Форум » Вне времени » Удача сомнительной ценности. 7-10-й день года » Ответить

Удача сомнительной ценности. 7-10-й день года

Йотори Асаори: <-----История о чести и морали, которые, порою, не нужны. 6-й день года Йотори Асаори Корро Горрек Орли Нара

Ответов - 25, стр: 1 2 All

Йотори Асаори: Умниц и красавиц в этом мире было не мало. Другое дело, что не все леди могли похвастаться тем, что являются одновременно и тем и другим. Да так, чтобы это было не заемной книжной мудростью достойного образования, а собственными мыслями, глубине которых можно было бы поразиться. Сэй же следил за дорогой, а потому поразился рассуждениям леди ровно на столько, чтобы осмыслить сказанное ею, как проявление столь редкого во все времена достоинства, как рассудительность. - Милая моя, - во взоре эльфа, обращенном в этот миг на серьезное личико спутницы, ухитрявшейся сидеть, скрестив руки на груди в подпрыгивающем на кочках амобилере, светилось искреннее восхищение, - у нас ведь может быть совершенно замечательная дочь! Красивая, как папа, умная, как мама. Может нам стоит осчастливить этот мир таким подарком? Я уже лет шестьсот не возился с собственными детьми, а учитывая, что только тех, о которых я знаю у меня пятеро, а тех, о которых не знаю ничего, вероятно, гораздо больше, можешь не сомневаться, я буду прекрасным отцом! Однако энтузиазм Асаори леди, судя по всему, не разделяла. История же ее была даже более короткой, чем предполагал Сэй, и на несколько мгновений мужчину охватила щемящая жалость к этой девочке, с азартом вгрызающейся в жизнь. По людским меркам, кейифайи не разделяли понятий добра и зла, в значении неправильных и правильных поступков, принимая как факт человеческие объяснения этих слов, просто чтобы понимать этих забавных смертных и не доставлять себе неудобств в общении с ними. - Как глупо, - заявил он, резко дернув за рычаг, чтобы сбавить скорость, потому что дорогу перебегала лисица, - глупо тратить свою жизнь на трудности, и решать проблемы, которые ты сама же себе создаешь. Хотя, если думать о таком ремесле, как о захватывающей игре, то такой образ жизни не дает скучать. Укради у меня этот день, а Орли? Или я сам украду его из твоей жизни. День твоей жизни стоит дороже, чем моей, ты не задумывалась? И тут прозвучал вопрос, столь неожиданный, что Сэй задумался, пытаясь сопоставить свой возраст с человеческим летоисчислением. Задумался он буквально на пару мгновений, но для амобилера, несущегося по ухабам задумчивость возницы стала роковой. На пути был довольно узкий деревянный мостик, перекинутый через ручей. Пересекать его на амобилере было чистой воды самоубийством, но увы, кеифайю самоубиться таким способом было маловероятно. Старая, источенная жучками доска, попав под колесо с хрустом разломилась, а упрямо движущийся амобилер, резко просел, торохтя и фыркая, словно негодуя на упрямого возницу, по вине которого, оказался в столь нелепой ловушке. Сэй на мгновение погрустнел, подергал рычаги, на что застрявшее чудо технической мысли угрожающе заворчало, и оставил это бессмысленное занятие, озвучив резонное в этой ситуации решение: - Дальше мы идем пешком. Если конечно не вытащим эту развалюху. Между дверцей амобилера и перилами моста едва-едва можно было протиснуться, а потому, проблему с выходом, Сэй решил, не мудрствуя лукаво, просто выставив дверь, чтобы выбраться наружу. Без магии, естественно, не обошлось, и через несколько секунд, прежде, чем проскользнуть между перилами и амобилером, мужчина поинтересовался у своей спутницы: - тебя вытащить, или выберешься сама? Рассказывать леди о том, что в эти места Сэй с сестрой перебрались еще в те славные времена, когда на месте города Ехо только-только стало возникать поселение, не позволяла ситуация, но это упущение эльф намеревался исправить, как только будет решена проблема с амобилером.

Орли Нара : Неисправим. То ли Сэй специально издевался, то ли это была- отличительная особенность кейифайев? - Дырку в небе над тобой и всем твоим семейством, что за манера стучать в закрытую дверь, если, хозяева явно дали понять, что их нет дома?- без особого энтузиазма отозвалась Орли в ответ о матримониальных планах эльфа.- Когда-нибудь, тебе это надоест. – жизнеутверждающе закончила она.- Кроме того, я еще слишком молода и намерена наслаждаться жизнью. Так, что может, ты лет пятьсот уже не нянчил детей, а я примерно столько же еще лет не намерена этого делать. И, Сэй,- лицо и улыбка девушки в этот момент стало больше похоже на мордочку хитрого мелкого хищника.- один мужчина, это- так скучно. А у тебя есть один недостаток. Ты- бессмертен. А как ты, верно, подмечал моя жизнь- слишком коротка, что бы позволять себе слишком длительные задержки на пути. – откуда в юном создании взялось столько цинизма она и сама не знала, с удивлением слушая свой голос и готовая оспорить половину вышесказанного. Но, какая разница с чем она была согласна, а с чем нет? Главное убедить публику, в том, что она действительно так думает. Каким образом амобилер умудрялся петлять по узким тропинкам и проскакивать между деревьями, там где ему, ну, никак не полагалось протиснуться по габаритам оставалось тайной. Орли пыталась запомнить дорогу, хотя не имела ни малейшего представления куда она ведет. - Почему же глупо? Мне нравится моя жизнь. В ней есть риск и приключения, немного безрассудства… Наверное, это и есть то, чего мне не хватало на ферме. И чего я боялась никогда не найти – леди задержала взгляд на лице эльфа, пытаясь понять, что же ему в действительности нужно. К чему весь этот балаган? – Украсть… Но, я уже это сделала, не так ли? Ведь, ты- здесь со мной, всячески стараешься заполучить желаемый приз. Согласись, мне будет чем потом похвастаться в Ехо перед подругами, а то и внукам рассказать, как я морочила голову кейифаю. – непринужденно рассмеялась она. Правда, тут же прикусила свой острый язычок. Но, вовсе не пот тому, что что-то смутило или насторожило юную леди, просто эльф резко ударил по тормозам, пропуская лисицу. По этому пострадать ей пришлось в прямом смысле слова. Дальше все произошло столь быстро. Что Орли даже не успела сообразить куда они то и въехали, то ли провалились. Рефлекторно вцепившись в дверцу амобилера девушка замерла на мгновение. Ожидая как поведет себя техника дальше. Однако, та имела свое мнение на все происходящее и двигаться в каком-либо направлении. Будь то вперед или в низ, отказалась. - Вытащи его. – немедленно потребовала она. – Ты же- маг и кеифай к тому же. Вытаскивай эту штуку он мне еще пригодится. – нахально заявила, выбираясь из амобилера по верху, перебравшись через лобовое стекло и капот чуда техники. Вздохнув Орли присела у капота, смотря на сколько глубоко транспорт нырнул между досками. – Нам нужно найти приличное бревнышко, что бы поддеть его с этой стороны и с помощью магии толкнуть назад.- леди лучезарно улыбнулась.- Я все придумала, а ты- исполняй. Должен же хоть на что-то сгодиться твой многовековой опыт. Хотя, бревнышко, я, так и быть, могу тебе помочь подискать. Будем считать это- подвигом во имя твоей любви к прекрасной даме. Настроение сделало очередной головокружительный скачек вверх. Во-первых, ситуация была призабавнейшей, фантазия живо рисовала красавца-эльфа пыхтящего над вытаскиванием железного монстра из деревянной ловушки, во-вторых план побега был готов и практически безотказен.

Йотори Асаори: Позволять женщинам наслаждаться ощущением собственной правоты Сэй научился чуть больше тысячелетия назад. И он не стал рассеивать наивную убежденность милой леди в собственной неотразимости, разъяснениями о том, что леди не понимала разницы между «украсть» - то есть приложить какие-то усилия, чтобы получить желаемое, и получить чужое время и внимание в подарок, просто потому что Сэя Асаори выставили из дома, во время приготовления обеда, чтобы не мешал со своими советами и комментариями на кухне. Эльфа давно перестала волновать словесная мишура, в которой одно понятие замещается другим, желаемое выдается за действительное, притом в таком контексте, чтобы человечек мог ощутить себя на высоте самостоятельно возведенного пьедестала из иллюзий. Впрочем, Сэй и Орли говорили о совершенно о разных вещах, хоть это и не мешало им обмениваться репликами. Сэй говорил исключительно о плотском сиюминутном удовольствии, и его физиологических последствиях, а вот юная девушка трактовала все в области чувств. Но не мешать барышням обманываться иллюзиями собственного воображения, Сэй Асаори научился еще раньше, чем перестал вступать в бессмысленную полемику с обладательницами тонкой талии, стройных ножек, и выразительных глаз. Приказной тон, который ни с того ни с сего взяла леди, немало позабавил мужчину. Чуть склонив голову влево, он с интересом выслушал гениальный план леди и высказался: - Знаешь, Орли, это же не мой амобилер. Это амобилер Йо, а значит и проблема эта – тоже проблема Йо. Если ему так нужна эта развалюха, пусть ее и вытаскивает. И вообще, ты хотела прогуляться пешком. И еще, - смеясь, уточнил мужчина, - я не говорил ни слова о своей любви к тебе, незабвенная, даже о влюбленности. Кейифай с улыбкой покачал головой, и, подойдя к девушке, уверенно взял ее за руку, как ребенка. В сущности, она и была ребенком, но формально, по человеческим меркам, считалась вполне взрослой, так что обвинить Сэя в запредельном распутстве не мог даже он сам, хотя такое самоощущение ему, разумеется, польстило бы. Учитывая высокий рост, наличие пары длинных конечностей, предназначеных природой для осуществления локомоции, и холерический темперамент, шел эльф быстро. Потому выходило, что этот темп ходьбы вынуждал юную леди почти бежать следом, ибо мужская рука сжимала хрупкую ладошку с беспощадной нежностью, из плена которой освободить руку можно было, разве что вывихнув запястье. - Нет, так мы точно не успеем к обеду, - сделал вывод эльф, чуть приостановившись, ровно на треть минуты, чтобы подхватить девушку, и, словно честно добытый охотничий трофей, перекинуть через плечо, удерживая рукой чуть пониже аппетитной округлости, обтянутой тонкой скабой, и скрытой складками лоохи, - вот так будет гораздо быстрее. Быстрее было вовсе не поэтому, но посвящать свою гостью во все тайны тропинок, которые могли водить путника днями вокруг поместья, или вывести к нему неожиданно быстро, кейифай не считал нужным. Если разобраться, то он вообще очень немногие вещи полагал действительно важными и нужными, и семейный обед, сегодня имел честь быть причисленным к этому крайне короткому списку. Благополучно пережив процедуру приветственных обниманий и расспросов о делах, Йотори оставил своего секретаря в качестве откупной жертвы вниманию своих родственниц, и пока те насели на красноглазого юношу с расспросами о столице, отправился в комнаты для омовения, испытывая настоятельную потребность в одиночестве. Мысли его вернулись к рыженькой авантюристке, точнее судьбе этой девушки и собственного амобилера под действием убийственного очарования своего дедушки. Архивариус с большим удовольствием рассмотрел бы вариант, что с этой стихийной прогулки не вернется никто, или леди Нара вернется в одиночестве, чтобы, роняя хрустальные слезинки, поведать о том, что на них напало кошмарное чудовище (кот-переросток с соседней фермы) и благородный сэр Асаори героически погиб в неравной схватке, спасая прекрасную леди. Вот только живучесть кейифайев вообще, и любимого дедули, в частности, рассеивала все надежды, на то, что эти мечты когда-нибудь исполнятся. Но все же мечтать было приятно. После омовения, посвежевший и окончательно примирившийся с задержкой, Йотори вышел в трапезную, куда уже собирались тетушки-дяди, двоюродные сестры, и троюродные племянники – те сумасшедшие, кто ухитрялся выносить темперамент жизнерадостного предка, и не сбегал подальше от этого чудесного места. Как оказалось, ждать дедушку, загулявшегося с новым объектом своей увлеченности, никто не собирался, и все искренне надеялись, что парочка найдет, чем заняться, хотя бы до вечера. Увы, напрасно. Едва все принялись за еду, на пороге столовой появился сияющий Сэй, который, ссыпав свою ношу на пол, осторожно удержал леди от падения, и провозгласил без лишних вступлений. - Все дружно отложили ложки. Кьяара, принеси вина, ибо у нас сегодня большой праздник! Несколько пар синих глаз с опаской устремились на Сэя, который, не в силах сдерживать радость, от совершенно гениальной идеи, провозгласил: - Мы с леди Орли решили пожениться! Так, что всем приказываю любить и жаловать мою избранницу. В какой момент у Сэя возникла эта идея, да и была ли она его собственной, а не подслушанной в мыслях леди, он сейчас не задумывался. Такая мелочь, как согласие невесты – было несущественной деталью. И только в семье Асаори понимали, почему. Понимали, но молчали, приветливо улыбаясь будущей родственнице, ожидая, что же она скажет, прежде чем можно было бы засыпать обрученных поздравлениями. Йотори шокировано замер, не в силах поверить услышанному. Наличие какой-либо бабушки в его планы не входило. Не потому что сэр Асаори ревниво относился к памяти собственной бабушки, а лишь потому, что это означало, что чудесный браслет тонкой эльфийской работы, чары которого были столь опасны, что милые родственницы старались не вспоминать о нем, а понимавший суть этого артефакта, Йотори мечтал его заполучить, окажется на запястье этой девчонки. Тот факт, что после этого, избранница Асаори-старшего и думать забудет о том, что синеглазого эльфа можно не любить, Йотори не волновал. А вот понимание того, что вероятнее всего, он так никогда не получит обещанный, в качестве наследства после смерти дедушки, браслет, не просто волновало, а вызывало нарастающую, как волна цунами ярость.

Орли Нара : Этот синеглазый нахал был не просто невыносим, он был НЕВЫНОСИМ! Орли даже начала подозревать всех его бывших избранниц во всякого рода психических расстройствах. Иначе как объяснить, то что они выдерживали жизнь под одной крышей с ним? Его убийственное обаяние было способно довести кого угодно и до чего угодно. - Ты- чокнутый! – капризно констатировала Орли едва поспевая за торопящимся невесть куда эльфом. Когда же она оказалась взваленной на плечо как мешок с … величайшей ценностью варваров Пустынных Земель, то и вовсе, в ход пошел стандартный, пошлый женский набор криков, брыканий и колочения руками и ногами по чему попала, то бишь спине и плечам кеифайя. Как бедняга выносил жестокую атаку на его органы слуха, и вовсе было удивительным. Правда длилось это все не так долго скоро Орли угомонилась, смерившись с тем, что до пункта назначения ей придется добираться именно таким образом и перешла на тихий вариант закипания от гнева. Мысленно она проклинала весь род Асаори и его главу в особенности. Вход в дом, парочка галерей, перевернутые лица членов почтенного семейства, видимые из-под локтя эльфа, висящей вверх тормашками Орли и наконец-то мягкая посадка в вертикальное положение на землю. По лицу девушки расползлась блаженная улыбка от осознания того, что безумное путешествие наконец окончено и ее не будет трясти больше вниз головой. Но. Через мгновение до нее дошел смысл сказанного взбалмошным «дедушкой». Улыбка моментально исчезла, а щеки, наоборот вспыхнули от нахлынувшей в один миг ярости. « Да, как он смеет!!!» Замешательство длилось не долго, справившись с собой она лучезарно улыбнулась и взяла Сэя за руку с наигранной укоризной взглянув на того: - Не совсем так. Мы договорились, что поженимся, только если ты привезешь мне свадебный подарок из Черхавла. - в глазах девушки плясали озорные искорки, она знала, что это- невозможная задача. Из призрачного путешествующего города невозможно ничего вынести, по тому что все и все в нем по сути- иллюзии. В сущности это могло быть трактовано как «нет», поданное в красивой обертке.- В противном случае, ты показываешь мне как выбраться из этого прекрасного места.

Йотори Асаори: У будущей супруги Сэя Асаори явно наличествовали зачатки ясновидения, а так же все признаки того, что эта юная леди может стать особой утонченной. Сэй оценил деликатность ядовитой фразы своей невесты. Но увы, Орли слишком мало знала своего жениха, чтобы смирится с тем фактом, что слово «нет» сэр Асаори понимает только тогда, когда это соответствует его желанию, в какой бы изысканной форме оно не преподносилось. В самом деле, сложи рыжеволосая девчонка с озорными глазами, лапки, и начни соглашаться со всеми идеями Сэя, кейифайю это наскучило бы быстрее, чем леди озадачилась бы резонной мыслью о том, а будет ли у нее возможность успеть обзавестись достойным свадебным нарядом. - Да, да, так, что перед тем, как мы с Орли отправимся в сердце пустыми Хмиро, я изменю завещание, чтобы вам было не скучно, любимые мои. Так, что вам будет не скучно! Поддержка кейифайя – сомнительное удовольствие. Сэй понял, что своей ложью девчонка открыла путь для прихотливых чар так, что он имел полное право обрушить на сознание леди череду образов, столь же ярких и правдоподобных, как этот город-наваждение. Но он не был жесток настолько, чтобы погрузить эту, по сути, беззащитную девочку в мир нескончаемых грез, да и не нужна ему была жена, опутанная наваждениями. - Милая моя, в следующий раз лучше скрепляй договоры с кейифайями чарами, а не полагайся на то, что твои выдумки могут кого-то из нас дискредитировать, - тихий голос эльфа взглянувшего сейчас на свою избранницу, был ласков, а в глазах плясали смеющиеся огоньки, - когда люди говорят то-чего-не-было, свет их искры меняет свой оттенок. И это видно, как наяву. Сначала нужна легкая петля чар, которая уронит в сознание другого картинку неслучившегося, так, чтобы разум поверил в то, что не-событие имело место быть. Я научу тебя, Орли, просто доверься своему желанию остаться со мной, и поймешь, что Черхавла – далеко не предел невозможного. Фраза о завещании стерла улыбки с лица обожаемых потомков Сэя Асаори. Каждого из находившихся здесь держала надежда на солидный кусок наследства, притом не из того барахла, которым были наполнены комнаты, а из старых сокровищ кейифайев, о которых, как водится в таких семьях все знали, но никто в глаза не видел, кроме Сэя, разумеется. Видели лишь два браслета, один из которых носил сам глава семьи, рассказывая, что тот был подарен сестрой, а второй, парный первому доставался каждой леди Асаори в качестве подарка перед свадьбой. Оба браслета можно было снять только после того, как угаснет искра, ибо каждый из них был символом чувств, столь же долгих, как жизнь восторженных эльфов. Как правило, после оглашения очередного завещания Асаори-старшего, количество его родственников начинало сокращаться, потому что наследников было больше чем предметов в мифической сокровищнице Асаори. Йотори вовсе не хотелось стать свидетелем и участником новой грызни, виновницей которой оказалась бы эта зеленоглазая авантюристка. - Но бумагами мы займемся потом, - кобальтовый взгляд стрельнул в сторону юноши с белыми волосами, а сам эльф направился в сторону двери из трапезной, увлекая с собой девушку - Йотори, ты ведь не будешь возражать, если я воспользуюсь помощью Корро? Сэю было просто любопытно, чего такого умеет секретарь, что человек, ну или эльф, не в состоянии сделать сам со своими документами. Сэр Йотори еще не лишился рассудка, чтобы возражать дедушке, а потому этот вопрос решился быстро и мирно. - Мечта моя, комнаты для омовений там, и я даже не стану тебя задерживать дольше, чем нужно, чтобы привести себя в порядок перед тем, как выйти к столу. Если ты собираешься сбежать, - эльф посерьезнел, - не стану лишать тебя этой забавы, да и меня развлечет небольшая охота. В голосе синеглазого брюнета прозвучала вдруг такая скука, унылая тоска, словно даже гипотетическая охота на беглянку была ему заведомо скучна вне зависимости от результата. Как оказалось, очень небольшая часть бессмертной жизни, окрашена яркими красками мечтаний, стремлений, целей, и куда бОльшая – проходит в том, чтобы находить смысл для каждого нового дня, и потом с азартом предаваться воплощению своих сиюминутных «хочу», каждое из которых, будучи свершенным, тут же становилось ненужным мусором воспоминаний. Сэр Йотори, пробормотав, что не голоден, и извинившись, вышел из за стола, не вслушиваясь в комментарии родни по поводу леди Орли. Он прошел следом за Сэем и леди, желая узнать подробности из первых рук. Кейифай как раз покинул комнату для омовений, и сияя жизнерадостной безмятежностью с улыбкой поинтересовался у внука, проходя мимо, не является ли зубная боль причиной столь кислой физиономии Йотори, и не упуская момента обрадовал архивариуса, рассказав ему об участи амобилера. Визит к любимому дедушке был вполне обычным в череде тех редких случаев, когда Йотори наведывался в это поместье, окруженное садами. Как только Сэй ушел приводить себя в порядок перед обедом, Йотори постучал в дверь купальни, не горя желанием застать будущую бабушку в неглиже.



полная версия страницы