденьем растаю в тумане. Танцем бликов останусь на гладкой воде. В твоем сердце… останусь? За сим пока откланяюсь *забиваеться в угол и ждет критики*



полная версия страницы