Форум » Вне времени » Приют забытых теней. 19 день года » Ответить

Приют забытых теней. 19 день года

Йотори Асаори: Место действия: окраины городка Челли Время действия: поздний вечер.

Ответов - 28, стр: 1 2 All

Йотори Асаори: 19-день года. Ох, и недовольны же были спутники сэра Йотори тем, что он предпочел остановиться на захудалом постоялом дворе на окраине городка Челли, вместо того, чтобы поискать более приличное своему статусу заведение, откуда было бы рукой подать до центра города, всех достойных внимания путешественников мест. Но у Асаори были свои планы. Хотя посещение достопримечательностей в эти планы тоже входило, вот только в упомянутое на страницах дневника место, едва ли пользовалось успехом у туристов. Да и за тысячелетие с момента описанных событий, известных автору уже по пересказам и хроникам, едва ли много осталось от некогда величественного комплекса построек, над разрушением которых постаралась сначала магия а после время и забвение, продернутое разве что маловразумительными легендами. А легенды эти все же были живы в этой местности. Когда поздно вечером, архивариус покинул свою комнату на втором этаже постоялого двора и спустился в просторную трапезную, полную шумного веселящегося сброда, коротавшего вечер за разговорами, пьянками или просто в одиночестве, как юноша, со скучающим интересом рассматривавший местную публику, со своего местечка в углу зала. Заметив жирные разводы на столе, вроде бы втертом служанкой, Йотори брезгливо поморщился. Нет, если бы не название постоялого двора, он бы здесь не остановился, но в тех же записях упоминалось некое место, названное автором «обителью забытых теней» а гостиный двор этот назывался «Приютом забвенных теней». Совпадение, возможно, но тем более странное совпадение, что название сохранилось через столько веков. Выбрав более-менее чистый стол, оказавшийся в неудобном отдалении и на сквозняке, путешественник жестом подозвал служанку, и заказал легкий ужин, не особенно рассчитывая на то, что местная кухня может быть чем-то большим, чем минимально съедобной. Когда же девица вернулась с подносом, мужчина задержал ее на пару вопросов, предпочтя положиться на весьма убедительный ключ к чужой откровенности, которым являются монеты, а не на личное обаяние. «Приют» действительно существовал всего пару сотен лет, и назван был так по одной здешней песенке, из числа тех, что любят заучивать дети, пугая друг друга байками и рассказами, о которых забывают, вырастая. - Значит, песня? – архивариус странно усмехнулся, - а можно ее услышать? - Ну отчего ж нельзя. Слепой Киэру никогда не отказывался от пары лишних монет, так что если господин изволит, я передам ему ваше пожелание. - Буду благодарен, - кивнул архивариус, отыскивая взглядом в толпе гостей, того о ком упомянула служанка, и мысленно удивляясь тому, что в мире, где без магии не могут и шагу ступить, кто-то предпочел остаться калекой, нежели найти способ обрести утраченное, по каким-то причинам зрение. Хотя, причиной прозвища могла быть отнюдь не слепота… Человек, к которому подошла служанка, до этого сидел спиной к Йотори. Темный тюрбан и унылое лоохи не привлекали внимания к Киэру, но вот когда он обернулся, руководимый рукой девушки, мягко коснувшейся плеча, Йотори невольно вздрогнул. Верхнюю половину лица скрывала плотная черная повязка, расшитая письменами охранных заклинаний. Края же повязки прятались под тюрбан, а посему полный текст, заклинания на этой вещи прочесть было невозможно. Худенькое, большеглазое создание, сидевшее на соседнем стуле подняло взгляд на чужака. Пронзительно-синие глаза на мгновение задержались на лице заказчика, и тут же скользнули к полу, в то время как из под складок лоохи человечек достал темную деревянную флейту и приложил к губам. Йотори не успел даже досадливо вздохнуть, сожалея о том, что в зале шумно, как вдруг разговоры утихли, что свидетельствовало либо о любви местных жителей к музыке, либо же об уважении к исполнителю. Незатейливая мелодия простой песенки удачно сочетала слова, вырисовывавшие, странный сюжет. Вслед за тенью шаг за шагом, Полуночною дорогой Ты иди, но сам не трогай Тени те, что идут рядом. Глаза мертвого магистра Сталью заливай холодной. Коли будет тень пригодной, То тебе ответят быстро. Задавая свой вопрос, Не смотри в глаза из стали. Кому знать ответы дали Тайну их с собой унес. Йотори невольно улыбнулся. Подобные песенки-считалки сопровождали детские игры с выдуманными препятствиями и глупыми условиями. Но вот смысл по-детски ритмических строф был далеко не детским. И исполнитель это понимал, мягко и чарующе выплетая слова песенки. Когда Киэру замолчал, пару секунд висела тишина, но потом трапезная ожила, зашумела. Худенькое создание нерешительно взглянуло на Йотори, и мужчина ободряюще кивнул, выудив пальцами из кошеля «корону» и ловко бросив ее музыканту. Монета, сверкнув плоскостями, упала в по-женски подставленные ладони, тут же сомкнувшиеся над пойманной короной. Мужчина поманил флейтистку к себе, и та, робко улыбнувшись, осторожно, словно пугливый зверек, приблизилась к страннику, тут же спросив, желает ли господин услышать еще песню или балладу. - Служанка сказала, что это песня о приюте забытых теней, может быть, вы сумеете рассказать чуть больше? - А что рассказывать… игра такая кто наступит на тень другого может задавать любой вопрос, круг в пределах которого играют и есть «приют», осалить нужно пока поется песенка – вот и все. Взгляд девушки стал испуганным, и, пробормотав, что ей пора, она поспешила вернуться на свое место рядом со слепым. Йотори понимал, что привлек к себе слишком много внимания, но держался независимо и горделиво, словно не замечая косых взглядов в свою сторону и шепотков, сквозивших в общем гуле разговоров в комнате. Немалый опыт путешествий и распутывания загадок, порой искаженный призмой времени до неузнаваемости, подсказывал сэру Йотори, что без человека, который знает окрестности лучше, чем он сам, да притом достаточно авантюрного, чтобы нарушить негласное правило уходить от этой темы, он будет долго плутать вокруг сердца этой тайны. Пока очевидным было одно. Направление к месту, упоминаемому в отрывке из записок безумца, указывала тень, притом обязательно в лунную ночь, подобную той, что уже опускалась на город таинственными зелеными сумерками, не густыми, а вкрадчиво-легкими из за сияющей в чистом небе луны.

Иланур: Иланур рассеянно поигрывал полупустой кружкой, на дне которой еще плескались остатки камры, остывшей минут двадцать назад. В таверне стоял извечный гвалт, впрочем, юноша уже давно привык к нему и перестал обращать на него внимание – как пожилая старушка привыкает к ночному храпу своего супруга. Сейчас его больше беспокоили другие проблемы, например – деньги… Да, Иланур уже вторую неделю сидел без работы, а отсутствие дела означало отсутствие заработка… Кружка сделала особо опасный пируэт и на заляпанный стол упало несколько капель напитка. -Мне хватит всего лишь на пару дней, а потом придется либо искать себе место среди уборщиков в подобных притонах, либо возвращаться в столицу и надеяться на доброе сердце Его Величества, и на закон о бесплатной кормежке бедных… – Иланур раздраженно поморщился. Чего чего, а зависеть от благотворительной деятельности ему определенно не хотелось. Цепкий взгляд еще раз оглядел таверну. Н и к о г о. Ни одного потенциального клиента – в этот захудалый угол редко кто заезжал, обычно все путешественники останавливались в более приличных заведениях, а местным проводник по родным краям определенно не нужен. На секунду внимание юноши привлек человек, спускавшийся вниз по лестнице, ведущей с жилого этажа. Иланур слышал, что здесь остановилась группка путешественников из столицы, но… Юноша не привык предлагать свои услуги наугад, поэтому он решил на время оставить этого постояльца, но все-таки порою его взгляд обращался к дальнему столику, за которым устроился его потенциальный «клиент». А столичный времени даром не терял – задержав служанку, которая принесла ему заказанный ужин, он некоторое время о чем-то с ней разговаривал. Когда же девушка подошла к столику Киэру, Иланур раздраженно фыркнул. Столичные – без маленького представления даже поесть нормально не могут… Вслед за тенью шаг за шагом, Полуночною дорогой Ты иди, но сам не трогай Тени те, что идут рядом. Выбор этого человека оказался странным. - Иланур знал эту песенку, и игру, ее сопровождающую тоже. Для простого услаждения слуха она не сильно подходила, да и музыка смолкла, едва песенка подошла к концу. Заплатив флейтистке, сопровождающей Слепого Киэру, столичный мимолетом о чем-то ее спросил. Это становилось все любопытнее – этот человек либо исследователь, либо авантюрист, а и тому и тому скорее всего понадобится проводник по местным окрестностям. -Ну чтож, в любом случае есть возможность что во время разговора меня хотя бы угостят кружечкой камры – юноша разочарованно посмотрел на собственную обшарпанную кружку – Да, это определенно было бы неплохо Протолкавшись через собравшуюся к вечеру толпу, он подошел к столику, за которым сидел виновник недавнего представления. Он держал себя на каком-то отстранении от окружавших его людей, словно не замечая многочисленных взглядов, которые кидали на него посетители. Улыбнувшись краешком губ, юноша пододвинул к столику второй стул и сел напротив своего потенциального клиента. -Вижу вас как наяву – прикрыв ладонью глаза в приветственном жесте, юноша вновь поднял взгляд на своего собеседника – Вы тут видимо недавно? Меня зовут Иланур – проводник по местным землям к вашим услугам.

Йотори Асаори: Возвращаться в убогую комнату, Йотори не спешил. Медленно цедил камру, блуждая по лабиринтам собственных мыслей. Впрочем, углубиться в такие дебри измышлений и планов, что Асаори порой сам начинал беспокоиться о своем рассудке, на этот раз мужчина не успел. Как оказалось и в этой таверне были весьма контактные люди, не боящиеся заводить новые знакомства. Йотори устремил на подошедшего мальчишку долгий задумчивый взгляд, настолько придирчивый, что могло возникнуть ощущение, что молодой человек был разобран на части и составляющие, и оценен самым придирчивым образом. Свободно спадающие волосы были причислены Асаори к признакам бунтарства, приветливый тон расценен как умение контактировать, а в глазах Иланура было что-то такое, что вызывало одновременно и симпатию и ощущение, что паренек ой как не прост. Пальцы архивариуса затенили глаза, когда он ответил на приветствие юноши: - Вижу вас как наяву, Иланур. И должен заметить, что вы весьма проницательны, - незатейливый комплимент был окрашен иронией, источником которой было понимание того факта, что не нужно было обладать особенной интуицией, чтобы распознать чужака в подобном заведении, - Проводник?, - удивленный голос отчетливо заявлял, что ни в каком проводнике мужчина не нуждается, - неужели в Челли есть такие места, дорогу до которых без проводника не отыскать? И сколь бы не заинтересованным казался тон Йотори, жест, подзывающий служанку, и последующая просьба принести кувшинчик камры и еще одну кружку явно показывали, что мужчина склонен к продолжению беседы. Вот только многолетние странствия в прошлом хорошо научили сэра Асаори не выказывать интереса или любопытства к подобным предложениям, поскольку степень выраженного интереса к услугам проводника, обычно была прямо пропорциональной стоимости услуг. - мое имя – Йотори, - представился архивариус, - и раз уж вы здесь, может расскажете, куда стоит заглянуть в вашем городке, а куда, - в синих глазах вспыхнули блики, а губы тронула странная полуулыбка, - лучше не наведываться?

Иланур: Иланур становился все более уверенным в правильности решения подойти к этому человеку. Действия Йотори противоречили его словам, впрочем, некоторые вопросы тоже не подходили под образ праздного путешественника, который должен был создаться после первого невинного утверждения. неужели в Челли есть такие места, дорогу до которых без проводника не отыскать? -Ну, если хотите, можете найти все, что угодно самостоятельно - с плохо скрытой улыбкой протянул юноша. Дождавшись, когда подошедшая официантка нальет в его чашку камры, Иланур задумчиво провел пальцем по еще немного влажному краю. -Но ведь с проводником все становится в два раза проще? То, что его собеседник представился и спросил о достопримечательностях, подтверждало мысли юноши о том, что с этим человеком ему светит хоть какой, но заработок. А вот вопрос о местах, в которые "лучше не наведываться" насторожил Иланура. Последователь сэра Манги Мелифаро? Да, скорее всего... - думая так, юноша пытался примерно оценить, что стоит говорить этому человеку, а что нет. Он определенно приехал в этот городок с какой-то определенной целью, и если эта цель окажется среди перечисленных достопримечательностей, то путь к ней определенно упадет в цене.. А этого Илануру нужно не было. Изредка прикладываясь к еще дымящейся кружке, юноша ударился в довольно долгий и фактически пустой пересказ немногочисленных местных «достопримечательностей» - центральных улиц, рынка, смотровых площадок, расположенных на склоне недалеких гор… Пока губы привычно перечисляли памятные объекты, Иланур обдумывал, какие места указать в графе – «особо опасно». Судя по всему, ему придется туда сунуться, а оказаться в совсем уж плохой истории парню не хотелось… -Ну а насчет опасностей – вам разве что в горы заглядывать не следует – кроме проторенных дорог и обработанных площадок все остальное опасно и труднопроходимо… Речь юноши прервал насмешливый голос. Через два столика от них сидел еще один проводник – конкурент юноши, 25-летний бугай, не имеющий ни намека на мозги или хотя бы низшие инстинкты, по убеждению самого Иланура. Он естественно не мог простить мальчишке потерянного клиента, и парой грубых слов разорвал все планы юноши. -А как же заброшенная резиденция Ордена в часе пути отсюда? – с насмешливой улыбкой крикнул он – Это, пожалуй, самое опасное место во всей округе. Сэр, оставьте этого малыша, еще ни один человек, которого он сопровождал, не возвращался в этот город. Видимо обслуживание их не обрадовало! Иланур со всей силы сжал зубы, чтобы не выругаться на этого заносчивого… Но его конкурент определенно был прав, хоть он и портил планы юноши, его слова были справедливы. Руины, находившиеся невдалеке от города, были бы любимым местом детских игр, если бы не строгий запрет родителей. Парень действительно забыл о резиденции, но если бы он и помнил о ней – то вряд ли стал ее упоминать. -Простите, сэр Йотори, я не думал, что вам будут интересны полуистлевшие камни – медленно кивнув головой, юноша бросил ледяной взгляд в сторону своего конкурента. Тот едва заметно пожал плечами и с довольной улыбкой вернулся к своему ужину, все-таки порой поглядывая на их столик, в надежде, что приезжий все-таки выберет его, вместо Иланура. -Итак, я рассказал вам обо всем, что здесь можно увидеть, так куда вы хотите пойти в первую очередь? Конечно, если вы еще хотите нанять проводника – лукавая искорка в глазах юноши могла показаться всего лишь отблеском световых шаров, освещавших трапезную после заката солнца.

Йотори Асаори: На лице архивариуса читалось выражение крайнего внимания к рассказу собеседника, хотя слушал Йотори через слово, больше занятый тем, что пытался определить, к какому же типу авантюристов принадлежит его новый знакомый. Но сведения об улочках, овеянных сентиментальными историями, рынке, и горных пейзажах планомерно сводили восприятие этого человека к характеристике «приятный молодой человек», без дополнительных комментариев. Пока по соседству не раздался зычный комментарий в адрес талантов Иланура в качестве гида, да притом приправленный еще сведениями о руинах, оставшихся от резиденции Ордена. Йотори перевел взгляд на рослого парня, прямодушного, как ножка от табуретки, которая в умелых руках во время хорошей драки может оказаться серьезным подспорьем в разрешении проблем. - Прощаю, - с легкой покровительственностью улыбнулся мужчина юноше, хотя внимание его уже переключилось на другого парня, которому и был адресован прямой вопрос: - А вы бы могли проводить меня до этих развалин, сударь? Парень широко заулыбался. - Конечно, завтра как встанет солнце можем и отправиться. Там на уцелевших колоннах и стенах занятные картинки вырезаны, так что не пожалеете, сэр. - Завтра… Сильный крепкий парень в качестве проводника был предпочтительней хрупкого мальчишки, на случай возникновения проблем во время посещения подобной «достопримечательности». - Я, увы спешу, сударь, и мое пребывание в вашем городе не может быть долгим. Как насчет того, чтобы отправиться немедленно? Это ведь не слишком далеко отсюда… Уверенность интонации, с которой была произнесена последняя фраза осталась незамеченной рослым детиной, который сейчас с почти детским страхом смотрел на Йотори. - Эээ, нет, сэр. Ночью туда соваться не стоит. Спросите вон Киэру. Напоролся он на сук в темноте, да без глаз остался… «Неужели, так удачно напоролся на сук, что после незрячие глаза приходится скрывать за повязкой, расписанной охранными заклинаниями», - мысленно с ехидцей прокомментировал Йотори. - Двадцать корон, если мы отправимся немедленно, - сухо и жестко обронил Йотори, не обращая внимания на стихший гул в трапезной и давящее внимание десятков пар глаз, устремленных сейчас в их, с Илануром сторону. - Нет, сэр, - решительно мотнул головой проводник, - не дело это идти туда на ночь глядя. Добрые люди по ночам спят в своих постелях, а не бродят с тенями. Парень отвернулся, ссутулившись, и явно жалея уже, что ввязался в разговор, или о том, что победил собственную жадность и не взялся торговаться за риск ночной прогулки. Архивариус же равнодушно пожал плечами, и разочарованно вздохнул. - Ну, а мальчику вроде вас, Йланур, я даже не рискну предлагать подобную прогулку. Вы ведь, скорее всего тоже боитесь этих местных суеверий, так что не станем бередить ваши страхи, но я готов заплатить пару корон за все истории, связанные с руинами, которые вы мне можете рассказать за совместным ужином, но … - в приглушенно голосе проскользнула вкрадчиво-искушающая интонация, - две короны – это не двадцать…

Иланур: Иланур с трудом скрывал свое раздражение, когда Йотори, переключил свое внимание на его конкурента. Но все-таки, пока шел разговор парень не рисковал вмешиваться - неуважение еще вернее отвадило бы от него этого человека, а подмечал все, что можно было бы использовать для того, чтобы составить хоть какой-то портрет Йотори. Слова о спешке заставили уголки губ юноши чуток приподняться - этот человек определенно не относился к праздным путешественникам, раз с таким рвением хотел попасть в место, которое все обходили стороной. Иланур ни капли не удивился, когда проводник отказался. Он был местным, а все местные боялись этих развалин, впрочем почему - юноша не понимал. В любом случае слова о двадцати кронах отдались приятным звоном в ушах парня, и когда Йотори, разочарованно вздохнув, вновь повернулся к нему, Иланур с трудом сдержал радостную улыбку. - Ну, а мальчику вроде вас, Иланур, я даже не рискну предлагать подобную прогулку. Вы ведь, скорее всего тоже боитесь этих местных суеверий, так что не станем бередить ваши страхи, но я готов заплатить пару корон за все истории, связанные с руинами, которые вы мне можете рассказать за совместным ужином... Юноша едва ли не в голос рассмеялся от этих слов. Казалось, этот человек над ним издевается, пытаясь сыграть на алчности и, темные магистры, гордости проводника! Впрочем... Это было бы вполне логично... - все еще продолжая мысленно улыбаться, юноша уже с большим интересом смотрел на Йотори - раз такой гигант отказался вести за вполне хорошую цену, единственное, на чем можно сыграть - алчность и гордость... так что же вы все-таки ищете, сэр Йотори? -Я точно не знаю... - смущенно пробормотал Иланур, словно в суеверном страхе сцепляя пальцы. Подняв взгляд на своего собеседника, он добавил - это страшное место, туда никто не ходит, особенно ночами... -А теперь пора закругляться.. Помявшись еще несколько секунд, словно выбирая между безопасностью и деньгами, юноша наконец выдавил из себя, с уже большей долей уверенности глядя прямо в глаза архивариуса. -Но если вы, сэр Йотори, согласитесь, что двадцать корон - это не двадцать семь, я наверное смогу найти в себе силы и проводить вас туда прямо сейчас.

Йотори Асаори: Страх, победа над которым стоит денег – очень своеобразный страх. Йотори тонко, понимающе улыбнулся, услышав встречную цену, названную мальчишкой, и покачал головой. - Юноша, я бы, конечно понял поднятие цены на треть, если бы в стоимость экскурсии входили дополнительные услуги вроде опахала над головой в знойный полдень, или случайно романтической встречи с одной из местных прелестниц, «по странному стечению обстоятельств» заблудившейся в развалинах. - Двадцать пять монет, Иланур, и то пять сверху – это дань восхищения вашим очаровательным нахальством, которое мне просто импонирует, - на мгновение меж тонких губ мелькнула белая полоска зубов, и тут же легкая открытая улыбка, растаяла, как наваждение. Йотори допил последний глоток уже остывшей камры, и, поднимаясь, бросил на стол корону- в оплату ужина, и уже двигаясь по направлению к выходу из таверны, обронил негромко, с проникновенно-мягкими интонациями, за которыми сложно было угадать, серьезен ли сэр Асаори, предлагая подобное, или это просто шутка такого сорта: - Впрочем, если вы найдете способ сделать нашу прогулку более приятной и захватывающей… После пропитанной запахами еды, трапезной, ночной воздух был по-особенному упоителен и свеж. Луна, таинственно сияющая в глубине темного неба – прекрасна, а ночная прогулка в приятной компании могла бы быть романтичной, приятной, интересной, если бы Илануру пришлось сопровождать кого-то иного, нежели мрачновато-ехидного господина хранителя дворцовых Архивов. Который, за прошедшие века, обзавелся премилой привычкой полагать себя истиной в последней инстанции, а свое мнение, относительно любых красот и событий - единственно правильным. Были, конечно, люди, не согласные с этой истиной, но это были проблемы исключительно тех отчаянных, пытавшихся отстаивать в полемике с сэром Асаори свое мнение, аргументировано, или же просто эмоционально.

Иланур: На стол с тихим стуком упала монета, юноша проследил взглядом за поднявшимся Йотори и быстрым глотком осушил свою чашку. Нет, опахала в знойный полдень, и прекрасной потерянной девушки он гарантировать никак не мог - под первое время не подходило, а второе несколько не увязывалось с целью их путешествия. Его клиент казался отнюдь не глупым, мог бы предположить, что раз уж столь крупный парнеь боялся соваться к этим развалинам за несколько часов до полуночи, то чего же требовать с несчастной слабой женщины? -А приключений, я думаю, вам и так хватит, сэр Йотори, судя по тому, куда вас понесло на ночь глядя - праздной эта прогулка вряд ли окажется... - поднявшись со своего места и бросив не лишенный мрачного торжества взгляд в сторону притихшего соседа, парень вышел из здания вслед за своим клиентом - Интересно было бы узнать, чего вы от нее ожидаете, а вы ведь чего-то точно ожидаете, я уверен.. Подобные мысли никак не отразились на лице или поведении Иланура, оказавшись под лунным светом следом за Йотори, он с улыбкой посмотрел на небо, освещенное ночным солнцем. -Эх, прекрасная сегодня ночка... Ну что же, в путь. - опустив руки в карманы лоохи, парень вышел на улицу, ведущую прочь из этого города. До границы Челли было минут 15 ходьбы, а потом долгих полчаса по пересеченной местности.. Впрочем нет - проводник знал более приятный путь, не даром же он носил это звание? Иланур уже изведал прилежащие к Челли территории, правда, днем. Он видел эти развалины, хоть и с приличного расстояния, и нашел к ним неплохую, но довольно таки заросшую дорогу, под влиянием времени и бурной растительности превратившуюся в неширокую тропинку. Видимо, причиной того, что никто кроме него ее не видел, была в том - что со стороны городка сложно было разглядеть начало этой дорожки, спрятанное за одним из многочисленных кустов. И все-таки ночью ему ни разу не доводилось быть на остатках старой разрушенной резиденции, вполне вероятно, что к лучшему. -Итак, позвольте поинтересоваться, что же так вас заинтересовало в этих древних постройках, сэр Йотори? - найдя наконец почти полностью скрытую густой травой дорогу, юноша указал на нее своему спутнику и двинулся вперед, внимательно глядя под ноги, дабы не споткнуться о какой-нибудь корень, ненароком выползший под покровом темноты на дорогу, чтобы испортить кому-нибудь приятную ночную прогулку.

Йотори Асаори: Дорога, когда-то добротно вымощенная, теперь была немногим удобнее лесной тропы. Между камнями пробилась неприхотливая трава, а кустарник, некогда росший по обочине, теперь растянулся, так, что временами путникам приходилось пробираться, отгибая ветки, а не идти свободно. Йотори невольно задумался о том, как же сам мир, порой, старается скорее затереть следы разрушительного магического воздействия, затянуть раны покровом травы, закрыть проходы к тайнам сплетением ветвей деревьев, похожих на безмолвных стражников, охраняющих забытую тайну. На одном из более-менее открытых участков пути, Йотори заметил как что-то темное, размытой лентой, скользнуло у ног, шагавшего, чуть впереди, проводника, а после метнулось в сторону, слившись с непроглядной чернотой под ветвями густого кустарника. Свет луны, провожавшей спины путников равнодушно-зеленым взором, позволял увидеть уцелевшие башни цитадели, одна из которых огрызком обломанного клыка едва-едва торчала над кронами деревьев, тогда как вторая гордо красовалась, давая воображению возможность дорисовать общий вид замка, в котором когда-то располагался орден. На вежливое любопытство Иланура, Йотори прохладно ответил: - Считайте это эксцентричностью, юноша. Некоторые люди позволяют себе просто выполнять свои сиюминутные желания. Будь то ночная прогулка, или манера ходить с непокрытой головой. В какой-то момент на замок набежала тень, растянувшаяся и по зарослям чернильной мглой, такой, что Йотори невольно вытянул вперед руку, чтобы не наткнуться на какую-нибудь ветку. На миг ему подумалось, что луну затянуло облаками, но обернувшись, он увидел, что небо, как и прежде, было безмятежно ясным. Через несколько минут возникло давящее параноидальное чувство, будто рядом есть кто-то, помимо Иланура. Йотори ухватил проводника за локоть, останавливаясь. - Вы что-нибудь чувствуете, Иланур? – тихо спросил он. На действие магии было не похоже, и Йотори не был уверен в том, что ощущения эти ему не пригрезились. Важнее было понять, чувствовал ли юноша то же самое, или у господина хранителя дворцовых архивов просто обострилась привычная паранойя.

Иланур: Ответ Йотори вызвал на губах юноши неприкрытую улыбку - благо он шел впереди, и его спутник не мог увидеть чувств, отразившихся на лице проводника. Этот человек определенно вызывал у Иланура искренний интерес и странное чувство... не уважения, нет. Впрочем, парень так и не успел сформулировать ощущения, которые у него вызывал его клиент - начало твориться что-то.. настораживающее. Если темнота, неожиданно воцарившаяся вокруг? могла быть следствием того, что они углубились дальше в лес, то странное ощущение присутствия и редкие, едва уловимые мелькающие тени уже начинали его беспокоить. - Вы что-нибудь чувствуете, Иланур? -На данный момент я чувствую исключительно вашу руку на моем локте... - парень оглянулся на Йотори, и если бы не накатившая тьма, то вполне возможно, что спутник юноши удивился бы столь резкой перемене выражения лица Иланура. Нахмуренные брови, напряженный взгляд, слегка сжатые губы - все это было скорее признаком сосредоточенной напряженности, нежели страха - Но вы правы, тут творится что-то не то. Иногда лунный свет неожиданно падал то на листву деревьев, то на траву под ногами, каждый раз в совершенно неожиданных местах, и совсем ненадолго. Казалось - тени жили собственной жизнью, заполнив пространство вокруг двоих путников своей чернильной темнотой. Иланур сжал пальцами рукоятку метательного кинжала, спрятанного в кармане лоохи - царящее вокруг ему совсем не нравилось. Неожиданно, совсем рядом мелькнул луч света, упавший на ствол соседнего дерева и почти в ту же секунду поглощенный темнотой. Рука юноши молниеносным движением метнулась вперед, посылая серебряную искру кинжала в широкий ствол. Сталь с резким треском вошла в дерево едва ли не на половину длины лезвия... Тень словно замерла, а потом неожиданно резко исчезла, оставив небольшой кинжал мерцать под лунным светом. -Не знаю, что тут твориться, но я очень надеюсь, что ваша эксцентричность не приведет нас к каким-нибудь неприятностям... - подойдя к несчастному дереву, и выдернув из него кинжал, парень обернулся к своему спутнику, быстрым жестом пряча оружие обратно в складки лоохи - Идемте скорее, остается надеяться, что резиденция стоит на поляне, и что там будет больше света и меньше этих... теней. Взяв Йотори за руку, чтобы, упаси темные магистры, не потеряться в этой проклятой темноте, юноша с максимальной скоростью двинулся вперед. Голову не покидали мысли о легендах, бытующих в Челли вот уже сколько лет. Люди, лишившиеся тени, изгои и отшельники, одиночки. Большинство - те, кто рисковал сунуться к этим развалинам ночью. Ни одного из них юноше видеть не повезло, но почему-то теперь ему казалось, что вполне возможно и все остальные тоже были жертвами этого странного местечка. Дырку в небе над всем этим делом! - подумав так, Иланур невольно покосился на чистое ночное небо, усыпанное мириадами звезд, свет ни одной из которых не достигал земли - впрочем, нет, кто знает, быть может она и вправду появятся - чем темные магистры не шутят в этом странном месте. Минут через десять они вышли к развалинам резиденции. Строение казалось воистину грандиозным и пугающим одновременно – острые, какие-то хищные очертания заброшенных построек, заросшие зеленью плиты, слепые взгляды выбитых окон и проломов в стенах… -Сэр Йотори, вы уверены, что эта ночная прогулка того стоила? – парень напряженно оглядывался вокруг, пытаясь найти тех странных существ, что точно находились где-то поблизости. Поверить в то, что их окружали тени, лишенные хозяев ему просто не хватало духу – Предлагаю вернуться назад как можно скорей, хотя бы из соображений вашей, и моей, безопасности Я начинаю понимать местных, с их суеверными страхами… Да вот только я обязательно узнаю, что за чертовщина тут твориться. Бояться теней и предчувствий – глупо, тут обязательно должно быть что-то еще… Но вот что?

Йотори Асаори: Что бы там не говорил проводник, а ему и самому было не по себе. Но, как и пободает мужчинам, оба старались не выказывать беспокойство во всей мере. Архивариус повел плечами, словно стряхивая невесомую тяжесть дурных предчувствий. «Всего лишь слабая защитная магия, действующая на сознание, - нашел он для себя объяснение, - если ей поддаваться, то можно накрутить себя до панического ужаса на пустом месте» Уж, что-что, а найти объяснение чему угодно, сэр Йотори мог без затруднений. Другой вопрос, насколько это объяснение соответствовало истинному положению вещей. Но это выяснялось только на практике. Попытка юноши пригвоздить к дереву бесплотного противника, который доселе никак не мешал путникам, отозвалась в мыслях Йотори строфами из песенки «ты иди, а сам не трогай Тени те, что бродят рядом» - Спокойнее, Иланур, - уверенность в холодном голосе Йотори была столь же явной, как и легкая нотка раздражения на ребячество проводника, - охранная магия работает на принципе противодействия. Это еще в школе проходят, так что успокойтесь. Пока вы ничего не делаете против ночных обитателей этого места, они ничего не делают против вас. Они беспокоят нас сейчас лишь потому, что мы вызываем у них тревогу, - Йотори усмехнулся, ощутив как пальцы мальчишки совсем по-детски обхватили его ладонь, словно это способствовало притоку уверенности в себе. Но руку забирать не стал. Напуганный проводник – это хуже чем никакого проводника. - Неужели вы откажетесь от сделки, когда до руин осталось всего-то ничего идти? – язвительно полюбопытствовал он, на предложение юноши вернуться, - смешно, сделав почти всю работу, не получить заслуженной награды, так что, доведите меня до руин, и можете отправляться домой. Отчего-то у Йотори были большие сомнения в том, что юноша захочет в одиночку проделать путь через кромешную тьму, в которой утопали заросли, окружавшие развалины. Вскоре дорога закончилась, и перед путниками предстали полуобвалившиеся стены, кое-где каменная кладка и остатки перекрытий хранили еще напоминание о том, что в замке было три этажа, но большая часть комплекса представляла собой груды камня, обломки колонн и плит с барельефами, едва проглядывавшими через плетение вьюнов. Здесь и впрямь было светлее, и спокойнее, чем в роще. И все же и все же… Что-то было не так в этом красивом, но печальном пейзаже. Йотори опустил взгляд на свою тень, ставшую короткой, и жавшуюся у ног, поскольку луна поднялась довольно высоко, по прежнему оставаясь за спиной путников. И только когда, взглянул в разломленный проем входа во двор замка, ощутил, как вдоль позвоночника прокатился неприятный холодок. Тень от обвалившейся стены, и всех камней и колонн, внутри двора были направлены против лунного света, не подчиняясь банальным законам обыденной физики материального мира. - Поверьте, Иланур, даже то, что я вижу сейчас, уже стоило того, чтобы прийти сюда, - хрипловатым от волнения голосом проговорил Йотори, и, прибавив шагу, направился внутрь двора. Уже там, среди теней, насмешливо направленных в сторону людей, он повернулся к своему проводнику, и снисходительно усмехнувшись, поинтересовался: - Я могу отдать вам половину условленной платы сейчас. Вы ведь довели меня до резиденции. Теперь, если желаете, можете отправиться назад, или же подождать меня тут, и проводить обратно в Челли, когда я закончу, - тонкие губы изогнулись в кривой усмешке, - осмотр архитектурных шедевров замка, - чтобы получить заработанное сполна. Направление пути было очевидным – единственная уцелевшая башня. Именно там находился источник магии, сила которой оказалась способна противостоять тому, что разрушило целый замок. Притом разрушило так, что ни следов копоти от пожара, ни выбоин в плитах двора, говоривших о какой-то атаке из вне – не было. И это все было тем интереснее, что пока для объяснений того, как такое стало возможным, у сэра Асаори не хватало информации. Тех кусочков мозаики, из которых можно было бы, сложить целую картинку. Записки безумного мага упоминали артефакт огромной силы, но слишком много было предупреждений и измышлений на тему, к каким катастрофам может привести правильное использование предмета, заключенного в этом месте. А вот о более важных деталях – где именно заключен артефакт, автор либо забыл упомянуть, либо не стал намеренно, либо… Либо все было очевидно. Ведь находили же его те, кто приходил сюда до сэра Йотори. И возвращались, прикоснувшись к силе этого артефакта, но такими, что требовалось скрывать половину лица за повязкой. - Вы идете Иланур, или предпочитаете полюбоваться игрой лунного света и теней?

Иланур: Предложение вернуться вызвало у парня горькую улыбку. За полцены? Не дождетесь... В одиночку среди всей этой таинственности, в которой юноша не сильно разбирался, а вот его спутник, казалось напротив? Дырку над вами в небе, сэр Йотори, вам никто не предлагал отправиться в Приют Безумных на обследование? Пока его спутник разглядывал единственную во всем комплексе уцелевшую башню, глубоко погрузившись в собственные мысли, парень наконец понял, что Йотори сказал ему в лесу. -охранная магия, не охранная магия.. - раздраженно думал юноша... в виду своего неполного обучения, да и не сильной на нем сосредоточенности то, что было для других естественным и обычным, Илануру являлось едва ли не откровением свыше. И, хотя слова Йотори и ранили его, он был вынужден с ними согласиться, и более тщательно проанализировать события последнего вечера. Быть глупым испуганным сопровождающим парню определенно не хотелось. Юноша прокрутил в голове все события, связанные с этим человеком, и почти сразу перед его внутренним взглядом всплыл едва ли не самый первый момент, когда на него обратила внимания едва ли не меншая часть бара. Детская песня! - Иланур быстро прокрытил в сознании навязчивые строчки, и действительно, в самом первом куплете нашел предостережение, которое подарил ему его спутник всего несколькими минутами ранее. Но следующий отрывок гораздо сильнее насторожил юношу. -"..Коли будет тень пригодной..", это в смысле.. - парень внимательно огляделся вокруг, посмотрел на собственное отражение, сжавшееся едва ли не точно под ним, на неестественно темные тени, лежащие против света и смотрящие на двух путников.. Вспомнил легенды о "лишенных тени" - паловниках к этой резиденции. Где-то в глубине души зарождалось смутное подозрение, смешанное с уже чисто животным страхом - пока еще совсем слабым, но уже проложившим себе дорожку к сердцу проводника. - И чья же тень должна быть пригодной? Его? или же... Тревожные мысли парня прервало предложение поскорее выбрать - идти ли следом за своим клиентом внутрь этой странной башни, с неизвестностью, таившейся за толстыми стенами, или же оставаться здесь, в окружении смутных силуэтов и невидимых опасностей. Иланур невольно скривился - идти следом за Йотори означало пускай и косвенно, но показать свой страх... Впрочем - решение остаться здесь выдало бы беспочвенное детское упрямство, которое много хуже столь естественных, и порой полезных чувств, да и к тому же парень уже выразил свое напряжение, когда метнул кинжал в ни в чем неповинную тень. -Впрочем - правда ли ни в чем? - этот мысленный вопрос Иланура так и остался без ответа, а вслух же он произнес. -Если вы все-таки поверили словам того человека - следую пересмотреть свое мнение обо мне еще раз - парень оторвался от остатка стены, к которой прислонился, когда они только пришли сюда, и подошел к Йотори - Я всегда дохожу до конца и полностью выполняю назначенные договоренности. Идемте, сэр Йотори, вы, кажется, хотели осмотреть местные достопримечательности. Невольно сжав рукоять кинжала, спрятанного в складках лоохи, парень пропустил своего спутника вперед, и хотел уже следовать за ним, но... Мимо его лица с фантастической скоростью метнулось что-то темное, заставив Иланура отшатнуться назад. И сколь ни быстры были его движение - тень оказалась проворнее - на щеке остался длинный, необычайно тонкий порез. Парень невольно поднял руку, чтобы отереть выступившую на коже кровь, и только сейчас понял, что не успей он отступить назад - этот удар пробил бы его голову насквозь. -Вот ведь понесло меня сюда - в который раз за эту ночь поразившись своей фантастической глупости и жадности, но, смирив эти чувства напоминанием об оплате, парень вошел следом за Йотори в единственное целое строение бывшей резиденции какого-то там ордена, погибшего темные магистры знают сколько лет назад. Пальцы, сжимавшие канжал несколько секунд назад еще крепче сжали кожаную обмотку рукояти - хоть юноша и понимал, что эта атака скорее всего была "ответом" на его собственную, предосторожность никогда не помешает. -Можно сказать, что тут… красиво – юноша едва заметно улыбнулся, пытаясь разглядеть окружающее пространство под скудным серебряным светом, проникающим в единственное окно на этом этаже. Однако, сердце быстрее забилось, когда Иланур понял, что темнота, царившая внутри этой башни была совершенно не той, нежели снаружи. Здесь не было тех теней, по крайней мере их было не так много, как снаружи, и состояние облегчения, которое испытал проводник заставило его шумно выдохнуть. Единственной оставшейся проблемой была царившая вокруг темнота – парень мучительно пытался вспомнить уроки в Университете, и любое заклинание, которое могло подойти в данном случае. После нескольких минут размышлений вспомнились необходимые действия, а после пяти, не меньше, бесплодных попыток – появился и результат. Комнату осветили многочисленные огоньки, словно светлячки повисшие в воздухе, отбрасывая золотистые лучи на стены, потолок и широкую лестницу, ведущую на следующий этаж. Внутреннее убранство совершенно не пострадало под влиянием времени и атак, разрушивших весь остальной комплекс – казалось, что в этой комнате убирались едва ли три дня назад, и только что вошедшая парочка – всего лишь новая бригада, вызванная специально для наведения порядка в этом здании, а заодно – и во всей резиденции. Иланур с неприкрытым интересом оглядывался вокруг – судя по внутренней обстановке, орден был отнюдь не беден… Сохранность мебели не сильно удивила проводника, однако он сразу заметил в этом странном явлении свою выгоду – вполне возможно, что где-то здесь было что-то более ценное, нежели замшелые камни и древние барельефы на полуразрушенных стенах. Все-таки недаром он подписался на все это.. На лице парня медленно расцвела довольная улыбка.

Йотори Асаори: В башне шла какая-то своя жизнь, настолько плотно концентрированная, что даже сам воздух, тяжелый, отдающий чем-то затхлым, с едва ощутимой сладковатой нотой, перебиваемой запахом пыли, казался живым. Йотори не вдавался в детали объяснений, упомянув о противодействии охранных чар, просыпавшейся с наступлением сумерек магии, и уже пожалел о том, что не потратил минут десять на пояснения, суть которых заключалась в простой мысли «ты не тронешь, тебя не тронут». Обычное для артефактов свойство. Но артефакторика никогда не была популярной у тех, кто с легкостью обращался с очевидной магией. - Юноша, право не стоит мне приписывать кажущееся вам самому какое-либо мое мнение, - обронил Йотори, удрученно покачав головой. Сам он ощутил лишь легчайший сквозняк, но мальчишка рядом резко отпрянул в сторону, видимо ощутив нечто более существенное. Асаори стиснул зубы, оставив при себе долгий и нудный комментарий, и попытался вспомнить себя в возрасте своего проводника. Почему то ни наивность ни импульсивность решений, свойственные юности, никак не вспоминались. - Иланур, давайте будем решать проблемы по мере их возникновения, - процедил он, задержавшись на мгновение, чтобы обернуться к спутнику, - решать, а не создавать их, хорошо? Здесь нет своей магии, каких-то активных заклинаний и прочего. Но ваша собственная магия оборачивается против васю. - Архивариус старался говорить спокойно и сухо, но все же легкое раздражение звучало в голосе, - мне, в общем-то, все равно, если вы хотите угробить себя своей же магией, но вот попасть самому под рикошет ваших чар – в мои планы не входило. Он коротко вздохнул, наслаждаясь мимолетным искушением оставить мальчишку здесь или же во дворе перед башней. Единственный довод против такого решения заключался лишь в том, что в песне был озвучен вопрос выбора, соответствия пришедшего сюда каким-то критериям оценки. Возможно вопрос платы за информацию, в качестве которой можно было бы использовать этого наивного паренька с ясными глазами. И все же Иланур поддался импульсивному желанию нормального человека осветить темное помещение, притом именно заклинанием, как делали все и повсюду, давно не полагаясь на кремни и немагические способы. И ответ не заставил себя ждать. Взорам путников открылась прекрасно убранная комната, словно жившие здесь люди просто вышли из зала несколько минут назад. Йотори рефлекторно поднес руку к глазам в том самом приветственном жесте, сопровождающимся словами «вижу тебя как наяву», и произнес едва слышно фразу, дошедшую с тех времен, когда слова имели великую силу. «Вижу как наяву»... Нет, убранство комнаты не исчезло, лишь стало более зыбким, призрачным и разом потускневшим. Асаори с трудом представлял себе, куда могут завести любопытных магов иллюзии этого места, но предполагал, что в лучшем случае по ним можно проблуждать до рассвета, в итоге оставшись в пределах одной комнаты. Единственным способом сейчас повлиять на расплывшегося в довольной улыбке мальчишку были доводы разума. Очевидной магией достаточной силы, чтобы рассеять морок, Асаори не владел, да и не хотелось ему сталкиваться с рикошетом от заклинания. - Подумайте Иланур, - тихо проговорил он, - прошло не одно столетие, с тех пор, как башня заброшена. Сюда не трудно прийти, в чем мы с вами убедились, и безопасно приходить сюда днем, если вы помните. Неужели люди настолько … порядочны, что приходя сюда оставили бы все нетронутым? Или пыль и пауки, заводящиеся в брошенных постройках за столь долгий срок оставили бы это место без внимания? Мы в башне, юноша. А логика построек вокруг предметов, достаточной силы, чтобы реагировать на магию, проста: Если для резонанса необходимо пространство – то строят башню, если силы земли – то вещь помещают как можно глубже. Йотори не собирался мешать мальчишке погрузиться в морок, и был почти уверен, что видения того, что некогда было в этом месте, оставят теперь проводника. - Слушайте свой рассудок, Иланур и только его, - добавил он, - если вы конечно доверяете себе. И прошу вас: больше никакой магии. Предоставив мальчишке самому решать, что делать, архивариус направился в сторону винтовой лестницы, которая под покровом размытого наваждения выглядела так, словно каменщики только что закончили свою работу. Но сквозь завесу призрачной красоты можно было заметить, что плиты ступеней порядком истерлись, в углах осела пыль, а балюстрада перил, заканчивавшихся под потолком зала затянута седой пыльной паутиной.

Иланур: Изучая окружающую обстановку, юноша краем глаза заметил странный жест Йотори, словно его спутник пытался поздороваться с внутренним помещением башни, при этом едва заметно изменив формулировку обычного угуландского приветствия. Заметив это и пообещав себе повторить сей жест в ближайшее время и максимально незаметно, Иланур вновь переключил внимание на окружающее его пространство, чтобы тут же быть удостоенным очередной лекции из уст своего "клиента". Честное слово, парень уже начинал сомневаться кто кого и куда ведет! -И прошу вас: больше никакой магии. Эти последние слова вызвали на губах Иланура едва заметную улыбку. -Что же вы тогда не попросили "выключить свет"? - это мысленное обращение к Йотори так и осталось безмолвным, может и к лучшему. В последний раз оглядев царящую вокруг чистоту и порядок, парень поднес ладонь к глазам, словно поправляя упавшие на лицо волосы, и почти одними губами произнес - "Вижу как наяву..". По предметам пробежала странная рябь, окружающее пространство словно подернулось дымкой, потом вновь замерло в видимости чистоты и порядка, и опять словно затуманилось предрассветным туманом. Иланур невольно протер глаза, но иллюзия осталась прежней, только словно немного... выцветшей. "О, спасибо, сэр Йотори, я кажется научился слушать свой рассудок" - с ироничной улыбкой подумал он, вновь оглядываясь вокруг. Какие-то предметы постоянно казались цельными, выделяясь на фоне общей смены ясности. Это были: стены, потолок, лестница (впрочем, только ее форма - сквозь опрятную полировку ступеней иногда проглядывали древние трещины), несколько предметов мебели, дверь за их спинами, и. собственно, сами путешественники. И хотя с высказыванием своего спутника о том, что эту башню посетили многие, и подавляющее большинство их них - с целью мародерства, парень не мог согласиться, потому что знал, насколько бояться этого места жители Челли... Факты были на лицо - кто-то сюда все-таки ходил, но ни времени, ни желания искать остатки былой роскоши древнего Ордена у Иланура не было. Йотори уже понимался вверх, парень медленно двинулся следом, и через пару пролетов они оказались на следующем этаже строения. Иллюзорные стены уходили в бесконечную даль, реальные заканчивались едва ли через десять шагов от края лестницы, окружающая обстановка рябила от частой смены роскоши и разрухи. Тряхнув головой, в попытке избавиться от назойливого мяльтешения в глазах, юноша вздохнул в притворном изумлении... Через несколько секунд молчания прозвучал вопрос, в котором звучали сомнение и недоверие, сбавленные едва заметной долью опаски. -Эм... Сэр Йотори, башня ведь была много уже этого коридора... Это иллюзия? И что нам делать дальше. если мы не можем увидеть настоящую внутреннюю обстановку? - в голосе с позволения юноши скользнула тихая усмешка - Впрочем, вы же хотели увидеть красоты древнего Ордена? Прошу вас - они все перед вами, вполне возможно, что много лучше, нежели сколько-то там сотен лет назад. Пока же парень говорил эти слова, он осторожно, чтобы ненароком не выдать украденную у своего спутника уловку, оглядывался вокруг.. Это место вызывало у него смутное ощущение опасности, словно что-то ждало их здесь, и с хитрой улыбкой выглядывало из-за каждого камня, посмеиваясь над глупыми путешестенниками.

Йотори Асаори: За то, что Иланур послушался-таки предложения прекратить эксперементировать с бытовой магией, Йотори был ему очень признателен. Даже за то, что не стал гасить созданный же им свет – особенно. Проверять на себе очередную реакцию местных чар на магические забавы парня, архивариусу очень не хотелось. - Возможно и иллюзия, - обронил он, поднимаясь по ступеням, - я не слишком разбираюсь в подобных проявлениях очевидной магии, но, пока чары не агрессивны, не вижу проблем. Чтобы понять, что именно проецируется здесь, нужно как минимум найти источник магии. Может мы видим то, что создано вашим или моим воображением, может быть это проекция того, что некогда было в какой-то из частей замка. Может быть, и наслоение миров друг на друга, но такой аномалии едва ли было бы позволено существовать в мире. Сладковатый запах гниения усиливался, становясь неприятным. Йотори невольно поморщился, стараясь не думать о том, что может быть источником этого запаха, и, желая списать это так же на обонятельную галлюцинацию, все же с большой долей скептицизма относился к этой мысли. - Время, увы, заставляет торопиться, юноша, - напомнил он, задержавшемуся Илануру, - а осматривать башню, чтобы видеть все как есть стоит днем, хотя кто знает, возможно, происходящее здесь ночью, по-своему не менее реально, чем то, что можно увидеть днем. Йотори не раз спасала определенная психологическая толстокожесть, развившаяся с момента понимания того, что многие аспекты бытовой магии так и останутся для него недоступными. Потому он и научился не рваться за тайнами и секретами в тех областях, которые требуют применений способностей, а не простого оперирования знаниями. Иллюзия, ставшая реакцией на чары Иланура постепенно рассеивалась, но, от этого становилось только хуже. По стенам змеились тонкими черными струйками тени, словно стекавшие откуда-то сверху. Рисунок линий, то смыкавшихся, то разбивавшихся на извивающиеся по шероховатостям камней, ручейки постоянно менялся, и воображение легко находило в них какие-то узнаваемые силуэты, или черты лиц. Лестница все-таки закончилась, приведя путников в небольшой зал со сводчатым потолком, на самом верху башни. Помещение было пустым, если не считать сухих листьев, занесенных ветром в окна, давно оставшиеся без стекол, да пыли на полу. Сообразно сторонам света от стен отступали фальшклонны, возможно тянувшиеся по всей высоте башни, а может быть сделанные по замыслу неведомого скульптора только здесь. На уровне взгляда каждая из колонн была украшена человеческим ликом, обрамленным виньетками прихотливого орнамента, на вкус сэра Йотори несколько вычурного и чрезмерного. Взгляд архивариуса задержался на северной колонне. Вместо выточенного из камня лика, выступающими листиками и завитками каменного орнамента на фальшколонне в лунном свете мерцала серебристо-зеленоватыми бликами маска. Рассматривая четкие, портретные черты металлического лика, Йотори готов был счесть эту вещицу посмертной маской, отлитой по снятой с лица покойника гипсовой форме. Но в отличие от такой маски, у этой были прорезаны глазницы. «Еще одни беспокойные невежи, - тем временем шелестела безмолвная речь, которую сэр Асаори не мог слышать, в отличии от своего проводника, - один бездарь, другой - недоучка, хотя другие сюда приходят редко» Говоривший, казалось просто рассуждал вслух, не обращаясь конкретно ни к Илануру ни к Йотори. По стене скользнула вполне человеческая тень, и задержалась справа от выступа, словно раздумывая, что делать дальше. "Ну и зачем вы пришли сюда? Рассказать мне о своих проблемах, попросить совета, или, чего-то большего? " - Любопытно, - негромко протянул сэр Йотори приблизившись к фальшколонне, и с интересом вглядываясь в глазницы, за которыми была пустота а не камень - и забавно. Тот, кто сделал маску, судя по непропорционально прорезей на месте глаз намеренно испортил хорошую работу. Левый мизинец заныл, вымороженный по косточкам пальца, и рука довольно быстро немела – вполне привычное для артефактора ощущение, нередко испытываемое в работе с очень сложными чарами, оплетающими предметы. Здесь же чары были буквально вплавлены в маску. - Интересно, а можно как-нибудь извлечь маску? – мужчина обернулся к проводнику, потирая руки, в том самом жесте предвкушения активной деятельности, который выдает намерения людей сильнее, чем слова, - хотя думаю, если бы было можно, то уже нашлись бы желающие сделать это. «Он что, меня не слышит? – сухая безмолвная речь, конечно, не выражала эмоций, но в самой фразе они прослеживались отчетливо, - дырку над вами в небе! Мальчик, спроси у этого глухого, зачем ему нужна моя маска!»

Иланур: Верхний зал казался совершенно пустым - кроме двух путников, поднявшихся сюда по единственной лестнице, никого не было ни слышно, ни видно. Поэтому звуки безмолвной речи заставили Иланура вздрогнуть от неожиданности. Первой мыслью было, что это сэр Йотори. Решил что-то скрыть, а может заметил нечто, мешающее разговариваться вслух.. Но эта версия почти мгновенно отпала - во-первых спутник юноши был занят изучением таинственной маски, а во-вторых, голос невидимого собеседника принадлежал отнюдь не Йотори. Парень настороженно оглянулся - тени переплетались и расплывались, образовывая смутно-знакомые узоры. И на фоне этого танца единственный силуэт казался отражением живого человека, словно за колонной спрятался еще один искатель приключений, решивший разыграть глупых путников. -Ну и зачем вы пришли сюда? Рассказать мне о своих проблемах, попросить совета, или, чего-то большего? -Лично я простой проводник, а вот зачем сюда явился мой клиент честно говоря не знаю - с тихой улыбкой ответил юноша. Почему-то ему казалось, что как бы он ни говорил - кричал во все горло, или едва раскрывал губы - все равно невидимый собеседник его услышит. На слова о недоучке и бездаре парень промолчал - он знал, что плох в магии, и никогда не стыдился этого, но вот что и его спутник подходит под одну из этих характеристик... Странным было другое – кажется, сэр Йотори не слышал изливаний неизвестного. Да и само его поведение несколько удивляло юношу, ужасно хотелось вернуть своему спутнику его собственный недавний совет, и Иланур не смог бы устоять против этого искушения. Да вот только следующая реплика таинственного невидимки заставила на время отложить эти планы. -Сэр Йотори, вы что, действительно ничего не слышите? - эти слова были произнесены неслышно, никому не адресованные, в отличие от следующей фразы. -сэр Йотори, зачем вам нужна эта маска? - в голосе не было ни удивления, ни настороженности, ни предупреждения, просто ленивое любопытство, немного замешанное на иронии. "Гениально. Подписался за 25 крон вести этого безумца в самое страшное место во всей округе. Воткнул кинжал в самую обычную тень и получил за это удар, едва не проткнувший голову, от той же тени, между прочим! Нашел башню, где все внутреннее убранство - сплошная иллюзия от которой можно избавиться самым простым приветствием. И теперь работаю посредником между призраком и своим спутником. Грешные магистры, ну и ночка!" - парень с трудом скрывал улыбку. Вот это было действительно интересно.

Йотори Асаори: Вопрос проводника, вполне резонный вызвал странную не то усмешку, не то сдержанную улыбку на лице сэра хранителя дворцовых архивов. Йотори какую то долю секунды раздумывал, а стоит ли вообще пускаться в какие-то пояснения. Провинциальному мальчишке, все равно едва ли было доступно понимание возможностей артефакторики. Обыватели, с легкостью пользующиеся Очевидной магией, как правило, и вовсе не считали за достойную науку то искусство наделения предметов различными свойствами. Но отмалчиваться было не логично, накручивать какие-то тайны недомолвками – тем более. - Всего лишь, хочу понять, на что способен этот предмет, попробовать разгадать, ради чего он был создан, - Йотори лукавил. Ответ на последний вопрос он знал. Не понимал до конца путаные строки, оставленные безумным магистром, но все же историю маски, хоть и смутно, но представлял себе. Тень, недолго задержавшаяся на стене быстро стекла на пол, и легким штрихом пронеслась по пыльному полу, к ногам проводника, словно ластясь к юноше, и стараясь слиться с его тенью. «Ай-ай, какие великие цели! – журчал голосок, - он мне не нравится. Убьешь его, мальчик? Ах, да, ты же не убийца, а проводник, а как насчет того, чтобы проводить этого господина на порог смерти? За награду более щедрую, чем ты можешь себе вообразить» Йотори задумчиво вздохнул, раздумывая над тем, как можно извлечь маску, не используя магию. Выступающие части тонкого каменного узора, обрамлявшего личину казались тонкими и достаточно хрупкими, возможно, если их сломать, достать маску будет проще. - У вас кажется есть нож, Иланур, одолжите его мне, - попросил мужчина, шагнув к проводнику и протягивая руку, жестом, не подразумевающим отказа на просьбу.

Иланур: Тень оказалась на удивление проворной, ответ Йотори - неубедительным, а голос невидимки - странно вкрадчивым и настойчивым. Иланур невольно отступил на шаг назад, когда темный силуэт скользнул к самым его ногам. С недавнего времени он не испытывал доверия к теням, так уж сложилось. К тому же юноша не любил, когда ему указывают. Но пальцы невольно крепче сжали рукоятку кинжала, когда сэр Йотори "попросил" дать ему оружие. Едва заметно поджав губы, парень внимательно посмотрел на своего спутника и протянул ему кинжал, в последнюю секунду ловко развенув его рукояткой. Пока его спутник шел к юноше, внутри последнего происходил безмолвный спор. Жажда наживы сталкивалось с непонятно откуда взявшейся честностью и преданностью, против всего в панике орала настороженность, сопровождаемая все усиливающимися подозрениями. когда пальцы Йотори уже почти сомкнулись на рукояти, парень неожиданно дернул клинок на себя, задев лезвием руку архивариуса. На холодной стали осталось несколько темных капель крови. С губ юноши сорвался разочарованный вздох. -простите, сэр, но это кинжал, а не нож. И он не предназначен для того, чтобы выковыривать им из колонн всякие раритеты. Может изучите эту маску на месте? И сталь зря портить не будете, и время сэкономите, к тому же вы сами говорили, что эти тени нас беспокоить не будут. В последней фразе содержался явный намек для невидимого собеседника. Парень не собирался следовать чьим бы то ни было приказам. По-крайней мере, пока потенциальный заказчик не расскажет все причины и условия предстоящей сделки. "я еще слишком молод, чтобы становиться убийцей" - с ироничной улыбкой подумал парень, стирая кровь краем лоохи удачного бордового цвета и пряча кинжал где-то в глубине складок. -и простите еще раз, сэр Йотори, надеюссь я не сильно вас ранил. Просто нервы что-то шалят в последнее время.

Йотори Асаори: С мальчишкой творилось что-то странное. Вот он с готовностью протянул свой нож, но едва Йотори коснулся рукояти, как Иланур дернул кинжал на себя, уточнив вслух, что это именно кинжал, а не что-то иное. Легчайшей змейкой излишне самостоятельная тень в мгновение ока скользнула по теням складок лохи, пробравшись вверх, чтобы обвив руку проводника перетечь по ней на пальцы, сжимавшие рукоять , и чрез нее оказаться на лезвии, чтобы проскользнуть в засочившуюся кровью рану. Уж что-то, а свойствами крови опытные маги пользоваться умели. Для Йотори что кинжал, что нож были равны по своей сути, а потому и детали такие архивариус почитал несущественными, в отличие от приписывания себе высказываний, которых, как он помнил, точно не было. - Я говорил, лишь что, вероятно, охранные чары этого места действуют по принципу противодействия активной магии, а не о том, что они не бездействуют и не беспокоят никого вообще, - уточнил он мрачно, сжав ладонью край лохи, и обернув кисть плотной материей, чтобы та впитала кровь из крайне неудобной раны. - И что толку в ваших извинениях? Слова, не подтвержденные делами – пустое сотрясение воздуха, - заявил он в ответ на оправдания парня, - и коли нервы у вас как у впечатлительной барышни стоило найти занятие умиротворяющее. Вышивать, к примеру, а не по окрестностям гулять. Порез саднил, слегка токая медленной тягучей не сильной, а оттого еще больше раздражающей болью, которая мгновенно отошла на второй план, когда сэр Асаори буквально всей кожей ощутил присутствие здесь еще одной личности, голос которой звучал в сознании столь ясно, что в первое мгновение, архивариус решил было, что это галлюцинация. - Значит, забрать маску… забавненько, - голос явно был женский. Как и манера говорить, - Только бессмысленно пытаться забрать иллюзию, Хочешь получить мою маску и вместе с ней все знания, позволяющие знать сокрытое в мыслях, и забытые ныне тайны создателей этого места, скажи, что готов отдать взамен? Говорившая, казалось насмехается. Беззлобно, по-привычке, слегка поддразнивая собеседника. Безмолвная речь ее, адресованная Илануру тоже текла смешливым ручейком: "- Что ж ты так испугался, мальчик? Нерешительность – мать неудачи. Так и простоишь ведь на обочине жизни, переминаясь на одном месте и боясь сделать первый шаг по дороге к могуществу и славе. Или, скажешь, тебе это не нужно? "

Иланур: Парень и сам не знал, почему так поступил – резкими переменами настроения он не страдал, да и импульсивностью тоже. Но что сделано, то сделано, извинения сэр Йотори не принял, и юноше осталось только пожать плечами – его спутник сам сделал все, что можно было предложить в качестве материальной помощи. Кроме выковыривания маски из камня, но делать последнее Илануру отчаянно не хотелось. -Зато теперь вы оказались здесь. А стань я в своем далеком детстве швеей, искать бы вам проводника до самого рассвета, сэр Йотори. - в голосе юноши звучала едва заметная улыбка - И если верить вашим словам, нам наверное следует поторопиться, потому что защитник от магического воздействия из меня уж точно никудышный, не знаю уж, что насчет вас. Слова, тем временем прозвучавшие в голове, вызвали у парня ироничную улыбку, так же как и в трактире, где его клиент пытался соблазнить мнущегося проводника двадцатью золотыми… -Мне не нужно ни то ни другое, – на этот раз юноша постарался обратиться к своей собеседнице безмолвно и это, как ни странно, получилось. А он то все думал, что призраки не обладают безмолвной речью… - Обочина жизни – не такое уж и плохое место, особенно если учесть, что там я смогу спокойно прожить отпущенное мне время, иногда перехватывая проезжающий мимо амобилер, стремящийся к какому-то маленькому приключению, – парень с улыбкой развел руками – учитывая мою профессию, это оказывается не так уж и сложно, как вы сможете заметить. Ведь каким-то боком я оказался замешен в этом дельце? Тем временем таинственная тень куда-то исчезла. Парень не успел заметить, как темное пятно скользнуло по его пальцам на руку Йотори, и не смог найти уже знакомый силуэт среди других. Юноша насторожился, отметил это про себя, но не уделил стал зацикливаться на этом происшествии. Он знал свои возможности, и понимал, что не сможет с полной уверенностью сказать, что осмотрел все помещение и не пропустил своего невидимого собеседника. Который, кстати, тоже до сих пор оставался неизвестным, вместе со своими расплывчатыми целями и намеками. -И, если уж речь зашла о жизни, то не надо трогать сэра Йотори. Он как минимум еще должен мне деньги за эту увеселительную прогулку, а вот откуда вы собирались взять свою призрачную плату я, увы-увы, не представляю. – последующие за этим слова выскочили совершенно случайно, это были скорее едва оформившиеся мысли, еще даже не получившие лицензию на свободное существование, поэтому прозвучали довольно тихо, насколько это возможно в Безмолвной речи - И вообще, на кой он вам сдался? Стало грустно летать тут в одиночку?

Йотори Асаори: К счастью для невежд, оба ночных гостя не имели представления о личности своей незримой собеседницы. К счастью для всего мира, незримая леди, беседовавшая сейчас с мужчинами, перестала быть живой задолго до того, как могущество ее сравнялось с амбициями, которым тесно было в этом провинциальном ордене. Проводник, по мнению леди, был той породы неудачников, которые единожды споткнувшись и упав, не поднимаются, чтобы продолжить дорогу, твердо глядя вперед, а уныло бормоча оправдания тому что «им это не под силу, а то не по возможностям», отползают в сторону. И живут тихо и незаметно, довольствуясь малым, и не мечтая даже о том, что может быть иначе. Да и сам он признался в этом, явно боясь рискнуть тем незначительным, что имел в этой жизни. Сухой, злой смех прокатился холодными мурашками осязаемого наваждения, коснувшегося парня. - Вот именно, что боком, - подчеркнула леди, с деланным равнодушием, - ну раз тебе ничего не нужно, довольствуйся тем, что у тебя есть. И жди чего-то неопределенного. Уговаривать я не стану, слишком несоразмерно, то, что я могу дать тебе и то, что могу получить взамен. А что касается платы и призрачности, - леди оскорблено фыркнула, - тут не рынок, чтобы говорить о плате, а знания – вещь нематериальная, но во все времена ценная, для тех, кто ищет их. Ловушка, самая обидная для тех, кто всегда стремился к власти. Когда знаешь столь много, что достаточно капли силы, чтобы напомнить о себе этому миру, но не имеешь возможности воспользоваться этими знаниями. Леди не скрывала своей досады, не привыкшая при жизни к тому, чтобы мужчины отказывали ей, подчиняясь если не чарам красоты и обольстительности, то волшебству. Так что дипломатичности среди ее достоинств никогда не было, а в посмертном состоянии личность мало способна к развитию и обретению качеств, которых не было при жизни. Но, тратить время на уговоры проводника, думающего только о той жалкой плате за свою работу, ради которой он и пришел в башню, магистр сочла бессмысленным… Йотори раздумывал не долго. Он не рассчитывал, что интересующий его артефакт, связан с личностью, которая, судя по всему, была привязана к маске, но мог представить себе степень могущества артефакта, ради создания которого была отдана жизнь. И судя по всему жизнь человека могущественного. - Под силу ли тебе, леди, будет согласиться, обменять все, что имеешь ты на все, чем обладаю я?- Архивариус усмехнулся. Недобро, алчно, -«Все на все» - вполне честный обмен, вот только у каждого это «все» было разным. - Ну что ж, если ты сделаешь шаг в сторону, тебе будет проще поднять плитку, чтобы взять желаемое. В голосе было что-то странное, похожее на насмешливую уверенность в том, что в последний миг человек передумает. Но передумывать и останавливаться на полпути к цели сэр Йотори не привык. Отступив, он опустил взгляд на пол, украшенный узором, сложенным из крупных плиток. Потом присел, и осторожно провел кончиками пальцев по краю восьмиугольной плитки, раздумывая не подцепить ли ее когтем, чтобы поднять и проверить сказанное бесплотной леди. Подняв глаза на проводника, Йотори решительно произнес: - Если вы так боитесь расстаться со своим ножом на пару минут, Иланур, то хотя бы помогите мне вынуть эту плитку.

Иланур: Слова своей собеседницы парень в большинстве своем равнодушно пропустил мимо ушей. Подобных лекций он наслушался, когда покидал Университет, и с тех пор еще меньше обращал на них внимание… Но вот последняя, словно невзначай оброненная фраза о знаниях, зажгла в Илануре огонек интереса. Конечно, он не был помешан на учебе, вроде тех «вечных студентов», явления, с некоторых пор зародившегося в столице, но, учитывая некоторое количество свободного времени и возможность хоть как-то пополнить свои разрозненные и по сути своей бесполезные познания.. К тому же девушка была права – знания всегда были ценны. Пока парень размышлял об этом, его спутник времени не терял. Отойдя в сторону, он склонился к полу, изучающе проведя рукой по контуру одной из плиток, составляющих своеобразный рисунок. Тонкие пальцы скользнули по стыку между каменной фигурой и ее соседкой, словно в попытке приподнять ее… Просьба Йотори в точности подтвердила мысли юноши. Без ответа оставалась только пара вопросов: откуда его спутник узнал, что стоит переместить свое внимание на пол? Потому что всего пять секунд назад оно было сосредоточенно на маске, вмурованной в стену. И почему именно эта плитка? С тем же результатом можно было осмотреть и соседнюю, особенно учитывая то, что его спутнику пришлось сперва отойти в сторону. «Не могла же эта болтливая невидимка сообщить ему? Он же вроде бы ничего не слышал?» - неожиданно дыхание перехватило от смутной догадки – «А может..?» - пальцы невольно метнулись к слегка кровоточащему порезу на щеке, оставленному чересчур резвой тенью. Поведение его спутника изменилось почти сразу после того, как Иланур его ранил… «Ей нужна кровь, чтобы ее слышали? Или ритуальное самоистязание? Или…? Так, пожалуй, стоит уже успокоится, это идея конечно хороша, но наверняка ошибочна» Пожав плечами, парень склонился к облюбованной Йотори плиткой, рассеянно пробежавшись по ее контуру пальцами так же, как и его спутник секундой ранее. К величайшему сожалению Иланура, без кинжала обойтись тут не получилось бы ни в коем случае. -эх, простите, дорогие мои, придется вам поработать несколько не по назначению – пробормотав себе под нос это извинение, юноша приладил лезвие к стыку между камнями и, сперва осторожно, надавил. В сторону отскочил приличный кусок известки, парень улыбнулся краешком губ и через несколько минут восьмиугольный камень с глухим стуком упал рядом с небольшой дырой. Ой, лучше бы Иланур этого не делал. Едва заметный сладковатый запах, преследовавший их с первой секунды в этом здании, стал невыносимым. Может потому, что его источник наконец получил прямой доступ к окружающей среде. В дыре лежал труп. Мерзкий и разлагающийся. Впрочем, в большинстве своем эту информацию передавал нос, потому что лицо неизвестного скрывала маска, точная копия замурованной в стену. Поморщившись, парень посмотрел на своего спутника. -Нашли свою драгоценность? Честно, надо было дать вам кинжал, может, тогда бы тут не пахло так мерзко… Повернувшись обратно к этой любопытной находке, Иланур с сомнением протянул руку вперед и с максимальной осторожностью коснулся пальцами зеленоватого металла. Ничего не произошло. С уже большей уверенностью проводник пробежался по поверхности маски, ощущая чуткими пальцами каждый изгиб или неровность. Работа была почти идеальна.. Леди, пока вы еще не до конца на меня обиделись, разрешите задать вам один скромный вопрос.. Если та маска была вашей, то чья эта? Вашего мужа? – в голосе звучала искренняя, добрая, дружеская насмешка – Надеюсь, если мы возьмем ее, вы не воспылаете желанием нас тут же упокоить? Почему-то мысль о том, что этот предмет останется в пределах развалин, были для юноши невыносимой.

Йотори Асаори: Зашевелились тени, осторожно, словно молчаливые зрители, жавшиеся по стенам, нервным вздохом прошелся сквозняк, нырнувший через окно башни, чтобы волна свежего ночного воздуха только подчеркнула остроту зловония гниющей плоти, пристанище которой только что было открыто. Йотори рефлекторно прикрыл ладонью нос и рот, борясь с тошнотой, отпрянул в первый миг от страшной находки. - Неужели не хороша? – язвительная усмешка незримой леди отчетливо ощущалась в ее словах, звучащих в сознании архивариуса. Йотори впервые ощутил себя марадером, намеревающимся снять с трупа драгоценности. Прежде ему доставались вещи неожиданно утративших искру людей, но причастность сэра Асаори к болезням или несчастным случаям, обрывавшими жизни владельцев записей или же магических безделушек, никто не мог даже заподозрить. И вещи переходили к сэру Йотори из живых теплых рук, при взаимном обмене любезностями с новыми владельцами, которые были рады выручить за старье приличные деньги. В желании заполучить маску, Йотори и не думал, что артефакт может быть привязан к бывшему владельцу столь буквально. Иланур же обладал куда большей выдержкой, чем сэру Асаори подумалось сначала. А может, просто еще мало пожил на свете, и не сталкивался со смертью так близко, чтобы собственная искра трепетала на грани угасания, и потому так неосторожно коснулся стальной блестящей поверхности маски. Все тело находилось по-видомому в нише под полом зала. И снятая плитка открывала только голову трупа. Йотори стало не по себе, когда вспышкой неожиданного озарения в голове сложилась общая картина, давних событий, описанных безумцем. Великие магистры орденов далеко не всегда думали о благе своих последователей. Зачастую вопрос личного могущества был куда более важен, чем жизни последователей. Так и здесь. Человек, нашедший способ заполучить знания и силы каждого из своих приближенных, не смог устоять перед искушением. Йотори стало не по себе от мысли, что под полом покоятся еще как минимум три трупа, лежащие, судя по положению того, который они с Илануром обнаружили, головами к центру комнаты. Да и трупы ли. Безмолвная речь леди была четкой, а эмоции очень живыми. Тело же, судя по запаху, и по тому немногому, что можно было разглядеть под маской, не стало иссохшей мумией, или же изгнив давным-давно, как положено приличному трупу – скелетом под обрывками полусгнившей одежды. Леди была жива, обреченная на кошмарный вариант бессмертия в неживом теле. Мужская маска объясняла многое. Ее свойства предназначались не для леди. И судя по портретным, а не обобщенно нейтральным чертам лица, человеку определенному. - Нашел, - тихо ответил мужчина, подавив очередной рвотный спазм, случившийся при мысли о том, что ему придется сейчас снять маску с гниющего трупа, - думаю, даже хорошо, что я не занялся маской на фальшколонне. Скорее всего, владелица заставила бы нас вернуть пропажу, а может поутру артефакт бы рассеялся, чтобы возвратиться на место. Знаете, как с ложной короной? – некстати вспомнившаяся история о монете, которая всегда возвращалась к хозяину, немного отвлекла сэра Асаори, позволив чуть расслабиться. Леди же тем временем, великодушно простив импульсивного юношу, охотно ответила на вопрос проводника: - Не мужа, и не моя. Своего рода талисман, для того, чтобы иметь возможность говорить с приходящими сюда, и забирать плату за исполнение их просьб. Первая маска вышла неудачной, так что стала всего лишь украшением этой комнаты. И все же, пересилив отвращение, сэр Асаори поддел кончиками пальцев край маски и осторожно потянул ее вверх. Склизкие нити дурно воняющей гнилостной массы потянулись вслед за маской, словно та успела прирасти к этой плоти. А в сознании Иланура вкрадчиво прозвучал прямое восхищение, столь простое, что найти в нем лесть, преследующую какие-то цели мог только параноик: - А ты смел, юноша. Если бы ее взял ты, - пауза обозначила огорченный вздох, - но ничего не дается просто так, ты ведь знаешь? Этот человек предложил мне много больше, чем мог, и мне жаль, что ты промедлил и не убил его, потому что я…. Леди не договорила. Йотори, поднявшийся на ноги, со своей странной находкой, уже отошел к окну, в которое лился ленный свет, чтобы получше рассмотреть маску, да и поближе к свежему воздуху. Он не раздумывая, и не жалея уже дорогого лоохи, обтер внутреннюю сторону маски от ошметков слизи и гнили, и теперь всматривался в письмена на внутренней стороне лица. - Даже так…, - задумчивый голос прозвучал отстранено, будто архивариус забыл о присутствии проводника, - память и опыт всех, кто надевает маску запечатлены в ней. Как просто. Надеть маску и получить их. - Именно так, - подтвердила леди. Все прочее перестало волновать Йотори, даже брезгливость забылась под нахлынувшей волной азартного предвкушения. И мгновение спустя прохладня сталь коснулась живой кожи, прижатая ладонями. Вдох. Сомкнутые ресницы, и наполненное восхищенным выдохом, мгновение, когда Йотори узнал все, что хотел узнать в этой жизни, и гораздо больше, чем когда-либо мечтал. И терпкая горечь досады, что этих знаний у него не было, прежде чем он коснулся металла этой посмертной маски. Руки мужчины недолго удерживали маску у лица. Сняв личину, он прижал ее к груди, скрывая перекрещенными ладонями, и взглянул на своего невольного соучастника. - Значит, И-ла-нур, - произнес он, словно впервые пробуя на вкус мягко звучащее имя мальчишки, - Красивое имя. Ты должен проводить меня обратно в город. Со стороны могло показаться, что мужчина вспоминает о чем-то давнем, не слишком уверенно пользуясь простейшей информацией о договоренности с проводником, заключенной всего несколько часов назад. - Я щедро расплачусь с тобой, Иланур, - медленная улыбка, мягкая, и почти счастливая раздвинула губы мужчины, - пятьдесят… нет, сто корон. Ты их заработал! Но теперь мне не терпится наконец-то отсюда уйти… Архивариус направился к проводнику, и тени, стекая темными мазками со стен, покорно устремились к его ногам, и вливаясь в собственную тень сэра Асаори.

Иланур: Иланур ждал только согласия невидимой леди, чтобы наконец снять эту маску с неподвижного тела и рассмотреть ее получше… Но его спутник оказался быстрее, отрывая зеленый металл от изгнившей плоти. -Знаю, – проводник кивнул - Но с чего вы взяли, что монета была одна? Вдруг эта маска – такой же сюрприз, что и предыдущая? Юноша знал, что это скорее всего не так, но ему всеми силами хотелось еще раз взять маску в руки. В ней чувствовалась какая-то мощь, или может даже уверенность, Иланур никогда не пользовался артефактами, но догадывался, что эта личина не так проста, как кажется. Слова девушки подтвердили неверность слов Иланура – эта маска все-таки была настоящей. -Только для общения? А зачем тогда она понадобилась Йотори, что у него глаза так ярко загорелись? – вопрос был скорее риторическим, да и леди не стала на него отвечать.. Впрочем, последние ее слова смутили юношу. Убить человека? Если бы..? Да что смог ей предложить этот человек, и что он получил взамен? «Она что-то говорила про знания.. Исследования ордена? Все достижения за время его существования? Или как волшебный джин – любое желание за ваши деньги?» - юноша на секунду улыбнулся своим мыслям, но слова Йотори прервали его. Спутник юноши произнес их едва слышно, но парень успел краем уха уловить достаточно, чтобы убедиться в своих предположениях. Поднявшись, и отряхнув подол лохи от пыли, скопившейся на полу, юноша спрятал кинжал обратно в карман и посмотрел на своего спутника. Тот только что снял маску, зеленоватый металл поблескивал в свете луны, и сжал ее в ладонях, словно в попытке спрятать от окружающего мира. Как будто кто-то захочет забрать его сокровище. Но много больше удивило проводника поведение Йотори. И если просьба отвести в город была логичной, то вот увеличение оплаты немало смутил парня. Если вспомнить, как они торговались в таверне – сложно было предположить что этот человек, даже на радостях, столь резко поднимет цену. -Но.. мы тут были чуть больше получаса, а вы так хотели попасть сюда.. – Иланур старательно подбирал слова. Что-то происходило, и проводнику очень сильно хотелось понять, что именно – Это все, что вы хотели найти? Юноша заметил, что тени движутся в их сторону, только когда первая из них уже исчезла в тени Йотори. С каждой секундой еще больше силуэтов вливались в темное пятно под ногами архивариуса, и Иланур невольно сделал шаг назад. -И прежде чем мы уйдем, позволите посмотреть на вашу находку? – парень с трудом заставил себя поднять взгляд и посмотреть на Йотори. С ним определенно что-то творилось – было бы интересно узнать, что такого в этой вещице, что нас понесло сюда на ночь глядя.. Юноша осторожно протянул руку вперед, столь медленным и максимально осторожным жестом, словно боялся спугнуть своего спутника .

Йотори Асаори: Истинная личность человека, державшего маску, стала сейчас лишь тенью, ошарашено наблюдавшей, словно со стороны за тем, что произносил и делал сэр Йотори Асаори. Самовосприятие осталось прежним, пальцы чувствовали металл маски, кожа лица движение воздуха, со стороны окна. Вот только эмоции были странными, словно, пренебрежительно относившийся к хмельным напиткам, сэр Йотори, ни с того ни с сего, приложился к бутылке с Джубатыкской пьянью. Но и на опьянение это не походило. Он отвлеченно удивился тому, что знает всю историю леди Наалви Леассу. А Леди Наалви разочарованно вздохнула, окунувшись в воспоминания и возможности сухого мрачноватого хранителя дворцовых архивов. Ей не раз приходилось жить чужой жизнью, занимая место жены, дочери, любовницы, быть и особой знатной, наделенной полномочиями и обязанностями, и скромной цветочницей. Леди получила то, к чему стремилась в свое время – бессмертие, но бессмертие это приковало ее искру к металлу маски, сыграв с леди злую шутку. Тело ее могло жить бесконечно, но это не значило, что ранение в сердце, или в мозг осталось бы без последствий. Такие случаи превращали уютное пристанище леди в кошмарную ловушку бездвижности неживого мяса. Искра леди не могла покинуть тело, но могла угаснуть, без подпитки, правда угаснуть не сразу, и не через год. Силы маски удерживать искру с каждым разом хватало на все больший и больший срок, особенно если силы человеческий теней поддерживали то промежуточное состояние, в котором владелица маски оказывалась в случае насильственной смерти своего очередного пристанища. Теперь ей предстояло вернуться в Ехо нудным стариком, находящим удовольствие в возне с бумажками, и от одной этой мысли забытая чаровница была на грани истерики. Резко же изменить образ жизни своего очередного носителя, не вызвав подозрений – было тем опаснее, чем важнее был о положение человека. Воспоминания о том, чем было чреваты подобные эксперименты в прошлом, объясняли разумную осторожность леди. «Будем утешаться, что это – лучше чем ничего» - оптимистично рассудила она, уже распоряжаясь и деньгами сэра Йотори и с тоской думая о том, что этот человек с радостью ждал возвращения в свой любимый архив, и лишних дней задержки педанта и зануды никто не поймет. Другое дело мальчишка проводник. Листок, гонимый потоком воды. Сегодня он никто, а завтра может так случится, что юноша проявит себя. Начать жизнь заново куда проще, чем переделывать то, что выстроено кем-то. Будь у леди иной выбор, она бы предпочла ощущать у себя наличие груди и соблазнительно крутых бедер, а не агрессивных гормонов, вырабатываемых тестикулами, и связанных со спецификой мужского мышления глобальных планов на остаток жизни. Эти глобальные планы последнего любовника леди и стали причиной, по которой она была убита и замурована здесь, поскольку доверилась мужчине, настолько, что согласилась на переплавку маски, чтобы разделить с тем, кто стал дорог и бессмертие и вечное скитание по этому миру и знания. Только вот магистр желал обладать всем этим единолично, без леди Наалви, рассчитывая разделить отделить искру леди от маски. Не вышло. Битва на грани смерти, на которую были брошены все силы, бьющихся в агонии тел всех жертв, во время измененного магистром, ритуала над маской медленно умирающей любовницы. В последний миг, поняв, что ее предали, Наалви сделала все, что могла, пользуясь силами умирающего девичьего тела. Немалыми силами. И ее искра получила новую обитель с мужскими чертами ставшего ненавистным лица. Жертвы были захоронены в башне, как и маска. И история эта была бы забыта, если бы не человеческое любопытство, гнавшее в башню людей, вставших на след этой тайны. «Он мил. Очаровательно наивен и мил, - оценивающий взгляд синих глаз задержался на лице юноши, просившего маску, - во всяком случае он нравится людям, не лишен обаяния, и, в обличие от Йотори обладает способностями к магии. А знания – без способностей – нелегкий и унылый груз. Обладать ими, и не иметь сил использовать, все равно, что быть евнухом при гареме скучающих красавиц» Леди закатила глаза, поймав себя на мыслях о женщинах. Похоже, ей придется потратить время на поиски подходящего тела. Другой вопрос, что, даже покинув временного носителя, вместе с маской, она не лишала его ни памяти, ни жизни, оставляя все знания. А это, в случае с человеком, использующим только артефакты для своих чар, было ой как неразумно. Рискнуть? Раздумывала леди недолго. Йотори легко протянул маску юноше, нервно улыбнувшись: - Не думаю, что ты рискнешь попробовать увидеть мир, оказавшись за этой личиной, - проговорил мужчина, - а просто подержав ее в руках, ты только коснешься тайны, а не попробуешь ее вкус. Но прежде чем, пальцы архивариуса расстались с металлом маски, левая рука его в задумчивом жесте скользнула по шее. Острие когтя царапнуло кожу в той самой точке под ухом, которую необходимо было задеть, чтобы подчинить разум прямым приказам. Это исключало случайное использование артефакта, а теперь, острая вспышка яркой боли возвестила Йотори о необходимости исполнять прямые приказы. Свои собственные, но, тем не менее, мысленное повеление леди Наалви прозвучало с холодным цинизмом. «Твое сердце остановится, как только этот юноша наденет маску. Если же не наденет, то ты заберешь ее любой ценой». В лунном свете можно было заметить, что лицо мужчины напряжено так, будто, давая Илануру маску, он отдает мальчишке что-то невероятно важное.

Иланур: -Попробовать на вкус? - юноша улыбнулся краешком губ - это было бы интересно. Иланур явно тянул время. Он изучал маску, хотя успел уже не раз разглядеть каждую черточку лица неизвестного, с наслаждением проводил пальцами по гладкому зеленоватому металлу. Но пока лицо, исключительно лицо, внимательно, со всех сторон оглядывало чью-то посмертную личину, юноша исподлобья смотрел на своего спутника. Неверный лунный свет не позволял Йотори заметить взгляда проводника, а вот последний наоборот видел достаточно, да и угуландцы неплохо различают все в темноте, даже из под падающей на лицо челки. Что-то с его спутником было не то. Сперва поднять цену, потом вдруг ни с того ни с сего отдать с таким трудом обнаруженный артефакт, причем с каким-то странным намеком, а теперь выглядеть таким напряженным и испуганным. "Попробовать тайну... Знаешь, ты мне жутко напоминаешь эту смешную леди, кстати, где она? Молчит, в отличие от тебя, что странно. Одел маску, и вы как сам не свой, сэр Йотори! Итак, у меня есть шанс "выйти в люди", съехать с обочины жизни... Или же не рисковать сотней крон, обещанных только что." - Иланур еще раз перевернул маску и внимательно вгляделся в провалы глазниц. Первый вариант звучал много заманчивее, но второй обещал спокойную, привычную жизнь. -Эх, была не была - тихо пробормотал парень, и медленно поднес маску к лицу. Холодный металл коснулся кожи.. Леди Наалви бесспорно была рада, заполучить в свое распоряжение такое молодое и вполне сильное тело. Жаль, конечно, что Илануру не повезло родиться девочкой, но все лучше, нежели облик старого архивариуса. А юношу словно выбросило из своего, такого привычного тела, оставив только мыслительный облик тени - знание оставалось, да вот сил и возможностей их применить не было. Зато у проводника был шанс сполна почувствовать, какие эмоции испытывала его невидимая собеседница. -Леди, зачем вам мой облик? К тому же выселять законного хозяина тела несколько неправильно, вам так не кажется? Может, пододвинетесь чуть-чуть, вместе будет веселее - Иланур предположил, что раз Леди Наалви могла говорить с ним, с помощью маски, то почему бы и юноше не воспользоваться этой возможностью? Мысль о Йотори была неожиданной, резкой и стремительной, словно ответный удар тени. Из памяти новой обладательницы своего тела, из памяти своего спутника, парень узнал о печальной судьбе, которая в эту секунду должна была постичь архивариуса. "И все-таки я его убил.. Не нарочно, но можно сказать, что вина в смерти этого человека лежит на мне" - эта мысль была пассивной, не испуганной, только с легким оттенком печали. Илануру было жаль, что все так повернулось, но в данную секунду его больше беспокоила своя собственная судьба. Только одна мысль вызвала легкую улыбку - жаль, что этот человек не сможет отдать ему 100 обещанных крон. Трупы ведь не расплачиваются.

Йотори Асаори: Едва прохладный металл личины коснулся кожи юношеского лица, сердце сэра Йотори, трепыхнулось, болезненно сжавшись, мышцу эту скрутило сильным спазмом, и острая боль пронзила сердце мужчины. Сознание угасало чуть дольше. Сожаления о сделке архивариус не испытывал, лишь глухой ропот о том, чего он не успел сделать протестующе полыхнул в угасающей искре, но у артефактора не было сил и способностей, удержаться в этом теле, даже не смотря на то, что он знал, как это сделать. Леди Наалви же повела плечами, с истинно королевской грацией, выпрямляясь, и вскидывая голову, разумеется эти изменения отразились в осанке юноше, в теле которого незваная гостья обустроилась решительно и быстро. Способности у мальчика были, и это радовало. Нешлифованные, неразвитые, но теперь в тренировках не было нужды. Наалви знала достаточно, чтобы решительно управлять возможностями юноши. Мир изменился за тысячелетие, и знания людей, приходивших в эту башню позволяли леди иметь представление о том, что происходило. Иланур Тимо прекрасно подходил, чтобы заняться теперь, чем угодно – добраться до города в Сердце мира, как минимум, там, со знаниями леди и способностями мальчишки можно было развернуться. Но и покидать это место тихо, подле мирного городка,тихо и спокойно очаровательная авантюристка не собиралась. Иланур, дальше развитие роли целиком в вашей воле.

Иланур: Когда тело сэра Йотори безвольно осело на покрытые многовековой пылью плиты пола, леди позволила себе удовлетворенную полуулыбку, приподнявшую правый уголок губ юноши. Медленно подняв руку к лицу, она с удовлетворением посмотрела на длинные, тонкие пальцы. Кисти Иланура были ухожены и гибки – как раз то, что нужно вору, но и хорошему магу тоже. «Прекрасно!» «Нравится?» - мысли, а это были именно мысли юноши, звучали необычайно вяло и очень-очень тихо. У бесплотного призрака, которым стал Иланур, не было ни сил, ни желания, ни возможности говорить нормально. И то, что леди Наалви услышала его скорее всего обуславливалось наличием маски на лице мальчишки, а не талантами или независимостью юноши. «Да» - равнодушно кивнула леди, но неожиданно на ее губах заиграла озорная улыбка – «Кстати, кажется, я обещала тебе сто крон? Вот и подходящее время испробовать твои лапки и, заодно, выполнить свое обещание». Склонившись над бездыханным телом архивариуса, она безошибочно запустила пальцы в нужный карман в складках лохи и извлекла под серебристый свет луны небольшой мешочек. На губах юноши в который раз за этот вечер расцвела довольная улыбка, сам же Иланур только вздохнул, безмолвной тенью скользнув где-то над плечом своего-чужого тела. «Я никогда раньше не занимался мародерством» - с какой-то отстраненностью, разбавленной едва заметной долей печали заметил юноша, вмести с леди Наалви перебирая пальцами золотые кругляши. «А как же я?» - у леди было на удивление хорошее настроение, и она с интересом ловила мысли мальчишки. Все равно какое-то время, до того как она найдет себе более подходящее пристанище, ей понадобиться в напоминание о том, в чьем она теле, а если этим напоминанием будет еще и неплохой собеседник. Единственное, о чем жалела леди – что после отделения от собственного тела этот дерзкий паренек стал неприятно вялым. Однако, несмотря на свою отстраненность, парень смог поддержать игру и разговор. Хоть в какой-то степени. «Ты не была мертвой» «Для тебя есть разница?» - леди искренне заинтересовалась. Она всегда слышала о благородных ворах, но пока представителей этого редкого и, бесспорно, вымирающего вида, встречать ей не удавалось. А тут – нате вам. Быстрым, легким, пружинистым шагом она спустилась вниз по винтовой лестнице, новыми глазами глядя на окружающий мир. Было в этом свое очарование – каждый человек видит реальность по-своему, и, оказываясь в теле человека, Наалви так же получала шанс увидеть мир чужими глазами. А тут еще и бесплатные комментарии прилагались, как мило. «Грабить живых и мертвых..» - речь мальчишки звучала неуверенно, ломко, словно он решил провести лекцию в Высшей Школе Холоми сразу после недели глубокого запоя – «Тут ни чести, ни навыков не сохранишь.» За этим, явно поучительным для всех, кроме самих собеседников, разговором они покинули башню. Леди Наалви с наслаждением вдыхала свежий ночной воздух, лишенный ставшего уже таким привычным запаха тления, Иланур парил где-то между реальностью и сном, а так же между жизнью и смертью, не имеющий ни малейшего шанса прийти в себя, как в буквальном, так и переносном смысле. С каждым шагом по ночному лесу город становился все ближе, а с каждой секундой к сонным жителям узких улочек и центральных площадей приближалась беда похлеще целой бригады Мятежных Магистров. Хотя бы потому что последние обычно не задавались целью повеселиться за счет полусотни человеческих жизней и мешочка золотых монет. -Кувшин камры… Пожалуйста. Проводив взглядом служанку, леди презрительно скривилась, сбив со стола какие-то крошки резким щелчком ногтя. «Задрипанный городишко! Скорее бы в Ехо, а там – в первой нормальной таверне закажу себе хорошего, старого вина!» «Полезешь в подвалы Ордена Семилистника?» - лениво буркнул мальчишка. Леди Наалви позволила себе улыбку. «А может и полезу. С моими знаниями и твоими самыми заурядными, но способностями к магии, с этим проблем не будет. Да вот только каким Грешным Магистрам мне понадобится туда соваться?» Иланур промолчал, и правильно. Леди начинала злиться – каждая лишняя секунда здесь в бездействии приводила ее в бешенство. Но делать что-то просто так – совсем не интересно. Она просто ждала повод для начала веселенькой вечеринки, которую этот городок надолго запомнит. -Эй, Иланур, а где же твой клиент?! Продал его злым духам за горстку медяков? – наглый, режущий слух голос раздался почти над самым ухом леди. Медленно повернувшись, она нос к носу столкнулась с гигантским мужланом, из тех, от которых всегда пахнет перегаром, но которых почему-то всегда считают привлекательными всякие безмозглые провинциалочки. «Это он про Йотори?» «Угу» - зачем-то едва слышно буркнул мальчишка. Кажется, сама перспектива встречи со своим конкурентом вызывала в парне исключительно негативные эмоции. Что не странно, леди полностью разделяла его чувства. «Мерзкий человек. Думаю, если я его немного проучу – ты не обидишься? Получим удовольствие вместе, не люблю насилие над свободной волей» - в эту секунду ей захотелось потрепать парня по голове, но в виду того, что человек, хлопающий сам себя по макушке, выглядит странно. -Ты меня недооцениваешь. Его жизнь стоила много больше, в отличие от твоей, – на замызганную столешницу полетел памятный мешочек с золотом – спорим, что я смогу купить жизни чуть ли не половины этого города, не считая детские, за содержимое одного этого кошелька? На грубом лице парня отразилось какое-то подобие мыслительного процесса, он даже отступил на шаг назад от говорящего странные вещи юноши, но было поздно. Чтобы избежать последствий этих слов следовало бежать из города еще вчерашним вечером, тогда у проводника еще был бы шанс спасти свои жалкие потроха. Все дальнейшее можно выразить одним словом – светопредставление. Город, казалось, хранил под собой гигантские залежи фейерверков – в воздух взметнулись разноцветные столбы пламени, по улицам волной прокатились самые причудливые создания, словно вырвавшиеся из подвалов Древних Орденов… Вы когда-нибудь видели живой огонь? Мыслящее, жестокое создание, мечущееся от одного строения к другому в поисках пищи? Или быть может таинственные радужные переливы - от одного взгляда на которые начинает кружится голова от буйства красок, и сердце сжимается в восхищении, а единственное прикосновение к этому чуду - и невесомый пепел падает туда, где совсем недавно был любопытный наблюдатель? Или быть может - существо, у которого кажется нет ни глаз, ни рук, ни ног, ни самого тела - только бесконечное скопление всевозможных орудий убийств и разрушений? Все эти, и многие другие смертельные чудеса ожили в самом сердце ничего не подозревающего города. Но секундой раньше по Челли непримечательной, в сравнении со всем последующим, волной пролетела армия теней, ставших верными слугами пленницы стальной маски, и буйство красок застало только безвольные тела тех, кому этой ночью суждено было пополнить ряды безмолвной армии леди Наалви. Даже этой леди было не чуждо милосердие - а крики ужаса оскорбляли ее утонченный слух. Она сдержала свое обещание – часть города, даже большая его часть, включая дома и их жителей, осталась нетронутой. А на единственном сохранившемся в этом безумии столе в медленно оседающем серебристым пеплом здании бывшей таверны остался лежать кошелек с золотыми кронами. -Ну, теперь я с легким сердцем оставляю это место – гордо кивнула девушка, повиснув в воздухе метрах в пятидесяти над кипящими улочками Челли – ты ведь не умеешь водить амобилер? Я тоже. К тому же лишать этих бедных людей еще чего-то – Наалви не выдержала и засмеялась – а теперь – в столицу Соединенного Королевства, Ехо! Думаю, там будет не менее весело. «Ты бы поаккуратнее. Мы знаем, что в столице есть могущественные маги, и много. Поймают тебя, поймают меня… И я сомневаюсь, что они попадутся на твою удочку с маской» - бормотание Иланура не смогло испортить безумно-веселого настроения волшебницы. -Не будь параноиком! Как никак – я на много сотен лет старше тебя! И не с таким справлялись! Мальчишка тактично промолчал, а может просто не нашел, что ответить - леди было все равно. Бросив последний взгляд на место, ставшее ее темницей в течении неизмеримого количества лет, она размытым пятном скользнула по расцветающему в первых лучах солнца небу. Цель ее путешествия была предельно ясна - Ехо.



полная версия страницы