Форум » Вне времени » Приют забытых теней. 19 день года » Ответить

Приют забытых теней. 19 день года

Йотори Асаори: Место действия: окраины городка Челли Время действия: поздний вечер.

Ответов - 28, стр: 1 2 All

Йотори Асаори: К счастью для невежд, оба ночных гостя не имели представления о личности своей незримой собеседницы. К счастью для всего мира, незримая леди, беседовавшая сейчас с мужчинами, перестала быть живой задолго до того, как могущество ее сравнялось с амбициями, которым тесно было в этом провинциальном ордене. Проводник, по мнению леди, был той породы неудачников, которые единожды споткнувшись и упав, не поднимаются, чтобы продолжить дорогу, твердо глядя вперед, а уныло бормоча оправдания тому что «им это не под силу, а то не по возможностям», отползают в сторону. И живут тихо и незаметно, довольствуясь малым, и не мечтая даже о том, что может быть иначе. Да и сам он признался в этом, явно боясь рискнуть тем незначительным, что имел в этой жизни. Сухой, злой смех прокатился холодными мурашками осязаемого наваждения, коснувшегося парня. - Вот именно, что боком, - подчеркнула леди, с деланным равнодушием, - ну раз тебе ничего не нужно, довольствуйся тем, что у тебя есть. И жди чего-то неопределенного. Уговаривать я не стану, слишком несоразмерно, то, что я могу дать тебе и то, что могу получить взамен. А что касается платы и призрачности, - леди оскорблено фыркнула, - тут не рынок, чтобы говорить о плате, а знания – вещь нематериальная, но во все времена ценная, для тех, кто ищет их. Ловушка, самая обидная для тех, кто всегда стремился к власти. Когда знаешь столь много, что достаточно капли силы, чтобы напомнить о себе этому миру, но не имеешь возможности воспользоваться этими знаниями. Леди не скрывала своей досады, не привыкшая при жизни к тому, чтобы мужчины отказывали ей, подчиняясь если не чарам красоты и обольстительности, то волшебству. Так что дипломатичности среди ее достоинств никогда не было, а в посмертном состоянии личность мало способна к развитию и обретению качеств, которых не было при жизни. Но, тратить время на уговоры проводника, думающего только о той жалкой плате за свою работу, ради которой он и пришел в башню, магистр сочла бессмысленным… Йотори раздумывал не долго. Он не рассчитывал, что интересующий его артефакт, связан с личностью, которая, судя по всему, была привязана к маске, но мог представить себе степень могущества артефакта, ради создания которого была отдана жизнь. И судя по всему жизнь человека могущественного. - Под силу ли тебе, леди, будет согласиться, обменять все, что имеешь ты на все, чем обладаю я?- Архивариус усмехнулся. Недобро, алчно, -«Все на все» - вполне честный обмен, вот только у каждого это «все» было разным. - Ну что ж, если ты сделаешь шаг в сторону, тебе будет проще поднять плитку, чтобы взять желаемое. В голосе было что-то странное, похожее на насмешливую уверенность в том, что в последний миг человек передумает. Но передумывать и останавливаться на полпути к цели сэр Йотори не привык. Отступив, он опустил взгляд на пол, украшенный узором, сложенным из крупных плиток. Потом присел, и осторожно провел кончиками пальцев по краю восьмиугольной плитки, раздумывая не подцепить ли ее когтем, чтобы поднять и проверить сказанное бесплотной леди. Подняв глаза на проводника, Йотори решительно произнес: - Если вы так боитесь расстаться со своим ножом на пару минут, Иланур, то хотя бы помогите мне вынуть эту плитку.

Иланур: Слова своей собеседницы парень в большинстве своем равнодушно пропустил мимо ушей. Подобных лекций он наслушался, когда покидал Университет, и с тех пор еще меньше обращал на них внимание… Но вот последняя, словно невзначай оброненная фраза о знаниях, зажгла в Илануре огонек интереса. Конечно, он не был помешан на учебе, вроде тех «вечных студентов», явления, с некоторых пор зародившегося в столице, но, учитывая некоторое количество свободного времени и возможность хоть как-то пополнить свои разрозненные и по сути своей бесполезные познания.. К тому же девушка была права – знания всегда были ценны. Пока парень размышлял об этом, его спутник времени не терял. Отойдя в сторону, он склонился к полу, изучающе проведя рукой по контуру одной из плиток, составляющих своеобразный рисунок. Тонкие пальцы скользнули по стыку между каменной фигурой и ее соседкой, словно в попытке приподнять ее… Просьба Йотори в точности подтвердила мысли юноши. Без ответа оставалась только пара вопросов: откуда его спутник узнал, что стоит переместить свое внимание на пол? Потому что всего пять секунд назад оно было сосредоточенно на маске, вмурованной в стену. И почему именно эта плитка? С тем же результатом можно было осмотреть и соседнюю, особенно учитывая то, что его спутнику пришлось сперва отойти в сторону. «Не могла же эта болтливая невидимка сообщить ему? Он же вроде бы ничего не слышал?» - неожиданно дыхание перехватило от смутной догадки – «А может..?» - пальцы невольно метнулись к слегка кровоточащему порезу на щеке, оставленному чересчур резвой тенью. Поведение его спутника изменилось почти сразу после того, как Иланур его ранил… «Ей нужна кровь, чтобы ее слышали? Или ритуальное самоистязание? Или…? Так, пожалуй, стоит уже успокоится, это идея конечно хороша, но наверняка ошибочна» Пожав плечами, парень склонился к облюбованной Йотори плиткой, рассеянно пробежавшись по ее контуру пальцами так же, как и его спутник секундой ранее. К величайшему сожалению Иланура, без кинжала обойтись тут не получилось бы ни в коем случае. -эх, простите, дорогие мои, придется вам поработать несколько не по назначению – пробормотав себе под нос это извинение, юноша приладил лезвие к стыку между камнями и, сперва осторожно, надавил. В сторону отскочил приличный кусок известки, парень улыбнулся краешком губ и через несколько минут восьмиугольный камень с глухим стуком упал рядом с небольшой дырой. Ой, лучше бы Иланур этого не делал. Едва заметный сладковатый запах, преследовавший их с первой секунды в этом здании, стал невыносимым. Может потому, что его источник наконец получил прямой доступ к окружающей среде. В дыре лежал труп. Мерзкий и разлагающийся. Впрочем, в большинстве своем эту информацию передавал нос, потому что лицо неизвестного скрывала маска, точная копия замурованной в стену. Поморщившись, парень посмотрел на своего спутника. -Нашли свою драгоценность? Честно, надо было дать вам кинжал, может, тогда бы тут не пахло так мерзко… Повернувшись обратно к этой любопытной находке, Иланур с сомнением протянул руку вперед и с максимальной осторожностью коснулся пальцами зеленоватого металла. Ничего не произошло. С уже большей уверенностью проводник пробежался по поверхности маски, ощущая чуткими пальцами каждый изгиб или неровность. Работа была почти идеальна.. Леди, пока вы еще не до конца на меня обиделись, разрешите задать вам один скромный вопрос.. Если та маска была вашей, то чья эта? Вашего мужа? – в голосе звучала искренняя, добрая, дружеская насмешка – Надеюсь, если мы возьмем ее, вы не воспылаете желанием нас тут же упокоить? Почему-то мысль о том, что этот предмет останется в пределах развалин, были для юноши невыносимой.

Йотори Асаори: Зашевелились тени, осторожно, словно молчаливые зрители, жавшиеся по стенам, нервным вздохом прошелся сквозняк, нырнувший через окно башни, чтобы волна свежего ночного воздуха только подчеркнула остроту зловония гниющей плоти, пристанище которой только что было открыто. Йотори рефлекторно прикрыл ладонью нос и рот, борясь с тошнотой, отпрянул в первый миг от страшной находки. - Неужели не хороша? – язвительная усмешка незримой леди отчетливо ощущалась в ее словах, звучащих в сознании архивариуса. Йотори впервые ощутил себя марадером, намеревающимся снять с трупа драгоценности. Прежде ему доставались вещи неожиданно утративших искру людей, но причастность сэра Асаори к болезням или несчастным случаям, обрывавшими жизни владельцев записей или же магических безделушек, никто не мог даже заподозрить. И вещи переходили к сэру Йотори из живых теплых рук, при взаимном обмене любезностями с новыми владельцами, которые были рады выручить за старье приличные деньги. В желании заполучить маску, Йотори и не думал, что артефакт может быть привязан к бывшему владельцу столь буквально. Иланур же обладал куда большей выдержкой, чем сэру Асаори подумалось сначала. А может, просто еще мало пожил на свете, и не сталкивался со смертью так близко, чтобы собственная искра трепетала на грани угасания, и потому так неосторожно коснулся стальной блестящей поверхности маски. Все тело находилось по-видомому в нише под полом зала. И снятая плитка открывала только голову трупа. Йотори стало не по себе, когда вспышкой неожиданного озарения в голове сложилась общая картина, давних событий, описанных безумцем. Великие магистры орденов далеко не всегда думали о благе своих последователей. Зачастую вопрос личного могущества был куда более важен, чем жизни последователей. Так и здесь. Человек, нашедший способ заполучить знания и силы каждого из своих приближенных, не смог устоять перед искушением. Йотори стало не по себе от мысли, что под полом покоятся еще как минимум три трупа, лежащие, судя по положению того, который они с Илануром обнаружили, головами к центру комнаты. Да и трупы ли. Безмолвная речь леди была четкой, а эмоции очень живыми. Тело же, судя по запаху, и по тому немногому, что можно было разглядеть под маской, не стало иссохшей мумией, или же изгнив давным-давно, как положено приличному трупу – скелетом под обрывками полусгнившей одежды. Леди была жива, обреченная на кошмарный вариант бессмертия в неживом теле. Мужская маска объясняла многое. Ее свойства предназначались не для леди. И судя по портретным, а не обобщенно нейтральным чертам лица, человеку определенному. - Нашел, - тихо ответил мужчина, подавив очередной рвотный спазм, случившийся при мысли о том, что ему придется сейчас снять маску с гниющего трупа, - думаю, даже хорошо, что я не занялся маской на фальшколонне. Скорее всего, владелица заставила бы нас вернуть пропажу, а может поутру артефакт бы рассеялся, чтобы возвратиться на место. Знаете, как с ложной короной? – некстати вспомнившаяся история о монете, которая всегда возвращалась к хозяину, немного отвлекла сэра Асаори, позволив чуть расслабиться. Леди же тем временем, великодушно простив импульсивного юношу, охотно ответила на вопрос проводника: - Не мужа, и не моя. Своего рода талисман, для того, чтобы иметь возможность говорить с приходящими сюда, и забирать плату за исполнение их просьб. Первая маска вышла неудачной, так что стала всего лишь украшением этой комнаты. И все же, пересилив отвращение, сэр Асаори поддел кончиками пальцев край маски и осторожно потянул ее вверх. Склизкие нити дурно воняющей гнилостной массы потянулись вслед за маской, словно та успела прирасти к этой плоти. А в сознании Иланура вкрадчиво прозвучал прямое восхищение, столь простое, что найти в нем лесть, преследующую какие-то цели мог только параноик: - А ты смел, юноша. Если бы ее взял ты, - пауза обозначила огорченный вздох, - но ничего не дается просто так, ты ведь знаешь? Этот человек предложил мне много больше, чем мог, и мне жаль, что ты промедлил и не убил его, потому что я…. Леди не договорила. Йотори, поднявшийся на ноги, со своей странной находкой, уже отошел к окну, в которое лился ленный свет, чтобы получше рассмотреть маску, да и поближе к свежему воздуху. Он не раздумывая, и не жалея уже дорогого лоохи, обтер внутреннюю сторону маски от ошметков слизи и гнили, и теперь всматривался в письмена на внутренней стороне лица. - Даже так…, - задумчивый голос прозвучал отстранено, будто архивариус забыл о присутствии проводника, - память и опыт всех, кто надевает маску запечатлены в ней. Как просто. Надеть маску и получить их. - Именно так, - подтвердила леди. Все прочее перестало волновать Йотори, даже брезгливость забылась под нахлынувшей волной азартного предвкушения. И мгновение спустя прохладня сталь коснулась живой кожи, прижатая ладонями. Вдох. Сомкнутые ресницы, и наполненное восхищенным выдохом, мгновение, когда Йотори узнал все, что хотел узнать в этой жизни, и гораздо больше, чем когда-либо мечтал. И терпкая горечь досады, что этих знаний у него не было, прежде чем он коснулся металла этой посмертной маски. Руки мужчины недолго удерживали маску у лица. Сняв личину, он прижал ее к груди, скрывая перекрещенными ладонями, и взглянул на своего невольного соучастника. - Значит, И-ла-нур, - произнес он, словно впервые пробуя на вкус мягко звучащее имя мальчишки, - Красивое имя. Ты должен проводить меня обратно в город. Со стороны могло показаться, что мужчина вспоминает о чем-то давнем, не слишком уверенно пользуясь простейшей информацией о договоренности с проводником, заключенной всего несколько часов назад. - Я щедро расплачусь с тобой, Иланур, - медленная улыбка, мягкая, и почти счастливая раздвинула губы мужчины, - пятьдесят… нет, сто корон. Ты их заработал! Но теперь мне не терпится наконец-то отсюда уйти… Архивариус направился к проводнику, и тени, стекая темными мазками со стен, покорно устремились к его ногам, и вливаясь в собственную тень сэра Асаори.

Иланур: Иланур ждал только согласия невидимой леди, чтобы наконец снять эту маску с неподвижного тела и рассмотреть ее получше… Но его спутник оказался быстрее, отрывая зеленый металл от изгнившей плоти. -Знаю, – проводник кивнул - Но с чего вы взяли, что монета была одна? Вдруг эта маска – такой же сюрприз, что и предыдущая? Юноша знал, что это скорее всего не так, но ему всеми силами хотелось еще раз взять маску в руки. В ней чувствовалась какая-то мощь, или может даже уверенность, Иланур никогда не пользовался артефактами, но догадывался, что эта личина не так проста, как кажется. Слова девушки подтвердили неверность слов Иланура – эта маска все-таки была настоящей. -Только для общения? А зачем тогда она понадобилась Йотори, что у него глаза так ярко загорелись? – вопрос был скорее риторическим, да и леди не стала на него отвечать.. Впрочем, последние ее слова смутили юношу. Убить человека? Если бы..? Да что смог ей предложить этот человек, и что он получил взамен? «Она что-то говорила про знания.. Исследования ордена? Все достижения за время его существования? Или как волшебный джин – любое желание за ваши деньги?» - юноша на секунду улыбнулся своим мыслям, но слова Йотори прервали его. Спутник юноши произнес их едва слышно, но парень успел краем уха уловить достаточно, чтобы убедиться в своих предположениях. Поднявшись, и отряхнув подол лохи от пыли, скопившейся на полу, юноша спрятал кинжал обратно в карман и посмотрел на своего спутника. Тот только что снял маску, зеленоватый металл поблескивал в свете луны, и сжал ее в ладонях, словно в попытке спрятать от окружающего мира. Как будто кто-то захочет забрать его сокровище. Но много больше удивило проводника поведение Йотори. И если просьба отвести в город была логичной, то вот увеличение оплаты немало смутил парня. Если вспомнить, как они торговались в таверне – сложно было предположить что этот человек, даже на радостях, столь резко поднимет цену. -Но.. мы тут были чуть больше получаса, а вы так хотели попасть сюда.. – Иланур старательно подбирал слова. Что-то происходило, и проводнику очень сильно хотелось понять, что именно – Это все, что вы хотели найти? Юноша заметил, что тени движутся в их сторону, только когда первая из них уже исчезла в тени Йотори. С каждой секундой еще больше силуэтов вливались в темное пятно под ногами архивариуса, и Иланур невольно сделал шаг назад. -И прежде чем мы уйдем, позволите посмотреть на вашу находку? – парень с трудом заставил себя поднять взгляд и посмотреть на Йотори. С ним определенно что-то творилось – было бы интересно узнать, что такого в этой вещице, что нас понесло сюда на ночь глядя.. Юноша осторожно протянул руку вперед, столь медленным и максимально осторожным жестом, словно боялся спугнуть своего спутника .

Йотори Асаори: Истинная личность человека, державшего маску, стала сейчас лишь тенью, ошарашено наблюдавшей, словно со стороны за тем, что произносил и делал сэр Йотори Асаори. Самовосприятие осталось прежним, пальцы чувствовали металл маски, кожа лица движение воздуха, со стороны окна. Вот только эмоции были странными, словно, пренебрежительно относившийся к хмельным напиткам, сэр Йотори, ни с того ни с сего, приложился к бутылке с Джубатыкской пьянью. Но и на опьянение это не походило. Он отвлеченно удивился тому, что знает всю историю леди Наалви Леассу. А Леди Наалви разочарованно вздохнула, окунувшись в воспоминания и возможности сухого мрачноватого хранителя дворцовых архивов. Ей не раз приходилось жить чужой жизнью, занимая место жены, дочери, любовницы, быть и особой знатной, наделенной полномочиями и обязанностями, и скромной цветочницей. Леди получила то, к чему стремилась в свое время – бессмертие, но бессмертие это приковало ее искру к металлу маски, сыграв с леди злую шутку. Тело ее могло жить бесконечно, но это не значило, что ранение в сердце, или в мозг осталось бы без последствий. Такие случаи превращали уютное пристанище леди в кошмарную ловушку бездвижности неживого мяса. Искра леди не могла покинуть тело, но могла угаснуть, без подпитки, правда угаснуть не сразу, и не через год. Силы маски удерживать искру с каждым разом хватало на все больший и больший срок, особенно если силы человеческий теней поддерживали то промежуточное состояние, в котором владелица маски оказывалась в случае насильственной смерти своего очередного пристанища. Теперь ей предстояло вернуться в Ехо нудным стариком, находящим удовольствие в возне с бумажками, и от одной этой мысли забытая чаровница была на грани истерики. Резко же изменить образ жизни своего очередного носителя, не вызвав подозрений – было тем опаснее, чем важнее был о положение человека. Воспоминания о том, чем было чреваты подобные эксперименты в прошлом, объясняли разумную осторожность леди. «Будем утешаться, что это – лучше чем ничего» - оптимистично рассудила она, уже распоряжаясь и деньгами сэра Йотори и с тоской думая о том, что этот человек с радостью ждал возвращения в свой любимый архив, и лишних дней задержки педанта и зануды никто не поймет. Другое дело мальчишка проводник. Листок, гонимый потоком воды. Сегодня он никто, а завтра может так случится, что юноша проявит себя. Начать жизнь заново куда проще, чем переделывать то, что выстроено кем-то. Будь у леди иной выбор, она бы предпочла ощущать у себя наличие груди и соблазнительно крутых бедер, а не агрессивных гормонов, вырабатываемых тестикулами, и связанных со спецификой мужского мышления глобальных планов на остаток жизни. Эти глобальные планы последнего любовника леди и стали причиной, по которой она была убита и замурована здесь, поскольку доверилась мужчине, настолько, что согласилась на переплавку маски, чтобы разделить с тем, кто стал дорог и бессмертие и вечное скитание по этому миру и знания. Только вот магистр желал обладать всем этим единолично, без леди Наалви, рассчитывая разделить отделить искру леди от маски. Не вышло. Битва на грани смерти, на которую были брошены все силы, бьющихся в агонии тел всех жертв, во время измененного магистром, ритуала над маской медленно умирающей любовницы. В последний миг, поняв, что ее предали, Наалви сделала все, что могла, пользуясь силами умирающего девичьего тела. Немалыми силами. И ее искра получила новую обитель с мужскими чертами ставшего ненавистным лица. Жертвы были захоронены в башне, как и маска. И история эта была бы забыта, если бы не человеческое любопытство, гнавшее в башню людей, вставших на след этой тайны. «Он мил. Очаровательно наивен и мил, - оценивающий взгляд синих глаз задержался на лице юноши, просившего маску, - во всяком случае он нравится людям, не лишен обаяния, и, в обличие от Йотори обладает способностями к магии. А знания – без способностей – нелегкий и унылый груз. Обладать ими, и не иметь сил использовать, все равно, что быть евнухом при гареме скучающих красавиц» Леди закатила глаза, поймав себя на мыслях о женщинах. Похоже, ей придется потратить время на поиски подходящего тела. Другой вопрос, что, даже покинув временного носителя, вместе с маской, она не лишала его ни памяти, ни жизни, оставляя все знания. А это, в случае с человеком, использующим только артефакты для своих чар, было ой как неразумно. Рискнуть? Раздумывала леди недолго. Йотори легко протянул маску юноше, нервно улыбнувшись: - Не думаю, что ты рискнешь попробовать увидеть мир, оказавшись за этой личиной, - проговорил мужчина, - а просто подержав ее в руках, ты только коснешься тайны, а не попробуешь ее вкус. Но прежде чем, пальцы архивариуса расстались с металлом маски, левая рука его в задумчивом жесте скользнула по шее. Острие когтя царапнуло кожу в той самой точке под ухом, которую необходимо было задеть, чтобы подчинить разум прямым приказам. Это исключало случайное использование артефакта, а теперь, острая вспышка яркой боли возвестила Йотори о необходимости исполнять прямые приказы. Свои собственные, но, тем не менее, мысленное повеление леди Наалви прозвучало с холодным цинизмом. «Твое сердце остановится, как только этот юноша наденет маску. Если же не наденет, то ты заберешь ее любой ценой». В лунном свете можно было заметить, что лицо мужчины напряжено так, будто, давая Илануру маску, он отдает мальчишке что-то невероятно важное.

Иланур: -Попробовать на вкус? - юноша улыбнулся краешком губ - это было бы интересно. Иланур явно тянул время. Он изучал маску, хотя успел уже не раз разглядеть каждую черточку лица неизвестного, с наслаждением проводил пальцами по гладкому зеленоватому металлу. Но пока лицо, исключительно лицо, внимательно, со всех сторон оглядывало чью-то посмертную личину, юноша исподлобья смотрел на своего спутника. Неверный лунный свет не позволял Йотори заметить взгляда проводника, а вот последний наоборот видел достаточно, да и угуландцы неплохо различают все в темноте, даже из под падающей на лицо челки. Что-то с его спутником было не то. Сперва поднять цену, потом вдруг ни с того ни с сего отдать с таким трудом обнаруженный артефакт, причем с каким-то странным намеком, а теперь выглядеть таким напряженным и испуганным. "Попробовать тайну... Знаешь, ты мне жутко напоминаешь эту смешную леди, кстати, где она? Молчит, в отличие от тебя, что странно. Одел маску, и вы как сам не свой, сэр Йотори! Итак, у меня есть шанс "выйти в люди", съехать с обочины жизни... Или же не рисковать сотней крон, обещанных только что." - Иланур еще раз перевернул маску и внимательно вгляделся в провалы глазниц. Первый вариант звучал много заманчивее, но второй обещал спокойную, привычную жизнь. -Эх, была не была - тихо пробормотал парень, и медленно поднес маску к лицу. Холодный металл коснулся кожи.. Леди Наалви бесспорно была рада, заполучить в свое распоряжение такое молодое и вполне сильное тело. Жаль, конечно, что Илануру не повезло родиться девочкой, но все лучше, нежели облик старого архивариуса. А юношу словно выбросило из своего, такого привычного тела, оставив только мыслительный облик тени - знание оставалось, да вот сил и возможностей их применить не было. Зато у проводника был шанс сполна почувствовать, какие эмоции испытывала его невидимая собеседница. -Леди, зачем вам мой облик? К тому же выселять законного хозяина тела несколько неправильно, вам так не кажется? Может, пододвинетесь чуть-чуть, вместе будет веселее - Иланур предположил, что раз Леди Наалви могла говорить с ним, с помощью маски, то почему бы и юноше не воспользоваться этой возможностью? Мысль о Йотори была неожиданной, резкой и стремительной, словно ответный удар тени. Из памяти новой обладательницы своего тела, из памяти своего спутника, парень узнал о печальной судьбе, которая в эту секунду должна была постичь архивариуса. "И все-таки я его убил.. Не нарочно, но можно сказать, что вина в смерти этого человека лежит на мне" - эта мысль была пассивной, не испуганной, только с легким оттенком печали. Илануру было жаль, что все так повернулось, но в данную секунду его больше беспокоила своя собственная судьба. Только одна мысль вызвала легкую улыбку - жаль, что этот человек не сможет отдать ему 100 обещанных крон. Трупы ведь не расплачиваются.

Йотори Асаори: Едва прохладный металл личины коснулся кожи юношеского лица, сердце сэра Йотори, трепыхнулось, болезненно сжавшись, мышцу эту скрутило сильным спазмом, и острая боль пронзила сердце мужчины. Сознание угасало чуть дольше. Сожаления о сделке архивариус не испытывал, лишь глухой ропот о том, чего он не успел сделать протестующе полыхнул в угасающей искре, но у артефактора не было сил и способностей, удержаться в этом теле, даже не смотря на то, что он знал, как это сделать. Леди Наалви же повела плечами, с истинно королевской грацией, выпрямляясь, и вскидывая голову, разумеется эти изменения отразились в осанке юноше, в теле которого незваная гостья обустроилась решительно и быстро. Способности у мальчика были, и это радовало. Нешлифованные, неразвитые, но теперь в тренировках не было нужды. Наалви знала достаточно, чтобы решительно управлять возможностями юноши. Мир изменился за тысячелетие, и знания людей, приходивших в эту башню позволяли леди иметь представление о том, что происходило. Иланур Тимо прекрасно подходил, чтобы заняться теперь, чем угодно – добраться до города в Сердце мира, как минимум, там, со знаниями леди и способностями мальчишки можно было развернуться. Но и покидать это место тихо, подле мирного городка,тихо и спокойно очаровательная авантюристка не собиралась. Иланур, дальше развитие роли целиком в вашей воле.

Иланур: Когда тело сэра Йотори безвольно осело на покрытые многовековой пылью плиты пола, леди позволила себе удовлетворенную полуулыбку, приподнявшую правый уголок губ юноши. Медленно подняв руку к лицу, она с удовлетворением посмотрела на длинные, тонкие пальцы. Кисти Иланура были ухожены и гибки – как раз то, что нужно вору, но и хорошему магу тоже. «Прекрасно!» «Нравится?» - мысли, а это были именно мысли юноши, звучали необычайно вяло и очень-очень тихо. У бесплотного призрака, которым стал Иланур, не было ни сил, ни желания, ни возможности говорить нормально. И то, что леди Наалви услышала его скорее всего обуславливалось наличием маски на лице мальчишки, а не талантами или независимостью юноши. «Да» - равнодушно кивнула леди, но неожиданно на ее губах заиграла озорная улыбка – «Кстати, кажется, я обещала тебе сто крон? Вот и подходящее время испробовать твои лапки и, заодно, выполнить свое обещание». Склонившись над бездыханным телом архивариуса, она безошибочно запустила пальцы в нужный карман в складках лохи и извлекла под серебристый свет луны небольшой мешочек. На губах юноши в который раз за этот вечер расцвела довольная улыбка, сам же Иланур только вздохнул, безмолвной тенью скользнув где-то над плечом своего-чужого тела. «Я никогда раньше не занимался мародерством» - с какой-то отстраненностью, разбавленной едва заметной долей печали заметил юноша, вмести с леди Наалви перебирая пальцами золотые кругляши. «А как же я?» - у леди было на удивление хорошее настроение, и она с интересом ловила мысли мальчишки. Все равно какое-то время, до того как она найдет себе более подходящее пристанище, ей понадобиться в напоминание о том, в чьем она теле, а если этим напоминанием будет еще и неплохой собеседник. Единственное, о чем жалела леди – что после отделения от собственного тела этот дерзкий паренек стал неприятно вялым. Однако, несмотря на свою отстраненность, парень смог поддержать игру и разговор. Хоть в какой-то степени. «Ты не была мертвой» «Для тебя есть разница?» - леди искренне заинтересовалась. Она всегда слышала о благородных ворах, но пока представителей этого редкого и, бесспорно, вымирающего вида, встречать ей не удавалось. А тут – нате вам. Быстрым, легким, пружинистым шагом она спустилась вниз по винтовой лестнице, новыми глазами глядя на окружающий мир. Было в этом свое очарование – каждый человек видит реальность по-своему, и, оказываясь в теле человека, Наалви так же получала шанс увидеть мир чужими глазами. А тут еще и бесплатные комментарии прилагались, как мило. «Грабить живых и мертвых..» - речь мальчишки звучала неуверенно, ломко, словно он решил провести лекцию в Высшей Школе Холоми сразу после недели глубокого запоя – «Тут ни чести, ни навыков не сохранишь.» За этим, явно поучительным для всех, кроме самих собеседников, разговором они покинули башню. Леди Наалви с наслаждением вдыхала свежий ночной воздух, лишенный ставшего уже таким привычным запаха тления, Иланур парил где-то между реальностью и сном, а так же между жизнью и смертью, не имеющий ни малейшего шанса прийти в себя, как в буквальном, так и переносном смысле. С каждым шагом по ночному лесу город становился все ближе, а с каждой секундой к сонным жителям узких улочек и центральных площадей приближалась беда похлеще целой бригады Мятежных Магистров. Хотя бы потому что последние обычно не задавались целью повеселиться за счет полусотни человеческих жизней и мешочка золотых монет. -Кувшин камры… Пожалуйста. Проводив взглядом служанку, леди презрительно скривилась, сбив со стола какие-то крошки резким щелчком ногтя. «Задрипанный городишко! Скорее бы в Ехо, а там – в первой нормальной таверне закажу себе хорошего, старого вина!» «Полезешь в подвалы Ордена Семилистника?» - лениво буркнул мальчишка. Леди Наалви позволила себе улыбку. «А может и полезу. С моими знаниями и твоими самыми заурядными, но способностями к магии, с этим проблем не будет. Да вот только каким Грешным Магистрам мне понадобится туда соваться?» Иланур промолчал, и правильно. Леди начинала злиться – каждая лишняя секунда здесь в бездействии приводила ее в бешенство. Но делать что-то просто так – совсем не интересно. Она просто ждала повод для начала веселенькой вечеринки, которую этот городок надолго запомнит. -Эй, Иланур, а где же твой клиент?! Продал его злым духам за горстку медяков? – наглый, режущий слух голос раздался почти над самым ухом леди. Медленно повернувшись, она нос к носу столкнулась с гигантским мужланом, из тех, от которых всегда пахнет перегаром, но которых почему-то всегда считают привлекательными всякие безмозглые провинциалочки. «Это он про Йотори?» «Угу» - зачем-то едва слышно буркнул мальчишка. Кажется, сама перспектива встречи со своим конкурентом вызывала в парне исключительно негативные эмоции. Что не странно, леди полностью разделяла его чувства. «Мерзкий человек. Думаю, если я его немного проучу – ты не обидишься? Получим удовольствие вместе, не люблю насилие над свободной волей» - в эту секунду ей захотелось потрепать парня по голове, но в виду того, что человек, хлопающий сам себя по макушке, выглядит странно. -Ты меня недооцениваешь. Его жизнь стоила много больше, в отличие от твоей, – на замызганную столешницу полетел памятный мешочек с золотом – спорим, что я смогу купить жизни чуть ли не половины этого города, не считая детские, за содержимое одного этого кошелька? На грубом лице парня отразилось какое-то подобие мыслительного процесса, он даже отступил на шаг назад от говорящего странные вещи юноши, но было поздно. Чтобы избежать последствий этих слов следовало бежать из города еще вчерашним вечером, тогда у проводника еще был бы шанс спасти свои жалкие потроха. Все дальнейшее можно выразить одним словом – светопредставление. Город, казалось, хранил под собой гигантские залежи фейерверков – в воздух взметнулись разноцветные столбы пламени, по улицам волной прокатились самые причудливые создания, словно вырвавшиеся из подвалов Древних Орденов… Вы когда-нибудь видели живой огонь? Мыслящее, жестокое создание, мечущееся от одного строения к другому в поисках пищи? Или быть может таинственные радужные переливы - от одного взгляда на которые начинает кружится голова от буйства красок, и сердце сжимается в восхищении, а единственное прикосновение к этому чуду - и невесомый пепел падает туда, где совсем недавно был любопытный наблюдатель? Или быть может - существо, у которого кажется нет ни глаз, ни рук, ни ног, ни самого тела - только бесконечное скопление всевозможных орудий убийств и разрушений? Все эти, и многие другие смертельные чудеса ожили в самом сердце ничего не подозревающего города. Но секундой раньше по Челли непримечательной, в сравнении со всем последующим, волной пролетела армия теней, ставших верными слугами пленницы стальной маски, и буйство красок застало только безвольные тела тех, кому этой ночью суждено было пополнить ряды безмолвной армии леди Наалви. Даже этой леди было не чуждо милосердие - а крики ужаса оскорбляли ее утонченный слух. Она сдержала свое обещание – часть города, даже большая его часть, включая дома и их жителей, осталась нетронутой. А на единственном сохранившемся в этом безумии столе в медленно оседающем серебристым пеплом здании бывшей таверны остался лежать кошелек с золотыми кронами. -Ну, теперь я с легким сердцем оставляю это место – гордо кивнула девушка, повиснув в воздухе метрах в пятидесяти над кипящими улочками Челли – ты ведь не умеешь водить амобилер? Я тоже. К тому же лишать этих бедных людей еще чего-то – Наалви не выдержала и засмеялась – а теперь – в столицу Соединенного Королевства, Ехо! Думаю, там будет не менее весело. «Ты бы поаккуратнее. Мы знаем, что в столице есть могущественные маги, и много. Поймают тебя, поймают меня… И я сомневаюсь, что они попадутся на твою удочку с маской» - бормотание Иланура не смогло испортить безумно-веселого настроения волшебницы. -Не будь параноиком! Как никак – я на много сотен лет старше тебя! И не с таким справлялись! Мальчишка тактично промолчал, а может просто не нашел, что ответить - леди было все равно. Бросив последний взгляд на место, ставшее ее темницей в течении неизмеримого количества лет, она размытым пятном скользнула по расцветающему в первых лучах солнца небу. Цель ее путешествия была предельно ясна - Ехо.



полная версия страницы